Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Бесы и одержимые


Помните знаменитое булгаковское "правду говорить легко и приятно"? Особенно, когда от этой правды корчит всевозможных бесов, а также, одержимых этими самыми бесами. Правда, кое-где, за правду можно и пострадать, например, за поребриком, где за оную можно схлопотать вполне реальный срок. Особенно, за покушение на то, что режим объявил сакральным, в частности, правду о Второй Мировой, о её начале, ходе, результатах и последствиях. Ныне же, накануне 80-летия с её начала, можно ожидать новых скандалов и скандальчиков, ибо бесы и одержимые ими весьма чувствительны к любому поползновению поколебать их символ веры.

Да, там, за поребриком эта тема двно перестала быть историей, а превратилась в подобие религии, со своими святыми, их житиями и своей версией событий, как и во всякой религии, имеющей слабое отношение к реальности. Впрочем, почему во всякой? В Ветхом Завете, например, исторической правды куда больше. Бесам же, захватившим власть в России, нужна некая цементирующая народ идея, формирующая в свою очередь сигнальную систему свой-чужой. Не веришь в таковую, значит - чужой, враг. А что цементирует нацию лучше, чем идея, ставшая верой, религией?

Отрицаешь догмы этой религии, значит - еретик. А с еретиками известно, как поступают. Таковой религией, повторю, и стала история Второй Мировой войны, где "воины света" спасли мир от "коричневой чумы". И не беда, что в своей ревнивой обидчивости, бесы всегда смешны и омерзительны - им не привыкать, главное - лишний раз показать одержимым, что они на страже догм своей бесовской религии, что они денно и нощно бдят и отслеживают любое покусительство на "святое".

Опубликовали, например, немцы, кстати, далеко не первые, правду о танковом сражении под Прохоровкой, крупнейшем, якобы, танковом сражении в истории. Одним из важнейших апокрифов, религии Великой победы. Из данной публикации, опирающейся, как и положено, научной работе, на документы, следует, что сражения-то, как такового, вовсе и не было, а было избиение. Немцы, потеряв всего 5 машин, уничтожили более ста советских танков. Разгром явился прямым следствием глупости и некомпетентности советского командования, в частности, генерала Ротмистрова. Что тут началось! Бесов начало трясти прямо, как вампиров от запаха чеснока. Сейчас же был заявлен протест на самом высоком уровне, да и вообще, как заявили бесы, вам, немцам, следовало бы помолчать, потому как, в конце концов, были биты.

Как всегда, за скобками остаётся мелочь, как были биты, какой ценой и с чьей помощью. А вот, кстати, о помощи, ша. Сами и разбили супостата, в одиночку. Ну хорошо, разбили бы, и так бы справились. Хотя информация о поставках союзников есть в свободном доступе, бесы упорно раздувают щёки и утверждают, что помощь, может она и была, да так, по мелочи. А потому, за этот самый ленд лиз по сей день не рассчитались. Проще говоря, кинули, к чему им, бесам, не привыкать.

Ну, с бесами-то всё понятно. Они врут вполне осознанно, имея цель держать в повиновении одержимых. Вот с последними - проблема. Нет, с основной массой одержимых тоже всё ясно - охлос слышит и верит именно тому, что он хочет слышать, не слишком напрягая свои несложные мозги. История войны, особенно, того эпизода, который они именуют Великой Отечественной, в их варианте, прекрасно укладывается в общую идеологическую парадигму путинского фашистского режима. "Мы русские, с нами Бог" - это название соловьёвского опуса вполне соответсвует мироощущению российского гопника, каковыми, стараниями режима, является изрядная доля популяции Зазеркалья. А раз с нами Бог, то мы вправе делать, что хотим, ибо всегда правы. А потому и "крымнаш", и кругом фашисты, а внутри - агенты Госдепа, которые спят и видят, как бы разрушить Россиюшку. А потому, тогда, в ту войну, мы, как водится, всех спасли, а они, свиньи и предатели, не хотят нам быть по гроб благодарны.

Будучи в своём праве, а главное, в силе, мы тогда прижали не только немцев, но и землицей приросли, указав на их место неблагодарным прибалтам, хохлов прищучили, а также посадили у власти в соседних странах своих людишек. В тех самых, нами спасённых. Ибо, ежели мы кого спасаем, то ожидаем, в таком случае однозначной верности и покорности.

Беда, однако, в том, что у значительной части вполне приличных и достойных людей, причём, не только там, за поребриком, вера, впитанная с детства, не даёт взглянуть правде в глаза, критически посмотреть на историю, поверить не глупым и пошлым догмам, а фактам. Таких, увы, тоже немало, и именно к ним, в первую очередь, уверен, необходимо достучаться, донести правду. Хотя бы, во имя тех, кто погиб, ибо их смерть, в первую очередь, на совести тех, кто реально эту войну развязал - на руководстве той страны, где мы имели несчастье вырасти.

Разумеется, одержимые, принимая весь официальный зловонный бред за чистую монету, совершенно искренне требуют от всех остальных не менее искреннего почтения к своей истории, своей роли, так, как её представляет официальная религия Великой победы. Потому и исходят ядом "патриотические" сайты, когда в соседних странах сносят очередного истукана, поставленного оккупантами, убирают капища этой религии. Ибо "освободители" принесли с собой именно оккупацию, сменив коричневую чуму красной.

Не было ещё события в истории человечества, вокруг которого было бы нагромождено столько лжи, сколько вокруг Второй Мировой войны. И ложь эта исходит из одной страны, для которой жизненно необходимо, чтобы правда никогда не всплыла на поверхность. Особенно это важно для нынешнего фашистского режима, где религия Великой победы является одной из важнейших идеологических составляющих, где вера в её догмы есть тест на лояльность маленькому недофюреру.

В преддверии юбилея мы, не сомневаюсь, услышим немало новой лжи из Зазеркалья. Вон, недавно даже Кадыров разразился статьёй, где гневно порицал тех, кто, якобы, хочет переписать славную историю "Великой" победы. Тем важнее говорить правду. Ту правду, которая очищает, которая, не сомневаюсь, в конце концов победит и вобьёт последний гвоздь в гроб истинной Империи Зла - СССР. Вот только случится, это, увы, нескоро.

А до тех пор, повторю, надо делать всё, чтобы донести правду. В память о тех, кто сгинул в той гекатомбе. Ибо их кровь и на руках Советского режима. Причём, не в меньшей степени, чем на немецких руках. И что чрезвычайно важно - немцы, пережив национальную катастрофу, пережили не менее важное чувство - национальный стыд за содеянное. Стыд, который не ведом и небыл ведом русским. А чего им стыдиться, ведь они победители. Падение Советского Союза тоже не привело их в чувство, а лишь озлобило. Они ощутили себя преданными и обделёнными. И не будет им спасения, так и останутся они одержимыми бесами, пока сами не ощутят стыд. Стыд за свою историю, за своих отцов, да и за тех самых "дедывоевали". За всё начиная с Октябрьского переворота, откуда и начался путь к кошмару Второй Мировой. Пока не поймут, что говорить о великой истории, о "славных" свершениях, просто неприлично. Простите, как испортить воздух на званном обеде. Да, подлинно свободным людям нужна правда, какой бы тяжёлой и горькой она не была. Правда о том, что с самого своего основания большевистский режим имел планы мирового господства и готовился к войне. Что у людей не было самого необходимого, они умирали с голода, но страна имела самую большую и лучше всех вооружённую армию в мире. О том, что именно Сталин привёл Гитлера к власти, видя в нём "ледокол революции". О том, как сговор двух фашистских диктаторов открыл дорогу мировой бойне, как они поделили, разодрав на части Польшу и проводили новые границы в замершей от ужаса Европе. Как Советский Союз напал на маленькую Финляндию и получил по зубам, как оккупировал Прибалтику, часть Румынии, как расстрелял польских офицеров в Катыни.

И о главном - как собирался Сталин ударить в спину своему заклятому дружку Алоизычу, да опоздал на пару недель, фюрер ударил первым. Как драпала от врага "непобедимая и легендарная" и как этот драп был остановлен заградотрядами. Про то, как с помощью союзников, ценой неисчислимых потерь, почти буквально, завалив врага трупами, вырвали победу. Как уничтожили свободу "спасённых" и "освобождённых" народов, как убивали пытали, ссылали литовцев, эстонцев, украинцев.

О многом ещё следует рассказать правду. Но этого мало. Люди должны принайть её, как бы не было больно и обидно. И тогда сгинут бесы. И освободятся, наконец, одержимые ими.

Мир Мартина Лютера


Ровно 500 лет назад, 31-го октября 1517 года, доктор теологии и монах-августининец Мартин Лютер прибил к дверям Замковой церкви в Виттенберге свои знаменитые 95 тезисов, где он оспаривал практику продажи индульгенций и эксклюзивное право римских пап прощать грехи. Он утверждал, что единственным непререкаемым авторитетом является священное писание. Несмотря на то, что на момент написания этих тезисов Мартин Лютер всё ещё отождествлял себя с католичеством, сам факт их появления, вызвавший резкую критику в Риме, привёл к расколу церкви, что в свою очередь привело к череде религиозных войн в Европе.

