Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Чужого нам не надо


В мае 1588 года, из испанского порта Кадис пустилась в путь к берегам Англии Непобедимая Армада, мощнейшая по тем временам эскадра. Целью её было покончить с протестантской ересью, а также отомстить королеве Елизавете, за её поддержку восставшим нидерландским провинциям. Не будем вникать во все перипетии этого похода, закончившегося для испанцев тяжелейшим позорным поражением. Не о том речь. Интересно здесь другое - на кораблях, среди прочего вспомагательного персонала, плыли и испанские кормилицы, благочестивые католички, задачей которых было выкармливать английских младенцев истинно католическим молоком, дабы не вкушали они с младых ногтей англиканской скверны.

За полтора века до описанных событий, имел место другой случай, гораздо меньшего исторического масштаба, но, тем не менее тоже, весьма интересный и много говорящий о стране, где это произошло. Некий тверской купец, Афанасий Никитин, отправляясь в своё знаменитое "Хождение за Три Моря", исповедовался и причастился, как перед смертью. Хотя, вовсе и не как, ибо с его, Афанасия, точки зрение, этот вояж и был подобен путешествию в мир иной, практически загробный мир. Это не была фигура речи, они в той допетровской, ордынской Руси, вполне серьёзно полагали, что выехав за пределы отечества, они непременно осквернятся, и хуже того, временхо перейдут из разряда живых в мёртвые. Истинно живым, живущим, могло считаться только то, что находилось в пределах Московии и было осенено светом истинной, православной веры.

Примерно также желает , чтобы смотрели на мир и их подданные, власть в другой стране, и уже в наше время - в Северной Корее, государстве, пусть и глубоко атеистическом, но также всеми силами стремящейся сохранить в чистоте и незапятнанности, оградив от чуждого тлетворного духа свою веру - Чучхе. Время сейчас немного другое, но успехи там в своё время достигнуты были немалые. Они, конечно, не могут, по ряду причин, внедрять бессмертные идеи за пределами родины, потому как весьма затруднительно бывает выбраться не только за них, за пределы, но даже покинуть родной город или село. А потому, укрепляют своё благочестие исключительно на дому, внимая той пище духовной, которой их потчует любимый вождь. Да, они вообще там знают всё, что необходимо знать о внешнем мире. Ну, например, что бессмертные идеи Ким Ир Сена очень популярны во всём мире, и всё больше и больше стран хотели бы жить по-чучхейски. Что их, чучхейский спутник кружит по орбите и транслирует на весь мир песни о Вожде, а намедни скромный корейский комсомолец, в ночное время, чтобы не было так жарко, сел в космический корабль, слетал на Солнце, погулял там и благополучно возвратился, прямо в обьятия Великого Полководца. И после всего этого, как-то не выглядит удивительной убедительная победа чучхейских спортсменов на последнем Мундиале. Да, они чемпионы мира по футболу, если кто не знал. А как добились всех этих чудес? Легко! Просто вот так, взяли и запретили любую литературу, кроме корейской, да и то, написанной после начала великой эры Чучхе.

Как-то так интересно получается, чем более дикая страна, чем более мрачный и фанатичный режим, который в ней заправляет, тем больше они там стремяться отгородить себя от внешнего мира, тем больше ненавидят и боятся всего нового и непонятного, и по возможности пытаются навязать свой образ жизни тем, до кого дотянутся. Все три примера выше, несмотря на различие эпох, глубоко схожи в главном. Абсолютизации своего, кондового и полном отрицании "чужого", отрицании агрессивном и злобном. Как-то так выходит, что времена меняется, а сущность остаётся. Ордынская Русь, непонятно с какого перепугу решившая, что есть Третий Рим, оплот истинной веры, а потому нетерпевшая ничего непохожего на себя и впрямь унаследовавшая от Рима Второго и Орды зверинную паталогическую жестокость и рабство. Средневековая Испания, закостеневшая в своём католицизме, более фанатичном даже, нежели папский. Хотя нет, папы-то, в массе своей вовсе и не были фанатиками, жизнелюбы и сибариты, а вот королевский двор, мрачный и унылый, живущий по раз и навсегда заведенным ритуалам, и был истинным оплотом фанатизма. Или же Япония, отгороженная, изолированная кланов Токугава от внешнего мира - тоже из той же серии.

И как следствие, везде, где страна уходит в себя, замыкаясь, закукливаясь в своём национальном или религиозном коконе, добровольно возводя своё в абсолют, неминуемо наступает упадок во всех сферах, отсталость и ограниченность культурная неизменно сопровождается отсталостью во всех других областях. О допетровской России можно не говорить. Япония, также, оставшись наедине сама с собой, забыла об огнестрельном оружии, вкусе мяса, и удобряла свои рисовые поля человеческими испражнениями. Что из себя представляет Северная Корея, думаю известно всем.

Да, причина везде одна - культурная самоизоляция, жизнь страны под девизом "Выметем прочь весь чуждый нам мусор". Наступление идёт во всех этих случаях именно на мировую культуру. Разумеется, сообразно времени, и конечно же внешне эти процессы могут выглядеть по разному. Северная Корея, это не средневековая Испания. Но в любом случае, всегда, горят книги. В прямом или в переносном смысле, но всегда. Горит то, что по мнению власти может смутить умы подданных, а хуже того - заставить их думать головой. Как горели книги на площадях немецких городов, как запрещались труды философов античности в Испании, как изымались и запрещались книги в Советском Союзе.

И всегда, во всей этой дикости присутствовал один важный момент - неизменная, фанатичная и истовая поддержка охлоса. Это, впрочем, обычное явление везде, просто, нормальная власть, не больная, не мучимая бредовыми идеями национальной, религиозной, идеологической исключительности, старается по возможности смягчить эту традиционную ксенофобию и консерватизм. В наших же примерах, это, наоборот, всячески поощрялось. Результат - дикость и отсталость. Именно народ в Испании, до конца, до последней возможности цеплялся за старые традиции и осуждал знать, уставшую от них, именно народ так до конца и не принял петровских реформ, не принял, если хотите, и по сию пору. Да, это важно - встречное движение, - топчущая, уничтожающая культуру власть и горячая поддержка снизу.

То, что мы и наблюдаем сейчас в некоей духовной, вставшей с колен стране. Я уже много раз говорил, что надо перестать удивляться всему там творящемуся. Это должно предствалять, если хотите, некий практический интерес. Во-первых, чтобы знать, как нельзя, как не может не должно существовать ни одно здоровое, нормальное общество, - учиться именно на их примере. И во-вторых, они опасны не только для самих себя, но и для всего цивилизованного мира. Иди знай, может быть, если бы римляне лучше понимали готов, их империя просуществовала бы дольше.

