Category: музыка

"Марсельеза" - несчастливая судьба


Ровно 225 лет назад, никому неизвестный военный инженер, капитан Руже де Лиль написал песню, обессмертившую его имя. Она тогда получила название "Боевая песня Рейнской армии", но нам она более известна, как "Марсельеза". Так эта великая песня начала свой путь, олицетворяя для многих стремление к свободе, освобождению от тирании в любой её форме. Но история, как водится, сыграла злую шутку и с автором песни, и с ней самой. Будучи умеренным республиканцем, Руже де Лиль не принял якобинской диктатуры, был посажен в тюрьму и только термидорианский переворот спас его от гильотины. Сама же "Марсельеза", объявленная по решению Конвента гимном революционной Франции, стала не символом свободы, но кровавой диктатуры, куда более жестокой, чем королевская тирания, с которой песня призывала бороться. С тех пор и повелось, что её присваивала себе всевозможная нечисть, как революционная, так и вполне себе реакционная. После событий 1848 года, когда революционная волна прокатилась по всей Европе, "Марсельеза" становится песней революционеров всего мира, всех тех, кто жаждал загнать пинками человечество в рай. Она звучала и в дни Парижской коммуны - первого опыта реализации коммунистической утопии. Ну а потом, её, конечно, подхватили большевики, правда, сочинив новый текст. И снова, под эту музыку были пролиты реки крови, снова песня, призывавшая к борьбе с тиранией, служила самой страшной в мировой истории диктатуре.

Да, нельзя сказать, что у "Марсельезы" такая уж счастливая история, ибо те, кому она служила, были, как правило, весьма далеки от того, что в ней пелось, хотя, как правило, также заявляли о себе, как о борцах с тиранией. Под эту песню, пожалуй, было совершено не меньше преступлений, чем под "Интернационал". Начиная с Французской революции, когда распевающий "Марсельезу" марсельский батальон (откуда песня и получила своё название) штурмом взял дворец Тюильри, объявив несчастного короля вне закона и до большевиков, стоящих, вообще за гранью добра и зла.

Людьми, певшими Марсельезу, было построено самое страшное в мировой истории государство. В ХХ-м веке, под призывы к равенству и братству было создано рабовладельческое государство, не менее свирепое, чем восточные деспотии древности. Миллионы крестьян были снова превращены в крепостных, всего через 70 лет после своего освобождения от рабской зависимости царём Александром 2-м. Миллионы были расстреляны и миллионы же отправлены в концлагеря, как бесплатная рабская рабочая сила. И так же, как революционная Франция пыталась расширить свои границы, распространяя якобинскую заразу, также Советский Союз распространял повсюду заразу коммунистическую, явившись одним из инициаторов и поджигателей Второй Мировой войны.

Кстати, тоже интересный факт. Во время нацисткой оккупации, немцы запретили "Марсельезу", но она оставалось гимном "независимого" режима Виши. А почему бы и нет. Если песня пришлась ко двору большевикам, чем были хуже союзники нацистов - те ведь тоже считали себя революционерами. А после войны "Марсельеза" вновь стала гимном Французской республики.
Вроде бы всё правильно, и современная Европа живёт идеалами, провозглашёнными Французской революцией - свободой, равенством братством (чем-то последнее меня раздражает до чрезвычайности. Наверное, дело в России, лезущей со своим "братством" во все дыры, слишком уж она опошлила это слово). Кстати, именно идеалами, ибо та революционная Франция была от них весьма далека. Но теперь-то, в 21-м веке, можно ли говорить о том, что мир живёт теми самыми идеалами, о которых поётся в "Марсельезе"?

Нет, Европа ныне впала в другую крайность, доведя эти идеалы до абсурда политикой мультикультурализма и политкорректности. Забыв одну простую вещь - французская революция, вышедшая из Просвещения, была явлением сугубо европейским, западным. Теперь же европейцам настойчиво предлагают потесниться в собственном доме, отдав часть его чужакам, не знающим, что такое эти самые свобода и равенство, а главное - не желающими это знать. Что ещё немаловажно - умеющими использовать, тем не менее эти понятия в своих интересах, более того, заявляющие свои права на западный мир. Но и это лишь часть беды. Главное в том, что, следуя этой самой политике политкорректности, Запад готов поступиться этими своими идеалами.