Лютер же, оказался выразителем интересов нового класса - буржуазии, которую более не устраивал диктат католической церкви, тормозивший развитие промышленности, а стало быть, препятствовавшей их обогащению, и как следствие, процветанию общества в целом. Вместе с расколом церкви, образованием новой конфессии, родилась и новая этика - каждый человек сам несёт ответственность за свою судьбу и свои поступки перед Б-гом. Протестантизм стал религией нарождающегося капитализма, в свою очередь породившего новую систему взаимоотношений между людьми и новую систему ценностей. Вера в Б-га, личная ответственность и упорный труд - вот залог человеческого благополучия.

Да, сообразно времени, протест против устаревших, тормозящих экономическое развитие законов и норм был облечён в религиозную оболочку. Да в те времена и не могло быть иначе. Буржуазии, всем деятельным, предприимчивым, трудолюбивым людям нужен был новый этический кодекс, и они его получили в рамках новой религии. Человечество вступило в новую эпоху - эпоху капитализма. Старый мир, тем не менее, упорно сопротивлялся. Последующие два века отмечены почти непрерывными религиозными войнами между католиками и протестантами. Старая, феодальная Европа не хотела без боя уступить место новому миру.

Многие протестанты, в первую очередь пуритане, уплывали в поисках лучшей жизни в Новый Свет. Жизни более справедливой, основанной именно на их этике. Уплывали, дабы на новых, ещё не освоенных землях начать жить по своему разумению, так как диктует им их вера. Тяжким трудом они построили свою страну, которая теперь зовётся Америкой. Страну, которая стала такой, какая она есть именно благодаря тому, что те, кто её создал, её отцы-основатели жили и строили её, основываясь на принципах этой новой морали - честного и тяжёлого труда, личной свободы и права выбора.

Совсем не случайно именно протестантские страны оказались наиболее развитыми и успешными. Штаты, Англия, север Европы - там, где в своё время победила Реформация, и по сей день лидируют в мире. Единственное, что нужно добавить - ПОКА лидируют. Собственно говоря, потеря ими этого лидерства, значила бы и потерю всеми нами того мира, в котором мы живём. Мира, который, к величайшему сожалению, многие из в нём живущих, вовсе не боятся потерять, а наоборот, делают всё возможное, чтобы он поскорее исчез. И если такое когда-нибудь случится, вина за это несчастье ляжет прежде всего на них, на тех, кто ныне, страдая странным комплексом вины, пинками подталкивает западный мир к пропасти, топча сами принципы, когда-то заложенные отцами-основателями. Простые, на самом деле, принципы, ибо основой их была Библия.

Так уж сложилось, что Запад всегда противостоял Востоку. Именно с Востока пришли варвары в Римскую империю, а несколькими веками позднее, опять же с Востока, из аравийских пустынь, пришла следующая волна завоевателей - арабов. Последние захватили Испанию, разорили часть современной Франции, но были остановлены Карлом Мартеллом в битве при Пуатье. Но и после этого арабская экспансия в Европу не была остановлена. Они захватили Сицилию, высадились в Италии, даже осадили Рим. Веками они наводили ужас на средневековую Европу. Поэтому, крестовые походы, из-за которых также страдают ныне комплексом вины отдельные, наиболее "продвинутые" европейцы, вовсе не были неким актом неспровоцированной агрессии, просто, в очередной раз замкнулся круг исторического насилия. И глядя из нашего далёка на те давние события, иногда остаётся лишь пожалеть, что эти походы не увенчались успехом. По крайней мере, зная сейчас, какую угрозу современной цивилизации ныне являет Ислам.

История же исламской экспансии в Европу долгая и кровавая, продолжалась до конца 17-го века. Последний раз турки дошли до Вены и осадили её в 1683 году. Тогда врага удалось остановить лишь коллективными усилиями нескольких европейских держав, объединившихся против общего врага. Исламская угроза западному миру никуда не делась. Просто, ислам, тогда, в те далёкие времена, постепенно слабел, а слабея, замыкался в себе, зацикливался на своих внутренних проблемах, давая Западу передышку, которая растянулась почти на 3 столетия. Последним всплеском агрессии ислама, попыткой атаковать западный мир, можно считать восстание Махди в Судане. Но в целом, тогда, на долгие годы ислам признал, что он слабее и затаился.

Интересный факт - там, где сейчас бесчинствуют исламисты, в таких странах, как Ливия, где действует ИГИЛ, т.е. на территории Сирии и Ирака, каких-то 80 лет назад, в годы Второй Мировой войны, никто и слыхом не слыхал ни о каком радикальном исламе. Там рулили европейские страны, они же и разбирались между собой. Радикальный ислам поднял голову именно тогда, когда Запад решил уйти. Уйти, весьма произвольно нарезав границы вновь родившихся арабских стран, тем самым создав множество проблем, с которыми ему же сейчас, хочет он или нет, приходится существовать, и даже, чего ему абсолютно не хочется, пытаться их решать. Хуже того, ислам вновь атакует Западный мир. Всё вернулось на круги своя.

Мир, созданный наследниками Мартина Лютера, такой рациональный и удобный, находится на острие атаки другой цивилизации, абсолютно чуждой, отвергающей всё то, все те принципы на которых стоит христианский мир. То, что происходит сейчас, является именно вторжением, агрессией против Западного мира. Доля арабского, мусульманского населения в некоторых европейских странах достигла уже 10%, а в отдельных городах "мигранты" составляют уже большинство. Но и это лишь часть проблемы. Они привезли с собой войну. Войну, в которой нет линии фронта, войну, имя которой террор.

Ислам - это не только и не столько религия, сколько образ жизни. Тот образ жизни, который они пытаются всеми силами навязать нам. Корни этого в самой сути ислама, отвергающего всякий индивидуализм, подменяющего личную ответственность коллективной, а самое главное, отрицающей за иноверцами право на существование. Мы находимся под постоянной атакой дикой и тёмной силы, искренне и истово нас ненавидящей и стремящейся нас уничтожить. Беда в том, что в нашем мире исчезает постепенно воля к выживанию. Исполненные ложного чувства вины, многие на Западе даже заявляют о готовности уступить историческую сцену Исламу. Договорились до того, что считают джихад допустимым, если он "оборонительный". Но ведь ещё Усама Бин Ладен говорил, что война с Западом это и есть тот самый "оборонительный" джихад. Запад является с их точки зрения агрессором уже в силу самого факта своего существования, тогда как каждый правоверный знает, что весь мир принадлежит ему.

Я много раз говорил, что нельзя обвинять крыс в том, что они крысы. Виноваты те, кто из ложного чувства гуманизма, не хочет их давить и травить, а наоборот, пытается взять их под защиту. Христианская цивилизация, мир созданный в Америке наследниками Мартина Лютера, находится под угрозой прежде всего по той причине, что утратил самое главное, что сделало его таким - напор и волю к жизни. Массовые протесты против Трампа, личности, возглавляющие его, вроде небезызвестной Линды Сарсур, зелёные знамёна и вопли "Аллах Акбар" в рядах демонстрантов - всё это говорит о готовности сдаться врагу. Той самой готовности, которую уже показала предыдущая администрация. Поэтому такую ярость вызывают попытки Трампа, довольно робкие, кстати, изменить ситуацию. Весь левый американский истеблишмент восстал против его решения временно закрыть доступ в страну выходцам из шести наиболее опасных с точки зрения террора исламских стран. Такой же критике подвергаются его нынешние планы отменить розыгрыш лотереи Грин Кард, в нынешнем виде, открывающей путь в Америку абсолютно любому, которому повезло выиграть. Любому, включая того, кто устроил последний автомобильный теракт в Нью Йорке.

Они оказались удивительно едины, нынешние идиоты доброй воли, всевозможная левая нечисть и исламисты, и те, и другие одержимые ненавистью к современному миру. Всё возвращается, вернулась и опасность, исходящая с Востока. Это не единственная беда, не единственный вызов западной цивилизации. Есть ещё и путинская Россия, и я не сомневаюсь, что есть связь и здесь тоже, слишком много общих целей на Западе у русских, и у исламистов.  Христианская, точнее, иудео-христианская цивилизация, мир, у истоков которого стоял Мартин Лютер, а после него - отцы-основатели США находится под угрозой.  Самое же страшное, что ржавчина разъедает его изнутри. Всевозможные BDS, антифа и прочая шушера готовы открыть ворота врагу. Да что там готовы, уже открыли, а значит те самые 95 тезисов Лютера просто отданы на подтирку этой нечисти. Всего-то 500 лет как ...Зелень ползёт по миру.  

Кто виноват


На улицах испанских городов, там, где произошли очередные теракты, наверное, уже смыли кровь. Все, кто мог, уже выразили соболезнования, и, разумеется, осудили. Ко всему этому, как ни страшно, можно добавить - привычно убрали последствия и привычно осудили. К этому ужасу, и это самое отвратительное, действительно, мир начинает привыкать. Нас приучили. И снова, встают те самые сакраментальные русские вопросы: что делать, и кто виноват. Беда только в том, что при всей очевидности ответов на них, никто, кроме, разве что, по-детски непосредственного Трампа, написавшего в своём Твиттере о пулях, вымоченных в свиной крови, никто не хочет эти ответы давать. Конечно, свиной кровью делу не поможешь - какой-нибудь мулла издаст фетву о том, что шахиду эта кровь на пути к гуриям не помеха. Но Трамп, хотя бы, назвал вещи своими именами.