Поэтому, просто, зафиксируем ещё один прискорбный для них факт - как и во всех приведенных выше случаях, они делают тоже самое. Возводя собственную отсталость и рабство в некий цивилизационный абсолют, они планомерно, пока медленно, но, тем не менее верно, уничтожают в стране культуру. По той причине, что всё мыслящщее, нестандартное, глубокое, противоречит простой и примитивной идейке РусскАго мира с его пресловутыми "скрепами". Отсюда и запреты на фильмы, книги, отсюда и пресловутое "оскорбление чувств верующих". Сюда же рассуждения о греховности космических исследований. И конечно, как же без неё, широкая народная поддержка, столь любимые ещё со времён Совка "инициативные группы граждан". Как вот совсем свежая идея, что нынешний курс литературы в школах, как бы это так выразиться, чужд "нашей" стране. Учат, понимаешь, всяких там писателей-эмигрантов, а там сплошной депрессняк и чуждые веяния. "...Предпочтение в выборе текстов отдается либо писателям, иммигрировавшим, — в частности, это Набоков и Бродский, — либо тем, кто трагически завершил свой путь." Последние, это, надо понимать, Есенин, а может Надсон. Вот, не надо нам чужого, и всё тут. И беда ведь не в том, что в чьих то воспалённых патриотизмом мозгах родилась эта идея, важно, что эту "идею" вообще принялись обсуждать, что и подтвердил господин Нарышкин. И, будьте уверены, обсудят, и рано или поздно, "правильные выводы" сделают. Всё закономерно. Стране, где выродки типа Энтео, безнаказанно громят выставки и срывают спектакли, а клоуны, вроде "Наших" шерстят по книжным магазинам в поисках "вражескских" книг, всё возможно и всё будет. И, увы, не прав Булгаков, - горят рукописи, ещё как горят, а вслед за ними обращается в пепел и прах всё остальное, и удобряют поля, чтобы выжить, собрав скудный урожай, собственным дерьмом.

И злобно щерят гнилые зубы из-за своего покосившегося забора, а оголодав вконец, норовят вцепиться в глотку сытому, преуспевающему соседу. Посылают, так сказать, благочестивых кормилиц. Вот в Крым и Донбасс уже послали. Но тсс, это Государственная Тайна.

Литература и две цивилизации.

lit
Вы никогда не обращали внимание на интересное отличие русской литературы от американской? Положительный герой русской, а по наследству и советской литературы (в том числе и диссидентской) являлся таковым практически всегда при условии своего бессеребреничества, отказа или пренебрежения материальным, во имя своего морального торжества. Довлатов даже нашёл этому определение - потерпевшие победу. В дореволюционной и антисоветской литературе, это была победа над враждебным государством, или вернее, одним из проявлений неприемлемого государственного строя. В советской - жертва во имя государственного блага. Кроме того, как и любая литература на службе у тоталитарного режима, советская воспевала героическую смерть. В любом случае идея оказывалась выше жизненного успеха, материального в первую очередь. Иное дело литература американская - материальное, успех, не являлись чем-то постыдным, а просто были одной из сторон жизни, многообразной и многоплановой, где было место всем её проявлениям. Богатый и успешный вполне мог быть хорошим человеком. Иначе и быть не могло у народа, сформировавшего американскую нацию - потомков тех, кто когда-то переплыл океан в поисках лучшей жизни и построивших эту жизнь своим трудом. Страдать, упиваться своими страданиями, строить национальную идею на воспоминаниях о пережитых бедах - это не по американски, и более того - эта идея глубоко болезненна.

И, увы, это русская идея. Прекрасно, конечно, что именно на этой идее выросла великая литература. Литература, при всех своих потугах и творческих прорывах, так и не разобравшаяся в хитросплетениях странной души народа своей страны, а ещё более заплутавшая в понимании интеллектуальной элиты страны, интеллигенции. Да и мудрено ли, если интеллигенция не может разобраться в самой себе. Да, обо всём этом безумно интересно читать, вот только одна проблема - жить среди персонажей этой литературы весьма трудно.

Но литература, уж простите мне этот штамп, любая, в том числе бездарная и лживая, всегда лишь слепок со страны её создавшей. Важно то, на какой почве вырос и сформировался писатель, поэтому "Лолита" - это всё-таки не Набоков. Набоков - это "Подвиг" и "Защита Лужина", с их мечущимися, гибнущими героями.

Так и русская литература и американская отражают характер и психологию общества их создавшего, со всеми его проблемами, поисками, заблуждениями. И ещё - они отражают принципиальный вопрос, - место личности в обществе и её взаимоотношения с государством. Кто для кого, личность для государства или государство на службе у личности. Американцы дают однозначный ответ на этот вопрос. Конечно, государство находится на службе у граждан, а стало быть личностей, ибо успех каждой личности в отдельности - это успех государства, страны. Понятие личной ответственности и делает их гражданами, самостоятельно определяющими свою судьбу, а не отдавшими себя целиком под власть думающего за них барина или государя, вольного казнить их и миловать.

Иное Россия, где эти отношения построены по принципу однозначного примата государства над личностью, более того, для российского государства личности никогда не существовал. Народ, массы, но никак не личности. Может кое-где "Человек - это звучит гордо", но это так, к слову. В основном "Жила бы страна родная и нет других забот". Нет других и быть не должно, потому как едва родившись, человек переходит в категорию холопов, главное предназначение которых, служить Молоху Российского государство. Служение как самоцель, во имя некоего абстрактного величия, готовность постоянно терпеть невзгоды и гордиться этим. Терпеть во имя светлого будущего, которому не суждено наступить. И в силу впитанной за столетия общинности, жизни на виду у всех, - согласие с правом общества, государства, навязывать свою волю отдельным его членам, подчинение диктату, как норма существования. И прямо следующая отсюда уверенность в своей особенности, гордость своим рабством и убожеством, восприятие его, как единственно возможного стандарта существования. А также ненависть и непонимание тех, кто так жить не желает, вера в своё право учить их жить, а главное заставлять жить согласно своим предствалениям. Здесь же, в силу того, что мир не хочет и не живёт так, восприятие его, как однозначно враждебного, параноидальная уверенность, что он только и занят вынашиванием планов порабощения России. И как результат этой уверенности - постоянная внешняя агрессия, желание нанести "превентивный" удар.

И к этому, столь чтимый во всех тоталитарных, обществах-муравейниках культ добровольной смерти во имя державы, идеи, веры. Если во времена коммунизма государство контролировало и направляло этот культ, ныне он абсолютно добровольно и искренне поддерживается полусумасшедшими патриотами-государственниками, от литературы в том числе. Это какую больную голову надо иметь, чтобы выдать подобно Проханову - хорошо, мол, что дети в Беслане погибли, ибо своей смертью спасли честь державы. А вот пойди власть на переговоры с террористами, окажись дети спасены - какой урон державному достоинству. Но Проханов - это крайний, хотя и показательный случай. В целом же, как я и говорил, литератора, в хвалебном ли, в критическом ли, ключе, отражает сущность нации, её создавшей. И те две литературы, о которых шла речь, полностью соответствуют сущности своих стран. С одной стороны - свобода, взаимоуважение и общественный договор между гражданами и служащим им государством. С другой - служение государству, как божеству и полное отрицание прав личности, если не де-юре, то де-факто уж точно. Правители России, нынешние в особенности, прекрасно эти особенности использовали в своих интересах, использовали косность и холопство своего народа, отождествляя самих себя, с тем божеством-государством, которому и должно служить народу.
Эти два мировоззрения не могли и не могут не конфликтовать, хотя бы в силу агрессивности одного из них - российского. Экономически, как чаще всего в последние десятилетия. Иногда в виде вооружённых противостояний, как сейчас в Украине. Не обязательно непосредственно друг с другом. Чаще, как и сейчас в той же Украине , это война между сторонниками двух мировоззрений.

