Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

"Бессмертный" полк


Мой дед прошёл всю войну, с августа 41-го по весну 45-го, закончив её где-то в Восточной Пруссии. Был артиллеристом, дослужился до начальника штаба полка. Я всё думаю, что он делал и как реагировал на зверства "воинов-освободителей" в конце войны. Скорее всего, никак - просто, приказал себе этого не видеть. Не сомневаюсь, что сам он не участвовал - не такой он был человек. Но и протестовать, не протестовал. Честно делал свою работу, а на рожон не лез. Таких как он тоже было много, ведь не все, в конце концов, были звери, или вконец озверевшие за 4 года войны. В общем, он честно вытянул свою лямку, ему посчастливилось выжить, хоть он и был очень тяжело контужен. От последствий этой контузии он и умер, не дожив до 70-ти лет.

К чему я это всё? Да всё к той же пресловутой акции "Бессмертный полк", которая в нынешний день победобесия снова пройдёт в России и не только, ибо, стараниями путинского "министерства пропаганды", мероприятие это пройдёт и во многих других странах. Говорят, что-то в этом роде будет и у нас, в Канаде. А чего ему не быть - русское посольство весьма активно охмуряет "соотечественников". Вышел бы я с портретом своего деда? Ответ однозначный - нет. Равно, как никогда бы не прицепил себе колорадскую ленточку - гнусный символ российской агрессии в Украине.

Казалось бы, что плохого в акции, самой по себе - люди выходят на улицы с портретами прошедших войну отцов, дедов, родственников, погибших в этой гигантской гекатомбе, или же тех, кому удалось выжить. Выходят, чтобы, как нам говорят, почтить их память. О себе же, движение "Бессмертный полк" заявляет, как о некоммерческой, неполитической, негосударственной гражданской инициативе. А вот с этим определением, на мой взгляд, имеются большие проблемы. Возникшее в 2011 году в Томске, как, действительно, неформальное, оно, как и многое другое в России, было быстро "возглавлено", бюрократизировано и используется, как орудие пропаганды, как внутри страны, так и за её пределами. Пропаганды той версии войны, которую так рьяно отстаивает нынешняя российская власть. Так что, снова выходит всё то же камлание на костях, пошлое и лицемерное. Цель - всё та же, -ещё раз подчеркнуть, что Советский Союз является спасителем человечества, а в силу исторической преемственности, вся эта благодать падает и на Россию тоже.

Я уж не говорю о моральном аспекте всего этого действа, да и дня Победы в целом, когда день, котoрый должен был бы быть посвящён тихой скорби и поминовению превращается в постыдное помпезное действо, пошлое и глупое, со всеми этими наклейками а-ля "На Берлин" и прочей мерзостью. День памяти, а именно таков он и есть во всём мире, не предполагает выставление ликов своих покойных родственников на всеобщее обозрение и разгуливание с ними по улицам городов. Ну а что касается самих ликов... Вроде бы, акция предполагает, чтобы люди помнили, на деле же, праздник превращается в день беспамятства, сокрытия правды о той войне, а зачастую, в откровенную профанацию. Какое отношение имеет ко дню Победы дура Поклонская с образом последнего русского царя? Но это ещё только полбеды. Гораздо хуже Никонов с портретом дедули, Вячеслава Михайловича Молотова. О чём, как не о беспамятстве, нежелании знать свою историю, говорит тот факт, что это существо с ликом, который оно несло, никто не вытолкал из колонны, не оскорбился, не дал в лоснящуюся сытую морду, наконец? Ведь те, чьи портреты несли остальные, по большому счёту, жертвы этого самого дедушки, того, что дедушка натворил в роли верной сталинской шестёрки, наркома иностранных дел СССР.