Итак, начну со второго вопроса. Да, враг, как и любой враг, виноват. Как любой другой, кто приходит в твой дом с намерением убивать. Но всё дело в том, что есть кое-кто, к кому можно предъявить гораздо большие претензии, чем к тем, кто совершил теракт, и даже к тем, кто их послал. В конце концов, идёт война. Мировая война, третья или четвёртая, кому как нравится. Да, она отличается тем, что нет в ней ни фронта, ни тыла, что полыхнуть может везде, в любой момент. Идёт война между современным цивилизованным миром и средневековьем, воплощённом в "мирной религии ислам". И не надо рассуждать, как некоторые, что ислам переживает подростковый период, как молодая религия, что он когда-нибудь это перерастёт и т.д. На ожидание нет времени, а жизни, которыми приходится платить - слишком дорогая цена. Да и есть ли шанс на это самое взросление? Ислам начался с агрессии, с завоевательных походов, а прекратил в своё время таковые исключительно по причине своей слабости. Но вот прошли столетия, и они снова говорят о халифате. Мозг мусульманина работает точно так же, как он работал во времена пророка.

В который раз повторю, и сам за собой, и за многими другими - имеет место столкновение цивилизаций, по сути своей абсолютно несовместимых, а значит, по определению, не имеющих шансов на сосуществование. По крайней мере, в одном географическом пространстве, каковым является Западный мир. И вот здесь и коренится причина трагедии этого мира - мусульмане осознают эту несовместимость и по-своему пытаются эту проблему решать. Методами, которые для них понятны и очевидны. Тот мир, который им чужд, непонятен, а стало быть, враждебен, необходимо уничтожить. На немусульман никакие законы морали не распространяются, а потому их можно и должно убивать, невзирая на пол, возраст и прочие глупости. Ведь весь мир по праву должен принадлежать правоверных. И это не вопрос веры. Это вопрос знания, и они это знают. Все. Без всяких присказок о радикальном исламе. Другого не имеется в наличии. Им легче. Они не боятся умирать, потому что, опять-таки, знают, что ТАМ. Главное, умереть не просто так, а захватить с собой как можно больше врагов. Право, хорошо быть чуждым всякой рефлексии. Тогда цели ясны и понятны.

Значит, гораздо большая вина лежит на тех, кто цели хочет размыть и затуманить, более и хуже того, сказать, что таковых нет вовсе. Тех, кто, теоретически, находясь по другую сторону линии фронта, пытается уверить, что никакой войны, на самом деле, нет. Вина, самая большая вина, на тех, кто отрицает войну цивилизаций, пытается, и увы, не без успеха, заставить и без того дезориентированное и напуганное общество поверить, что всё идёт нормально, и что террор не носит систематического характера. Что "террор не имеет религии и национальности". Да, вина в этой жуткой ситуации, и хуже того, в возможном поражении в войне цивилизаций лежит на левом истеблишменте, контролирующем прежде всего Европу, но имеющему влияние также в Северной Америке. На нём и на тьмах и тьмах полезных идиотов, бескорыстно и беззаветно разрушающих мир, в котором они живут, блаженных дураках, рассуждающих об общечеловеческих ценностях, об общности таковых и приверженности к ним вне зависимости от культуры. Сколько раз жизнь тыкала их носом в зловонную субстанцию, а они по сей день повторяют свои мантры. Вот вам и весь ответ на вопрос "кто виноват?"

Но ведь так не хочется думать, что саморазрушение, как затаившаяся злокачественная опухоль сидит внутри западной цивилизации. Что леволиберальный морок пройдёт как страшный сон, уж после всего того, что случилось, так точно. Но увы. И если левый истеблишмент кровно заинтересован в дальнейшем притоке мусульманских иммигрантов, как своих потенциальных избирателей, если его интерес чисто шкурный, то, что прикажете делать со всеми этими полезными идиотами, типа того же Майкла Мура или Ассанжа, всеми этими Ноамами Хомски? Левая демшиза всеми силами старается разрушить наш мир, находя в самом процессе какое-то странное упоение. Да и в одних ли мусульманах дело? Правление Обамы, ещё раз напомню, запретившего говорить о терроре, как об исламском, придало силам, разрушающим западную цивилизацию изнутри силу и уверенность. Не потому ли они так бесились, да и сейчас бесятся по поводу победы Трампа?

Самое страшное, что левая сволочь становится всё организованнее и агрессивнее, переходя к открыто насильственным действиям. Совершенно безобразная история со срывом выступления Мило Янопулоса в Беркли, когда полиция была вынуждена его эвакуировать, спасая от разбушевавшихся "людей доброй воли" из Антифы. И то, что происходило в Шарлотсвилле - уже прямое покушение на все те ценности, на которых стоит Америка. В конце концов, на тот национальный консенсус, который выработался в стране по отношению к Гражданской войне, одним из героев которой был генерал Ли. Тот самый, из-за злосчастного памятника которому и разгорелся весь сыр-бор. Левым идиотам неймётся и они, как всегда, проталкивая свои бредовые идеи, врут, передёргивая историю. Не была Гражданская война войной за уничтожение рабства, равно как и сам Ли не был сторонником рабовладения. Я думаю, исходя из его биографии, этот вопрос, вообще, интересовал его в последнюю очередь. Да и не суть важно это в данном случае. Важен сам факт растущей агрессивности левого дискурса. Они и день Колумба хотят запретить, как день оскорбляющий нежные чувства американских индейцев.

Самое интересное, что весь этот сброд, в своём антизападном, вернее сказать, антицивилизационном запале, готов объединиться с кем угодно, с любым сбродом, в частности, с чёрными расистами из "Black Lives Matter". Это звучит как глупый анекдот, но футболки с надписью "All lives matter" были изъяты из продажи, как расистские. То же самое касается и отношения подобной публики с Россией. Здесь, нужно заметить, левых всегда непонятным образом завораживала эта страна, а теперь, собственно, как и всегда, есть ещё и идейные точки соприкосновения - активное антизападничество. То, что всегда было, по крайней мере, объяснимо для России - ненависть и неприятие Запада, абсолютно алогично для живущих на этом самом Западе левых, но тем не менее. Вот и Ассанж на днях отказался публиковать информацию о российских кибератаках.

И если полезные идиоты не хотят видеть террористической опасности, несмотря на всё происходящее, если своими идиотскими действиями и призывами они способствуют её усугублению, Россия вполне открыто поддерживает такие террористические организации, как ХАМАС и Хезболла, а значит, её тоже можно добавить к списку тех, кто поддерживает террор. Причём, если полезные идиоты делают это по глупости, то русские вполне сознательно.

И главное во всём этом, действительно, найти ответ на вопрос "кто виноват", пусть он и лежит на поверхности. Осознать, откуда исходит зараза, и тогда будет легче ответить на вопрос "что делать". Ответ же на него прост - выжить. Исходя из простого принципа - двум цивилизациям, нам и им нет места на одной территории. Они пришельцы и чужаки, но это только полбеды. Беда же в том, что они считают нашу землю своей, отказывая именно НАМ в праве на существование, стараясь превратить жизнь в нашем же доме в ад. Они знают, что вместе нам не жить, а потому вытесняют нас везде, где только могут. На самом деле, вопрос поставлен предельно просто. Мы или они. Наша же беда в том, что мало кто может взять на себя смелость дать вразумительный ответ. И это страшно.

Несправедливость


Каждый раз удивляюсь, насколько несправедлива история, вернее сказать - человеческая память, благодарная и добрая к одним, тем, кто этого вовсе не заслуживает, и недобрая к другим, часто также незаслуженная. Причины тому могут быть самые различные, но в целом, справедлива максима о том, что историю пишут победители, или же те, кто в данный момент находится у власти. Вот и оказываются героями или великомучениками те, кто таковыми, на самом деле никогда не был, а другие - несправедливо обвинёнными. И полнится история злодеями стараниями историков и писателей. Как стали, например, таковыми, с лёгкой руки Шекспира Ричард 3-й и Макбет. Сделано это было в угоду тогдашней политической конъюнктуре, ибо гении тоже люди, со всеми присущими им слабостями, такими, как желание угодить власть имущим. И мало кто теперь, кроме, разве что специалистов, знает, что подлинный, исторический король Макбет звался в народе "Makbeth the blessed", Макбет благословенный. Или, что король Ричард вовсе не был таким кровавым выродком, каким он выведен Шекспиром.

Чаще же, тем не менее, бывает наоборот - злодеи, тираны, всевозможные выродки и ничтожества предстают героями, исполненными добродетелей. Это естественно, ибо история человечества, преимущественно, жестока и кровава, а потому в ней больше персонажей сугубо отрицательных. Также понятно стремление тех, кто эту историю пишет, особенно, если они служат власть имущим, представить прошедшие события в духе, комплиментарном режиму. И если таковой режим всегда утверждал, да и продолжает утверждать, что история была славная, была полна великих деяний и свершений, то и быть по сему. А значит и те, кто её вершил, тоже великие и славные, а потому, сообразно духу времени, заслуживают причисления к лику святых. В России, по крайней мере, всегда было так. Просто, в советское время, пантеон святых выглядел и назывался несколько иначе, чем до и после него.

