Kонстантинополь


Исторический опыт, как многие уже неоднократно указывали, существует, вероятно, для того, чтобы его игнорировали. Иногда события далёкого прошлого, кажется, сами напрашиваются на параллели с тем, что происходит сейчас, кричат, предупреждают, о недопустимости повторения старых ошибок, недопустимости глупого упрямства, самоубийственной слепоты, самодовольной глупости. Но всё впустую. Мир упорно наступает на те же грабли, уверенно шествуя в направлении пропасти, хотя прошлое должно бы предупреждать и учить. Не учит.

Сегодня, 29 июня - день падения Константинополя, а с ним и окончательного краха Восточной Римской империи. День, когда ислам прочно, и надо думать, навсегда, пришёл в Европу. За это, впрочем, пенять и Европа, и павшая Византия пенять могут только на себя. Последняя всеми силами старалась приблизить свой конец - своей надменной косностью, чванством и глупым упрямством. Выжив и даже окрепнув, в то время, как Западная империя погибла, сгнив изнутри и отдавшись под власть варваров, Восточная стала последним оплотом цивилизации в стремительно погружавшейся в пучину дикости Европе. Но за это пришлось заплатить довольно высокую цену. Империя законсервировала античное наследие, сохранила его, но сама прекратила всякое развитие, окостенев в виде деспотической монархии, утратившей полностью дух, как Древней Греции, на землях которой она находилась, так и Рима. Сами же греки, народ художников и философов, превратились в пастухов и крестьян. Так уж вышло, что утвердившаяся на Западе католическая церковь, при всём царившем там невежестве и дикости, в конечном итоге, сумела дать обществу тот толчок к развитию, который оказались неспособны константинопольские императоры и греческая православная церковь. Византия, сохранив в какой-то степени форму, полностью утратила античное содержание, превратившись в обычную восточную деспотию.

Сейчас, особенно в России, очень любят пенять Западу, крестоносцам, на разорение Константинополя в 1204 году, скромно умалчивая всю многолетнюю предысторию конфликта, о том, как греки преследовали латинян на своей территории, сколько раз подвергался разорению и погромам генуэзский квартал, сколько католиков было убито. Собственно говоря, и те, и другие стоили друг друга, но в том, конкретном случае, византийский император, говоря современным языком, просто кинул командование Четвёртого крестового похода, не выполнив своих обязательств. Заплатило, как всегда, мирное население. В целом же, это было грозное предупреждение слабеющей империи, всё больше отстававшей от Западной Европы, с её более компактными и лучше организованными государствами, в которых наметилась тенденция к практическому применению последних достижений технического прогресса в быту, армии и флоте, с медленно, но верно пробивающимися ростками новых отношений, которые позже назoвут буржуазными. Предупреждение, так и не услышанное, и не понятое, что и привело двумя веками позднее к окончательному краху Византии. Но не только это. Ещё одна причина - глупость и недальновидность элиты, отсутствие гибкости и самоубийственное упорство в собственной косности, нежелание видеть необходимость перемен и считаться с реальностью.

К середине 15-го века Византия, некогда громадная империя, съёжилась до собственно Константинополя да нескольких небольших городов на территории нынешней Болгарии. Она была со всех сторон окружена землями своего главного противника - турок-османов, которые видели в Константинополе главное препятствие распространению своей власти в регионе. Турки уже давно стремились захватить город. Его, ещё за полвека до окончательного падения пытался взять султан Баязид и только нападение на турок Тимура спасло город. Даже теперь, при новом султане, Мехмеде 2-м, у города был шанс на спасение. Если бы...

Если бы византийская знать не упорствовала бы так в своей схиме и пошла навстречу предложениям Рима о преодолении церковного раскола. Вернее сказать, папский престол и последний византийский император Константин Драгаш уже пришли к соглашению, но оно было гневно отвергнуто константинопольским патриархом и знатью. Лука Нотарас, последний великий дука, командующий византийским флотом, в преддверии войны сказал слова, вошедшие в историю: "Лучше увидеть среди города царствующую турецкую чалму, чем латинскую тиару". Каждый потом получил по делам его. Константинопольский патриарх сохранил свой престол в захваченном и разорённом турками городе, вынужденный склониться перед султаном, а Лука Нотарас был казнён вместе со всей своей семьёй, император Константин погиб, обороняя городские стены. Европа так и не пришла на помощь гибнущей империи, несмотря на все обещания.

Многие историки считают падение Константинополя ключевым моментом в европейской истории, отделяющим Средневековье от эпохи Возрождения. Падение Константинополя также перекрыло главный торговый путь из Европы в Азию, что заставило европейцев искать новый морской путь и, возможно, привело к открытию Америки и началу эпохи великих географических открытий. Но вместе с тем, большинство европейцев считало, что гибель Византии стала началом конца света, так, как только Византия была преемницей Римской империи. Именно с падением Константинополя началась эпоха мощнейшей турецкой экспансии в Европу, закончившаяся только в 18-м веке.

Уроки прошлого, повторю ещё раз, не идут впрок. А потому, нынешняя Европа, как и несчастная Византия, почти 600 лет назад, не желает ни видеть, ни осознавать нависающей над ней опасности. Да, это всё тот же ислам. На этот раз не в виде армий султана, а миллионов мигрантов, "беженцев", бесконечным потоком заполняющих города Западного мира. Они, впрочем, как и турки, до них, не скрывают своей открытой враждебности и желания уничтожить тот мир, куда они так рвутся. А Запад продолжает бормотать старые мантры о верности абсолютно чуждым новым завоевателям принципам, невзирая на открытую войну, которую с ним ведут эти османы 21-го века. Принципы, которые, просто, непонятны тем, на которых их пытаются распространить.

И вот, я хочу спросить всех, живущих здесь, на Западе, - а что вы скажете, глядя на растущие за окнами минареты, на ползущую исламизацию, за призывы к джихаду на улицах наших городов - вам это нравится? Вам нравятся драконовские проверки служб безопасности в наших аэропортах и невозможность взять бутылку воды на борт самолёта? А может быть, особенно, касаясь тех, кто живёт в Европе - как вам понравится вопрос одноклассников к вашему ребёнку - а почему ты говоришь по-немецки без акцента? Или почему в наших городах есть целые районы, куда не рискует соваться полиция и где явочным порядком установлен шариат? И сидя в автобусе или в вагоне поезда, не ощущали ли вы дискомфорт, когда рядом с вами садился некто смуглый, в наглухо застёгнутой куртке? Нехорошо обобщать? Они не все такие? Согласен. Расскажите об этом родственникам погибших в 9/11 или в лондонском метро, или в мадридском поезде, или, вот, совсем недавно, в Манчестере. Уважьте их права и признайте арабский государственным языком в Бельгии или во Франции. Давайте с ними считаться. Не нравится? Мне тоже.

Мне не нравится, что Константинополь снова осаждён. Но ещё больше мне не нравится то, что если ему суждено погибнуть, то исключительно по своей собственной вине. Он сам привёл себя в упадок, он сам не хочет жить. Осталось только сдаться на милость победителю. Но горе побеждённым. Нового Возрождения уже не наступит.
Исправьте, пожалуйста, описку в тексте : не 29 июня, а 29 мая.