September 14th, 2016

Бремя белых

316989_original
Александр Македонский, он же Александр Великий - первый человек в истории, связавший, соединивший Восток и Запад в единое целое, один из тех, кто кардинальным образом изменил ход истории. Именно он подарил мировой цивилизации то, что в последствии было названо эллинистическим миром. Миром, где бывшие варвары восприняли греческую культуру, заговорили по-гречески, а зачастую и поклонялись олимпийским богам наравне со своими собственными. Прекрасные храмы в греческом стиле поднялись по всему известному тогда миру, а в Вавилоне и Сузах, в театрах ставились пьесы Еврипида и Софокла. Греческие философы обучали отпрысков царских семей и местных аристократов.

Но странное дело, - оказалось, что великая греческая культура прекрасно сочетается с диким восточным варварством и жестокостью. Стоило чуток поскрести утончённого вельможу при дворе вавилонских Селевкидов или Митридата Понтийского, как из-под греческой оболочки выглядывал варвар, чуждый всему человеческому, даже инстинкту продолжения рода. Тот же Митридат, отправляясь в поход и оставляя одного из сыновей своим наместником, непременно брал с собой его детей в качестве заложников. Коварные и подозрительные монархи эллинистических царств без колебаний убивали, оскопляли и калечили всеми другими способами своих сыновей и внуков. И самое ужасное то, что этот самый восток, покорённые Александром Персия, Бактрия, Согдиана, Вавилон в такой же степени проникли в плоть и кровь победителей-греков, как и эллинизм в них самих.

Восток, казавшийся столь загадочным и манящим показал своё истинное лицо ещё при жизни великого завоевателя. Да что там, он пришёлся ему по сердцу, и именно ему, царю, пришла в голову идея, на первый взгляд очень благородная - соединить, сплавить запад и восток в единое целое. Александр, будучи царём, у себя в Македонии, оставался лишь первым среди равных - полководец, окружённый соратниками, боевыми товарищами. Он решил поменять это, потребовав, чтобы его приближённые простирались перед ним ниц, как это делали у трона персидских владык. Потребовал к ужасу своих друзей. Несогласные, такие, как Парменион и его сын Филота были без колебаний казнены под надуманными предлогами. Та же участь постигла философа Каллисфена, племянника знаменитого Аристотеля. Царь стал восточным деспотом. Врача, не сумевшего вылечить друга Александра (историки сообщают даже, что весьма интимного) - Гефестиона казнили в день похорон последнего, как и раба, нырнувшего за упавшей в воду короной царя. Причина? Раб, плывя к лодке, надел корону на голову - а как ещё прикажете плыть с тяжёлым украшением? Греческий монарх так бы никогда не поступил. Иное дело - царь Персии.

Запад одержал над востоком военную победу, но морально, этически, нравственно - поле боя осталось за востоком. Соратники Александра, вставшие после его смерти во главе частей развалившейся империи, были уже азиатскими деспотами. Двор египетских Птолемеев уже во многом напоминал будущие дворы византийских императоров - всесилие дворцовых евнухов, зверские разборки между царственными родственниками. Плюс - варварский обычай жениться на родных сестрах.

Приход римлян мало что изменил. Великая цивилизация Древней Греции постепенно сходила на нет, а сами эллины превращались в народ пастухов. И хотя сама Греция стала в последствии центром и основой Восточной Римской Империи, от собственно Рима осталось одно название. Восток победил окончательно и бесповоротно. Страна Гомера и Аристотеля, Фидия и Пифагора стала обычной азиатской деспотией. И как-то так получалось, что практически везде, где запад соприкасался с востоком, даже терпя военное поражение, восток побеждал в битве за умы, мораль, этику, человечность, в конце концов. Пришедший в 7-м веке ислам подтвердил это. Испания, Португалия, Южная Италия так до конца и не изжили арабское влияние и по сию пору. О Греции вообще нечего говорить.

Государства возникшие на пограничье двух миров - Востока и Запада, ментально всегда тяготели к востоку. Переняв христианство у Византии, Русь имела мало шансов стать частью Европы, даже той, погруженной в средневековое варварство. Соседство с дикой степью, более того - симбиоз с ней, а затем и ордынское завоевание, лишь логически завершили становление варварского азиатского государство, каким Россия и является по сию пору.

Интересно, что даже феодальная раздробленность и междоусобицы средневековой Европы сыграли в определённом смысле положительную роль в деле становления западноевропейской цивилизации. Дворянин, рыцарь не ощущал себя холопом, рабом, каковыми являлись московские бояре или подданные восточных владык.