Как-то уж так вышло, что именно русские святые менее всего заслуживают святости, исходя из их деяний, но именно русская история, как никакая другая ими богата. Начиная со "святой и равноапостольной" княгини Ольги, которая меньше всего являлась таковой. Язычница, по меньшей мере 3 раза прошедшая обряд крещения, она была человеком своего времени, дикого и тёмного и к вопросам веры подходила с позиций языческого прагматизма, меняя её в зависимости от сиюминутной политической выгоды. Но ведь такой образ княгини никак не вписывается в благостную, сусальную картинку русской истории, а потому и живёт уже в веках образ мудрой и благочестивой правительницы, первой христианки на Руси.

Меньше всего заслуживает причисления к лику святых Владимир Красно Солнышко - насильник и убийца, типичный варварский правитель своего времени. Настолько же лжива и официальная легенда о том, как князь выбрал православие в качестве новой официальной религии Киевской Руси. Зато, в русских летописях есть другой кровавый палач - Святополк, прозванный окаянным, который таковым, скорее всего, вовсе и не являлся, а обвинение в убийстве Бориса и Глеба следует предъявить его сопернику Ярославу, не менее незаслуженно получившему прозвище Мудрый.

Александр, прозванный Невским - это особый разговор. Он занимает отдельное место в российской, а также в советской мифологии. Орден Александра Невского придуман Сталиным в самые тяжёлые, трагические для Советского Союза дни Второй Мировой войны, как награда полководцам за особые боевые заслуги. Притом, что сам князь - одна из наиболее зловещих фигур в кровавой и жестокой русской истории. И дело не только в том, что приписываемых подвигов он вовсе не совершал. Что, скорее всего, не было никакой Невской битвы, а знаменитое сражение на Чудском озере было мелкой пограничной стычкой. Не был Александр "защитником земли русской", а как раз наоборот - верным слугой захватчиков, ханов Золотой Орды, к которым ездил на поклон. Он ходил вместе с ордынцами на Новгород, а войдя в город жестоко расправился с непокорным населением "овому носа урезаша, а иному очи выимаша". Александр Невский сознательно пошёл на союз с монголами, чтобы использовать их для укрепления личной власти. В долгосрочной перспективе его выбор предопределил формирование в России деспотической формы правления, той, которую ныне многие называют ордынской.

Да, историю пишут победители, и представляют её в выгодном именно для себя свете, дабы обосновать именно тот характер государства, именно тот способ правления, который они установили. Это, разумеется, относится прежде всего к тоталитарным государствам, к каковым всегда относилась и продолжает относиться Россия. И да, именно по этой причине канонизируются, каждый раз в духе своего времени, всевозможные выродки, палачи, садисты, те, кто всеми силами способствовал становлению такого государства. Те же деятели, которые стремились придать стране другой вид, направить её по-другому, более человечному пути. Кровавый выродок Иван Грозный почитается великим государем, так же, как и Пётр 1-й, уморивший четверть населения страны, зато память о Лжедмитрии, Василии Голицине, о тех, кто пытался провести в стране мягкие реформы, чуть ли не проклята.

Недавно Андрон Кончаловский, желая польстить Путину, сказал, что тот-де, вначале сам был западником, но вот народ ему попался не тот, народ не понимает и не приемлет демократию и всегда готов делегировать власть одному правителю. Не думаю, что офицер КГБ мог быть западником, это заведомый нонсенс, но вот, что касается второй части утверждения, Кончаловский безусловно прав. Русский народ не приемлет и не желает никакой свободы и демократии, ибо и то и другое подразумевает личную ответственность и право выбора. Русский же человек от века привык жить умом барина, каким бы извращённым и мерзким этот ум не был. Потому и были всегда непопулярны те, кто хотел изменить такой порядок вещей. Потому и ныне побеждает во всех опросах Сталин, оставаясь самой популярной личностью в истории России. И как-бы официальная РПЦ не отнекивалась, стремясь сохранить остатки лица, инициатива причислить самого страшного злодея в человеческой истории к лику святых идёт из "самой толщи народной".

Так же, как сейчас, самую горячую народную поддержку встречает борьба дуры Поклонской с фильмом Учителя "Матильда". Страшно ведь не только мракобесие, идущее сверху. Не менее, если не более страшно встречное движение снизу. Это ведь именно для них пишется эта самая история, именно для них и с их радостного согласия уроды и мерзавцы оказываются национальными героями. И так уж вышло, что именно в России, стараниями, как верхов, так и низов, история наиболее несправедлива, как к мерзавцам, вознося их на самый верх в национальной памяти, так и к тем, кто пытался сделать эту несчастную страну лучше.

Страшно, ещё раз повторю, то, что в конечном итоге, эту лживую, несправедливую историю написали при полной поддержке и одобрении российского народа. И никого не смущает нынешний эклектичный вариант истории и идеологии, счастливо сочетающий тоску по советскому прошлому с почитанием российских самодержцев. И, кстати, в этом нет ничего странного - тоталитарный, имперский строй в этой стране оставался всегда. Вот и стал святым несчастный император, просравший страну, отдавший её на растерзание большевикам. И в этой его "святости", даже после смерти, не дают ему покоя, отказывая в праве на самое человечное - на любовь.

Они действительно страшны в этой уверенности в своей избранности, преданности палачам, косности и мракобесии. И история их, где палачи причислены к святым, тоже тому свидетельство. Вернее сказать, их версия истории. И они, такие как есть, в который раз скажу, опасны для окружающих, для всего нормального, цивилизованного мира. За это им рано или поздно, но лучше рано, придётся отвечать. Карфаген должен быть разрушен. Carthago delenda est.

Ассасины


Во времена крестовых походов на Востоке существовала секта ассасинов. В европейских хрониках они, однако, именуются низаритами, а прославились они тем, что в те стародавние времена практиковали жесточайший террор против своих противников, а также тех, кого им, говоря современным языком, заказывали. Управлял ими "Старец горы", имам, чьей резиденцией был замок Аламут на территории современного Ирана. Оттуда он руководил сектой, протянувшей свои щупальца по всему тогдашнему Ближнему Востоку. Для ассасинов не существовало ничего невозможного, оно могли настигнуть свою жертву где и когда угодно, убив её любым способом. Одной из жертв ассасинов был визирь Сельджукской империи Низам аль-Мульк, убитый по дороге из Исфахана в Багдад 14 октября 1092 года. Ассасин, переодетый нищенствующим монахом — дервишем, смог подобраться к паланкину визиря и нанести удар кинжалом.

Жертвами секты убийц становились и европейцы. Так, в 1192 году был убит Конрад Монферратский, который должен был через короткое время занять иерусалимский престол. Рядовые исполнители были фанатиками, целиком и полностью преданными "старцу горы" и беспрекословно выполнявшими его приказы. Задание надо было выполнить любой ценой, даже заплатив за успех собственной жизнью. Да они и не боялись смерти, ибо после неё им было гарантировано райское блаженство. В тех же европейских хрониках встречается описание, того, как отправляемым на задание ассасинам показывали "рай" - поили сонным зельем и приносили их в прекрасный сад, разбитый в тайном месте. Там было всё, как в "настоящем" раю. "Самые красивые в свете жены и девы были тут; умели они играть на всех инструментах, петь и плясать." Вкусив же "рая", они снова усыплялись и их переносили обратно. Имам, "старец горы", обещал им что они пребудут в раю навеки, если справятся с порученным. И они справлялись. Могли годами жить рядом с будущей жертвой, входили в доверие, чтобы в нужный момент нанести смертельный удар. Гибли сами, но приказ "старца" выполняли, со спокойной душой отправляясь к гуриям. Но при всём фанатизме рядовых членов секты, "старцы" были людьми сугубо земными и практичными, чуждые религиозному рвению остальных.

Были времена, когда ассасины терроризировали весь тогдашний Ближний Восток. Жестокость их потрясала современников, вызывая ужас даже в те, не самые вегетарианские времена. Закончилось же всё с приходом монголов, которые просто взяли, да и вырезали их физически, тем самым избавив мир от этой проблемы. Причём, замок Аламут, резиденция старца, стал их первой жертвой. "Старцем" тогда был Хуршах, молодой человек, унаследовавший власть от своего отца. Это был любитель вина и женщин, поощрявший интриги при своем дворе. Он мог бы ещё долго сидеть в своем замке, осаждённом монголами, но у него сдали нервы. Узнав, что ему лично обещана жизнь, он явился в 1256 г. в ставку Хулагу. Тот отправил его в Монголию, но хан Мункэ терпеть не мог изменников и приказал убить Хуршаха в пути. Так закончила своё существование эта секта, быстро и навсегда. По крайней мере, террором они больше не занимались. Хоть чем-то монголы оказались полезны, жестокие прагматики, лишённые всяких сантиментов.

