September 25th, 2016

Битва при Кадеше


Ну вот опять. Право же, надоело. Я понимаю, что если страна, а вернее режим в ней установившийся, хочет поддерживать охлос в постоянной мобилизационной готовности, то он должен непрерывно долбить в одну точку - мы, то есть вы, быдло, ой, простите, великий народ, богоносец, самый сильный и смелый, наследник героев, (нужное подчеркнуть) самые, что ни на есть самые, имеем прошлое ну очень славное, будущее, вообще, сами понимаете какое, а настоящие - зачем вам настоящее. Живите великим прошлым, верьте в будущее и всё как-то само образуется. Говорите, не доживём? Ну да ничего, дети доживут, разве не всё ради них? То-то.

А ведь, надо сказать, не так уж они, всю эту пургу гонящие, и не правы. Нет, конечно, врать плохо, особенно, преследуя их цели, как всегда, весьма неблаговидные. Но ведь пипл то хавает, и как хавает. Нужно конечно особая, многовековая селекция, но и результат на лицо. Мы самые сильные, и, вообще, бойтесь нас - мы идём. И опыт исторический, притом, не только той страны, о которой мы столь много говорим в последнее время, доказывает, - для мобилизации, для объединения страны во всеобщей ненависти и ожидании высочайшей команды "фас", а что ещё важнее, - в обожании вождя, наисильнейшего и наимудрейшего, реальные победы вовсе и не нужны.

Вот, например, ещё в ХIII веке до нашей эры, в Египте правил фараон Рамзес 2-й, прозванный Великим. Он действительно был великим, но, не благодаря выдающимся военным победам, а потому, что страна его, в годы его долгого, 60-летнего правления, жила сытно и благополучно. Справедливости ради, замечу, что именно это и должно быть единственной причиной правителю считаться таковым. Но времена те давние, сами знаете какими были, и хотелось Рамзесу славы вовсе не мирного правителя, но воина, грозного предводителя великой армии, завоевателя земель. И вот, собрав громадное по тем временам войско, аж 20 тысяч человек, выступил фараон в поход против хеттов - главного противника и соперника Египетской империи. И вот, в 1274 годы до Р.Х. на реке Оронт, близ города Кадеш на территории современной Сирии, в бою встретились две самые мощные армии того времени - египетская, под командованием Рамзеса и армия хеттов, которую вёл царь Муваталли II.

Я не буду описывать подробности этого величайшего сражения древности. Могу лишь сказать, что следующая война а такого же масштаба была, пожалуй, лишь знаменитая, воспетая Гомером, Троянская. Разница лишь в том, что не было победителей в той грандиозной битве. Египтяне были застигнуты врасплох заманившими их в западню хеттами, и выбрались из всей этой заварухе лишь потому, что ворвавшиеся в их лагерь противники занялись грабежом, что дало первым возможность перестроиться и оказать сопротивление. В общем, все остались при своём и кончилось дело заключением мира и женитьбой Рамзеса на дочери Муваталли. Но не мог же его Величество, Жизнь, Здоровье, Сила, вот так вот просто взять и рассказать своим подданным правду, как он сам еле унёс ноги от врагов. Наверное, это был первый в истории известный случай работы государственной пропаганды. Не сложилось в реальности с великой победой? Не беда, мы её нарисуем. В прямом и переносном смысле. И стены многочисленных храмов, возведённых Рамзесом украсились фресками, где его Величество, изображённый гигантом, топчет полчища врагов, росточком поменьше, едва доходящих нашему герою до колен. Папирусы писцов также увековечили военный гений фараона и "всемирно-историческое" значение великой победы". И верили бы всему этому последующие поколения историков, если бы и хетты не оставили об этой великой битве свои записи, славящие на этот раз их великую победу, правда, несколько в менее патетическом ключе, нежели более эмоциональные и темпераментные египтяне. Сравнив документы, оставленные обеими сторонами, историки и смогли восстановить подлинную картину тех событий.

