September 29th, 2016

Подросток


"Ширится международная поддержка неизменно миролюбивой политики Советского Союза." Помните, наверное. Так или примерно так, с небольшими вариациями. Ещё частенько говорили, что мировая общественность с живым интересом обсуждает новые мирные инициативы Леонида Ильича Брежнева. В общем, рос неуклонно "международный авторитет нашей страны". Можно, разумеется, цинично возразить, что буйный жлоб с дубиной был бы чрезвычайно авторитетен, окажись он, скажем, в супермаркете, полном законопослушных граждан и к его мнению, волей неволей приходилось бы прислушиваться. Во всяком случае, до прибытия полиции.

К этому сладостному чувству, когда ты пребываешь именно в таком вот авторитете, надо понимать, и стремился всю жизнь недоросток из питерской подворотни. Именно по этой причине он пошёл работать в тайную полицию, контролировавшую всё и вся в его стране, и по той же причине воспринял крах этой страны, как личную катастрофу.

Тем не менее, всё для него сложилось более чем удачно, ибо в смутные времена, сообразуясь с законами физики, на поверхность всплывают именно такие, как он. Вот и маленький клерк, шестёрка когда-то могущественного петербургского градоначальника оказался на самом верху. Вполне возможно, неожиданно для себя самого. Но кого это сейчас волнует? Сейчас, когда серое существо оказалось во главе традиционно покорной страны, обладающей ядерным оружием и получило возможность наконец реализовать все свои застарелые подростковые комплексы, столь счастливо совпавшие с коллективным бессознательным большей части населения страны, столь неожиданно свалившейся в его безраздельное пользования. Внушать страх, быть в авторитете. И убеждать самих себя, в первую очередь, что "авторитет" этот объясняется реальным величием страны, а не испугом перед сорвавшимся с катушек отморозком, коцающим самого себя и заполошно орущим "Всех порежу".

Кто-то не так давно сравнил путинскую Россию с подростком в пубертатном периоде, агрессивную, обидчивую и при всём своём наглом и беспардонном поведении жаждущим от окружающих любви и признания. Не находя таковых он приходит в ещё большую ярость. Сравнение удачное, кроме одного единственного момента - подросток староват. Нельзя, имея за плечами более тысячи лет истории, не важно уже какой, продолжать выдавливать подростковые прыщи и всё ещё просыпаться от частых поллюций, вызванных той самой неудовлетворённой жаждой любви. Плюс ещё, вовсе не доминирующая в поведении, но явно присутствующая тяга к позёрству и пафосу.

Вот так и получается - отгрызают кусок территории у соседа, примерно так же, как, вероятно сшибал по 20 копеек с одноклассников нынешний главный подросток, бьют и измываются над тем же соседом, как когда-то над своими более слабыми одноклассниками, но хочется, хочется ведь пацану романтики, и несёт он чушь несусветную про священную Корсунь и святого Владимира, именно оттуда крестившего Русь. И совсем не важно, знает ли сам подросток, какую чушь порет, или просто вешает лапшу на уши доверчивой и недалёкой малышне, которой и в голову не придёт заглянуть в библиотеку и узнать, что Корсунь эта, как и весь Крым, сроду, аж до конца 18-го века никаким боком к России не относилась, что Владимир Красно Солнышко ту самую Корсунь жестоко разграбил, а христианство принял, будучи, как и многие князья-язычники из чисто прагматических соображений. А если копнуть ещё глубже, то и к позднейшей Московии имел князь отношение весьма отдалённое. Но это так, для зануд-ботаников, а не для реальных пацанов, коими глядя на верховного пацана, пыжится стать биомасса.

Но любви-то хочется, а любить и правда, никто не любит. Вот и приходится подростку придумывать байки о своих похождениях и победах, выдавая немногочисленные связи за деньги, за истинную любовь. Тоже, кстати, получается смешно и мерзко. Даже мерзее, чем в советские времена. Как вот, тот же Соловьёв, в своём абсолютно запредельном по пропагандисткой тупости шоу (а ведь и он был когда-то человеком), вопрошает Майкла Бома, американского мальчика для битья: "Вы, Майкл, говорите, что никто не хочет идти по пути, который предлагает Россия?", и получив ответ "Мало кто", торжествующе отвечает: "Эти "мало кто" - сорок процентов человечества!".

В общем, как и раньше, " растёт и ширится поддержка ...", ну, дальше и сами знаете. А что, кто поспорит, если другие источники информации, кроме ПУ ТВ как бы и не существуют вовсе. Но я могу догадаться, откуда эти сорок процентов нарисовались. Конечно, не из Абхазии с Осетией, пусть даже к ним бы и Науру присоединилось. Нет, это конечно же Китай и Индия, своим присутствием порадовавшие подполковника и разбавивших толпу африканских вождей во время оргии "Великой Победы". Даже пославших своих солдат промаршировать по Красной площади. Но вот, что интересно, - они там и в самом деле думают, что это по любви? Или наедине с собой, готовы признаться, что взыскуя такой любви скоро останутся сами без штанов?

По поводу китайцев, если не ошибаюсь, пошутила Латынина, что они репетировали свой парад победы на Красной площади. О том, что русские поимеют от своей демонстративной любви с Китаем и какие последствия ожидают их экономику не писал только ленивый. Индусы же, с их одной из самых динамичных экономик в мире, и вовсе готовы пока дружить со всеми, кто даст денег. Пока - ключевое слово. Но о каком следовании политическому курсу они там лепечут? Снова, тот же подростковый синдром - пригласить танцевать самую красивую девочку в классе. А ей что, жалко? И ему приятно, будет, что ночью вспомнить.

Но снова замечу - староват наш подросток. И по мере старения, характер портится всё больше, а взрослеть он не хочет, а скорее всего и не может. А при умишке подростковом, мускулы всё же нарастил недетские и агрессивен не в меру, так что бед, может, а главное, хочет наделать, ого-го.

В общем, скрутить бы пацана, да в холодную, на хлеб и воду. И нам спокойнее бы было, и ему во благо, - авось поумнеет. Иначе беда. Ишь как пером размахался недоумок.