Я вспомнил об ассасинах, слушая новости из Лондона об уже третьем по счёту теракте за последнее время. Вспомнил и подумал, как история может повторяться из века в век, каждый раз повышая градус ужаса и абсолютной, беспримесной жестокости, как бессилен оказывается цивилизованный мир перед лицом злобного фанатизма. Они, нынешние ассасины, также живут среди нас, ходят по нашим улицам, могут быть нашими соседями. Это самое страшное - никто не знает, где и когда рванёт в следующий раз и от кого следует ожидать опасности. Это может быть кто угодно, если речь идёт о мусульманах. Кстати, в случае с лондонскими террористами, можно было сделать кое-какие выводы заранее, исходя из их поведения. Так одного из них, предполагаемого террориста, 27-летнего мужчину, известного друзьям по кличке Абз, в 2016 году сняли в документальном фильме о радикальных мусульманах в Британии, он размахивал флагом "Исламского государства" в Риджентс-парке в Лондоне. Кроме того, на другой видеозаписи убитый был запечатлен рядом с двумя исламскими проповедниками, хорошо известными британским спецслужбам своими экстремистскими взглядами. Также, по словам одного из друзей подозреваемого, он пытался вовлечь в радикальный ислам маленьких детей в парке, угощая их конфетами и давая деньги. Знакомые как минимум дважды жаловались на него в полицию. Какие последствия всего этого? Никакие, если не считать семерых убитых на Лондонском мосту.

Мир ещё раз столкнулся с ассасинами. Молодые фанатики-убийцы и самоубийцы всеми силами стремятся в рай, к вожделенным гуриям, пытаясь прихватить с собой как можно больше невинных людей. Хотя, почему невинных? Они виновны в том, что они не мусульмане. И мир снова замер в тоскливом ступоре, не понимая, как дальше существовать со всем этим. Более того, нам пытаются внушить, что нет поводов для беспокойства, а тем более, паники, как сказал мэр Лондона Садик Хан. Ну, положим, паниковать, действительно, не надо. Надо действовать. Надо защищаться, более того - переходить от обороны к наступлению. Надо прекратить, наконец, эти тоскливые мантры про террор, который не имеет религии и национальности. Очень даже имеет, и религия эта всем известна. А если враг известен, то его надо, по крайней мере, изгнать. Я ни в коем случае не призываю к физической расправе над теми, кто ЕЩЁ не совершил актов террора, но должен быть выработан хоть какой-то механизм защиты. Нельзя, замерев от ужаса, как кролик, сидеть и смотреть на приближающегося удава. Нельзя допустить, чтобы достоинства, сильные стороны Западной цивилизации обернулись их противоположностью. Толерантность, свобода слова и самовыражения, в данном случае используются, как средства для её уничтожения. Сколько ещё несчастий, сколько смертей должно случиться, чтобы Запад понял, что искоренить террор можно только одним способом - прекращением иммиграции из исламских стран и тщательным просеиванием тех, кто уже оказался на Западе. Закрытием мечетей, в которых хоть единожды замечена пропаганда джихада. Высылкой всех мало-мальски подозрительных. А самое главное - неoбходимо уничтожить "старца горы", вернее - "старцев", где бы они не находились. Взять, наконец, на вооружение израильский опыт борьбы с террором, и да, точечных ликвидаций главарей террористов, в том числе и их "духовных" лидеров.

Просто, прийти к очевидному выводу, что, если мы хотим сохранить целое, необходимо отказаться от отдельных частностей. Не ждать, когда откажутся за нас, причём, от всего. Они над этим активно работают, ассасины. Может быть, требуются монголы? Кто ещё может убить "старца горы"?

...иная, может быть, святая вера...


Намедни Соловьёв в своей передаче сказал то, что все знали и говорили до него. Так что дело не в том, что один из главных пропагандонов Путина явил нам некое откровение, вовсе нет, важно то, что они сами признали имеющийся факт. "В России этот праздник – религиозный!" - так и сказал про день победобесия. Сам признался. Так что наравне с буйно прогрессирующим православием головного мозга у российской биомассы есть и вторая религия. Религия "Великой Победы". А значит ей присущи все атрибуты религиозного культа, как-то мессии, святые с их житиями, места богослужения, символы веры и прочая, и прочая. А также гигантский пантеон великомучеников, число которых колеблется от 27 до 42 миллионов - это уже зависит от степени фанатизма очередного проповедника. Я сейчас не хочу обсуждать насколько подло и непорядочно, само по себе, превращать колоссальные жертвы в объект религиозного поклонения и гордиться их количеством. Речь о религии, как таковой.
Религия эта, несмотря на святых, по сути своей глубоко языческая, ибо ничем иным, как погаными камланиями нельзя назвать ритуалы на их капищах, где адепты этой веры поклоняются всевозможным истуканам. Религия, вернее, отправление культа, сопровождается, в том числе, и мистериями, вроде "штурма Рейхстага", чем отличались прочие языческие религии, и всевозможными клоунадами, шествиями ряженных, мантрами и заклинаниями, типа, "дедывоевали" или "можем повторить". Есть, однако, у этой религии главный догмат и символ веры. А является таковым Жертва. По сей причине, чем жертва больше, тем вера истовей. Потому и нарисовалась недавно это цифра в 42 миллиона, ибо Жертва должна быть громадной. 27 миллионов их уже не устраивает. Я не думаю, что эти 42 миллиона имеют отношение к реальности, при всей кровожадности и безумной растрате людей сталинским режимом. Они там, по поводу этой величины говорят, что потери военнослужащих – 19 миллионов, гражданских – 23 миллиона. Первая цифра, пожалуй, близка к истине, об этом достаточно много уже писали. Вторая же - абсолютно нереальна. Для этого надо было проводить постоянный и тотальный геноцид, чего немцы, при всех их зверствах не делали.
Религия, она на то и религия, чтобы веровать, не взирая на её абсурд. А также на факты этой вере противоречащие. Впрочем, в таком случае - горе фактам и тем, кто таковыми пытается оперировать. По нынешним временам в России такое приравнивается к богохульству и чревато реальным сроком. А также, что свойственно любой религии - сами её адепты, понятное дело, белые и пушистые, равно, как и их святые, погибшие или претерпевшие исключительно по вине супостата. Да вы почитайте христианские жития святых, как они, сердешные терпели от злых язычников. А кто, простите, разрушил и разграбил прекрасные языческие храмы, кто убил Ипатию, кто, в конечном счёте, погубил античную цивилизацию? Ну да я отвлёкся. Вернёмся к нашей религии и к нашим же баранам.
Объявив себя спасителями мира от фашизма, сделав последний средоточием мирового зла, легко навесить на него ответственность за всё, даже за то, чего он не совершал. Как сказал САМ, нацизма-то у нас не было. А потому, мы, то бишь, они, там, за поребриком, правы во всём и во всём от проклятых фашистов пострадавшие. Кто думает иначе - еретик, и, стало быть, будет покаран. Как это и произошло с "Дождём" за чисто теоретический вопрос. Ну тот самый, помните - может имело смысл сдать Ленинград и не допустить миллиона жертв блокады. Это как сдать?! Это же святотатство. Ну, было бы на миллион умерших меньше, но ведь это НАШИ жертвы. Выживи они, как тогда? Что же - одной святыней меньше? На костях уже не попляшешь, не погордишься! Врёте, гады. А ведь, и то сказать, голода и людоедства можно было избежать. Создан он был искусственно, что многократно уже доказывалось с цифрами в руках. Но, опять же, врёте. Нам нужна блокада, нужны эти жертвы - нужны во имя всё той же религии Великой Победы.
Кстати, с Севера город блокировали финны. А почему? Потому что товарищ Сталин напал на Финляндию 25 июня 41-го, быстренько получил по зубам и откатился к старой границе, проходившей, буквально рядом с Ленинградом. Не полез бы, оставались бы финны нейтральными, глядишь, и не было бы людоедства в осаждённом городе. Но, опять же, кому такая правда нужна? А как же тогда жертвы, как наш символ веры?
Да, у веры этой нет единого бога, но есть пророки. Пророки, льющие елей в перемешку с ненавистью в Сети, из зомбоящика, со страниц газет. Елей на кости миллионов жертв и ненависть на тех, кто не готов камлать вместе со всем стадом, у кого другая память. Хотя нет, память, она одна - то, что, действительно было, а сусальные байки, жития - это, именно что вера. А у веры, желательно, чтобы был мессия. И таковой имеется. Тот самый, который "Имя Россия", тот, чью деятельность одобряет половина россиян - Сталин. По словам одного из основателей Изборского клуба "историка" Сергея Черняховского, Сталин для России - Иисус Христос, невинно распятый на ХХ-м съезде, а ныне воскресший.
Как интересно соединился цинизм главарей режима с фанатизмом и глупостью пророков новой религии. Собственно говоря, циники всегда с пользой для себя использовали истовую веру и фанатизм пастырей для окормления невзыскательной, легковерной и наивной биомассы. Просто, в данном случае, цинизм зашкаливает сверх всякой меры. Мало кто додумывался сделать религиозный культ на базе величайшего преступления, хотя, конечно, немало преступников в истории становились святыми, тот же Александр Невский, например. Но, чтобы преступление легло в основу всей религии, здесь они оказались первыми. И я уверен, останутся единственными.
Как всякая религия, эта весьма противоречива. С одной стороны, они "спасли" Европу, с другой, по словам того же Соловьёва, надавали ей "по сусалам". Здесь, кстати, прослеживается аналогия с другими религиями, вернее сказать, с их насильственным насаждением. Сперва "воины-освободители" принесли на штыках в Европу сталинизм, тоже, своего рода религию, а теперь, когда коммунизм издох, а "повторить" силёнок нет, они пытаются навязать "освобождённым" религию Победы, возмущаясь, что те смеют помнить, как всё было на самом деле и сносят истуканы "спасителей" и "освободителей".
Новая, жутковатая религия пришла в мир, заменив собой светлую и праведную скорбь по всем, сгинувшим в гигантской гекатомбе. Религия некрофилов, где в роли мессии, если вообще не бога, массовый убийца, тот, кто и развязал самую страшную войну в истории человечества. И главным ритуалом этой религии являются человеческие жертвоприношения.
Как писал Микеланджело "иная, может быть, святая вера опять всего святого нас лишит". Им это уже почти удалось.