Недавно в Германии был опубликован очередной отчёт Бундестага о положении с антисемитизмом в стране. И выяснилась поразительная вещь. Евреи Германии чувствуют себя все в меньшей безопасности, и главной причиной этого называют мусульманскую общину и беженцев с Ближнего Востока, а не крайне правых и нео-нацистов. На вопрос "Какие люди или группы людей нападали на вас в 2016 году физически, словесно или морально?" большая часть опрошенных ответили "Мусульмане". Самое же смешное в том, что авторы отчёта, недовольные таким далёким от политкорректности результатом (ведь всё зло только от правых, правда?) заявляют, что мнение еврейских граждан Германии "искривлено" социальными сетями, "в которых царят ненависть и антисемитские настроения". Но, простите, а кто пишет в этих самых социальных сетях? Те же самые граждане Германии. И та же Ангела Меркель не так давно призвала "решительно бороться с антисемитизмом юных выходцев «из стран, в которых распространены ненависть к Израилю и евреям". А ещё чуть раньше вся Германия узнала о еврейском мальчике, которого родители вынуждены были перевести в другую школу из-за издевательств антисемитского характера со стороны одноклассников турецкого происхождения.

А в самой Франции, родине "Марсельезы", будущий президент страны говорит гражданам, что они должны привыкать жить в условиях террора. Попросту говоря, быть готовыми к тому, что если мусульмане в очередной раз обидятся на что-то, то последует очередной "Шарли" или Батаклан. В своей собственной стране надо быть осторожным, чтобы не дай Б-г не обидеть чужаков, которые за эту самую обиду могут прийти и расстрелять, наехать грузовиком, взорвать. А как же свобода, как быть с равенством, если эти животные оказываются "равнее", присваивая себе право убивать? Как быть со свободой и равенством, если левые дураки призывают считать нелюдей "братьями", а те диктуют свои правила игры, как бы говоря - мы теперь здесь насовсем, считайтесь с нами, не делайте того, что нам не нравится, иначе, в лучшем случае мы будем насиловать ваших женщин, жечь магазины и машины, как мы это и делаем в Сочельник, потому что нам не нравится, что вы празднуете Рождество. А ещё будем убивать, когда посчитаем нужным.

Беда, повторю, не столько в том, что эта угроза существует. Беда в том, что нам предлагают согласиться с этой угрозой жить. Поступиться своей свободой и равенством ради "братства" со злобными и дикими чужаками. Опять же, в полном противоречии с тем, о чём поётся в "Марсельезе". Видно и в самом деле, у этой песни несчастливая судьба, при том, что она звучит уже 225 лет. Просто, видно, звучит она не к месту. В этом всё дело.

Я - консерватор


Мне позвонили из предвыборного штаба Консервативной партии и спросили, не возражаю ли я, чтобы их предвыборный плакат поставили возле моего дома. Я, разумеется, ничего не имел против. А с чего, собственно говоря, я бы имел. Меня полностью устраивает нынешний премьер-министр Стивен Харпер и я также полностью разделяю консервативные воззрения как на экономическую, так и на внешнюю политику нынешнего правительства Канады. В общем, не вижу никакого смысла его менять. Особенно, учитывая альтернативу - розового либерала Трюдо.
По этому поводу, мне вспомнился разговор, который я имел пару лет назад с одним эмигрантом из России. Сейчас таких называют ватниками, и их, увы, немало развелось во всех странах, куда устремился поток эмигрантов из развалившегося Союза. В массе своей, они, мягко говоря, не очень положительно относятся к странам, предоставившим им убежище, прежде всего от экономических невзгод, информацию о мире черпают из русского телевидения и полностью поддерживают всё то безобразие, которое творится страной из которой они приехали. Но это, и без того, факты всем известные. Дело не в этом. Тот самый ватник, узнав, что я поддерживаю консерваторов, очень удивился. А чем же тебе, в таком случае, Путин не угодил? Ведь он то, самый, что ни на есть, консерватор.

Вот, поди, объясни, такому экспонату, разницу между кремлёвским карликом и консерватором, объясни, чем отличается мелкий вертухай-уголовник, мечтающий войти в историю, как реставратор одной из самых зловещих империй в истории, от политиков, от движения, ставящего во главу угла прежде всего индивидуальную свободу человека, свободу политическую и экономическую, а кроме того - подлинное, а не формальное равенство всех граждан перед законом. Именно равенство, как абсолютно равные права и обязанности у всех граждан, а не предоставление бенефиций определённым меньшинствам просто по факту их существования. И ещё, что чрезвычайно важно, уважать политический выбор других стран и не навязывать свой контроль, под видом помощи, особенно, когда тебя никто о помощи не просит. Да, защитить, помочь, когда кому-то угрожает агрессия, или того хуже - геноцид, а если надо, и войска послать туда, откуда исходит опасность и для своей страны и для свободного мира в целом. Но дело-то всё в том, что путинская Россия, увы, и есть одна из таких стран-террористов, против которых, рано или поздно приходится посылать войска. Придётся ли в данном, конкретном случае? - очень надеюсь, что мир всё-таки не дойдёт до этой черты, и режим, сам ли, или же вместе с доведенной им до ручки страной, рухнет, так и не успев совершить непоправимого.

