September 17th, 2016

Delenda Est


Я не собираюсь говорить, что у меня болит душа за Россию, что меня много связывает с этой страной и тому подобную чушь, которую слышишь и читаешь постоянно, зачастую от вполне вменяемых людей. Меня не связывает ничего, кроме страха и отвращения. И не надо, пожалуйста, про культуру. Мухи с котлетами, сами знаете...Есть культура и есть Россия, а неумолимая реальность выглядит так, что существуют они параллельно, несмотря на русскоязычность создателей первой. Страх, признаюсь, есть. В конце концов, все мы люди, всех нас беспокоит судьба близких нам людей, которых хочется оградить от опасности. Опасности, которой вот уже сто лет, с небольшими перерывами представляет эта страна. Об этом надо говорить, надо об этом помнить, более того - надо действовать, дабы эта опасность исчезла. И кто тому виной, что наиболее вероятный вариант исчезновения опасности - исчезновение, нет, не страны, но российского государства.

Недавно Аркадий Бабченко написал, что считает возможными любые варианты - от перехода власти к умеренным, типа Медведева, а от него к Навальному, с последующим смягчением режима, до прихода откровенных фашистов и скатывания мира к глобальной бойне. Он пишет, что в любом случае судьбу страны будет решать активное меньшинство. С этим нельзя не согласиться, но с одной оговоркой. Кто такие эти люди, которые потенциально это активное меньшинство представляют, а также задаться вопросом, почему, при, в целом, политически инертном населении, демократические режимы оказались абсолютно нежизнеспособны. Ни в самом начале, в 17-м году, ни в начале 90-х. Европа сейчас тоже, во многом, политически инертна, однако там нет речи о захвате власти политическими отморозками.

Есть-таки одно существенное отличие, название которому - запредельная, невероятная политическая, социальная инфантильность российского населения, то, что и превращает её в биомассу, подчас злобно-агрессивную, но в целом, абсолютно инертную, массу, из которой любой жёсткий лидер может лепить всё, что ему требуется в данный политический момент. Т.е. вопрос упирается в то, кто и что будет лепить. На то она и инфантильность, чтобы целиком и полностью полагаться на взрослых, принимающих решения и отдающих команды. Чтобы биомасса стала другой, проще говоря, чтобы "народ" стал людьми, человеками, необходимо этим целенаправленно заниматься, общество должно вырастить ответственных граждан, способных принимать решения, по крайней мере, для себя самих, не полагаясь на парящую в заоблачных высотах власть. И это другой важный момент. Как кто-то из нынешних охранителей, с одобрением заметил - власть для русского человека всегда носила сакральный характер. Вот эту сакральность и надо любой ценой раздавить, уничтожить.

Именно в силу этой патологической инфантильности биомассы и стала возможна эта небывалая, невероятная промывка мозгов, которая, пожалуй, по степени пагубного воздействия, превосходит даже то, что делалось при Советской власти. Как оказалось, всё, что требовалось, это - надавить на не очень сложный мозг обывателя чуток посильнее. Что они и сделали. Человек подверженный внушению, вечный подросток, существо, в силу возрастных особенностей склонное видеть мир чёрно-белым, готов на любые поступки, стоит лишь "старшим товарищам" его на таковые подвигнуть. Прекрасный пример тому - сами подростки, если оболваниванием таковых начинает заниматься само государство. Так было во время ирано-иракской войны, когда дорогу наступающим войскам прокладывали телами 15-16-летнух пацанов, из которых формировались специальные штурмовые отряды - эдакие "комсомольцы" аятоллы Хомейни. У подростков, зачастую, притуплено чувство опасности, а значит и инстинкт самосохранения, нарушено восприятие причинно-следственных связей, зато романтики и жажды "подвигов" хоть отбавляй.

Не отсюда ли эти пресловутые "можем повторить", толпы ряженых в защитную форму на капищах, во время камланий победобесия? Самой власти, уж простите, глубоко насрать, что на культ "Великой победы", что на "дедывоевали", но им нужен такой вот подростковый порыв, массовое безумие. То безумие, которое охватило страну после аншлюса Крыма, а перед этим - во время вторжения в Грузию. То безумие, которое заставляет верить в распятых мальчиков, снегирей и самолёты с несвежими трупами. И если говорить о лечении страны, то лечить её надо именно и в первую очередь от этой самой инфантильности, а стало быть, как результат - от безумия.

Но, увы, всё это из области желаемого, но недостижимого. Лечение невозможно, прежде всего, в силу отсутствия потенциальных лекарей, того самого, активного меньшинства. Меньшинство, правящее сейчас также безумно, как и те, кем оно правит - стоит послушать и посмотреть на некоторых представителей нынешней власти, чтобы понять, что они вовсе не валяют дурака, а наоборот - совершенно серьёзны. Есть ли им альтернатива? Может быть это те либералы, о которых говорит Бабченко, как об оптимальной опции? Но у них нет никакого, даже самого минимального шанса на власть, по причине всё той же инфантильности биомассы. Она инертна и равнодушна ровно до тех пор, пока чувствует над собой твёрдую руку. Получив возможность голосовать на действительно свободных выборах, они всегда проголосуют за каких-нибудь монстров, типа Путина или Зюганова, который, что там греха таить, 20 лет назад, если бы всё было по-честному, победил бы Ельцина.

Единственный приемлемый путь - это путь диктатуры развития, по типу тех, что в своё время были в Чили или Южной Корее, когда национальное усилие сфокусировано на развитии экономики. Нужен человек, типа того же Пиночета, способный сломать об колено веками сложившуюся стадную инфантильную ментальность биомассы, в то же время лишив элиту бессмысленных мечтаний о возрождении империи. Проще говоря, смириться самому и смирить других с мыслью, что Россия не есть и никогда не будет великой державой. Разумеется, покончить с российским военным присутствием за пределами страны, вернуть украденные территории.

Беда, в который раз говорю уже, в том, что Россия опасна не только для самой себя, но и для окружающего мира, поэтому процессы в ней происходящие не могут не привлекать внимания, не волновать. Равно, как и попытки понять, как и чем можно разрулить ситуацию. На данный момент я не вижу способа решить проблему изнутри страны. Элита полностью безумна, демократическая оппозиция, увы, оторвана от реальности в своих грёзах о свободных выборах. Гипотетического Пиночета не видно даже в проекте. Что же остаётся, если мир хочет избежать катастрофы? Выбор тоже не из приятных, однако, в сложившейся ситуации единственно возможный - массированное экономическое давление и политическая изоляция - то на что никак не могут решиться трусоватые лидеры Запада. Вынудить Империю Зла капитулировать под тяжестью собственных проблем. И это реально, чтобы они там не говорили о готовности к трудностям, все эти их "вынесем всё". Приползут на карачках, как миленькие.
Если мы хотим выжить сами, то должны уяснить, как бы ни было тяжело, как бы это ни противоречило принципам гуманизма - Карфаген должен быть разрушен. Carthago Delenda Est.