Они, там, в толпе, несущей портреты не хотят знать, а может быть, просто, вспомнить о Пакте Молотова-Риббентропа, с которого и началась Вторая Мировая война. Нет, не "Великая Отечественная" - такой войны вовсе не было, был долгий и кровавый эпизод мировой войны на Восточном фронте - тоже плод дедушкиных трудов. Но, повторю, началась развязанная дедушкиными усилиями война в сентябре 39-го, нападением ан Польшу, а продолжилась оккупацией стран Балтии, нападением на Финляндию, вторжением в Бессарабию. И многие из тех, кто шёл в этой толпе несли портреты советских солдат-захватчиков, участников всех этих "освободительных" походов. И, наверное, никто из шагавших с теми портретами об этом не задумался. В конце концов, возразят мне они, мой дед или отец честно выполнял приказ. Хочу только напомнить, что Нюрнбергский трибунал посчитал преступлением также и выполнение преступного приказа. Но вернёмся к дедушке Молотову. Это ведь он приехал в ноябре 40-го в Берлин, привезя предложения Сталина по разделу мира на сферы влияния, он требовал от Гитлера признать советские претензии на Балканы, Турцию и балтийские проливы. Это всё он, такой же военный преступник, как и Сталин, как и вся советская верхушка, столкнувшая мир в ужас мировой войны.

И, зная всё это, я должен с портретом своего деда присоединиться к акции, в которой несут портрет того, чьими стараниями отправил его и миллионы таких как он, на самую страшную в истории человечества бойню? Я должен участвовать в одном мероприятии с идиоткой Поклонской? Но даже не в этом дело. Сама эта "неполитическая" акция есть спецоперация по утверждению определённого имиджа России, лживого и лицемерного, в чём я, разумеется, участвовать не собираюсь, ибо любой присоединившийся к этому мероприятию, объективно помогает путинской России. Но не только в этом дело. Лжива сама основа, сам идейный посыл данной акции. Я не буду снова повторять о недопустимости плясок на костях ни в этот, ни в какой другой день. Всё гораздо глубже. Неприлично праздновать сам этот день так, как они это делают. Зная правду о той войне, зная о преступлениях, совершённых советской армией, подло и аморально строить такой вот бессмертный полк. Да, для каждого отец и дед таковыми и останутся, неважно что и когда там они чего совершили. Вот и вспомните их дома за рюмкой водки, а не выходите с его портретом на улицу. С портретом СМЕРШевца, солдата, воевавшего на финском фронте, "освобождавшего" Восточную Европу, воевавшего с "лесными братьями" или безобразничавшего в Восточной Пруссии.

Спросите себя, а немцы могли бы устроить подобную акцию? Они-то всё поняли и во всём покаялись. Русским же каяться не в чем - они, по крайней мере, в этом уверены. Поэтому "Бессмертный полк" состоится и в этом году. И портрет Молотова, надо думать, снова будет. Я бы не хотел оскорбить память своего деда участием в таком вот действе. Или я в чём-то не прав?

Mухи и котлеты


Есть такая история, ещё из времён хождения народовольцев в народ. В царствование ими же, народовольцами убиенного Александра 2-го, хорошие мальчики и девочки, идеалисты, чистые душой, пытались просвещать крестьян. Были такие, что школы открывали, учили детишек грамоте, но таких было мало. В основном, просвещали политически, говорили о свободе, равенстве, человеческом достоинстве. Мужики чесали репу, не очень понимая, да и не особенно пытаясь понять, чего же от них хотят. Прокламации, которые совали в руки, пускали на цигарки, а наиболее ретивых агитаторов даже сдавали жандармам. Любили мальчики и девочки, как натуры возвышенные, почитать стихи народу, опять же, про святую свободу.

Так вот, во время одного из таких чтений, пока все остальные собравшиеся мужики покуривали, подрёмывали, один из них смотрел на агитатора весьма внимательно. Мальчик, узрев, как ему казалось, благодарного слушателя, весьма воодушевился, а закончив, поинтересовался впечатлением мужика. Практичный мужик, вместо ответа, сам спросил, а где наш народоволец шил такие хорошие, крепкие сапоги. Их он, собственно, и рассматривал с таким вниманием. Бедный агитатор был чрезвычайно разочарован.

К чему и о чём это я? Да всё о ней же - великой русской культуре. Видите, без кавычек. Потому как она и в самом деле, и без всяких кавычек великая. Правда, замечательно - в Америке каждый, более-менее читающий, образованный человек, знает Достоевского и Толстого. А ещё, любит русский балет и живопись. С удовольствием слушает Чайковского и Рахманинова. Да, чуть не забыл - "Архипелаг Гулаг". Нет, и правда, немного найдётся в мире стран, сделавших соизмеримый с Россией вклад в мировую культуру. Но! Именно здесь и начинается самое интересное. Великая русская культура, она ведь, если разобраться, и не русская вовсе и в этом её подлинная уникальность. Я не говорю о национальной принадлежности её создателей. Да - Фонвизин был немцем, Лермонтов - потомок шотландцев, Гоголь - украинец, Айвазовский - армянин, а Левитан, вообще, страшно сказать - еврей. О советском и нынешнем периоде умолчу. Дело совсем не в этом. В конце концов, Модильяни, не итальянский и не еврейский, а именно французский художник. Всё гораздо глубже, и соответственно, для России печальнее, если не сказать, трагичнее.