Он, впрочем, был не дурак, фараон Рамзес, и в отличие от многих правителей последующих веков, всё-таки, не позволил себе забыть правду и самому поверить в им же сочинённую историю. А потому, дальнейшее правление его было вполне мирным, и посвятил он его масштабным строительным проектам, торговым экспедициям, орошению пустыни. В чём и преуспел, оставив по себе благодарную память египтян. А что соврал единожды, - так время было такое, да и фараон почитался богом, а бог, ясное дело, не победить не мог.

Но последующим бы правителям, генсекам, канцлерам и президентам, хоть и жили они во времена, казалось бы более просвещённые, здравого смысла достало много меньше, чем древнему египтянину. И не в войнах вовсе здесь дело, хотя на совести многих из них лежат именно они, развязанные дабы утолить их, вождей, амбиции. Гораздо опаснее и хуже, когда, правители сами начинают верить в намалёванное на фресках и папирусах, когда вся история страны в их воображении, а значит и в том, как она преподносится народу, изображается эдакой перманентно победоносной битвой при Кадеше. Когда жесточайших поражений и не было как бы вовсе, а были лишь славные победы над вероломно напавшими хеттами.

И тогда, чему удивляться, если народ рвётся в бой, если привычно готов закидать врага шапками. Мы такие, русские, нам не привыкать выходить в бой в одиночку против тридцати врагов (цитирую по одному из патриотических сайтов). Немногие выжившие из тех самых тридцати, понятное дело, в страхе разбегались. Ну и как оскорбить такую гордость, такую истовую веру какой-то там историей. Ну не оскорбительно ли утверждение, что всеми военными успехами страна обязана лишь неисчерпаемым и безжалостно расходуемым людским ресурсам, что именно такой ценой, а не военным искусством выиграны и Северная война, со шведами, и война с Наполеоном, финская кампания и Вторая Мировая. Особенно Вторая Мировая. Это как надо было задурить мозги, чтобы одновременно скорбеть о десятках миллионов убитых и повторять хвастливую байку про одного против тридцати! Это как надо в хвастовстве и гордыне своей не уважать, именно не уважать самих себя, чтобы забыть, как финские батальоны брали в плен советские дивизии, а 5-ти миллионная армия, стоявшая у западных границ, годом позднее, обратилась в позорное бегство. Как надо презирать народ, и каким должен быть народ, чтобы имея в руках оружие, всё это терпеть? Терпеть лобовые атаки на города, чтобы успеть доложить к очередному празднику? Положить почти миллион в берлинской операции просто для того, чтобы успеть отхватить кусок побольше до подхода союзников, и как апофеоз подлости - "социалистическое соревнование" между Жуковым и Коневым, кто раньше прорвётся к Рейхстагу, соответственно, угробив больше своих несчастных солдат. Танки пущенные на берлинские улицы и почти без остатка сожжённые фольксштурмом - пацанами и стариками с фаустпатронами. Зато можно было доложить - Жуков вошёл в Берлин первым.

И несмотря на своё вечное численное превосходство, умудряться терпеть жесточайшие поражения. Под Нарвой, Аустерлицем, Варшавой, Харьковом, в Грозном. И снова и снова хвастаться, грозить, напоминать и запугивать несуществующими победами сытую и расслабленную Европу, что-то там бредить о новом параде победы в Берлине и Лондоне.

Рамзес явно был умнее и практичнее. А потому и предпочёл сделать правильные выводы и заняться делами мирными и созидательными. За что и был любим подданными, людьми, по тем временам мирными и рассудительными. Мало ведь было унести ноги из по Кадеша. Надо было знать когда и где закончить эту битву в головах. Фараон, ходивший без штанов и увешанный бусами это понял. Генсеки в погонах и президенты верхом на тигрицах понимать этого не хотели и не хотят, отравляя и совращая души поколениям несчастных подданных.

Хорошо ли плохо ли, но Египет после Рамзеса существовал ещё тысячу лет. Надеюсь, у нынешних фараонов в запасе гораздо меньше времени. Их же стараниями.