December 13th, 2016

Имя на могиле


Я уже и не припомню в какой книге это прочитал, может быть и вовсе не в одной, а нескольких, посвящённых поздней Римской Империи, её закату. На городском кладбище 4-го века от Р.Х. археологов поразил ничтожный процент могил с римскими именами и фамилиями, при обилии восточных, германских, галльских, многих других, только не римских. Хотя, эффект, скорее всего, был чисто психологический - кому как не археологам знать, как всё было. Как тихой сапой заползали в города империи чужеземцы, как приобретали они столь желанное римское гражданство, как постепенно проникали во все государственные структуры, в то, что ныне мы бы назвали силовыми ведомствами, как дети германцев, сирийцев, иллирийцев становились легатами легионов, состоящих сплошь из их соплеменников. Легионов, обязанностью которых и являлось защищать границы Империи от всё наседающих варваров, тех, кто ещё не стал подданным императоров. Варвары, едва научившиеся носить римские тоги, но уже вкусившие сладость римской роскоши, должны были противостоять своим же собратьям. Рим, декадентский и пресыщенный, почти равнодушно наблюдал, как его судьбу решают чужаки. Они и решили на свой лад, по глупости и ограниченности своей, решив, что римская цивилизация - это лишь роскошь и утончённые оргии, а никак не государственные институты, культура и наука, впитавшие в себя не только собственные традиции, но и богатейшее греческое наследие. Получив комфорт и низведя беспечных хозяев до полнейшего ничтожества, торжествующие варвары не учли одной мелочи - этот комфорт, всю эту яркую и столь соблазнительную внешнюю мишуру надо уметь поддерживать, что, в свою очередь, требует знаний, более того, - определённого склада ума. Потому так быстро и обветшали и разрушились прекрасные римское дворцы, а дети и внуки новых хозяев Европы спали на соломе в своих угрюмых каменных замках и мочились по углам тёмных трапезных зал. На возвращение столь безалаберно утраченного ушла почти тысяча лет.

Но, перефразируя слова поэта, в конце Рима было и его начало. Не знаю, что было в головах, о чём думали варварские короли Тёмных веков, но было что-то в ими же поверженной Империи такое, чему они хотели подражать, пусть неумело, неуклюже, наивно. Именно корону Римской Империи возжелал себе Карл Великий и именно её получил из рук папы в Риме в 800 от Р.Х. Это случилось более чем через 300 лет после того, как был низложен последний западноримский император. Империя, основанная Оттоном, называлась не как-нибудь, а именно Священной Римской (sic!) Империей, и просуществовала аж до начала 19-го века. Даже азиатская, дикая Московия, в сущности Орда, пусть и без всякого на то права, именовала себя Третьим Римом. Медленно, через долгие века варварства и тьмы, разрушители великой цивилизации, может и не ведая о том, восстанавливали именно её - Рим. Рим вдохновлял художников и поэтов эпох, как Возрождения, так и более поздних, вплоть до классицизма, именно на римлян пытались походить безумные французские революционеры. Тоска по давно утраченному, погубленному ими же самими, подстёгивало европейцев, и как результат, именно европейская, иудео-христианская цивилизация стала неким стандартом, тем, на данный момент, по крайней мере, своеобразным стандартом оптимального общественного устройства.

Так вот, "пока" - здесь ключевое слово. Я не представляю себе, как можно улучшить западную модель, хотя могу быть не прав, но вот, на счет ухудшить, более того, - погубить её, здесь перед жаждущими этого открываются, увы, широчайшие возможности. И на этот раз, если наступление варваров окажется успешным, возврата к старому миру не будет, ибо новые варвары ни инстинктивного, ни какого-либо другого пиетета к нему не испытывают. Наоборот - этот мир им глубоко чужд и неприятен, и даже находясь в нём, они в массе своей не скрывают желания его уничтожить. Может быть, каждый из них в отдельности и не был бы столь озабочен этим вопросом, но в силу общинности их существования, в силу непререкаемого авторитета их религиозных лидеров, они с радостью сметут глупых и доверчивых кяфиров, по наивности, а также, вследствие совершенно необоснованного чувства вины, их приютивших. Это уже не непритязательные и, в принципе, весьма терпимые варвары заката античности, и альтернативой их вере, если они диктуют правила игры, может быть только смерть.