Гелиогабал


В Риме, в начале 3-го века от Р.Х. правил император Гелиогабал, нанесший сильный удар по традиционной римской религии. Будучи, по отцовской линии, потомком жрецов финикийского бога солнца Элагабала, он установил его культ в Риме. В честь этого бога на Палатине был выстроен храм, где были собраны все священные для римлян реликвии, такие, как палладиум и огонь Весты, которым пришлось уступить первенство чёрному камню, олицетворявшему бога Солнца. Здесь, император, в роскошных сирийских одеждах, накрашенный, с подведенными глазами, ежедневно совершал богослужения, на которых были обязаны присутствовать все римские должностные лица. Церемония сопровождалась пением хоров девушек, совершавших при этом оргиастические движения. Но не это было самым страшным в правление Гелиогабала. По всей Италии, по его приказу, проводились человеческие жертвоприношения, ибо Элагабал и карфагенская богиня Танит, которых император торжественно обвенчал, требовали именно человеческой крови. В Рим, в своё время, завоевавший и подчинивший себе Восток, тот же Восток и вернулся, вместе со всеми его кровавыми богами.

На тот момент, тем не менее, римский дух оказался сильнее новых веяний, а потому, юный император, которому было всего 18 лет, был убит преторианцами, а труп его выброшен в Тибр. Самое имя его было предано проклятию. Тогда, в столкновении Запада и Востока, победа, пусть временно, оказалась за первым. Но история любит шутить и шутки эти, порой, бывают весьма грубыми. А потому, гелиогабалы, в том или ином виде, периодически возвращаются. Возвращаются именно тогда, когда Рим теряет ощущение реальности, когда храмы чуждых богов на Капитолии не представляются чем-то неуместным, а потому и опасным. Есть, впрочем, одно существенное отличие - Рим, в отличие от современного Западного мира, никогда не ощущал в себе чувства вины перед востоком - люди древнего мира были менее склонны к рефлексии, а потому, пока были силы бороться, не заморачивали себе голову прекраснодушными рассуждениями и не терзались абсолютно ненужными и излишними в данном случае угрызениями совести.

Да, время немного другое, другими стали Восток и Запад. Вернее сказать, Запад по-прежнему неудержимо притягивает восточных варваров, медленно но верно захватывающих его, расползающихся по нему, подобно омерзительным метастазам. Как известно, путь к излечению от любой болезни, это осознание таковой и желание излечиться, а самое ужасное, что может случиться при подобных обстоятельствах - это самовнушение, что всё-де в порядке, организм здоров, а потому, никакое лечение не требуется. Более того - любые попытки такового с негодованием отвергаются, как и случилось с абсолютно терапевтическими попытками Трампа хоть как-то взять под контроль приток "беженцев" из потенциально опасных стран. Ему, конечно, досталось тяжёлое наследство от его предшественника, вообще запретившего словосочетание "исламский терроризм", будто запрет упоминать проблему, называть её своим именем, означает отсутствие таковой, хотя, именно при нём, в годы его президентства, и состоялось больше всего террористических атак, начиная с Бостонского марафона. Повторю - во всём этом страшен не столько ислам, сам по себе, вернее, его носители, страшна реакция общества, не желающего осознать опасность и попытаться от неё защититься, хуже того, отвергающего любые попытки спасения, даже самые робкие.

Рим, в отличие от современного Запада, хорошо понимал ментальность варваров, а потому там никому бы и в голову не пришло рассуждать об общности тех самых "общечеловеческих" ценностей при различии культур. Римское гражданство в течение столетий оставалось большой ценностью, а покатилось всё под откос именно тогда, когда это самое гражданство получили все жители Империи, вплоть до самого последнего варвара. Кстати, одной из причин возмущения против Гелиогабала, среди многих прочих, было то, что он ввёл в Сенат выходцев с востока, из тех самых Сирии и Финикии, тем самым унизив его. Как интересно всё повторяется. Какие причудливые аналогии мы наблюдаем. В парламенты стран Запада приходят те же самые люди с Востока и вот они уже пытаются привести жизнь здесь в соответствие со своими нормами и представлениями. Но снова скажу - это ещё не самое страшное. Гораздо хуже то, что эти попытки, вообще, становятся предметом обсуждения и дискуссий, хотя, казалось бы, в этом отношении не может быть двух различных мнений.

Депутат канадского парламента от правящей Либеральной партии Икра Халид внесла на рассмотрение законопроект запрещающий любую критику ислама и негативные высказывания в его адрес. Я всё-таки, может быть, ошибочно, но надеюсь, что этот дикий закон не пройдёт, что даже у членов Либеральной партии, составляющей ныне парламентское большинство, хватит здравого смысла, а вернее сказать, не достанет идиотизма, этот закон принять. Хотя, конечно, сам факт такового законопроекта весьма показателен. Я уже много раз говорил, вернее, повторял известную истину, которую в упор не хотят признать идиоты доброй воли - любую уступку, да просто, человеческое к себе отношение, среднестатистический мусульманин воспринимает не иначе, как слабость, а значит, как приглашение к дальнейшим действиям. Вот уж точно, дашь палец, откусят всю руку.

Правительство Трюдо, и он сам, в первую очередь, делают всё, чтобы исламисты наглели всё больше, а их требования росли, что мы, собственно, и наблюдаем в истории с этим законопроектом. В отличие от консерватора Харпера, Трюдо всеми силами демонстрирует расположение к мусульманской общине, а в силу особенностей их ментальности, о которых я уже говорил, они воспринимают это, как поощрение их дальнейших, самых наглых требований. Впрочем, в случае с Трюдо, я уже ничему не удивлюсь, учитывая все его предыдущие действия. Да, всё тот же идиотский комплекс вины, когда, во имя странной интерпретации либеральных идей, именно либеральное правительство готово обсуждать закон, ограничивающий основные права человека, в данном случае, свободу слова. Это будет даже почище российского закона об оскорблении чувств верующих.

Гелиогабал снова пришёл в Рим. Более того - он тоже собирает свои человеческие жертвы, исламский террор пришёл в Западный мир, даже если Обама, а вслед за ним Трюдо, запрещают называть его таковым. Гелиогабал этот многолик, а потому бороться с ним очень трудно. Но, что много хуже, не наблюдается и особого желания. Наоборот, нас стараются убедить, что он безобиден, а потому не опасен, и вот теперь на полном серьёзе обсуждается закон о запрете его критики. А очередные братья Царнаевы, на деньги налогоплательщиков будут собирать свою скороварку, взрывать неверных. Но к исламу это не будет иметь никакого отношения. Он ведь вне критики. Критика запрещена.

Страсти по Зое


Те, кто жил или живёт в Израиле, наверняка слышали имя Иосефа Трумпельдора и его историю, вернее, официальный миф. Якобы, смертельно раненый, с пулей в животе, он сказал "Хорошо умереть за Родину". История, конечно, героическая, но весьма далёкая от реальности, о чём и возникла в стране, лет эдак 15 назад дискуссия. Типа, миф, он, ясное дело, миф, но миф крайне необходимый, ибо н а чём расти подрастающему поколению, как не на подобных героических историях. На это выдвигались возражения, что знать необходимо правду, какой неприглядной, или же не соответствующей мифу она не была. Рано или поздно ко всем этим лубочным историям адресная аудитория начинает относиться с изрядной долей скепсиса, или, что ещё хуже - иронии. Что, собственно говоря, и произошло в данном конкретном случае, и что, во многом, и вызвало эту самую дискуссию.

Да, у каждой страны есть своя национальная мифология, вопрос в том, насколько люди в неё верят и насколько настойчиво государство пытается эти самые мифы навязать обществу. Ну, и конечно же, имеет значение, насколько мифы далеки от реально случившихся событий.

Плохо, очень плохо, когда мифы превращаются в официально изучаемую историю, когда реальная грязь, жестокость, хуже того - преступления, вдруг приобретают героический флёр и становятся частью официального прошлого. Плохо, ибо история - это, всё-таки, наука и факты в ней чего-то, да значат. Значат для ныне живущего поколения, ибо из недавней истории, как правило, они черпают примеры того, как надо и как нельзя, нельзя ни в коем случае. А потому и необходимо называть вещи своими именами - преступления преступлениями, а героизм, благородство - героизмом и благородством. История - это наука о прошлом, уж простите, за банальность, наука, где даётся оценка ФАКТАМ, реально бывшим и многие, из которых не терпят различных вариантов толкования, ибо однозначны, в положительном ли, отрицательном ли ключе.