Более того, украинский кризис ясно показал - мы имеем дело с конфликтом двух цивилизаций, динамичной, свободной, цивилизацией личностей и цивилизацией общины, стада, рабов. Но не надо рабов недооценивать. Когда-то лавина рабов (рабов, не юридически, но по факту), ведомая Чингисханом, покорила полмира.

Конфликт этот был, есть и будет, пока Россия остаётся такой, какая она есть. Причины, корни конфликта видны невооружённым глазом. Надо просто внимательно читать книги и делать выводы из прочитанного.

...Хоть и не ведают, что творят....


Прости им, Господи, ибо, не ведают, что творят! ... А, действительно, простить ли их? Ибо, если простит Б-г, то и мы должны простить, ведь так? Куда нам, сирым, решать, кто прав, кто виноват и выносить приговор? А вот туда. Мы и без того грешны, так что - грехом больше, грехом меньше. Возьму на душу ещё один нераскаянный грех - грех непрощения и ненависти. В качестве оправдания для себя, скажу лишь, тем, кого я не прощаю и ненавижу, на моё отношение наплевать. Добавлю, что ненависть эта - проявление чисто эмоциональное, что самым естественным чувством здесь была бы гадливость, но, как известно, мы над чувствами своими властны не всегда. А когда ты не прощаешь, волей-неволей, и да, это тоже грех, радуешься проблемам и проблемкам своих, с позволения сказать, "оппонентов". Можете меня за это как-нибудь обозвать, я привык.

По этому поводу, хочу поделиться историей, которую мне с возмущением рассказал лет 15 назад один израильский сослуживец. Отдыхая на Синае, на берегу моря в большой компании, они увидели бедуина, метрах в 10-ти. Он преспокойно сел, задрав ночную рубашку, галабию, по-ихнему, и нимало не смущаясь оправился. В общем, там было прекрасно всё - вид, запах... Поднялся крик, были высказаны все известные ругательства - на иврите, на арабском, даже на русском, но существо протопало ближе к морю, прополоскало задницу и спокойно удалилось, предоставив оставшимся продолжать ругаться. Переместились подальше и как-то обустроились на новом месте, и тогда, один из компании, интеллигентный молодой человек, программист, заметил, что, в принципе, зря они так взбесились. Бедный бедуин даже не понял из-за чего, собственно, шум, ибо, то что он сделал - совершенно естественно для него, это мир в котором он живёт, со своими нормами, где, простите, вид дерьма, выставленного на всеобщее обозрение, никого не расстраивает. Вот, если бы вдруг, одна из сидящих неподалёку женщин, вдруг при нём обнажилась бы, он был бы огорчён, хуже того - оскорблён до чрезвычайности, т.е. эффект бы соответствовал нашей реакции на его действия.

Молодому человеку возразили, что, в принципе, глубоко плевать в каком мире этот бедуин обитает, и каковы его морально-нравственные установки. Египет хочет видеть здесь туристов, а туристы, простите, не хотят видеть, что кто-то рядом с ними срёт. А потому, жалко, что поблизости не обреталась египетская же полиция, которая знает, что так делать нельзя, даже если самим полицейским это не мешает. Это мешает тем, кто платит деньги, а стало быть, именно они диктуют определённые правила.

Абсолютно согласен с этими доводами. А потому, ещё раз напомню, что мне абсолютно плевать, ведает или же не ведает, тот, кто гадит, что он творит. Мне важен результат - он гадит. А если он ещё и настаивает на своём праве гадить, если тот, кто требует от него, если не срать, то, хотя бы, прибирать за собой, вызывает у него активный и агрессивный протест, то, как я и сказал выше - ненависть приходит совершенно помимо воли.

Не могу сказать, что следующая история вызывает во мне ненависть к её герою, вернее - героине, к ней скорее, брезгливую жалость, к ней, не ведающей, что творит. Но прощать ей тоже нельзя, к чему и призываю всех остальных. Вольно или невольно, но она делает чёрное и подлое дело. Ненависть свою я оставлю тем не ведающим, кто громко, злобно и агрессивно поддерживают и приветствуют старушкин бред.

Если кто не догадался ещё, то я говорю об истории с "эссе" Юнны Пинхусовны Мориц, за которое она была забанена в Фейсбуке. Ведает ли она, когда-то прекрасная детская поэтесса, переводчик, дочь человека, замученного теми, кого она ныне так защищает, что она творит? Многие предполагают, что, таки, нет, что она просто выжила из ума. Может быть и так, но, как и в случае с тем бедуином, сути это не меняет - очень уж омерзительно смердит. Смердит не только это - всё, что она делает последние годы, включая и насколько странный для "Пинхусовны", но нормальный для России в целом, антисемитизм - я имею в виду тот виршик про "зловреев". Впрочем, после Кобзонов с Якубовичами, удивляться нечему. Эти, точно, ведают, а потому, прощения и вовсе не обретут.

Да, с точки зрения творчества, не она первая. Вне зависимости от степени таланта - пойти на службу дьяволу, значит, этот талант утратить. Маяковский и Алексей Толстой - чем не примеры? И чем Юнна Пинхусовна, в этом смысле, исключение? Здесь ситуация даже хуже, чем с вышеупомянутым арабом - эти гадят, невзирая на зажимающую носы приличную публику, а беснующееся вокруг быдло радостно кричит: "Давай ещё!" И они дают, и как дают!

"Убитые не могут объявить голодовку" - мое маленькое эссе на тему суда над Савченко, оно было на моей ленте ФБ менее суток, но пришло много читателей, было 2000 лайков и более 300 перепостов, множество комментариев - однозначно в поддержку права россиян не быть убитыми Савченко, "исполняющей свой воинский долг". Это уже потом, когда аккаунт был частично разблокирован написала Юнна Пинхусовна в своём же ФБ. Я не хочу в сотый раз пересказывать всем, кроме российской биомассы известные факты. Я, также, спасая остатки репутации бывшей поэтессы, выскажу предположение, что её, в отличие от того же Кобзона, не купили, а она таки, просто, выжила из ума. Иначе говоря, если Кобзон подписал сделку с Князем Тьмы вполне сознательно, то старушку развели в тёмную. И тем не менее, я повторю - прощать нельзя никому и ничего. Есть определённая красная черта, которую они переступили, сознательно, или по глупости, вследствие старческого маразма - ровным счётом ничего не значит. Повторяю, снова навалена куча, вокруг неё радостно скачет озлобленное, агрессивное быдло, чувствующее себя обиженным до чрезвычайности. Как и милые их сердцу, арабские собратья, они взбешены уже тем, что кто-то, вообще, оказывает им сопротивление. Совать свои кривые лапы, хапать, отбирать - это их святое, или, если пользоваться, недавно выученным ими словом - сакральное право. Те, кто отрицает это, и здесь Юнна Мориц тоже солидарна с биомассой - русофоб.