Да, ситуация с Россией по многим показателям абсолютно уникальна, но в этой уникальности вовсе не удача её, а беда. Причём не только её, но и всего мира, что мы сейчас и наблюдаем. Опять же - важен результат, та головная боль, которую имеет цивилизованный мир, по крайней мере, последние 100 лет. Боль, резко усилившаяся в последние годы. Можно многое объяснить уникальностью истории, извечным положением между Востоком и Западом, а значит и метанием между ними, конфессиональным, а стало быть - цивилизационным выбором. В какой-то мере (именно, в какой-то) - монгольским нашествием, ибо оно всего лишь закрепило и без того существующие тенденции. На данный момент имеет значение то, что происходит сейчас, хотя весьма полезно разобраться и в истоках проблемы. Как там у советского классика? Чтобы бить врага, надо знать его оружие. А то, что Россия, именно враг, я уверен, не осознают, отказываются понимать, только те, кто сознательно отрицает очевидное. И инициатива этой вражды исходит именно от неё - от России. Как говорили в детстве - он первый начал.

Культура же, один из аспектов проблемы, причём, чрезвычайно важных для её понимания. Проще говоря, как совместить нынешнюю "русскую весну", а также многие предыдущие с Чеховым, Набоковым, Улицкой, Шнитке и фильмами Тарковского. А никак. Оно не совмещаемо и не должно быть. Как мухи и котлеты. В том и дело, в том и состоит та самая уникальность, что Россия - сама по себе, а культура, тоже, сама по себе. Иначе, к сожалению, и быть не могло.

"Откуда быть есть пошла" русская культура, такая, как мы её знаем сейчас? С Петра. Не думаю, что он вообще задумывался над этим вопросом, когда начинал свои реформы. Кто такой был первый российский император? По сути, тот же ордынец, разумно сообразивший, что, дабы конкурировать, сосуществовать с Европой более-менее на равных, необходимо перенять западную форму, по возможности не меняя ордынского содержания. Аналогичные цели преследовала японская революция Мейдзи, но у рациональных японцев всё сложилось не в пример удачнее. Реорганизовав армию на европейский манер, напялив на бояр немецкий камзол и заставив танцевать гавот и менуэт, царь впустил ещё и западную культуру. Западную и по форме и по содержанию. Поэты 18-го века писали на античные сюжеты, художники писали картины вполне в духе европейского классицизма, и на те же сюжеты писались первые российские оперы и балеты. Всё это создавалось для чрезвычайно узкой прослойки вестернизированной аристократии. Народу до всего этого не было никакого дела. Не только потому, что был он тёмен и необразован. Всё гораздо глубже. Вся эта новая культура была совершенно ему чуждой, и если это весьма слабо чувствовалось в течение первого послепетровского столетия, то в последующие годы проявилось во всей своей полноте.

Давно сказано, что петровские реформы разделили россиян на, фактически, два народа. Весьма малочисленный,- европейский, и как-бы, оставшийся за бортом, весь остальной - азиатский, ордынский, не принявший перемен не только в силу запредельной свирепости, с которой они проводились, но и по причине абсолютной чуждости и непонятности новых веяний. В этом, кстати, тоже, отличие процессов вестернизации России и Японии - готовность и желание последних воспринимать всё новое, разумное, полезное, отсутствие боязни этого нового.

Повторю - дело не в неграмотности народа, дело в колоссальной культурной, цивилизационной пропасти между верхушкой, впоследствии сформировавшей русскую интеллигенцию, другое уникальное явление, и охлосом. Это чрезвычайно важно - вот уже более 300 лет нет такого понятия, как единый русский народ. Это в советской школе рассказывали сусальную байку, что к дому умирающего Пушкина нескончаемой чередой шли "простые русские люди", дабы попрощаться с "нашим всем". Они, увы, даже не знали кто это такой.