Я всё о том же, об истории эпизода Второй Мировой, который по сей день упорно именуют "Великой Отечественной". Это, ведь, без всяких оговорок, была величайшая трагедия, испытание для страны, поэтому, вдвойне подло и цинично делать с ней то, что делают ныне кремлёвские пропагандисты. Даже более цинично, чем то, что говорили и писали при Советской власти, где, как и при любом тоталитарном режиме, писалась своя, особая история, весьма далёкая от реально бывшего. Но тогда всё притягивалось за уши к "единственно верному учению", сейчас же, величайшая национальная трагедия превратилась в одну, пожалуй, наиглавнейшую из пресловутых путинских скреп. Да и тоталитарная суть российского государства осталась прежней. Вернее, тоталитаризм вернулся тихой сапой в дезориентированную, замордованную страну, к вящей радости большинства её популяции. Ужас же и цинизм настоящей ситуации в том, что эту самую трагедию власть довольно успешно пытается превратить даже не столько в лубок, сколько в религию, новую веру со своими апокрифами, святыми и их житиями.

На счёт житий, это уже не шутка, не фигура речи, а почти цитата приставленного к культуре Мединского, одной из самых отвратных фигур нынешнего российского истеблишмента. Честно говоря, глядя ан это существо, я постоянно спрашиваю себя, а кто он, собственно - законченный циник, или же не менее законченный идиот. По всей видимости, оба допущения верны, ибо даже цинизм его, глумление над истиной выглядят по-идиотски. Хотя, на фоне всевозможных Марковых, Прохановых и прочих Прилепиных, выделиться в этом плане достаточно тяжело. Можно, кстати, и всё это явление назвать циничным идиотизмом - по-моему, определение достаточно точное.

Но ближе к делу. Те, кто подвергает сомнению подлинность истории "28 героев-панфиловцев", будут гореть в аду, как поведал миру Мединский на церемонии по случаю 75-летия казни Зои Космодемьянской, в деревне Петрищево. Саму же Зою, смотрящий по культуре назвал святой и сказал, что её биографию следует читать, как житие. Она, то бишь, Зоя, "святая, такая же святая, как 28 героев-панфиловцев, как сотни и тысячи наших предков, отдавших свою жизнь и принявших страшную гибель за наши жизни". "Относиться к их жизням можно только как к житиям святых".

Ну, в данном случае, я бы сказал, что и к житиям святых можно и должно относиться по разному ибо жития святых, как и житие Зои, как и жития 28 "героев-панфиловцев" тоже не более чем миф. Особенно, если это касается не матери Терезы, например, а святой равноапостольной княгини Ольги или Александра Невского, чьи жизни, а не жития, вовсе не являли собой примера святости. Но последние два персонажа, в отличие от Зои жили во времена весьма давние, а потому факты её биографии вполне доступны.

Зоя была порождением того строя и того образа жизни, который существовал в сталинском СССР, в наиболее мрачном и тираническом государстве в новой истории. Да и не только в новой. Его можно сравнить разве что, со средневековым Китаем по степени контроля и подавления личности государством. И именно такие государства порождают фанатиков и фанатичек, психопатов, какой, в сущности, и являлась несчастная девушка. И да, в этом плане, её, пожалуй, и можно было бы сравнить со святыми древности, экзальтированными и такими же фанатичными. Я легко представляю Зою в образе одной из первых христианок, бросаемых на съедение хищникам. При всей звериной жестокости расправы, это вовсе не отменяет того очевидного факта, что у такого рода мучеников, уж простите, не всё в порядке с головой.

Конечно же, вину за это следует возложить на подлое и кровавое государство, растившее подобных зой, людей, для которых имел значение лишь сам по себе кровавый молох тотального государства, где её жизнь, равно, как и жизни ей подобных, не значили ровным счётом ничего, что и доказывает её судьба. Она выполняла задание, поджигая в лютую зиму 41-го года крестьянские дома, выполняя указание Сталина о тактике выжженной земли, обрекая своих же соотечественников на холодную смерть. За что и была ими же выдана немцам. Странные они, эти подмосковные крестьяне, правда, - ну никак не хотели замёрзнуть насмерть. А Зоя бы замёрзла, уж поверьте. И в клетку со львами бы зашла не колеблясь, и в огонь. И захватила бы с собой многих и многих, за компанию, так сказать.

Такая вот Зоя и сотни тысяч ей подобных, как хунвэйбины, как красные кхмеры, как сопляки из гитлерюгенд с фауспатронами - суть порождение жутких в своей бесчеловечности режимов. Да, несчастные, потому что, как только режиму приходится трудно, как только наступает кирдык, их бросают в топку первыми. Как бросил их Сталин, заваривший напару с Гитлером всемирную заваруху.

Им, несчастным, нет покоя и после смерти - их достают мединские, их достаёт вся свора мерзавцев, для которых память о величайшей трагедии, лишь средство религиозного окормления злобно-покорной биомассы. Обманутые при жизни, принявшие мученическую смерть во имя лживой идеи, а не Родины, которую они, якобы, защищали.

Но Зоя, хотя бы, и в самом деле была, чего не скажешь о панфиловцах, о Гастелло, о многих других, чьи "подвиги" были просто выдуманы кремлёвскими борзописцами, в то время, как многие настоящие герои так и канули в безвестность, откуда уже нет возврата. Нет, потому что, как например, в случае с теми же панфиловцами, может быть разрушен официальный миф. И знаете, в отличие от Израиля, от примера, который я привёл в начале статьи, я уверен, дискуссии в России не будет. Вопросы веры не обсуждаются. Помните - верую, ибо абсурдно. Что ж, как писал Вознесенский: "Иная, может быть, святая вера, опять всего святого нас лишит..."

Параболаны


В 415 году н.э. в городе Александрия Египетская, толпой христианских фанатиков была растерзана Ипатия - одна из первых, известных в истории женщин-учёных, философ, математик, астроном, принимавшая деятельное участие в местной городской политике. За убийцами стоял местный епископ Кирилл, впоследствии канонизированный и почитаемый одним из отцов церкви. Всё в личности Ипатии раздражало христианскую общину Александрии, прежде всего - её внутренняя свобода, нежелание следовать убогим нормам набравшей силу и влияние, ставшей государственной, новой религии. Происходя из знатной семьи, Ипатия была воспитана в свободном эллинистическом духе, противоречащем, глубоко чуждом черни, буйной и нетерпимой. Её убили те, кого называли параболаны - фанатики, искавшие смерти, ухаживая за заразными больными и надеясь тоже заболеть, обретя спасение в подобной мученической смерти. Нельзя было даже придумать ничего более чуждого друг другу, нежели эти угрюмые фанатики и поклонявшаяся радостным языческим богам Ипатия.

Сейчас уже невозможно сказать сколько таких ипатий было убито, растерзано, сожжено заживо вместе с книгами и рукописями. Сколько прекрасных произведений искусства было уничтожено разъярённой, тёмной и нетерпимой толпой. Историю пишут победители, а победило, как известно, христианство. Потому и знаем мы имена многочисленных христианских мучеников, а вот имена погибших и пострадавших с другой стороны, в основном, похоронены навсегда в толще веков. До нас дошли немногочисленные свидетельства о разграбленных и разрушенных прекрасных языческих храмах, о случаях превращения их в христианские церкви. Утвердившееся, как государственная религия перед смертью императора Константина, христианство довольно быстро потребовало себе монополии и тал же быстро его получило.

Но так уж сложилось, что в Тёмные века, последовавшие за античностью, именно христианской церкви удалось сохранить крохи наследия древности, не дать свету цивилизации погаснуть окончательно. В монастырях продолжали переписывать древние манускрипты, а сама иерархическая структура католической церкви во многом повторяла таковую в Западной Римской империи, память о величие которой так и не исчезла, которую неоднократно пытались возродить на протяжении Средневековья.

Католическая церковь явила миру, как примеры невероятной жестокости, мракобесия, нетерпимости, так и торжества человеческой мысли. Были костры, на которых горели катары и прочие еретики, но были и выдающиеся церковные философы и мыслитиле, такие, как соперничавшие друг с другом Бернард Клервоский и Абеляр. Эпоха Возрождения, пришедшая на смену Средним векам, почти всеми своими сюжетами обязана именно церкви, хотя речь шла именно о возрождении античного искусства.

В худшие свои периоды, в наиболее мрачных своих проявлениях, христианство всегда апеллировало к самому тёмному, животному, что есть в человеческой натуре, обращаясь к наиболее забитым и необразованным слоям общества. В Тёмные века общество являлось таковым практически целиком. Но, пожалуй, именно те угольки античного пламени, что церковь столетиями хранила за стенами монастырей, сделали, в результате, наш мир таким, каковым он стал сейчас. Именно из недр католицизма вышла, впоследствии, реформация, породившая и современный капитализм. Именно то, на что оказалась неспособна восточная, Православная церковь.

Современный западный мир строится на принципе индивидуальной ответственности каждого, принципе, зародившемся ещё во времена античности, забытого в Средние века и о котором вновь вспомнили в эпоху Возрождения. Этого принципа никогда не знала Россия, Московия, выбравшая для себя византийское, восточное, а стало быть - азиатское христианство. Так уж сложилось, так легли исторические карты. Северо-восток, где, собственно, и формировалась нынешняя русская народность, центр в Москве, окончательно определил культурный и цивилизационный вектор развития и страны, и государства. То, что другие народы пережили и изжили в себе за века истории, законсервировалось в российском народе - нетерпимость, ксенофобия, племенной уклад, где каждый отвечает за всё племя и племя отвечает за каждого. Практически все режимы, за редким исключением, холили и лелеяли этот принцип коллективной ответственности. Более того, сам народ требовал, настаивал, чтобы с ним обращались именно в таком духе. Не было более непопулярных, мягко говоря, правителей, чем те, которые пытались управлять страной не как стадом. Александр 2-й, Горбачёв, Ельцин, копнём в древность - Лжедмитрий.