Фейсбук, зловредная американская соцсеть, как полагает Юнна Пинхусовна, является "одним из моторов" информационной войны и на полную мощность работает, обслуживая "интересы Савченко и ее покровителей". "Неужели дирекция ФБ надеется таким образом арестовать голос русского поэта, лауреата премии А. Сахарова "За честь и достоинство писателя"?

Вроде бы, ежели человек опростался по незнанию, но знать ничего и не хочет, переубеждать его лично - занятие безнадёжное. Да и, как я понимаю, никто этом заниматься не собирается. Просто, вместе с нежеланием прощать подлость, пусть и совершённую в состоянии помутнения рассудка, вместе с ненавистью ко всей путинской рейхсканцелярии, к быдлу, которое, нет, не обманули, не надейтесь - им разрешили быть такими, какие они есть на самом деле, есть жгучее чувство обиды. Вовсе не на совершенно в духе 37-го года высказывание о "Савченко и ее покровителях", о некоей загадочной дирекции ФБ, жаждущей арестовать голос русского поэта. Особенно же, учитывая предыдущие баны за антипутинские высказывания. Нет, меня коробят упоминание имени Сахарова всуе, именно в данном контексте. Это подло и кощунственно, в свете нынешней "позиции" Мориц. О каком чести и достоинстве здесь вообще идёт речь?

И не было бы никакого бана, если бы не одно обстоятельство. Может я не прав, но думается мне, очень уж знаковой стала фигура Савченко, а отношение к ней своеобразным критерием рукопожатности. Вот, даже и ФБ не выдержал.

Что же касается "русского поэта", то вы, Юнна Пинхусовна, может и русский, но больше, никак не поэт. Вы это звание, уж простите меня, хама и циника, просрали. Вы гадите вместе с вашей страной проживания, не видя в этом греха и даже в мыслях не имеете за собой прибрать. Зачем? Наоборот, скоро ещё подкинем и дальше будем подкидывать. Теперь работа такая, пусть и называется она, официально, литературой.

Как же можно вас и вам подобныx прощать? И какая разница - ведаете вы или нет. Как говорится, Б-г простит, да и это - весьма сомнительно.

До свидания, господа.


В череде разочарований, следующих одно за другим в последнее время, есть некоторые особенно болезненные. Как вот, например, с Гафтом. И дело не только в том, что эпиграммы, которые ему приписывают, оказываются вовсе и не его, - это случается далеко не впервые, было ещё и в советские времена. Беда в другом - ужасно после стольких лет менять отношение к человеку, прекрасному артисту, по сию пору, вроде бы, ни в чём постыдном незамеченном. И я абсолютно не собираюсь его оправдывать, но хочу просто попытаться кое-что объяснить, самому себе прежде всего. А объяснив, я уверен, будет легче переживать подобные потери, которых, увы, ещё будет немало.

Можно по этому поводу сказать многое. То, что талантливый человек, будь то художник, артист, музыкант, писатель, будет непременно ещё и умным, это, всего лишь одно из распространённых заблуждений. Наверное, в отсутствии ума, самого Гафта, тем не менее обвинить трудно и в его поступке были иные резоны, о которых я скажу чуть позже, но примеров более чем паскудного поведения, вызванного прежде всего некоторым, мягко говоря, скудоумием, несть числа. Можно говорить гнусности по всякому, но когда смотришь на Башмета, Нетребко, не говоря уже о попсовых звёздочках, вроде той же Лолиты или Баскова (а он и есть теперь попса), понимаешь, что наградив этих людей талантом, Б-г обделил их чем-то другим, ибо даже нести то, что они несут умный человек не будет. Умный человек, пусть и непорядочный, сказал бы по другому.

Можно быть прожжённым конформистом, как Кобзон, обласканным всеми вождями и режимами, делать мерзости солидно, с чувством собственного достоинства, и быть более чем уверенным, что так и надо, более того, естественно и иначе быть не может. И вызывать несравненно большее отвращение, чем безумно талантливая, да ещё и красивая дурочка вроде Нетребко, подтверждающая расхожее мнение, что красивой женщине совсем не обязательно быть умной.

Но всё-таки, и может быть, я сам себя обманываю, думается мне, что с людьми, подобными Гафту, дело обстоит немного иначе. Не то, чтобы я хотел его оправдать, - ни в коем случае. Может быть, чтобы иметь хоть какие-то основания его пожалеть, ибо именно жалости он и заслуживает.

Выживание, творческое, а подчас и физическое, художника при тоталитарном режиме - это старая тема. В советское время, выбор был не богат. Очень немногим удавалось отмолчаться и не замараться какой бы то ни было причастностью к идеологическому обслуживанию режима. Часто такие компромиссы были необходимы, чтобы получить право хоть временами делать, то, что хочешь, заниматься настоящим искусством. Те, кто не шёл на подобные компромиссы, либо выдавливались из страны, как Ростропович или Солженицын, либо оказывались не у дел и даже погибали. Счастлив был тот, кому удавалось молчать. Да, молчать, тогда тоже часто было поступком - не подписываться под коллективными доносами, не клеймить в общей стае, не травить.

Уж, простите за банальность, но человек - существо весьма сложное и противоречивое. А потому, мы не знаем, когда и при каких обстоятельствах у него может проснуться совесть или же наоборот, заснуть, - на время или навсегда. Как не выдержал окружающей мерзости Галич, до тех пор вполне советский, как молчал всю жизнь, но всё-таки, по возможности, воздерживался от подлостей Эренбург. Как последний, действительно, мучился тем, что молчал в сталинские годы, но будучи честным человеком, сам же и признавался - было страшно, а он, увы, к категории героев не относится. И как после этого признания на него накинулась стая бездарных псов из Союза писателей, в недавнем прошлом сталинских шакалов, мол, как это - советский человек, видя такое безобразие, и вдруг молчал. И, грешен, не вспомню кто, ответил этим мерзавцам короткой эпиграммой: "Один молчал, другой стучал".

Может быть, они так, за поребриком, если ещё не пришли окончательно к такой ситуации, то уже чувствуют её приближение - необходимость выживать и работать в условиях тоталитарного, фашистского режима. И в ней, нет для них, на самом деле, ничего нового. Они всё это уже пережили, а люди возраста того же Гафта застали ещё сталинские времена. И может быть, в какой-то мере, наступающий мрак, как это ни печально, и является их средой обитания, а несколько лет свободы - неожиданным, приятным, но вовсе не естественным, подарком судьбы. Теперь же всё просто возвращается к норме.

Может быть, те, кто так горько разочаровал нас в последнее время, и сами понимают, что если не можешь открыто сказать, то что думаешь, лучше, порядочнее, - просто промолчать. А может, именно этот страх, сидящий в подкорке, практически, генетический, толкает их на подобные демонстрации лояльности, себе же на позор и осмеяние. Или они и вправду, заставляют себя верить в то, что говорят...

Как бы то ни было, заявление Гафта - никак не поступок адекватного человека. Я даже не знаю, не уверен, по доброй ли воле он всё это выдал. В конце концов, из того же чувства страха, он хотел как-то дистанцироваться от приписываемых ему эпиграмм, тем более, что, скорее всего, не он их и писал.