Когда несколько дней назад я писал, что последние заявления Меркель оставляют хоть какую-то надежду, что инстинкт самосохранения всё-таки разбудит столь долго спавшее европейское здравомыслие, каюсь - я принял желаемое за действительное. Именно в Германии, стране, где ещё несколько лет назад Уго Сарацин написал свою книгу, пытаясь докричаться до соотечественникам, предупредить о надвигающейся опасности, где канцлер, уж не сомневайтесь, прекрасно отдаёт себе отчёт о надвигающемся бедствии, так вот, именно там приток эмигрантов в этом году в 2 (!) раза превысил показатель прошлого 2014 года. Но и это ещё не самое страшное. Ужас в другом. Никто, ни правительственные чиновники, ни политические партии, ни общественные организации не поднял свой голос против явления, как такового. Критикуют правительство лишь в плане неготовности к приёму такого наплыва людей. Видимо, не за горами время, когда по арабски и турецки будет говорить не только население маленьких городков. Они, немцы, сами пустили зверя в свой дом, даже больше того, - чрезвычайно озаботились необходимостью поставить ему миску с едой.

Я, просто, каждый раз себя спрашиваю, - что должно случиться, чтобы они наконец проснулись? Чёрт с ним, со здравым смыслом и чувством справедливости, я хочу знать, есть ли шанс у элементарного инстинкта самосохранения. О чём можно говорить, если, после абсолютно дикой и немыслимой истории в одном из английских городов, где пакистанские тинейджеры регулярно насиловали белых девочек, часто, чуть ли ни на глазах у родителей, когда весь этот ужас стал достоянием гласности, английский же чиновник отказывается дать делу ход. Причина? Как он сам признаётся, - у него нет права раскачивать столь милую его сердцу леволиберальную лодку. Занавес.

Поэтому если вы спросите сами себя, когда это кончится - сколько ещё девочек они изнасилуют, где и в каких городах целые кварталы окажутся закрытыми для полиции, сколько ещё поездов и супермаркетов они взорвут, или же сколько ещё молодых ублюдков отправятся воевать за Халифат, ответа, по крайней мере, обнадёживающего, не последует. Спросите, с тем же успехом, когда Украина получит летальное оружие, против ещё одних варваров, и ответа также не будет. А те варвары не менее опасны.

Не хотелось бы заканчивать в совсем уж мрачных тонах, а потому я нашёл нечто положительное во всём этом кошмаре. Мусульмане хоронят своих покойников отдельно, так что немецкие кладбища, немецкими и останутся. Правда, стало гораздо легче?

Чёрта не увидела.


Просто удивительно, как один и тот же человек может меняться в зависимости от обстоятельств. Находясь в экстремальной ситуации, он может проявить самые прекрасные качества - героизм, самопожертвование, невиданную стойкость и силу воли. Вернувшись же к рутине, он становится человеком совершенно заурядным, со всеми, ему присущими слабостями, и, хуже того, довольно часто совершает поступки, мягко говоря, не очень благовидные. Особенно, если в благодарность за проявленный в прошлом героизм, он удостаивается высокого общественного положения, велик шанс, что этого испытания он и не выдержит. Трудно требовать от человека быть героем и именно по этой причине так ценны проявления героизма в особых обстоятельствах, так велики ожидания от подобных людей в дальнейшем, так сильны порой бывают разочарования.

Сколько таких людей, прошедших и не сломавшихся в советских тюрьмах и концлагерях, выйдя на свободу и оказавшись за пределами СССР, стали вновь вполне заурядными обывателями, или того хуже - обычными чиновниками, карьеристами, порой, даже, нечистыми на руку. Человек проявляется не только в экстремальных ситуациях, но и в каждодневной рутине. Те, кто жил и живёт в Израиле, думаю, знают и помнят о судьбах многих бывших узников Сиона, не сломавшихся в советских лагерях, но проявивших себя далеко не с лучшей стороны в новой стране. Тот же Натан Щаранский, чтобы не ходить далеко за примерами. Можно привести и другой пример - боевые генералы, герои войн, придя в политику, оказывались обычными грязными политиканами, да к тому же, бывало, и коррупционерами. Нет, разумеется, я не обобщаю и судьбы людей складываются абсолютно по-разному.

Кстати, есть же и другие примеры, прямо противоположные. Есть люди, подобные сенатору Маккейну, прошедшему вьетнамский плен, не сломавшемуся, оставшемуся и потом, в большой политике глубоко честным, порядочным и принципиальным человеком. Да, всякое бывает и всё зависит от самого человека. И оказывается, что, находясь в одиночку перед лицом врага, часто легче сохранить лицо и честь, нежели потом, на свободе, пожиная, вроде бы, вполне заслуженные плоды былого героизма.

