October 29th, 2016

Самолётное дело


Что-то, я последнее время часто ссылаюсь на Латынину, но, - что делать, если я во многом с ней согласен. Как и в том, например, что нет и не может быть абсолютно ничего абсолютного в политике, ничего однозначно положительного или отрицательного, а всё зависит исключительно от конкретных обстоятельств. Переворот, смена власти в результате народного протеста? Майдан - хорошо. Иранская революция во главе с Хомейни - однозначно плохо, Мятеж, военный переворот - туда же. Франко или Пиночет - я двумя руками за, просто потому, что это был отчаянный шаг, единственно возможный чтобы спасти страну, вытащить её из бездны. ГКЧП - абсолютно наоборот - это была попытка в эту самую бездну столкнуть. Кстати, глядя на нынешний российский режим, приходится признать - эта попытка в конце концов увенчалась успехом, всему миру на беду. Да, та же диктатура - Ли Куан Ю явился величайшим благом для Сингапура, но сравните его с семейкой Кимов в Северной Корее.

Повторю, есть конкретные обстоятельства. Особенно, если таковые случаются в государстве типа СССР, где за право оставаться человеком, право пользоваться теми свободами, да просто, быть собой, надо было бороться. Особенно, если на тебе, на твоём народе было поставлено клеймо неблагонадёжного, а стало быть, - человека второго сорта. Поэтому отстаивать своё человеческое достоинство приходилось по всякому. Само решение противостоять советскому режиму требовало колоссального личного мужества, и мне кажется, не стоить винить в малодушии и слабости тех, кто пытался это сделать, но не выдержал и сломался. Просто потому, что другой подобной машины подавления, унижения, нивелирования человеческой личности история ещё не знала.

Тем значимей, значительней подвиг тех, кто боролся с этой властью. И с оружием в руках, как в Западной Украине и странах Балтии, так и, впоследствии диссидентов. Еврейское движение за право выезда из СССР - это часть общего антисоветского движения. В конечном счёте они хотели того же, что и все остальные - права жить в своей стране и добивались этого как могли.

Именно, как могли, потому что советская безнадёга могла подтолкнуть смелых и решительных людей на самый отчаянный шаг. Такой, например, как угон самолёта. Именно это и случилось 45 лет назад, когда на аэродроме "Смольное" в Ленинграде, КГБ арестовала группу молодых евреев при попытке сесть в самолёт Ан-2, с тем, чтобы в дальнейшем захватить его и улететь в Швецию. Главная цель- собрать пресс-конференцию и ещё раз поведать миру о положении евреев в Советском Союзе, ещё раз напомнить о советской политике государственного антисемитизма. К сожалению, как водится, их сдал стукач. Все получили большие тюремные сроки, а двое - бывший лётчик Дымшиц и организатор акции Эдуард Кузнецов были приговорены к расстрелу. Их спасла волна протестов по всему миру. Казнь была заменена 15-летним сроком. Впрочем, они не досидели. Их обменяли на двух провалившихся в Штатах советских шпионов. Меньше всего повезло Алексею Мурженко - он вышел только в 87-м.

Правильно, оправданно ли было то, что сделали эти ребята? На мой взгляд - абсолютно. Они не собирались подвергать чью-либо жизнь, кроме своей собственной, опасности. Они пошли на этот отчаянный шаг именно от безнадёги, от полной невозможности отстоять своё человеческое достоинство иным путём. Если вы всё-таки хотите осудить их, просто задумайтесь, какому монстру, какой государственной жути они бросили вызов. А ведь добивались они всего лишь того, что является совершенно естественным и само собой разумеющимся во всём нормальном мире - права жить, где они хотят и как они хотят. Права, которого лишила своих подданных Советская империя, и тем хуже для большинства этих подданных, что они даже не ощущали всю степень унизительности своего положения.

Я ни в коем случае не могу позволить себе судить тех, кто, прекрасно всё понимая, не предпринимал попыток противостоять режиму. Слишком уж жестоко расправлялись с инакомыслящими. Тем ценнее, важнее, любая попытка борьбы.

Так уж сложилось, что в том государстве, империи, основными оппонентами режима всегда были борцы за независимость национальных окраин или те, кто отстаивал права национальных меньшинств. Народ метрополии всегда поддерживал режим, и будем откровенны, - абсолютно без энтузиазма отнёсся к краху Советской власти. Тем радостнее он приветствует сейчас её постепенную реставрацию. Так что борьба с коммунизмом была одновременно и борьбой с российской оккупацией, с политикой национального подавления. Борьбой с общим врагом, примирившей тех, кто ещё недавно, мягко говоря, настороженно относились друг к другу. Проведший долгие годы в лагерях за сионистскую деятельность Авраам Лившиц, с большой теплотой и уважением отзывался об украинских националистах, с которыми свела его судьба. Не только о них, но и о литовцах, крымских татарах и многих других. Враг был один. Впрочем, он им и остался. Может быть стал ещё злее, оставшись без своих колоний. Потому так и лютует сейчас в Украине, потому бесится, наблюдая, войска НАТО в странах Балтии.

То, что сделали участники "самолётного дела", - это ни в коем случае не пиратство и не терроризм. Это, по сути своей, такой же подвиг, как Майдан, как вильнюсские события 91-го года, да и как оборона Белого Дома. Это попытка остаться человеком в нечеловеческих условиях, то что потом, много лет спустя, в Украине назвали революцией достоинства. Она может проявляться не только в большом, как в Киеве, но и в малом, героических, пусть и безнадёжных действиях одиночек, однажды сказавших себе: "Хватит, так больше жить нельзя".

Достоинство, честь, ощущение себя человеком - оно или есть, или его нет совсем. Нет, когда не за страх, а за совесть служишь подлецам, втаптывая себя в грязь. Интересно, приходит ли это хоть изредка в голову Кобзонам и Соловьёвым, а если да, как им с этим живётся. Надеюсь, хуже, гораздо хуже, чем тому же Эдуарду Кузнецову. Его-то совесть чиста.