August 19th, 2016

Хорошие намерения

dec
Я хочу вернуться к проблеме выбора исторического пути, а соответственно и к выбору меньшего зла, ибо как я уже неоднократно писал, - дилемма хорошо-плохо исчезающе редка. В большинстве случаев это проблема выбора меньшего зла. А ещё важно то, что далеко не всегда сама возможность выбора существует и не всегда, то что мнится меньшим злом, является таковым на самом деле. Часто самые прекрасные на уровне теорий идеи, при воплощении в жизнь превращаются в подлинный кошмар, а их носители, такие гуманные, совестливые, интеллигентные люди, оказываются инфернальными монстрами. Ирония ещё и в том, что они жаждали добра вполне искренне, но становились марионетками собственных теорий, совершенно далёких от реальности. Во многом потому, что эти люди были идеалистами, а фанатичное и бескомпромиссное стремление к идеалу порождает полную его, идеала, противоположность. Великая Французская революция - яркое тому свидетельство. Начавшись, как восстание против средневековой монархии, она достигла своего апогея в обличии кровавой якобинской диктатуры, которой впоследствии восхищались другие революционные палачи - большевики. И заварили всю эту кровавую кашу скромные и трудолюбивые интеллектуалы - адвокаты, учителя, врачи. Скромный юрист из Арраса, Максимилиан Робеспьер, избранный депутатом Генеральных Штатов от своего родного города, даже представить себя не мог тем безумным диктатором, в которого он превратится через каких-то три года. Равно и то, как его, окровавленного, в изодранной одежде волокут к гильотине. Возмездие же дано было не по намерениям, а по делам, и тысячи жертв с нетерпением ожидали его в аду.

Но опять же - уроки истории учить никто не хочет, более того, мало кто хочет понимать, что-то, что удалось в одной стране и в одних условиях, никоим образом не применимо, даже смертельно опасно в другой. И если европейская Франция, хоть и с трудом, но избавилась от революционного морока, то азиатская Россия, в лице европеизированной элиты, упорно и себе на погибель продолжала наступать на французские грабли. И это упорство закономерно завершилось Ипатьевским домом. Но это уже самый конец. А до того Александр 2-й, который мешал и революционерам, и ретроградам. Революционеры убили его и заслуженно оказались на виселице, а страна получила угрюмого помещика Александра 3-го. Самое смешное, что при всём личном мужестве и искренних намерениях цареубийц, зная опыт предыдущих революций, понимаешь, что даже Александр 3-й был предпочтительней. По крайней мере не было революционного трибунала и Комитета Общественного Спасения.
А ещё раньше были Декабристы, и вот именно о них я и хочу поговорить поподробнее, насколько это возможно в рамках небольшой статьи. Это был первый невыученный русской сердобольной и совестливой (я не ёрничаю) урок. Первая попытка применить европейские методы преобразования общества (и там не очень удачные) в патриархальной азиатской стране. Более того, стране самодостаточной и в какой-то мере даже счастливой своей патриархальностью. Затея, тем более обречённая на провал, что во главе её стояли люди, не понимающие самой сути французской революции, её движущих сил, а главное - истинно прогрессивной сущности её начального (!) этапа. Земельная аристократия не могла по сути своей понять устремлений фабрикантов, торговцев, адвокатов. Зато, со свойственной и последующим поколениям русских интеллигентов тягой к революционной позе и романтике, они сходили с ума по внешним проявлениям революции - марширующему и поющему народу, революционным лозунгам, как-то Свобода, Равенство, Братство, знамёнам (тоже трёхцветным). Беда лишь в том, что они совершенно не представляли себе, что со всем этим счастьем делать в случае победы. А ещё, не отдавали себе отчёта в колоссальной разнице и ментальной пропасти между самым последним неграмотным санкюлотом из предместья Сент-Антуан и русским крепостным крестьянином.

Именно они, эти блестящие молодые люди, привезшие из побеждённой Франции революционные идеи, дали начало всем последующим комплексам, а стало быть и несчастьям русской интеллигенции. Именно они, создали ту точку исторической бифуркации, когда выбор стоял между плохим и очень плохим, причём последним были именно они - декабристы. Да, пожалуй, хорошо, что история сама сделала этот выбор, в силу всё тех же пороков, или выразимся деликатнее - ментальных проблем, которые и в дальнейшем будут преследовать русскую интеллигенцию. Да, при всём своём солдафонстве и самодурстве, Николай 1-й был предпочтительнее. Почему? Ответ очевиден, если хотя бы бегло рассмотреть планы мятежников в случае их победы.