Так уж сложилось, что русская культура оказалась одной из наиболее элитарных в мире, и совершенно не в силу некоторых своих специфических качеств, хотя таковые тоже имеют место. Элитарность эта заключается во всё тех же двух народах, из которых и состоит ныне вся общность людей, говорящих по-русски. Грубо говоря, из европейцев и азиатов. Октябрьский переворот частично выдавил, частично уничтожил европейский, назовём его условно, субэтнос. Оставшиеся, затаились и вынужденно приспособились, а русская культура начала новую жизнь в эмиграции. Но чудо - новое поколение писателей, художников, музыкантов, выращенное не без участия спрятавшихся и выживших представителей "субэтноса", путём "естественного отбора" этот же "субэтнос" собой и пополнили. В том и беда большевиков, что, несмотря на все ленинские мантры, искусство, подлинное искусство, народу не принадлежало, по причине полной этому народу ненужности. Организуйте гастроли лондонского симфонического оркестра в джунглях Амазонки. Устоят ли аншлаг местные индейские племена, как вы думаете?

Специфическую советскую писанину и мазню к культуре отнести можно более чем условно. Подлинное же, как выяснилось ещё во времена хрущёвской оттепели, задыхалось в советских условиях, но и этого мало - при всей организованности кампаний травли неугодных писателей, поэтов, художников, музыкантов, народ относился к таковым кампаниям весьма сочувственно - "шибко умные" раздражали. А потому и потянулись многие из этих умных за бугор, пусть в безвестность, но и в свободу писать, рисовать, играть. Сейчас, я уверен, эта тенденция возвращается. И даже если режим не диктует форму и пока(!) мало интересуется содержанием, сама обстановка тотальной несвободы, дополняемая всё тем же враждебным непониманием охлоса, опять же, выталкивает подлинную культуру за границу. Ещё больше это усиливается теперь уже вполне намеренной, осуществляемой режимом и его шестёрками дебилизацией охлоса.

Так и получилась, наверное, единственная в своём роде, культура отдельная от страны. И знаете, трагедии большой, я в этом не вижу. Какая, в конце концов, разница, где создаются прекрасные вещи - главное, что они есть. А ещё, что они могут создаваться свободно. Такой вот, ещё раз употреблю это слово, уникальный национальный космополитизм. Понимаю, что это оксюморон, но, тем не менее, это так. Россия отдельно и культура всё больше и больше отдельно - в Америке, Германии, Израиле, Франции, Украине. И, согласитесь, - очень даже неплохо себя чувствует. Кстати, об Украине, близкой и географически, и культурно. Украине, которая при других, более благоприятных обстоятельствах, могла бы стать мостом для русской культуры, но, к сожалению, всё больше превращается в спасательную шлюпку.

Так что, давайте, по возможности отделим культуру от страны, русское, русскоязычное искусство от России. Тем более, что она это делала и делает это сама. Надо принять это, как факт и более не мучиться. Так они были, есть и будут, каждая сама по себе, Россия и "её" культура. Как мухи и котлеты.

До свидания, господа.


В череде разочарований, следующих одно за другим в последнее время, есть некоторые особенно болезненные. Как вот, например, с Гафтом. И дело не только в том, что эпиграммы, которые ему приписывают, оказываются вовсе и не его, - это случается далеко не впервые, было ещё и в советские времена. Беда в другом - ужасно после стольких лет менять отношение к человеку, прекрасному артисту, по сию пору, вроде бы, ни в чём постыдном незамеченном. И я абсолютно не собираюсь его оправдывать, но хочу просто попытаться кое-что объяснить, самому себе прежде всего. А объяснив, я уверен, будет легче переживать подобные потери, которых, увы, ещё будет немало.

Можно по этому поводу сказать многое. То, что талантливый человек, будь то художник, артист, музыкант, писатель, будет непременно ещё и умным, это, всего лишь одно из распространённых заблуждений. Наверное, в отсутствии ума, самого Гафта, тем не менее обвинить трудно и в его поступке были иные резоны, о которых я скажу чуть позже, но примеров более чем паскудного поведения, вызванного прежде всего некоторым, мягко говоря, скудоумием, несть числа. Можно говорить гнусности по всякому, но когда смотришь на Башмета, Нетребко, не говоря уже о попсовых звёздочках, вроде той же Лолиты или Баскова (а он и есть теперь попса), понимаешь, что наградив этих людей талантом, Б-г обделил их чем-то другим, ибо даже нести то, что они несут умный человек не будет. Умный человек, пусть и непорядочный, сказал бы по другому.

