June 29th, 2016

Зелёная угроза


Вы знаете, что называлось в Штатах "Красной угрозой", в 20-е годы прошлого столетия? Нет, не наличие в мире Советской России имелось в виду под этим определением, хотя, именно американцы дольше других не признавали большевистский режим. Речь шла об угрозе внутренней, исходящей от собственных левых, в массе своей даже не коммунистов, а анархистов, многие из которых были итальянцами. Однако, было и осознание угрозы, которую несёт коммунизм Америке, и оно усилилось многократно в свете массового насилия в России во время революции и Гражданской войны. Совершенно напрасно левые историки так говорят об этом периоде, характеризуя, как "общенациональную истерию, направленную против радикалов, истерию, спровоцированную страхом перед неминуемой большевистской революцией, которая уничтожит собственность, церковь, дом, брак, гражданские права и американский образ жизни". На самом деле, всё обстояло именно таким образом. Что тут скажешь, кроме того, что левые упорно отказываются видеть и признавать вызовы, с которыми их странам приходится сталкиваться, хуже того - явно сочувствуют тем, кто эти вызовы бросает. Так было, так и сейчас, пусть угроза сменила цвет с красного на зелёный.

Но тогда, на исходе Первой Мировой войны и в 20-е угроза левого террора была не меньшей, чем сейчас исламистского. Так, апреле 1919 был раскрыт широкомасштабный заговор с рассылкой по почте 36 взрывных зарядов, которые предназначались иммиграционным чиновникам, верховному судье Оливеру Уэнделлу Холмсу, председателю сенатской комиссии по исследованиям большевизма, генеральному прокурору, ряду бизнесменов (в частности, Джону Д. Рокфеллеру). Подбор адресатов вовсе не был случайным, учитывая тот факт, что власти издали законы, позволяющие депортировать из страны потенциально опасные элементы ("О подстрекательстве к мятежу"), а также, впервые, вводившие квоты и ограничения на эмиграцию, дабы ограничить или вовсе перекрыть доступ в страну левой идеологии. Так, на основании этого закона, из США были депортированы анархисты Эмма Голдман и Александр Беркман.

В июне 1919 года произошла новая серия рассылок бомб по почте. 2 июня в один и тот же час раздались взрывы в восьми разных городах. Одной из целей стал генеральный прокурор Палмер, чей дом был взорван анархистами. Непосредственный исполнитель погиб при взрыве, но остались свидетельства, что он был итальянцем. Надо добавить, что террор в те годы, действительно, зачастую имел этнический оттенок - итальянцы пополняли не только ряды мафии, но и левых организаций.

Ещё до серии этих терактов, в сентябре 1918 года начинает работу Комиссия Овермана, для расследования большевистской и прочей антиамериканской деятельности, а также возможных последствий внедрения большевизма в США. Согласно её выводам, в случае победы большевизма, как результат, последуют нищета, голод, массовые конфискации и террор. Основным выводом Комиссии Овермана стала рекомендация депортировать из Соединённых Штатов радикально настроенных иммигрантов, ужесточить контроль над оборотом взрывчатых веществ, и за публикациями на иностранных языках. С учётом создавшейся ситуации, в 1921—1924 годах впервые вводится квотирование иммиграции, существенно, с 200 до 4 тысяч в год, например, сокращающее количество разрешений на въезд итальянцам.

После терактов, о которых я говорил выше, генеральный прокурор Палмер провёл рейды, представлявшие собой массовые аресты и депортации иммигрантов, подозреваемых в принадлежности к левым группировками и радикализме. Так как волна террора и волнений на спад не шла, была принята серия законов об иммиграции и призывах к насильственному изменению существующего строя. Как отмечалось в газетах, в те годы, причём, даже с некоторым упрёком: "федеральное правительство депортирует радикальных иммигрантов за их выступления или за их связи, не делая особой разницы между реальными угрозами и идеологическими противниками". Это не совсем корректно, тем не менее, ибо "идеологические противники" в то время, как и сейчас, кстати, очень легко переходили от слов к делу.

Однако, говоря откровенно, в создавшейся тогда ситуации, при непосредственной угрозе безопасности гражданам страны, депортация потенциально и реально опасных элементов была единственно возможным адекватным шагом. Самая крупная из них состоялась 21 декабря 1919 года, когда правительство США депортировало 249 человек на корабле "Буфорд", который пресса назвала "Советским ковчегом". Около 200 из них входили в анархистский "союз русских рабочих", который, кстати, представлял одну из основных целей "рейдов Палмера". New York Times писала тогда, что депортируемые злоупотребили гостеприимством Соединённых Штатов, и "вместо того," чтобы отблагодарить Соединенные Штаты, предоставившие им возможности, равенство и свободу, они пытались уничтожить возможности других, равенство и свободу. Теперь американцы узнали иностранцев-революционеров".

Мне же, по поводу последней цитаты, хотелось спросить - ни на какие мысли, аллюзии, не наводит? Особенно, по части тех, кто пытается уничтожить свободу, "иностранцев-революционеров". И имеет ли значение, повторю ещё раз свой вопрос, что угроза сменила цвет с красного на зелёный? Абсолютно никакого - умирают от террора абсолютно одинаково и жертвам всё равно на почве какой ненависти, расовой, классовой или религиозной, их отправили на тот свет. Если погибшие в Стамбуле могли говорит, уверен, они бы подтвердили. Впрочем, можно спросить у более чем 100 раненых. Говорите, Стамбул - мусульманский город? Да, но неслучайно же был выбран именно международный аэропорт. А до этого - Париж, Брюссель, Орландо, и это только последний год. Так, что же изменилось? Немного. Мы сами, и далеко не в лучшую сторону - мы потеряли желание сопротивляться, мы боимся решительных действий. Мы как огня боимся обидеть тех, кто пришёл сюда, в свободный мир, в Европу, Америку, Австралию, тех кому предоставили "возможности, равенство и свободу, а они пытались и пытаются "уничтожить возможности других, равенство и свободу". Да что там - саму жизнь, что мы и увидели не далее, как вчера. Мы, вернее, наши правительства, другие, а потому, увы, невозможны ни "рейды Палмера", ни "советский пароход", а ведь всё это было предпринято, когда стране угрожала гораздо меньшая по масштабу беда.

И никто, что характерно, никто из тех, кто во власти, тогда, почти век тому, на задался вопросом: "Что ещё мы можем сделать для этих бедолаг"? Они не спрашивали, они делали - принимали законы, депортировали, боролись с красным террором, и мало какая падла из университетского кампуса смела вякнуть в защиту этого сброда. Всё что нам остаётся, это ждать нового Стамбула, или, если вам не нравится Стамбул - Брюсселя, Парижа, Вены, Лондона, Орландо - далее везде. А советский, в данном случае, исламский пароход, он знаете ли, есть, только он не вывозит, а возит эту публику туда и обратно - повоевать в ИГИЛ и вернуться живой бомбой в тот же Стамбул. Ужас в том, что никто, так и не решается этот пароход потопить, или хотя бы, закрыть ему обратную дорогу. Что ещё мы можем сделать для этих бедолаг? А что мы можем сделать для самих себя? Для начала заставить наши правительства признать - "Зелёная угроза" - она есть, прямая и явная. И это уже будет большой шаг вперёд, первый шаг в грядущем новом "рейде Палмера".