Просто, посмотрите на его лицо на фотографии - лицо старого, растерянного, и, пожалуй, испуганного человека. Не мог такой человек, как Гафт искренне сказать: "Я верю нашему телевидению", по той простой причине, что запредельная глупость, примитивное враньё и идиотизм их телевидения может вызывать доверие только у абсолютного Шарикова, и пусть таковыми и является российская биомасса, но уж, простите, никак не Гафт. Просто, пересмотрите, перечитайте это интервью. Повторяю, это не слова адекватного человека - это истерика. Ещё раз, посмотрите на его лицо. Мне его жалко.

Но мне жалко и всех нас, жалко, когда уходят, умирают при жизни те, кого любил с детства, чьи фильмы, книги, спектакли, музыка были отдушиной в липкой совковой действительности. Те, чьё, не побоюсь этого слова, творчество, самим своим фактом эту действительность отрицало и игнорировало. До свидания, господа. Спасибо, что вы были. Больно, что вас теперь с нами нет.

Не брат ты мне...


Те кто смотрел замечательный фильм "Имя Розы", именно фильм, потому что в книге этой сцены нет, должен помнить, как, собираясь пытать брата Сальваторе, Бернард Ги говорит ему, что эта печальная необходимость заставляет страдать его ещё больше чем пытаемого. Однако, всевозможные клещи и щипцы уже раскалены до красна, а несчастного монаха ждут неслыханные мучения. Это и есть цель сладкоречивого брата Бернарда - послать несчастных еретиков на костёр, тем самым ещё раз утвердив свою власть и могущество тех, кто его послал навести порядок в отдалённый монастырь. А самое главное - посеять страх. Страх, как мне кажется, наиболее липкий и ужасный - когда зло творит некто благообразный и говорящий красиво и доброжелательно, но в этом красноречии - за каждым словом ложь и угроза, скрытая или явная, и зло это неумолимо и будет творить веды ровно до тех пор, пока не будет не просто остановлено, а именно уничтожено, уничтоженно, как этот самый Бернард, нашедший смерть на дне обрыва.

Это вообще, пожалуй, самый изощрённый и подлый вид мучительства, когда оно сопровождается всякими красивыми словами, когда терзаемой жертве изверг рассказывает о своей любви к ней и к тому же ещё и вздыхает горестно - ну почему ты мне не веришь? Наверное, ты просто не в себе, но ничего, я тебя вылечу, а если ты после этого ещё и жив останешься, то вообще заживём как братья, душа в душу. Поверьте мучителю - он тоже страдает. И что со всем этим делать, ведь, кроме физической боли, особую муку доставляет именно эта приторная рожа, бубнящая что-то о любви и братстве, когда самое больше желание - заткнуть её поганый рот, смачно плюнув в подлые рыбьи глазки профессионального спасателя и гуманиста, когда самое естественное желание - сделать подонку так же больно, как он делает тебе. На надо стесняться этого чувства, а уж тем более, - подставлять правую щёку после удара по левой. Несчастный брат Сальваторе не мог ударить Бернарда, а ответить не позволял слабый ум, но ведь не всех Б-г обделил умом и чувством собственного достоинства. Поэтому отвечать, ставить мерзавца не место, желательно сразу, а не чем через год с хвостиком, ибо столько уже продолжается война между Россией и Украиной, ровно столько времени гибнут люди, дабы потешить застарелые комплексы маленького ублюдка и его банды. Лучше, однако, поздно, чем никогда, и я, лично, очень рад, что мы наконец услышали от Порошенко то, что должно было быть озвучено ещё весной прошлого года. Слова о том, что в условиях войны "не может быть никаких братских народов". Да, это должно было быть произнесено, самое позднее в августе прошлого года, когда артиллерия врага обстреливала украинскую территорию со своей стороны границы, а потом повторено неоднократно - и после Иловайска и после Дебальцево. Украинская сторона ещё сразу псле аншлюса Крыма должна была открыто заявить, что стала жертвой агрессии сопредельного государства. Не надо ничего пытаться доказать России, - те кому надо и так всё прекрасно понимают, а биомасса ничего знать и понимать не хочет. Просто, те, кто знает, там, за поребриком, должны получить сигнал - мы в ваши игры играть не собираемся и никаких эвфемизмов не будет. Хотя бы так, хотя, если быть последовательным, то послы должны быть отозваны, а граница закрыта. Также, должен быть перекрыт всякий кислород Крыму. Но это в идеале. Пока, спасибо и на том, что услышали. Услышали, повторю, то, что должны были усышать уже давно. Прекрасно, когда талантливая девочка пишет стихи, вроде "Никогда мы не будем братьями", но она, к сожалению, лицо не офоциальное. Это должен был внайтно и чётко произнести глава государства, подвергшегося немотивированной агрессии. Дождались.

Несчастный брат Сальваторе не мог ответить действием на насилие, а заткнуть рот сладкоречивому Бернарду у него не хватало мозгов. Но почему также боялись произнести слово "война" правительство и президент Украины, я, уж простите, не понимаю. В данном случае слова не менее важны чем дела, и с психологической точки зрения, давно пора назвать происходящее на востоке войной, перестав прикрываться стыдливым эвфемизмом АТО. Если эти подонки говорят, что они борются с фашизмом, назовите, в конце концов, фашистами их. Если Киселёв, ссылаясь на критерии Умберто Эко, пытается доказать своей пастве, что Украина соответствует всем 14-ти, ответьте, не молчите, ибо его аргументы легко опровергнуть любому мыслящему человеку. Более того - доказать, что именно Россия этим критериям и соответствует. Нет, русские, вопреки расхожему мнению, не выигрывают пропагандистскую войну - им никто не верит, потому что слишком уж запредельна их ложь. Беда в другом - Украина не использует всех возможностей, чтобы донести до мира всю меру пришедшей к ней беды, более того, беды, грозящей прийти и к её соседям. Сальваторе было некого звать на помощь, избиение Украины происходит на глазах у всех.

Конечно, после всего этого паскудного представления с визитом подполковника в Крым, клоунады с Мединским и Гоблином, на счёт освоения денег на "культуру", а самое главное, после мантр по поводу Украины, смолчать - значило, абсолютно не уважать себя. Именно после этого циничного, сладкоречивого бреда, произнесённого именно на оккупированной территории, когда урка пырнув тебя ножом в спину, продолжает бубнить, что ты ему брат.

Это, как в очередной раз выясняется, у Киева морок, который должен развеяться. И правда морок, и почему вдруг они забыли о вековом братстве? Но они обязательно вновь упадут в обьятия старшего брата. Он ведь старший, а потому самый умный и знает, что делать младшему. А заодно, может забрать у младшего, если что понравится, а если вздумется тому протестовать, то законное право старшего - его покошмарить. Что он и делаят, занудно бубня: "Я тебя люблю, а ты ... Эх, брат". Да не брат ты мне, гопник и урка. Это ты сам себе придумал, чтобы хоть как-то оправдать своё "право" на насилие и грабёж. И не был никогда братом. Ни когда обманул Богдана Хмельницкого, превратив Украину в свою провинцию, ни когда вынудил вполне лояльного Мазепу на мятеж, ни когда уничтожил гетманство. Когда всеми силами пытался вытравить из Украины все ростки европейского, привитые за годы вхождения в состав Речи Посполитой. А особенно братскими отношения, надо понимать, стали при большевиках, устроивших Голодомор, выжигаших карпатские сёла, отправивших сотни тысяч в телячьих вагонах на смерть.