Можно быть прожжённым конформистом, как Кобзон, обласканным всеми вождями и режимами, делать мерзости солидно, с чувством собственного достоинства, и быть более чем уверенным, что так и надо, более того, естественно и иначе быть не может. И вызывать несравненно большее отвращение, чем безумно талантливая, да ещё и красивая дурочка вроде Нетребко, подтверждающая расхожее мнение, что красивой женщине совсем не обязательно быть умной.

Но всё-таки, и может быть, я сам себя обманываю, думается мне, что с людьми, подобными Гафту, дело обстоит немного иначе. Не то, чтобы я хотел его оправдать, - ни в коем случае. Может быть, чтобы иметь хоть какие-то основания его пожалеть, ибо именно жалости он и заслуживает.

Выживание, творческое, а подчас и физическое, художника при тоталитарном режиме - это старая тема. В советское время, выбор был не богат. Очень немногим удавалось отмолчаться и не замараться какой бы то ни было причастностью к идеологическому обслуживанию режима. Часто такие компромиссы были необходимы, чтобы получить право хоть временами делать, то, что хочешь, заниматься настоящим искусством. Те, кто не шёл на подобные компромиссы, либо выдавливались из страны, как Ростропович или Солженицын, либо оказывались не у дел и даже погибали. Счастлив был тот, кому удавалось молчать. Да, молчать, тогда тоже часто было поступком - не подписываться под коллективными доносами, не клеймить в общей стае, не травить.

Уж, простите за банальность, но человек - существо весьма сложное и противоречивое. А потому, мы не знаем, когда и при каких обстоятельствах у него может проснуться совесть или же наоборот, заснуть, - на время или навсегда. Как не выдержал окружающей мерзости Галич, до тех пор вполне советский, как молчал всю жизнь, но всё-таки, по возможности, воздерживался от подлостей Эренбург. Как последний, действительно, мучился тем, что молчал в сталинские годы, но будучи честным человеком, сам же и признавался - было страшно, а он, увы, к категории героев не относится. И как после этого признания на него накинулась стая бездарных псов из Союза писателей, в недавнем прошлом сталинских шакалов, мол, как это - советский человек, видя такое безобразие, и вдруг молчал. И, грешен, не вспомню кто, ответил этим мерзавцам короткой эпиграммой: "Один молчал, другой стучал".

Может быть, они так, за поребриком, если ещё не пришли окончательно к такой ситуации, то уже чувствуют её приближение - необходимость выживать и работать в условиях тоталитарного, фашистского режима. И в ней, нет для них, на самом деле, ничего нового. Они всё это уже пережили, а люди возраста того же Гафта застали ещё сталинские времена. И может быть, в какой-то мере, наступающий мрак, как это ни печально, и является их средой обитания, а несколько лет свободы - неожиданным, приятным, но вовсе не естественным, подарком судьбы. Теперь же всё просто возвращается к норме.

Может быть, те, кто так горько разочаровал нас в последнее время, и сами понимают, что если не можешь открыто сказать, то что думаешь, лучше, порядочнее, - просто промолчать. А может, именно этот страх, сидящий в подкорке, практически, генетический, толкает их на подобные демонстрации лояльности, себе же на позор и осмеяние. Или они и вправду, заставляют себя верить в то, что говорят...

Как бы то ни было, заявление Гафта - никак не поступок адекватного человека. Я даже не знаю, не уверен, по доброй ли воле он всё это выдал. В конце концов, из того же чувства страха, он хотел как-то дистанцироваться от приписываемых ему эпиграмм, тем более, что, скорее всего, не он их и писал.

Просто, посмотрите на его лицо на фотографии - лицо старого, растерянного, и, пожалуй, испуганного человека. Не мог такой человек, как Гафт искренне сказать: "Я верю нашему телевидению", по той простой причине, что запредельная глупость, примитивное враньё и идиотизм их телевидения может вызывать доверие только у абсолютного Шарикова, и пусть таковыми и является российская биомасса, но уж, простите, никак не Гафт. Просто, пересмотрите, перечитайте это интервью. Повторяю, это не слова адекватного человека - это истерика. Ещё раз, посмотрите на его лицо. Мне его жалко.