Я уже много раз писал о нынешней России, дабы лишний раз показать, как нельзя, невозможно жить нормальным людям, в нормальной, цивилизованной стране. Несомненно, одним из признаков такой вот нецивилизованности является стремление церкви влиять на жизнь страны, но самое страшное, что происходит всё это при самой активной поддержке населения. Как оказалось, эти самые параболаны никуда не делись, они живы и весьма активно действуют. Так уж повелось, что именно такие вот фанатики представляют собой наиболее деятельную и активную часть общества, если понимать под деятельностью борьбу со свободомыслием.

И вот, буквально на днях ещё один пример того, как нельзя. После пусек, "Тангейзера", "Лолиты", после разгрома выставок новое событие. Омский государственный музыкальный театр отменил намеченный на 1 ноября показ оперы "Иисус Христос - суперзвезда" в постановке петербургского театра "Рок-опера" после протестов православных активистов. Межрегиональное движение "Семья, любовь, Отечество" обратилось к городским и областным властям с требованием запретить показ спектакля. "Рок-опера "Иисус Христос - суперзвезда" по своему сюжету является непрерывным богохульством и попиранием сакральных смыслов; она содержит насмешки над верой и хулу на святые образы, то есть прямое кощунство, и даже само название постановки представляет собой глумление над священными понятиями". Это, кстати, далеко не первый раз, когда спектакль срывается заботами православнутой на всю голову общественности.

Нынешние параболаны нужны нынешнему Кириллу так же, как были нужны те, его александрийскому тёзке. Нужны власти, ибо никто так не следит за рабами, как сами рабы. И лишний раз поражаешься точности предсказанного Стругацкими. За серыми, непременно приходят чёрные. Параболаны - они такие.

Храмовая гора


Если кто не знает, какая связь у мусульман с Храмовой горой, то я возьму на себя труд объяснить. Мухаммад, в отличие от Христа, не творил чудес, зато у него были видения. В одном из них, случившемся в 620 году, он – при поддержке архангела Гавриила – вскочил на священного коня Аль-Бурака и взобрался на Храмовую гору, чтобы встретиться там с Авраамом, Моисеем и Иисусом, а затем сквозь семь небес поднялся до Б-жьего трона. Именно этой легендой и объясняется то, что Иерусалим стал священным городом для всех мусульман. В физической своей ипостаси, скорее всего, Мухаммад, так и не побывал. Собственно говоря, этот эпизод и сделал Иерусалим одним из трёх священных городов Ислама, тем самым, как бы оправдывая их притязания на него.

Конечно, сейчас, несмотря на все факты, уже невозможно изменить ситуацию, где Иерусалим является священным городом для трёх религий и сказать, что он для кого-то более, а для кого-то менее свят. Так же ничего не изменить со святыми местами, и к сожалению, мечеть с Храмовой Горы никуда не денется и с этим тоже приходится считаться. Нельзя считаться и нельзя, ни в коем случае, согласиться, если кто-то пытается изменить сложившееся статус-кво, а тем более, с этой целью переписать историю. Но это именно то, к чему призывает последняя резолюция ЮНЕСКО, отрицающая связь еврейского народа с Храмовой горой. Выстраивается очень простая логическая цепочка - если нет этой связи, то нет связи, а значит и права на Иерусалим. Сточки зрения большинства арабов, всё именно так и обстоит, а потому, вовсе не удивительно, что резолюцию поддержали почти два десятка исламских стран. Почему-то не удивляет меня и то, что за неё проголосовала и Россия. Мне, конечно, было бы весьма любопытно услышать мнение на этот счёт придворных российских евреев, типа Соловьёва, Сатановского, или, не к ночи будь помянут, Кобзона. Хотя, как говорил один мой знакомый, пожалуй, про дерьмо не будем. И о России, опять же, чуть позже. Я же хочу, если кто запамятовал, напомнить о том, как евреи "не связаны" с Храмовой горой.

Согласно ТАНАХу, землю на месте будущего Храма купил у иевусея Орны царь Давид, причём, средства на эту покупку были собраны со всех колен Израилевых. Там был воздвигнут жертвенник, а сам Храм был построен при сыне Давида, Шломо (Соломоне). После этого, в течении 400 лет, там поклонялись единому Б-гу Израиля. Там же распологался верховный суд, а кроме того, принимались законы государства. В 586 до Р.Х. Храм был разрушен вавилонским царём Навуходоносором при подавлении восстания последнего царя Иудеи Седекии, а всё элита государства отправлена в вавилонское изгнание.

Отпущенные персидским царём Ксерксом, после взятия последним Вавилона, в 538 г., евреи под руководством Зирубавеля бен-Шеалтиэля и первосвященника Йешуа бен-Яхоцодака возвели Второй Храм. Он был освящен и на несколько веков, до разрушения римлянами во время Иудейской войны стал духовным, общественным, законодательным и судебным центром для еврейского народа.

Храм был реконструирован царём Иродом в 22 до Р.Х.- площадь Храмовой горы расширена и выровнена. Ирод превратил Храм в красивейшее архитектурное сооружение, поражавшее современников своим великолепием и богатством убранства. Работы по дальнейшему улучшению и украшению были продолжены наследниками Ирода — Агриппой I и Агриппой II вплоть до Иудейской войны (67 год н. э.). Храм просуществовал до 70 года н. э., когда был разрушен и сожжен римлянами под предводительством Тита. Историки, Иосиф Флавий, в частности, пишут о том, что Тит не хотел разрушения Храма, но измученные и уставшие от долгой осады римские солдаты, ворвавшись на Храмовую гору, практически, вышли из-под контроля.

При римлянах место долго оставалось в запустении, пока на престол не взошёл Юлиан, прозванный отступником, за его стремление вернуться к старой языческой религии. Он провозгласил свободу вероисповедания на территории Империи, а также, распорядился о восстановлении еврейского Храма в Иерусалиме. Однако 26 мая 363 года работы по восстановлению Храма были остановлены из-за пожара, а месяцем позже Юлиан пал в бою, и его место занял христианский полководец Иовиан, который положил конец всем его планам.

В 638-м Палестину захватили арабы, а в конце этого столетия по повелению Абдул аль-Малика, над камнем фундамента, где до разрушения Храма находилась Святая Святых, был воздвигнут Купол Скалы, - мечеть, знаменитая своей позолоченной крышей. В южной части Храмовой горы была построена мечеть Аль-Акса, сначала, деревянная, а в конце 11-го века принявшая свой нынешний вид. Такова вкратце история этого места.

Также, согласно еврейской религиозной традиции, именно там, на месте будущего Храма, Авраам собирался принести в жертву Ицхака. Иерусалимский Храм являлся единственным разрешённым местом жертвоприношений Единому Б-гу, а также был центром всей религиозной жизни евреев и объектом паломничества три раза в год (на Песах, Шавуот и Суккот). Для религиозного еврея Храмовая гора - самое святое место в мире. В галуте, молясь, они обращают лицо в сторону Сиона, в Израиле - в сторону Иерусалима, а в самом городе - в сторону Храмовой горы.

И вот, после всего вышеперечисленного, организация, в задачи которой входит сохранение культурного наследия заявляет, что Храмовая гора таковым не является, по крайней мере, для евреев. Кроме откровенно антисемитского характера резолюции, она ещё и абсолютно безграмотна исторически, ибо отрицает известные исторические факты. Даже с чисто светской точки зрения, даже допустив мифологичность некоторых библейских историй, факт нахождения Храма абсолютно неоспорим, равно, как и его значение для еврейского народа.

В этой связи, решение Израиля заморозить отношения с ЮНЕСКО выглядит совершенно оправданным. Однако, я бы, особенно, не паниковал по поводу резолюции, как таковой. Прежде всего, кто её предложил? Арабы. Кто за неё проголосовал? В массе своей они же. Европейские страны, США, Канада, либо проголосовали против, либо воздержались. Даже, традиционно поддерживающая антиизраильские резолюции Швеция. Слишком уж дикой выглядит нынешняя резолюция.

Не удивляет и Россия. Она уже давно не удивляет. Интересно, как теперь, после случившегося чувствует себя Берл Лазар, ручной раввин Путина? Мы же ещё раз получили доказательство, что отношение Москвы к еврейскому государству никогда не менялось. Хорошо бы это развеяло иллюзии некоторых промосковских политиков в самом Израиле. Сама же Россия, как и её арабские друзья, лишний раз продемонстрировала готовность подтереться историей, извратив её в своих интересах. Интерес же, если говорить о Ближнем востоке, у неё всегда один.

Вот так и выходит, что Корсунь у них сакральная, а Храмовая гора, как бы и нет. Для евреев нет. Да и не может быть иначе в стране, где Путин бог, а Проханов пророк его. Придворным евреям бы призадуматься...