А заявление о том, что Украина находится под внешним управлением? Какой реакции, интересно, они ожидали? Нет, не собственного быдла, а всего остального мира. Я понимаю, что никто из внимавших подполковнику не попросил более подробных разъяснений по этому пункту, но всё же интересно. Вот просто, - что же оно, "внешнее управление" означает, а главное - как это отражается на внутреукраинских делах. Ведь внешнее московское управление мы уже имели счастье наблюдать при Януковиче, а потому, если таковое и присутствует сейчас, может быть есть смысл сравнить нынешнее с предыдущим? А кроме всего прочего, почему эти внешнеуправляющие не удосужатся защитить свою "колонию" от назойливо прущих в неё "братьев"? Непонятно.

В общем, я рад, что Порошенко назвал вещи своими именами. Хоть сейчас. Я не берусь судить президента из своего далёка, хоть знаю, что он подвергается довольно острой критике, и я думаю, более чем справедливой. Но он сказал то, что, думается мне, многие от него давно ждали. Плюнул в самодовольную воблоглазую морду садиста и фарисея. Как там было в "Ликвидации"? Ну и сука ты, майор. Ах, да, простите. подполковник.

Стервятники

art5631_0
У Айзека Азимова есть рассказ "Сердобольные стервятники". Если кто не читал или забыл, напомню - некая высокоразвитая цивилизация искала планеты выжившие после глобальной катастрофы, чтобы под видом помощи пострадавшим эти планеты захватить. Если же потенциально спасаемые находились лишь на грани катаклизма, то эти самые стервятники терпеливо дожидались, когда же он наконец произойдёт.

Конечно, абсолютной аналогии здесь не наблюдается, ибо в нашем случае стервятники не ждут, а сами создают катаклизмы и катастрофы, затем чтобы, как и у Азимова, прийти и установить свой порядок, навязать его жертве, не имеющей сил сопротивляться. Как и те, стервятники из фантастического рассказа, они даже уверены в благородстве и правильности своей миссии. И чрезвычайно обижаются, когда встречают отпор. Когда же за их жертвы, маленькие и слабые, вступается другой, большой и сильный, вступается, надо сказать, весьма неохотно, ибо всегда предпочитает заниматься своими делами, то стервятники поднимают визг на весь мир, объявляя этого самого защитника агрессором. "Агрессор" же рационален и логичен, хочет спокойно заниматься бизнесом и торговать. Стервятник же, сам толком ничего не способный создать, не любит честный бизнес. Зачем самим работать и созидать, если можно забрать даром. А можно и просто всё разорить и разрушить, доведя жертву до собственного скотского уровня. Ведь опять же, в отличие от азимовских, агрессия наших стервятников абсолютно иррациональна. Более того - разрушительна. Разоряя свои жертвы, стервятники не особенно обогащаются и сами, находя главное удовольствие и удовлетворения в самом факте своего главенства и контролю над всё большими и большими территориями. Повторяю - строить, созидать, упорно работать, это не про них и не для них. Соответственно, эти качества в других им глубоко отвратительны, а собственную лень и безалаберность они выдают за присущие только их народу бессеребреничество и широту души. Хотя, здесь надо сказать, что на счёт только им, они не правы. А как же арабы?

Вокруг них, таких открытых, благородных, не заражённых мерзостью стяжательства роятся куркули-хохлы, торгаши-жиды, бездушные и жадные пиндосы. Беда же в том, что стервятники живут войной. Если же в данный момент нет войны, пусть будет напряжение, страх, ежеминутное ожидание смерти. И вот здесь, сравнение со стервятниками как нельзя более точно. Они, как и те мерзкие птицы, живут, благодаря смерти других. Поэтому, никакие Минские соглашения, будь то, первые, вторые, да хоть сотые, не остановят кровавый хаос в Донбассе. Ничто, кроме полной военной победы над стервятниками. Полной, а главное, - унизительной для них. Полного их поражения, как они потерпели в своё время на Ближнем Востоке. Когда они были вынуждены убраться вон, проклиная "предателей", решивших заключить мир и прекратить бессмысленную вражду. Помните, когда президент Египта Анвар Садат прилетел в Израиль с предложением мира. Когда американцы, в общем, совершенно бескорыстно, помогли старым врагам договориться и подписать мирный договор в Кэмп-Дэвиде. И каким благородным негодованием кипел Советский Союз. Его выперли пинком под зад из Египта, и чудо - без его дружеской "помощи" пришёл мир, то чего стервятники хотели меньше всего.

А до этого была благословлённая товарищем Сталиным война в Корее, а потом и Вьетнам, когда Москва за 4 миллиарда долларов "убедила" товарища Хо Ши Мина напасть на Южный Вьетнам. Им было плевать и на Вьетнам и на несчастных вьетнамцев, им была нужна очередная кровавая буча. Здесь всё прошло по их стервятников, плану. Им удалось втянуть американцев в войну. Удалось потому, что те, если уже обязались защищать своих союзников, то непременно выполняют свои обязательства. Да, и самое отвратительное здесь было то, что именно защитники жертвы оказались в глазах мира агрессорами, а стервятники - миротворцами.

Как и потом, в 2008 году, отстаивающая свою независимость и территориальную целостность Грузия, а они, стервятники, как известно, явились "принуждать к миру".

Поэтому, снова и снова - не стоит обольщаться надеждой не то что на мир, а даже на кратковременное перемирие в Украине. Оно, собственно говоря, уже нарушено. Да и было бы смешно, ожидать прекращения огня от страны, эту войну и развязавшей. Они этим живут. Более того, они стервятники, с альфа-самцом во главе, он же главный пожиратель мертвечины и падали, только и могут существовать в таких условиях - хаоса, бойни, крови. Просто потому, что ничего другого не умеют. Да и не умели никогда. Разрушать, это пожалуйста. Это было всегда, не только при нынешних, не только при Советах. Как орды Ивана Грозного разоряли ливонские города, так и 400 лет спустя, краснозвёздные орды разорили чистые и благополучные балтийские страны. Как за несколько лет загадили уютные городки отжатой у немцев Восточной Пруссии, превращённой в Калининградскую область.

Нет, покуда стервятник жив, или хотя бы не посажен в клетку - мира не будет. Ему, стервятнику, нужно клевать кого-то, нужно жрать. Он и будет клевать, пока ему не свернут шею. Скорей бы.