Но мне жалко и всех нас, жалко, когда уходят, умирают при жизни те, кого любил с детства, чьи фильмы, книги, спектакли, музыка были отдушиной в липкой совковой действительности. Те, чьё, не побоюсь этого слова, творчество, самим своим фактом эту действительность отрицало и игнорировало. До свидания, господа. Спасибо, что вы были. Больно, что вас теперь с нами нет.

Талант и подлость


Джиро́ламо Савонаро́ла, захватив в 1494 власть во Флоренции, как и многие из первого поколения русских большевиков, искренне верил в свои идеи и также искренне пытался построить царство Б-жие в отдельно взятом городе. И также был озабочен вопросом вправления мозгов подопытному населению. Каждому веку своё, и глубоко и искренне верующий монах всей душой ненавидел радостное и свободное искусство Ренессанса. А потому и многочисленные художники Флоренции были поставлены перед выбором - либо убираться из города, либо начать творить "правильно", или как бы сейчас сказали - идеологически выдержано. А потому, перед "деятелями искусства" стоял не такой уж богатый выбор, - уехать из города, где ещё совсем недавно Лоренцо Великолепный им всем покровительствовал, или же прогнуться перед новой, "народной" властью. Кое-кто так и сделал. Например, Ботичелли, который сжёг свои многочисленные работы на "костре тщеславия". Искренне, или, желая приспособиться к новой власти, но люди многие люди свободных профессий всегда оказывались в первых рядах поклонников и защитников самых отвратительных диктатур. После этого их профессия уже никак к свободным относиться не могла, не говоря уже, о их личной свободе. Служба диктатуре и её оправдание, если не сводила на нет талант, то, во всяком случае, сказывалась на нём сугубо отрицательно. Как-то так выходит, что в более-менее свободном обществе даже массовое искусство, попса, может быть яркой и талантливой, при тоталитаризме же всё так или иначе служит режиму, а потому стремительно деградирует.

Такими же, как Савонарола, фанатиками были и французские якобинцы, жаждавшие на свой лад осчастливить мир, а в результате, установившие диктатуру террора, во многом предвосхитившую сталинскую. И им тоже служили, истово и самозабвенно, теряя человеческий облик, а заодно и талант. Жак Луи Давид воспел террор и его вождей в многочисленных аллегорических полотнах и портретах. Раз и на всегда, прлипнув к власти и боготворя её, человек, по свидетельствам современников, не очень большого ума, он научился радостно подчиняться всем последующим режимам, дослужившись до места придворного художника Наполеона. И работа его была - славить.

Художник, поэт, писатель, артист, - все они оказываются наиболее морально уязвимыми, когда надо каким-то образом выстраивать отношения с тоталитарным государством. Можно плюнуть на всё и порхать, как бабочка, разумеется в дозволенных пределах, отдаваясь почти с удовольствием, можно заставить себя уверовать в идеологию и служить ей истово и не задавая вопросов, а можно попытаться занять нишу, абсолютно не связанную с политикой - своеобразный компромисс, если прижизненное признание всё же необходимо. Не все могут уехать, искренне не понимающие, как можно творить на чужбине, а потому рисуют, пишут, сочиняют музыку для себя. Хуже всего, конечно, артистам - их искусство публично по определению и от них власть легче всего может потребовать демонстрации преданности.

Конечно, советский опыт в данном отношении уникален - надев один раз узду на всю эту публику, построив повзводно и поротно (писателей, практически в прямом смысле), коммунисты выдрессировали, нет не всех, но очень многих так, что страх и сервильность засели в подкорке не только их самих, но и их детей. Засели на столько плотно, что когда в относительно свободные 90-е, власть абсолютно не требовала демонстраций лояльности, они даже малость подрастерялись.

С приходом к власти маленького подполковника всё наконец стало на свои места. Государство, по мере всё большего закручивания гаек стало вновь предъявлять претензии на контроль за искусством. Здесь каждый и показал себя, именно в условиях нарастающей несвободы. Люди честные, порядочные, изначально не захотели мириться, другие смогли сказать "нет" подлому режиму, лишь дойдя до определённой красной черты, которой стала агрессия в Украине. Я в данном случае говорю о таких, как Розенбаум, Виторган, Макаревич. Всегда наступает момент, когда тот в ком осталась хоть капля совести и достоинства, скажет, - хватит, всё, дальше ни шагу.

