December 30th, 2016

На войне как на войне


Они снова одни против всего мира, который упорно не желает разделять их скорбь. Им лишний раз доказали, что правы только они, что именно они находятся в осаждённой крепости и ныне они одиноки в своём горе. Мир не хочет разделить их печаль по разбившемуся Ту-154. А я хочу спросить, а с какой стати, собственно? Чем вы, там, за своим поребриком, заслужили наше сочувствие? С каких пор надо сожалеть о военных потерях врага, неважно каких и по какой причине понесённых - от извечного российского расп...дяйства ли, несчастного случая, или диверсии, что, кстати, наиболее вероятно. Неважно, на войне, как на войне.

И думается мне, что призывы многих российских либераов, тех, кто искренне сочувствует Украине, вести себя, так сказать, поприличнее, проще говоря, скорбеть вместе с ними, от глубокого непонимания происходящего. Идёт война, которую начала Россия, начала актом неспровоцированной агрессии против суверенного государства, отторгнув часть его территории. Это не важно, что де-юре она не объявлена, погибшим де-факто, их родственникам на это наплевать. Эта кровь на кривых российских лапах и ничто уже её не смоет. Вот в чём дело - их страна враг, а с врагом не проявляют солидарности, с врагом не делят его горе, тем более что погибли в основном военные. Да и не только в военных дело.

Пропагандисты, именно пропагандисты, а не журналисты с НТВ, летевшие в этом самолёте - какое сочувствие, какую жалость может вызывать их судьба после всего того дерьма, которое они сочинили и вывалили на несложные головы своих верящих всему слушателей, зрителей, читателей. Какого вам ещё сочувствия, какой скорби, после распятого мальчика, снегирей, вырубленных берёзок и оттраханной эпилептички? Они не журналисты, они солдаты той самой гибридной войны, её информационного фронта, а значит, как и всякие солдаты должны быть готовы умереть - такое уж у них профессиональное заболевание.

Почему мне должно быть их жалко? Разве кто-нибудь скорбел по нацистским пропагандистам? Кто-то пролил хоть одну слезинку по Геббельсу или Штрайхеру? Почему же украинцы должны разделить скорбь врага по его солдатам? По этой логике надо сожалеть и о всей той нечисти, которую уничтожили ВСУ на фронте, на той самой войне, которую всё ещё стыдливо именуют АТО. Да и вообще, после всего сказанного, вылитого, выплеснутого на украинцев, после всей той ненависти державного быдла, после насмешек и злорадства с их стороны, у них ещё хватает наглости обижаться на недостаток скорби. После самолёта, который тяжелее воздуха, после восторженного хохота по этому поводу, они что, и правда думали, что кто-то будет играть в "благородство”? Так не будет.

Так не будет, потому что, повторю, вы враги. И есть, наверное, определённый психологический барьер, который не могут перешагнуть самые порядочные, самые честные из русских оппозиционеров - Россия остаётся их страной, и есть последний шаг, последний барьер, который они перешагнуть не в силах - сказать себе чётко и внятно: "Я желаю поражения фашистскому режиму, который установлен в моей стране". Так же как желали поражения нацистского режима немецкие антифашисты. И ещё один момент - они, даже самые лучшие из них, не постигли самого главного, казалось бы такого простого и очевидного факта - Украина не Россия. Это совсем другая страна, не ближе и не дальше, чем все остальные. А потому, нет и не будет никаких особых отношений между двумя странами, особенно, после всего что случилось последние три года. Тут, намедни, Машутка Захарова с удовлетворением отметила, мол, смотрите, как вместе скорбят либералы и охранители, потому как у тех и других Россия одна. Что ж, если она права, это весьма прискорбно. Ибо нет, не должно быть одной России, особенно такой, какова она сейчас.

Кстати, обратите внимание - когда разбился русский борт над Синаем, реакция была совсем другой. Разбились гражданские, а потому были и скорбь, и сочувствие. Было неприятие террора, направленного против мирных граждан. Сейчас, другое дело. И надо думать, немалую роль в этом отношении к катастрофе имеет куда и зачем летел этот самолёт. Летел петь и танцевать на костях.

Я, глядя на войну в Сирии, могу сказать только одно - чума на оба ваших дома. И Асад и оппозиция стоят друг друга. Но кроме них есть ещё женщины и дети, ставшие заложниками этого безумия. Безумия, в которое с изяществом слона в посудной лавке влезла Россия. На её совести лежат тяжелейшие военные преступления против мирного населения, ковровые бомбардировки, массовая гибель всё тех же женщин и детей. Весь мир обошли кадры зверств русскоговорящих наёмников в "освобождённом" Алеппо. И разбившийся борт летел туда праздновать эту, с позволения сказать, победу русского оружия, чуть ли не в прямом смысле петь и танцевать на костях. И пропагандонская нечисть, так и не долетевшая до Алеппо, снова лгала бы.

Не сложилось. Россия заработала себе ещё одного врага - суннитов. И эти будут мстить, эти не будут разбираться кто перед ними- солдаты, женщины, дети, старики. Они будут бить везде, где смогут достать. Доказательства? Всё тот же самолёт, упавший на Синае.

Но самое ужасное то, что даже собственную трагедию они снова превратили в гнусное пропагандистское действо. Горе, оно знаете ли, дело тихое, и даже на отсутствие этого самого сочувствия громко не обижаются. Скорбь по павшим не требует суеты, криков, хуже того - ругани. Да и нежелание скорбеть, бестактное поведение на похоронах - это, знаете ли, ещё не преступление. Поэтому, вся та вакханалия, которую нынче устраивает Москва по поводу падения самолёта, к подлинной скорби имеет весьма отдалённое отношение. Всё тот же подлый и суетный московский пиар. Не получилось попеть и потанцевать на костях погибших в Алеппо, потанцуем на костях тех, кто летел в разбившемся самолёте. Дадим пищу многочисленным пятиминуткам ненависти.

Вот и травят ту же Божену Рынску или лидера регионального отделения "Яблока" Руслана Зинатуллина по факту опубликованного последним поста о катастрофе Ту, злобствуют по поводу реакции украинских блоггеров или карикатур в "Шарли". Слава Б-гу, до последних им не дотянуться. Своим же грозят уголовным преследованием. Сказал бы, несолидно всё это, воевать с социальными сетями, однако, просится другое слово - мерзко. Мерзко и смешно.

Да, они снова одни. Люди, знаете ли, не любят плясок на костях. Когда же беда случается с самими плясунами, их брезгливо обходят стороной. Как это и происходит сейчас. Погибли солдаты врага. Только и всего. Какая уж тут скорбь?