August 8th, 2016

К последнему морю 2


Любой народ пишет свою историю в комплиментарном ключе. Это, при, мягко говоря, не всегда полном следовании фактам, всё же следует считать нормой, ибо обществам, как и индивидуумам необходимо самоутверждаться в собственных глазах. Требуется известное мужество, чтобы быть честным самим с собой, в личном плане, что уж говорить о целых народах, особенно, если история его намеренно облагораживается, а стало быть, искажается, преследую вполне конкретные и сиюминутные цели правителей. Вопрос только в степени этой самой комплиментарности, ибо от неё лишь полшага до приторно сладкой, липкой и омерзительной лжи.

Одним из немногих, если не единственным исключением, да и то, не в полной мере, являются евреи, история которых изложенная в Ветхом Завете, весьма далека от какой-бы то ни было комплиментарности, но наоборот - полна кровавых интриг, жестоких коллизий, смертей, вероломства. История народа предстаёт почти такой, какой была на самом деле. без глянца, героического флёра, жестокой и беспощадной, какой только и могла быть история древних царств. Суровые пророки, бичующие нравы, великие цари, Шауль, Давид и Шломо, грешащие и за то несущие кару, раскол на Иудею и Израиль и гибель последнего два века спустя, вавилонский плен и падение Первого Храма - это всё история евреев. Красной нитью проходит мысль воздаяния народу по делам, вернее, по грехам его.

Ближе всех к такой традиции нелицеприятного изображения истории подошли, разве что, древние греки, над всей мифологией которых довлеет тема рока, смерти, и всё того же воздаяния по делам. Безгрешных, тех самых "рыцарей без страха и упрёка" нет и быть не может, а потому и история Троянской войны есть история не только героев, но и злодейств, история человеческих деяний во всей их противоречивости, где нет места хеппи энду, где судьба почти всех персонажей трагична и печальна, в том числе - участь победителей. Ахилл погиб, Агамемнон убит собственной женой, а Одиссея носило Б-г весть где ещё целых 10 лет после окончания войны, и лишь Елена, из-за которой и начался весь сыр-бор, осталась относительно благополучна. Что делать, мир несправедлив. За мифом, можно в этом не сомневаться, стоят истории вполне реальных людей и событий.

Хуже, когда сама история намеренно, а не за давностью лет, переделывается в миф, когда преступления и злодейства предстают, непонятно с чего, благородными деяниями, а история страны -кровавая и жестокая, вдруг становится неким образчиком благородства и чуть не альтруизма. Во всяком случае, так следует из утверждений некоторых депутатов российской Госдумы, утверждающих, что история государства Российского есть история прогрессорства, помощи, спасения и освобождения. Как так получилось, что такой стала история империи созданной и скреплённой огнём и мечом, не в меньшей, а, пожалуй, и в большей степени, чем любая другая? Почему они, вообще, носятся со своей историей, в которой смещены все акценты и искажена суть событий, аки с писаной торбой и настолько чувствительны к малейшим покусительствам на свод сусальных баек, кои определяют, как эту самую Историю государства российского? Ответ, как мне кажется, на поверхности - это последний, и ныне единственный в мире народ, всё ещё страдающий имперскими болями, всё ещё мнящий себя имперской нацией, более того - в какой-то степени, ею по сей день являющийся. В разное время нужны были резоны оправдать резоны и существование этой самой империи, как бы она не именовалась - Московией, Российской Империей, СССР или же нынешним Паханатом. Важно то, что никто и никогда, добровольно в эту империю не входил, что бы ни говорили и не писали пропагандоны всех эпох, начиная с княжеских придворных летописцев.