Почему же Восток оказывался и оказывается морально сильнее? Дело, пожалуй, не его, Востока, силе, а в слабости Запада в частности и человеческой натуры в целом. Быть варваром легче, и испытав восточное влияние, цивилизованный человек, зачастую с облегчением сбрасывает обременительную европейскую оболочку. Да, так легче, жить в мире без полутонов, где чёрное - это чёрное, а белое - белое. Животным быть легче. Обращаться с стоящими ниже в социальной иерархии как с рабами, холопами, проще, нежели с равными. Не этим ли "притягателен" тот самый "загадочный" восток?

Увы, неправ был Киплинг, когда писал: "Запад есть запад, Восток есть Восток и с места они не сойдут". Сойдут, ещё как сойдут. Восток рвётся подмять под себя Запад, а тот не очень-то и сопротивляется. Так легче. Так было, к сожалению, всегда. Теперь же - как никогда, ибо Запад устал. И президент ведущей страны Запада, которого зовут Барак Хуссейн - ярчайшее тому подтверждение. Запад, страдая комплексом вины перед "порабощёнными" народами Востока, ушёл оттуда. Но бывшие "порабощённые" теперь пришли к бывшим хозяевам. И "хозяева" не имеют ни сил, ни, самое главное - желания, их изгнать. В когда-то гордых европейских столицах звучит арабская речь, а по утрам людей будит вой муэдзинов.

А на востоке Европы встаёт новая Орда, а Запад снова не имеет воли сопротивляться. Имея силы, не имеет желания ей воспользоваться. Та самая полуденная восточная расслабленность. Так легче. Легче сейчас. А что будет завтра - Б-г весть.

Но есть у Киплинга и другие стихи - "Бремя белых", и они ещё не так давно могли бы считаться девизом и гимном Западного мира. Недавно, но, увы, не сейчас. Одни варвары поднимаются на востоке Европы, другие уже живут среди нас, заражая дикостью. Не они ассимилируются и не мы их терпим. Они терпят нас и они, если мы ничего не предпримем, нас ассимилируют.

Рим пал не только под натиском пришедших с востока варваров. Римлян погубили и те, кто поселился среди них, в начале робко, попросив убежища, но со временем почувствовав хозяевами именно себя. Империя пала потерпев поражение сразу на двух фронтах. Восток оказался сильнее. И главная причина была не в военной слабости, Рим по прежнему был силён. Просто, варваром жить легче.

Да, "Бремя белых" никто не отменял. Его надо нести, чтобы выжить, из простого инстинкта самосохранения. Как бы ни тяжело было его нести, ибо выбор невелик. Ибо сбросив его, облегчение будет очень коротким. За ним - небытие. На этот раз окончательное.

"...иная, может быть, святая вера..."


Мне недавно предъявили претензии по поводу одной из статей о Второй Мировой войне. Стыдили, как водится, за отсутствие должного почтения к этой "святой" теме, но самое главное - возмущались. Человек тот был достаточно пожилой, а потому настаивал, что, будучи свидетелем тех событий, пусть и в достаточно юном возрасте, хорошо помнит, что всё было не так, а было в точном, хорошо, почти точном соответствии с тем, как преподносит эти события официальная советская и нынешняя российская история. Я принципиально не хочу вступать в персональную дискуссию в подобных случаях в силу её абсолютной бессмысленности, однако, хочу поговорить ещё раз об особенностях восприятия тех давних событий, причём, не только нынешними поколениями, но и теми, кто жил в то время и был уже в достаточно сознательном возрасте. Как это ни покажется обидным, но личные воспоминания играют роль, если не последнюю, то и далеко не главную. Да, в какой-то мере это напоминает старую притчу о слепцах, которых спросили, как выглядит слон.

В том-то и дело, что даже зрячие не решаются отойти на расстояние, достаточное, чтобы рассмотреть слона целиком, слона, при объективном на него взгляде, довольно мерзкого и злобного, а руководствуются сказками про него из детских книжек с красивыми картинками. Любые же попытки объективного исследования воспринимаются как святотатство, ибо в книжках с картинками чёрным по белому написано, что слон сей является священным животным. Особенно это обидно тем, кто абсолютизирует свой личный опыт, свои собственные, детские и подростковые переживания, остающиеся в силу эмоционального накала особенно яркими.

Тема войны должна быть свята, ведь я и сейчас помню, как мы тогда жили, как недоедали, как ждали Победу. Было такое? Было. Мои родители тоже такое пережили. Но и по ту сторону фронта люди тоже имели схожий жизненный опыт, так что, для них та война тоже свята? Нет - преступна, в чём они не устают каяться, при этом, осознавая свою ответственность перед своими ветеранами, перед теми, кого страна послала на войну, а стало быть, при любом раскладе имеет обязательства перед этими людьми. Нет, не цеплять раз в году полосатые ленточки и прогонять стариков строем по площади, а обеспечить нормальную, достойную старость.