Проклятие "Серебрянного века"

FyUeoX02VvA
Сейчас уже быльём поросла давняя, ещё "перестроечная" история идейного противостояния либеральной и "патриотической" интеллигенции в лице представлявших их журналов - "Огонёк" и "Наш Современник" соответственно. Оба, на словах декларируя приверженность Советской власти (а как же иначе в то время), тихой сапой проталкивали свои воззрения, западно-либеральные с одной стороны, и кондово-посконно-патриотические с другой. И как оно испокон у патриотов заведено, "Наш Современник" истово боролся со всеми чуждыми веяниями, ибо в силу той же своей посконности, почитал их кознями лукавого, который, как всем ведомо, враг рода людского, а особливо, русичей-богоносцев. Воплощали же козни в жизнь, вестимо, инородцы, а первыми среди них, понятное дело, представители некоего малого народца, испокон века задавшиеся целью Святую Русь сгубить. О чём, кстати, было ясно и без обиняков прописано в их програмном документе, имя которому "Протоколы Сионских Мудрецов". И посейчас книга сия является настольной для всей мировой закулисы. Прошли, уж извините за штамп, годы. И по прошествии оных, я думаю, писатели-патриоты из "Нашего Современника" могут с гордостью оглянуться на пройденный путь. Ибо, может и не так быстро, как им, русичам-патриотам, хотелось бы, движение к вожделенной ими Святой Руси, неуклонно и бескомпромиссно. Наконец-то у руля прочно стали люди, осознающие особое место в мире народа-богоносца, и пинками и тычками в это место, его, то бишь народ, загоняющими. Народ, впрочем, в массе своей не ропщет, потому как к пинкам и тычкам испокон веку привык и иначе бытия своего скорбного не мыслит, более того, без таковых инстинктивно ощущает, что что-то явно идёт не так.
Взыскуя же пытливым православным умом истины, в поисках истоков несчастий на Святую Русь выпадавших, обращают свой взор литераторы-патриоты взор свой в прошлое, в том числе и недавнее, и неизменно обнаруживают в нём происки врагов. Не так давно таковые враги были замечены среди русских поэтов Серебрянного века, о чём и поведал urbis et orbis главный редактор журнала Станислав Куняев. "Теперь я вижу это так: поэты Серебряного века сошли с ума, начитавшись Уайльда, Ницше, Бодлера, Верлена - кумиров Запада, который тогда начал с наслаждением разлагаться. И все наши "кассандры", Господи прости, бросились в этот бассейн с нечистотами." А самое главное:"... - церковь, аскетизм, патриархальный уклад жизни простого народа - они хотели скинуть. Именно в этот период в обществе возникли бациллы растления и воинствующего антихристианства. Талантливые поэты и писатели ждали и жаждали всевозможных революций: политических, экономических, религиозных, сексуальных. А когда начала литься кровь, они только руками развели."
А вот теперь, пожалуйста, не ругайте меня, но в словах этого господина есть некое рациональное зерно. Ни Б-же мой, на счёт того, что руками развели. Нет - когда катастрофа случилась, растерялись - было дело, остолбенели от размаха и масштаба вырвавшегося на волю. Некоторые, растерявшись, попытались это зло понять и принять, неосознанно даже кощунствуя: "В белом венчике из роз впереди Иисус Христос". В чём же рацио? Да в том, что действительно, в полуфеодальной патриархальной, населённой азиатским охлосом стране, был тончайший слой людей, бывших европейцами и желавших жить по европейски свободно. Естественно, что для той России, равно как и для господина Куняева с едимышленниками (заединщиками, как они себя определили), эти люди являлись и посейчас являются совершенно инородным телом, а потому заведомо ненавистным. Столь милые кондово-посконному сердцу "церковь, аскетизм, патриархальный уклад жизни простого народа" никак не могли существовать в одном мире с Ахматовой, Цветаевой, Ходасевичем, просто в силу абсолютной нетерпимости первых. Нетерпимости, как одной из главных национальных особенностей той самой "Святой Руси". Российская империя, к сожалению, совершила все возможные ошибки и сама подтолкнула себя к гибели. Беда же этой несчастной страны в том, что альтернативой было лишь худшее - большевики, а значит кровь, рабство, Орда. Тот же аскетизм и патриархальный уклад, но уже без церкви. И если в той старой России столь неприятные Куняеву поэты могли существовать (та власть, при всех своих недостатках, была вполне толерантна к тем, кто не посягал на её основы), в новой, Советской России места им уже не было. Ибо новая власть сама решала как и что должно поэтам писать и вообще как им жить, да и жить ли вообще.
Так что прав конечно Куняев на счёт их чуждости, вот только не они, вопреки тому, что он думает, истоки бед России, а именно та самая, милая его сердцу патриархальность. И по сей день, людям, подобным поэтам Серебрянного века, просто свободным и мыслящим людям, нет места в этой несчастной, нелепой и гордой своей нелепостью стране. Страна эта была и есть заточена под Куняевых. Тем и живёт, вернее существует, мня свою убогость как эталон и предмет для подражания. Ненавидящая всех и щерящаяся на мир гнилыми зубами. А иначе никак. Русь-то святая. Народ-то богоносец.

Здравствуй, Родина. Я так по тебе соскучилась.