Увы, таких оказалось меньшинство. И не важно, по каким причинам человек сливается в экстазе с преступной властью, - важен результат, - он перестаёт быть рукопожатным, ибо любая поддержка словом или действием обязательно оказывается ложью, клеветой и подлостью, травлей тех, кто прогибаться не хочет и не может.

Повторю, причины такого вот соития с режимом могут быть абсолютно разными - генетически впитанный страх, личная подлость и непорядочность, отсутствие всяких принципов и желание прибиться к кормушке, зависть. Можно даже лгать себе, убеждая себя и окружающих, что идёшь на компромисс с совестью, уступаешь в мелочах, чтобы отстоять главное - свою работу, своё искусство.

Талантливый художник, разумеется, далеко не всегда умный человек и поэтому, такие выставляют себя не только негодяями, но ещё и дураками, как та же Нетребко с её "пожертвованием" якобы для Донецкого оперного театра. Появившись рядом с Царёвым, что само по себе - приговор, включить дурочку и говорить, что не знала точно куда идут эти деньги. Или, вот, самый свежий скандал - с Табаковым. А почему вдруг такой шок? А что, раньше подобных высказываний не было? А почему реакция на слова и дела того же Кобзона гораздо более умеренная? Попривыкли? Типа, Давыдыч - блядь старая, везде, всегда и при всех вождях бывшая в шоколаде.

Ну так и Табаков из таких же. Обидно, конечно, в этом Юрий Гиммельфарб прав- был хороший артист, и вот, не стало. А кто сказал, что человек тоже был хороший? Артист был и есть, а человека, вероятнее всего и не было. Да, повторяю, и не первое это его подобное высказывания, и среди подписантов подлых писем он был замечен. И не один раз ещё, не сомневайтесь, нам станет тошно, от высказываний и действий тех, кого любили. Та же Юнна Мориц, прекрасная, бесподобная детская поэтесса - ну и куда всё это делось? Единственное оправдание, вернее, слабая надежда - старушка просто выжила из ума.

А Табаков - что Табаков? И гений и талант, как оказалось, вполне совместны и со злодейством, и с глупостью, и с подлостью. И конечно же с ложью, чтобы все предыдущие качества оправдать. Я даже не хочу касаться определения "убогие" - это, вообще, ниже плинтуса. Нет, речь о конкретной лжи. Вклад в искусство России больше, чем Украины? Это просто, типичная советская казуистика. В литературе, в театре, живописи, - в советское время, - сколько было выходцев из Украины! То же самое можно сказать и о дореволюционном периоде. А то, что многие из них, как тот же Гоголь, или Булгаков, писали по-русски, так что - в любой Империи язык метрополии постепенно вытесняет местные языки. Да и не раз уже говорено и писано, что так называемое русское искусство создавалось теми, кто, к той самой посконной России имел весьма отдалённое отношение. Именно в России, как нигде в мире, интеллектуальная элита была далека от серой народной массы. Недаром же говорят о двух народах, невольно созданных Петром 1-м.

Но думаю, нет смысла приводить здесь какие-то контрдоводы. Спорить с заведомым лжецом - дело безнадёжное. К тому же - лжецом, якобы, обиженным на украинский стоп-лист. И ведь не скажешь же ему, что вполне нормально и естественно в воюющей стране снимать с показа фильмы, прославляющие армию страны-агрессора. Какой такой агрессор? Разве Россия с вами воюет? А может ещё пустить по всем кинотеатрам "Русский характер", тот самый, который про аншлюс Крыма? Кстати, как там Никоненко спится - тоже был неплохой артист?

Не надо всё-таки говорить о несовместности гения и злодейства. Они прекрасно уживаются вместе. Ведь все они - писатели, артисты, художники, тоже люди. Такие же, как инженеры, учителя, и даже дворники. И многие из них несут в себе черты того народа, который обслуживают, и главную из них, - преклонение перед альфа-самцом и радость бега вместе со всеми в общей стае, когда вожак командует "фас". Это он, Табаков, - в кино, душка-Шелленберг, или за кадром - кот Матроскин, а по жизни - совок, пусть и с талантом от Б-га. Совок, косный, злобный и нетерпимый. Как, увы, и большинство из них. Макаревичем тоже надо научиться быть, табаковым легче, а потому несть им числа. Так было, так будет. Что поделаешь - все диктатуры похожи, и уроды - их законные дети.