Лжива сама концепция официальной русской истории - истории, якобы, постоянной борьбы большой миролюбивой страны за свою независимость. Прав Акунин - Киевская Русь была частью Европы, но она была обречена на "уход" в Азию, как в силу смещения центра из Киева на Северо-восток, так и в силу конфессионального выбора. Становление вассальных отношений с Ордой, симбиоз с ней и как следствие - служение ханам не за страх, а за совесть, Русь, как часть улуса Джучи, а не героическая борьба народа за своё освобождение. Князья, ездящие на поклон к ханам, взаимное проникновение культур, совместные военные походы, более того - браки между "завоевателями" и "завоёванными" - всё это имело место.

Туда же, знаменитая Куликовская битва, если таковая, вообще, состоялась. Что мы о ней знаем из книг, из школьных учебников? Якобы, в этой битве русские впервые ощутили себя единым народом, одной страной. Ну и что дальше? Закончились феодальные усобицы? Все вдруг стали рваться объединиться вокруг Москвы? Ничуть не бывало. А, знаю - Русь поднялась против татарского ига и впервые победила. Только как быть с тем фактом, что Мамай был вовсе не ханом, а лишь беклярбеком, к тому же - мятежным, врагом законного хана Тохтамыша, а другой беклярбек, Дмитрий Донской, лишь выполнял свой вассальный долг по усмирению непокорного феодала? А как быть с тем фактом, что русские и татары участвовали в Куликовской битве с обеих сторон? Но кому это, скажите, вообще, нужно, кроме отдельных зануд-русофобов, глумящихся над всем, "что нам дорого"?

Из той же серии был и пресловутый отпор немецкой агрессии на Северо-западе. Пограничные стычки, взаимные набеги, временные союзы и ссоры, небольшие, ничего исторически не значащие мелкие битвы предстают эпохальными событиями, вроде Ледового побоища, противостоянию Drang nah Osten, священной борьбой за независимость и торжество Православия против происков папства.

Всё сводится к всё той же, невесть откуда взявшейся идее особой роли, особой миссии. Собственно говоря, почему откуда? Факторов более чем. И центр империи, Орды, сместившийся из Сарая в Москву, при том, что наднациональная, имперская идея, просто, сменила главных носителей, с ханов на Великих князей, плюс, налoжившаяся после падения Константинополя идея Третьего Рима. Фактически, "собирая" русские земли, Москва восстанавливала ордынское государство в его прежних границах, а при последних царях, практически, восстановила его, поглотив Кавказ, Среднюю Азию, как в предыдущие века Сибирь. Золотая Орда была восстановлена под другим именем, но включала в себя почти те же народы.

Большевики же, Сталин, просто, продолжили ордынский поход к "последнему морю", придумав для своей экспансии основания, более подходящие для 20-го века. Только и всего. И всё так же позднейшие историки (их историки) рассматривают те события в исключительно комплиментарном ключе, где, перевирая и скрывая факты, а где, давая им абсолютно нелогичную, но идеологически правильную трактовку. Охлос в массе своей абсолютно некритичен, жаждет видеть мир черно-белым, где собственное прошлое героично и благородно. Также, удобно проецировать его на день сегодняшний, когда режим снова пытается отправиться в поход к тому самому морю, расширить пределы Орды.

И знаете, есть, пожалуй, в высказывании идиота Мединского о том, что факты сами по себе ничего не значат, определённое рациональное зерно. Разумеется, не совсем в том смысле, который вкладывал он, но всё же...Не менее чем факты, важна их правильная оценка, основанная на логике и здравом смысле. Вон, они, в своих учебниках напишут о добровольном вхождении Крыма в состав России. А что? Был ведь референдум, как до того был референдум о сохранении СССР, а до того - референдумы об исключительно добровольном вхождении балтийских стран в состав России. Имели же место факты, правда? Или вот, Наполеон пошёл на Россию? Пошёл, и это факт. А уже, исходя из этого факта, нам упорно, уже 200 лет как, твердят, что он, нехристь, хотел Россиюшку завоевать. И я бы малость перефразировал слова смотрящего по культуре: "Если ты любишь свою родину, здравый смысл, сам по себе, ничего не значит." Где-то так.