solj
Кто только не говорил, не писал, не осуждал или же, наоборот, не восхищался Александром Исаевичем Солженицыным. При всей, мягко говоря, неоднозначности, его личности и спорности его политических взглядов, он, несомненно, является одним из крупнейших писателей 20-го века. И с литературной точки зрения и с как человек, наиболее точно и однозначно давший убийственную характеристику таким страшным, античеловеческим явлениям, как коммунизм и советская власть. И в падение советского монстра он внёс свой вклад, и, я уверен, не малый, открыв окончательно глаза многим колеблющимся и сомневающимся. За одно это ему можно простить и его антизападничество, и поддержку путинского режима в последние годы его жизни. Впрочем, эти две вещи взаимосвязаны. И я не сомневаюсь, что будь он сейчас жив, в нынешнем украинском кризисе, его симпатии были бы явно не на стороне Украины. Но, мне кажется, сейчас не стоит судить его за это строго. В свое время и на своём месте он сделал всё что мог, борясь против общего страшного врага - большевизма. Далее, пути сторонников западной либеральной демократии и Солженицына расходятся, но это уже не так важно.
Но если, при его жизни, после возвращения в Россию, он был в фаворе у власти и даже, какое-то время числился чуть ли не в пророках, неумолимая логика развития путинской России, вернее, её заката и грядущего окончательного падения, духовного и политического, возвращает Солженицына к роли и месту, навязанным ему в 70-е Советской властью. Враг.
По одной простой причине - Советская власть возвращается, вернее возвращается её позитивная оценка, и усиленно навязывается той биомассе, которую некоторые упорно продолжают именовать "российским обществом". Этот возврат был неизбежен, ибо, как и Советская власть была изгоем в мире, с которым считались исключительно в силу его военной угрозы, так и сейчас Россия оказывается во всё большей международной изоляции и в бешенстве грозит войной. И прежние, советские ценности с большой примесью кондового, тупого и злобного русского шовинизма, всё больше востребованы правящей бандой (слово "элита" здесь явно неуместно). В этом новом политическом дискурсе Солженицыну не место. Писатель, посвятивший наиболее значительную часть своего творчества борьбе и раскрытию, и объяснению инфернальной сущности фашистского сталинского режима, явно оказался не ко двору власти, всё более и более обеляющей этот период российской истории, более того, героизирующей его.
И как и в советское время, на писателя, теперь уже покойного, льются помои из уст мелких литературных шавок. Да, пока ещё не в тех выражениях, но лиха беда начало. И что не менее важно, из уст тех же шавок даётся, и политическая оценка тем явлениям, на борьбу с которыми Солженицын положил свою жизнь. Положительная оценка (В лучшем случае, как это у них сейчас модно - время было неоднозначное и сложное). Ну да, неоднозначен и сложен был также Третий Рейх. А уж жили при Алоизыче, немцы, явно чуток получше чем в сталинском СССР. Но это неважно, ведь правда - главное, что держава была великой. А ещё мы победили, похоронили Алоизыча по нашими же неисчислимыми трупами.
Вот и Поляков, неплохой когда-то писатель, а теперь главный редактор "Литературки", высказался по этой теме. Лягнул, так сказать. А чего ж не лягнуть, ежели время пришло, его, Полякова, бывшего комсомольского работника, время. Писатель, бурно тосковавший об утерянном советском рае все последние годы, радостно приветствует этого рая возвращение. И в радости своей не гнушается самого пошлого вранья и откровенной подлости, ибо как ещё назвать оправдание и положительную оценку чёрных периодов в истории своей страны, а соответственно и гибель миллионов людей. А в свете того, что "Литературная Газета" издание государственное и соответственно не много может себе позволить высказать без отмашки сверху, можно заключить, что выпад этот не только лично поляковский, а и трансляция чьего-то другого, высочайшего мнения.
И здесь всё логично. Если во главе страны находится организация, главной заботой которой всегда была борьба с инакомыслием, и защита правящего режима любыми, включая самые подлые и бесчеловечные, средствами, как же она может любить человека, всю жизнь с ней боровшегося. Сейчас другие задачи - хватит очернять защитников священных устоев. Вот Поляков и отрабатывает свою пайку истово и страстно, не стесняясь откровенного вранья. Касаясь вопроса высылки писателя и Советского Союза Поляков говорит: "Его яростная, отчасти оправданная личной драмой нелюбовь к советской версии нашей государственности общеизвестна, и тут я скорее поверю 5-му управлению КГБ, окошмаривать которое в нынешней геополитической реальности я бы не рискнул". Вот так, нельзя, нехорошо, окошмаривать КГБ, особенно в нынешней сложной обстановке. А то - весь мир же против нас, фашизм снова поднял голову, ну и далее по методичке. Что-то последнее время идёт-таки феерическая компания по отбеливанию борьбы КГБ и инакомыслием, что в целом понятно. Неприятно же в самом деле нашему всему слышать гадости про родную контору. Значит на том и порешили - честные были, белые и пушистые, истые рыцари, и боролись с врагами и предателями. Солженицын, стало быть, теперь, один из них, един и враг, и предатель. Вот, оказывается, ещё и американцев призывал напасть на оплот мира во всём мире.
А критика "Архипелага" и вовсе за гранью. Критика, понимаешь, сложнейшей эпохе Ленина-Сталина, противоречит данным исторической науки. Ну это несомненно - в "Кратком Курсе истории ВКП (б) всё немного иначе описано. Кто же не знает. Эпохе, ведь, сказано вам, сложнейшая, а потому чего там мелочиться - ну угробили людишек, туда-сюда, миллионом больше, миллионом меньше. Ведь главное, какую державу построили. А бабы уже и нарожали.
Так что, круг замыкается. И как написал ещё один экспонат нынешнего паноптикума, мадам Скойбеда - Здравствуй, Родина. Я так по тебе соскучилась.
Ну, здравствуй, здравствуй.

Пушкин как преграда западной заразе

А я наивный думал, что перлы нынешних российских "мудрецов" уже удивить не могут. Но нет - это кладезь, неисчерпаемый источник глупости, идиотизма, ничем необоснованного высокомерия и презрения ко всему миру и, конечно, подлости. Вот такие люди сейчас учат детей в России литературе: "Заслуга Пушкина в том, что он всю мировую культуру повернул к первоначальному ее предназначению, которое она потеряла на Западе... Идеи Ренессанса, идеи прогресса, гуманизма, свободы, прав человека надвигались на Россию в ХIХ веке. Как Александр Невский в военном деле, так Пушкин в духовном остановил это западное нашествие." И чего здесь больше - той самой глупости, не знания собственной истории, ненависти к самым базовым, элементарным ценностям цивилизации, решайте сами. Сей гений отметился по всем параметрам. Был бы он одинок, или же таких как он было немного - не беда. В любой стране можно встретить эдакое чудо. Беда в том, что в нынешней России - это не паталогия, а тенденция. Они не прячутся по углам, не тискают статейки в мелких паскудных маргинальных газетёнках - они кричат во весь голос. Теперь их время. Власть благосклонно улыбается, внемля этому бреду, ибо пришло их время. Они востребованы режимом, и, несомненно лично вождём. Московской банде нужна страна живущая по принципам вот этого, процитированного выше ископаемого - в этом залог её выживания.
rus
И процесс отравления, совращения миллионной аморфной российской биомассы проходит весьма успешно - ведь имя проповедникам этой идеологии миллион. Где, в какой ещё стране, гуманизм, свобода, права человека могут быть объявлены чуждыми идеями? Из стран, мыслящих себя цивилизованными - только в России. Страна, где индивидуализм, ответственность за себя и свои поступки, независимость, самостоятельное мышление всегда осуждалось, где поощрялось быть частью стада и во всём зависеть от барина, будь то помещик или партийный секретарь весь этот бред не мого не найти понимания. К этому добавляется сидящий в подкорке у многих поколений, заботливо выпестованный практически любой российской властью страх и неприятие всего инородного, культурно чуждого, вера в свою особенность. Нам, богоносцам, в силу той самой особости и богоносности, нечему и не у кого учиться - наоборот, мы сами готовы всех учить и если надо силой. Уважая право сильного, преклоняясь перед любым бугром с тремя классами образования, но в кресле начальника, биомасса искренне не понимает и возмущается нежеланием остального мира жить так же. Именно поэтому события в Украине вызывают такую ярость быдла. Что, самые умные, в Европу хотите? Ща мы вам покажем Европу. Говорите, мы рабы? Да, а что? В этом и есть истинная свобода - служить вождю. Тем и гордимся. Здесь же и вера в собственное мессианство, обязанность спасать и защищать других, в меру своего понимания, разумеется. То есть любыми средствами навязывать свои, с позволения сказать, ценности.
Ну а Пушкин? Он бы наверно в гробу перевернулся от такого комплимента. Человек именно и бывший воплощением еввсего европейского, гумманистического в русской жизни вдруг оказался эдакин сычём из замшелой избы. Что же до Александра Невского -учите историю не по сусальным картинкам единого учебника. Только страдающие манией величия державные "историки" могут представлять мелкую феодальную стычку эпохальной битвой за свободу. О самой же фигуре Александра Невского я вообще умолчу. Нормальные нации таких "героев" элементарно стыдятся.
Такие дела... Только какое будущее ждёт страну где шизофрения есть государственная идеология? Carthago delenda est. Карфаген должен быть разрушен.