В той войне, по крайней мере, на советско-германском фронте не было и не могло быть правых, а вот виноватых было более чем. Та истина, тот психологический барьер, который перешагнуть трудно, скорее всего, невозможно, многим из тех, чья юность пришлась именно на те годы. Самое интересное, что многие фронтовики, всякого навидавшись, смотрели на те события более реалистично, или, как бы сказали ныне адепты победобесия - цинично. Т.е. говорили правду, ежели вообще хотели о чём-то говорить. Ту самую окопную правду, не оставлявшую камня на камне от сусальных баек о "непобедимой и легендарной".

Молодости свойственен максимализм и жажда романтики, героизма. Этого добра власть предоставила им с избытком, а не очень критичный ум с готовностью принял всё это на веру. Потому, со временем и трансформировалась история величайшей трагедии в псевдорелигию со своими апокрифами и житиями святых. В голове выстраивается простая истина - мы, столько вынесшие, просто не могли быть в чём-то неправы. Я вспоминаю по этому поводу историю, рассказанную моей мамой. После войны дедушка служил в Западной Украине, они жили в военном городке. Как-то, перед Новым Годом, двоих молодых солдат отправили в лес, за ёлкой, где их и убили партизаны УПА. "За что, что они сделали, что их надо было убить?" - спрашивала мама. А что сделали, так же убитые советскими партизанами молодые немецкие солдаты? Так же, как немцев никто не звал в Россию, не звали и тех русских солдат в Карпаты. Но в том и беда, что десятки лет людям вдалбливали, что в Украину звали, как звали и в Прибалтику, где все только и мечтали, как бы влиться в "братскую семью народов". Всё та же история со слепцами и слоном. Жалко молодых солдат? Кто же спорит - жалко. А почему тогда не жалко молодых немецких солдат, подростков с фаус-патронами, сжигавшими русские танки на берлинских улицах? По мне, так жалко и тех и других. Кого абсолютно не жалко, кто должен быть заслуженно проклят, так это режимы и их вожди - нацистский и советский, ввергшие свои страны во весь этот кошмар.

Да, я уверен, есть определённый психологический барьер, который необходимо перешагнуть, чтобы начать задавать вопросы, на которые официальные "историки", просто, не способны дать ответы. А в попытке их найти, увидеть факты, лежащие на поверхности, кои этот самый барьер и не давал разглядеть. Говорите, финны угрожали Ленинграду? А вы поинтересуйтесь, чем? Как могла угрожать крохотная страна, к тому же, практически, не имеющая армии? Говорите, не были готовы к войне? А вот это самое смешное, ибо статистические данные о вооружениях всегда находились в открытом доступе, надо было только сложить 2 и 2. Но зачем? Религия на то и религия. Надо уверовать и не задавать вопросов.

Нельзя спорить с очевидным - советский народ в ту войну прошёл через невиданные испытания. Даёт ли это право, тем не менее, на освящение самого факта четырёхлетних сражения на Восточном фронте? С какой стати? А немецкий народ не прошёл через невиданные испытания? Конечно, да. Но он, почему-то, чувствует свою вину за то, что дал себя в эти испытания втянуть. Чувство, практически начисто отсутствующее в народе советском. Можно, конечно, говорить о объективных причинах - историю де, пишут победители. Но и в том ещё дело, что народу эта правда триста лет не нужна. Правда, которая имеется в открытом доступе, правда, которая требует хоть немного включить мозги.

Суворов, Солонин, Мельтюхов и многие другие объявляются псевдоисториками, причём, не только официальной пропагандой. Их логика, их вопросы, а также ответы на них, вполне логичные и обоснованные вызывают раздражение и гнев. Именно поэтому я и говорю о победобесии, культе "Великой Победы", как о религии. Верую, ибо абсурдно. Верую, ибо абсурд можно принять, только не задавая вопросов, а доводы "неверующих" разбивая железными "ложь", "подлог", "клевета". Не было секретных протоколов к Пакту Молотова-Риббентропа, не было Катыни, финны сами на нас напали, а Сталин не мог готовить нападение на Германию, потому что Суворов - предатель, да к тому же не Суворов, вовсе, а Резун. Всё, враг посрамлён.
Наверное, спору этому, обидам и гневным инвективам не будет конца. Как писал когда-то Вознесенский в "Мемориале Микеланджело": "...иная, может быть, святая вера, опять, всего святого нас лишит..."