Но речь сейчас не об этом. Вернее, не совсем об этом, хотя и связана напрямую со сказанным выше. И это вовсе не предвыборная агитация. Сколько из живущих здесь, в Канаде, это прочитает? Речь о принципе. Я хочу попытаться объяснить, почему консерваторы - естественный и закономерный выбор, причём, не только на Североамериканском континенте, но и везде. Если хотите, - хоть какой-никакой шанс выбраться из той трясины, в которую упорно загоняют Запад леволиберальные политики. Привет тебе, Джастин Трюдо, а также, Барак Обама.

Начнём изнутри. Да, у меня нет своего бизнеса, я то, что называется employee, но я категорически против всяких либеральных прожектов взвинтить налоги корпорациям, чтобы вырученные деньги раздать в виде подачек и пособий своим избирателям, прежде всего - профессиональным получателям вэлфера и не менее профессиональным натурализованным страдальцам из стран Третьего мира, которые так "настрадались" в странах исхода, что необходимость работать ввергает их в постоянную депрессию. Не надо быть экономическим гуру, чтобы понять, что за это заплатят прежде всего те, кто зарабатывает себе на жизнь своим тяжёлым трудом. Высокие налоги ведут к стагнации производства, а стало быть к увольнениям, а это в свою очередь, не к росту, а к уменьшению налоговых поступлений. Вроде бы логично, но это подвергает сомнению святую святых либерального дискурса, ведь корпорации принято не любить. Либералы, вольно или невольно, защищают интересы люмпенов и бездельников, к которым я не принадлежу, публики, которой я, уж простите, брезгую. И поэтому, я - консерватор.

Мне не нравится "зелёное" безумие, когда каждый построенный завод, каждая нефтяная скважина вызывает истерику у высоколобых шизофреников и они как с перекошенными от злобы мордами требуют "Закрыть, убрать, снести!", и мысли не допуская, что именно эти самые заводы и скважины дают им возможность и дальше "зеленеть" в комфорте и плодить свои деструктивные мемы о конце света. И поэтому, я консерватор.

Теперь, по поводу пресловутого мультикультурализма, политика которого, по утверждениям либерал-идиотов себя полностью оправдала. Если считать нормальным, что люди привозят с собой свои племенные обычаи и требуют, настаивают, чтобы таковые уважались принявшей их страной, если папаша, который вырезает ножом клиттор собственной дочери, возмущается, когда к нему приходит полиция и требует уважания к своим освящённым веками традициям, когда особи в ночных рубашках абсолютно серьёзно настаивают на установлении шариата в моей стране, этот "мультикультурализм" меня не устраивает. Ещё больше меня не устраивает то, что определённая часть, почему то решившая, что они и есть интеллектуальная элита нации, требуют от меня уважать "законные" пожелания этих, "и без того, много испытавших людей". Я не считаю нужным уважать подобные требования, я не вижу ничего положительного в этом "культурном многообразии", когда живущие рядом со мной люди хотят пользоваться всеми материальными благами 21-го века, ведя образ жизни 15-го, более того - пытаясь навязать этот образ жизни всем остальным. И поэтому, я - консерватор.

Мне также не нравится застарелое, уже почти вековой давности, завороженное преклонение, более того - комплекс неполноценности, который испытывает леволиберальный дискурс перед Россией, страной, их же и презирающей, тех, кого ещё упырь Ульянов именовал полезными идиотами и слепоглухими, не желавшими ничего знать о преступлениях Сталина и кончающих от восторга от "Гласност" и "Перестройка", а ныне, пытающихся чего-то там человеческое разглядеть в рыбьих глазках карлика. Мне нравится, когда премьер моей страны однозначно выражает поддержку Украине, противостоящей российской агрессии, без всяких "если" и "но". Не либералы, в своё время забивали гвозди в гроб "Империи Зла", ныне успешно реинкарнировавшейся в виде путинской России. Это были консерваторы - Рональд Рейган и Маргарет Тэтчер. И таким человеком, на мой взгляд, является Стивен Харпер. И поэтому, я - консерватор.

Мне нравится, что правительство Харпера оказывает однозначную поддержку Израилю, как форпосту Запада в мире дикости и фанатизма, поддержку, невзирая на вой и визг многочисленных идиотов доброй воли, проливающих горькие слёзы о судьбе страдающего народа Палестины. Мне также нравится, что канадские войска принимают участие в операциях по приведению в чувство в конец оборзевших мусульманских фанатиков, и что Канада в этом плане является одним из наиболее последовательных союзников США. И поэтому, тоже, - я консерватор.

Всё очень просто. Я ценю тот мир в котором живу, он мне нравится таким, каков он есть, и очень не нравится такой, каким его хотели бы видеть высоколобые левые болваны из университетских кампусов, особи в ночных рубашках и малорослые диктаторы-вертухаи из какой-нибудь "высокодуховной и великой" державы. И этот мир необходимо сохранить ради наших детей, как бы ни мучились по этому поводу все вышеперечисленные. Вот поэтому я - консерватор.