Так вот, самое смешное, что планов у большинства из них не было никаких. Освободить крестьян? Замечательно. А дальше что? Вот с этим "дальше" и начинались проблемы. Как и многие последующие представители русской интеллигенции, они обожали красиво поговорить, чем, собственно и занимались на своих собраниях. Кое кто, вроде Рылеева, пописывал стишки, напыщенные и бездарные. В конечном счёте для многих всё это стало своеобразным развлечением среди прочих, вроде охоты или поездки к цыганам. Немногие из них реально осознавали, что когда-нибудь настанет время действовать. Они были абсолютными дилетантами и о их "деятельности" тут же стало известно царю, Александру 1-му. Он проявил своеобразное благородство, сказав, что не ему карать людей, чьи взгляды он когда-то разделял. Но горькая ирония в том, что пресеки он заговор в самом начале, крови и страданий было бы гораздо меньше.

Единственным, пожалуй, по настоящему деятельным человеком из всей этой компании был Пестель, к тому же имевший чёткую программу действий. Программа просто замечательная - всевластие тайной полиции и всеобщее равенство населения в рабстве, ещё более жестоком чем крепостное право - эдакий русский Пол Пот немецкого происхождения. Плюс - изгнание из страны евреев. Испания прошла через это трёмястами годами раньше. Вот и представьте себе результаты их победы, которая как ни странно, в определённые моменты была вполне реальной - либо всероссийский концлагерь, ежели по Пестелю, либо бардак и неизбежная гражданская война в варианте Рылеева с буйным и бестолковым Кюхельбеккером. На счёт реальных шансов - чуть ниже.

Повторяю, само их поведение во время мятежа, как нельзя лучше раскрыла все стороны русской интеллигенции - худшие. Как и лучшие, после его подавления. Всё логично. Петербургские трепачи, оказавшись перед необходимостью действовать, элементарно растерялись и впали в ступор. Иначе их стояние и бездействие на морозе не объяснить. Полный паралич воли и как результат - покорное ожидание поражения. Плюс позёрство - Каховский, картинно стреляющий в грудь Милорадовичу, Кюхля, размахивающий не стреляющим пистолетом. Многочисленные просто струсившие и неявившиеся, включая несостоявшегося диктатора Трубецкого.

Ещё хуже в Украине, где поднятый Пестелем на мятеж Черниговский полк предался элементарному разбою и просто разбежался, встретив отпор лояльных правительству частей. Полная бездарность и такой же полный провал. А ведь шанс был - аналогичные перевороты вполне удавались - чуть больше решительности, а главное желания действовать. Всего-то надо было прорваться к почти незащищённому Зимнему и арестовать царя. Но этого не было. Был страх - а вдруг получится. Слава Б-гу - не получилось.

Ну а в тюрьме и проявились все их лучшие качества - самопожертвование, товарищество, душевное благородство. Кажется, что именно там они обрели мир в душе. Вполне возможно, ведь призрак власти более не маячил перед ними. И пятеро из них красиво отправились на смерть, а остальные на каторгу. За многими благородно последовали жёны. Сколько прекрасных литературных сюжетов! Вот где в первый (и далеко-далеко не последний раз) проявилась подсознательное упоение русской интеллигенции страданием.

Результат всегда этого балагана - испуг власти и столь желанное декабристами освобождение крестьян последовало лет на 20 позже чем могло быть. И конечно, традиционное для России закручивание гаек. Но повторяю - всё последовавшее за подавление мятежа было злом, но злом сто крат меньшим, чем то, что могло быть в результате успеха заговорщиков - или полного безвластия и кровавого хаоса, или диктатуры, по сравнению с которой Якобинская - лишь детский лепет. А самое главное - во имя чего всё было задумано? Ради кого? Не было в России того третьего сословия, которое было бы как во Франции заинтересовано в свободе делать деньги. Был угрюмый фанатик Пестель и миллионы тёмных крестьян. И не менее тёмные и дикие купцы - будущие герои пьес Островского.

Грустно, господа. Грустно от безысходности, которую распространяет внутри себя, а самое главное вовне, эта нелепая и бездарная страна. Вдвойне грустно, что они всегда знали и знают "как надо" и учат других, плодя Пестелей, Нечаевых, Лениных, Сталиных, Путиных. Задыхаясь в собственных миазмах, пытаются заразить других. Это они, Пестели, сейчас хотят "осчастливить" Украину. Но тот хотя бы был аристократ, эти же, те самые сорвавшиеся с цепи плебеи, ради которых, якобы декабристы и заварили свою безумную кашу.
Всё тот же мрак. Такой вот исторический первый блин, который комом. Беда, что вышли и выходят комом и все последующие. Беда всем. Карфаген должен быть разрушен. Carthago delenda est.