Помните, как вернувшись из русского плена, Надежда Савченко попросила соотечественников "не дать ей скурвиться". Не знаю, как остальные, но у меня складывается стойкое убеждение, что надо просить у Савченко прощения. Извини, Надя, не успели. Проглядели эту самую точку невозврата, за которой и случилось с тобой то, чего ты, надо думать, так боялась. Дали. Во всяком случае, именно так и можно расценить встречи с террористами, организованные и курируемые ФСБ. С террористами, в которых Надя не "увидела чёрта". А как, уж простите, должен был выглядеть чёрт, чтобы она его разглядела? И в самом деле, с рогами и копытами, он должен был сидеть там, в Минске, напротив неё, скалить клыки и обмахиваться хвостом? Какого чёрта, простите за каламбур, она думала увидеть? Если она не знает, могу сообщить, что у самого главного Сатаны, сидящего в Кремле и дёргающего за ниточки своих чертенят, тоже нет рогов и хвоста. Он мал ростом, плюгав, лыс и имеет маленькие рыбьи глазки. От этого, однако, его сатанинская суть никуда не девается, равно, как и тех двоих мерзавцев, которых он приставил "руководить" оккупированной, отторгнутой от Украины частью её территории.

Можно, разумеется, сказать, что бывают случаи, когда нельзя, нехорошо быть злопамятным. Можно, ради пользы дела забыть о том, что пришлось пережить в плену, сам факт плена и чудовищную пропагандистскую шумиху во вражеских СМИ, чудовищную, а главное, глупую и бездарную ложь. Наверное, можно даже простить тупую и злобную ненависть российского охлоса, радостно и с готовностью поверившего пропагандонам, хотя вся эта вакханалия не может вызывать у нормального человека ничего, кроме рвотного рефлекса. Тяжело, конечно, но можно не думать об издевательствах следователей, о голодовках, каждая из которых могла закончиться трагически, а ещё, забыть на время о чудовищном по своему цинизму и подлости приговоре. Если это нужно для дела, если речь идёт о помощи людям, попавшим в беду, которых, к сожалению, ой как немало в нынешней Украине.

Зачем и для какого дела понадобилось Савченко встречаться со своими мучителями? По официальной версии, цель - освобождение пленных. За её спиной десятки, если не сотни несчастных, действительно, несчастных людей, которые ей поверили, людей, чьи отцы, братья, сыновья находятся в плену у оккупантов.

В последнее время ситуация с заложниками и пленными резко обострилась. Кто-то постоянно накручивает их родственников, что Украина, якобы, ничего не делает в этом направлении, и по слухам, Савченко играет во всём этом далеко не последнюю роль. Именно от Савченко исходит идея, что говорить надо именно с главарями террористов, а не с Москвой. А прямые переговоры полностью соответствуют желаниям Москвы, потому как означают, что Россия больше не участник войны, не является стороной конфликта и не несет никакой ответственности за развязывание войны против Украины. И при этом, совершенно ясно, что никакого освобождения заложников без отмашки из Москвы быть не может по определению.

На самом же деле, цель встречи - дискредитация минских переговоров и, соответственно, всей украинской власти. Прямые же переговоры с террористами, буде таковые состоятся, это, по сути, признание их легитимности и их самостоятельной роли в конфликте, со всеми вытекающими оттуда, крайне неприятными для Украины последствиями. То, что Москва, на самом деле, не желает никакого освобождения пленных, красноречиво подтверждает игнорирование инициативы Украины о массовом обмене, сделанной накануне. Украина предложила отдать 228 боевиков за своих 42-х граждан. Подлинная же цель Путина, разумеется, не освободить пленных, а отмежеваться от им же развязанной войны, что даёт хоть какой-то шанс на ослабление санкций. Заодно, представить освобождение пленных, как результат переговоров с "законной властью ЛДНР".

Прекратится ли война, вопрос неуместный. Конечно, нет. С какой стати России прекращать снабжать террористов оружием и солдатами? Наоборот, им крайне выгодно превратить Донбасс в украинский вариант сектора Газа, чтобы не дать Украине выйти из кризиса. Сам же Путин, повторю, рассчитывает в этом случае, если не на отмену, то на ослабление санкций, потому как конфликт станет официально "внутриукраинским". И именно на такую программу и работает сейчас Савченко. О многом говорит тот факт, что даже Юля, на которой самой уже клейма негде ставить, отмежевалась от действий депутата своей же фракции.

Никакая уважающая себя страна не будет вести переговоров с бандитами и террористами. Все попытки этого - есть попытки договориться с дьяволом. Или чёртом, как вам больше нравится. Тем самым, которого Надя так и не увидела. Тем хуже, тем горше, что подобная слепота напала именно на неё, побывавшей в плену и у террористов, и у их хозяев и так себя там проявившей. И правда, обидно, что просьбу её так и не выполнили. Дали случиться, не буду ещё раз повторять слово. Прости, Надя, не смогли.