May 24th, 2016

"A что будет, если..."


Почему, после всех преступлений, совершённых Россией в ходе русско-украинской войны, меня больше всего возмущает именно история с малайзийским Боингом, то злодеяние, которое Москва так упорно отрицает. Наверное, именно, поэтому. Пожалуй, со времён Катыни, не было лжи более откровенной, глумливой, нагло-циничной, чем эта - с подмигиванием одним глазом, и с грустно-укоризненным покачиванием головой, типа, как вам не стыдно, мы весь хотим оказать всестороннюю помощь в расследовании, а вы не желаете прислушаться к профессионалам.

Я снова хочу задать всё тот же вопрос - до каких пор? До каких пор вся эта трагедия так и будет сводиться к пустым препирательствам с бандитами и убийцами, если уже более чем очевидно - они сами никогда не признают своей вины. Разве что, попросить так, что отказать они будут не в силах. Я хочу ещё раз подчеркнуть, что ныне, в случае с Россией, мир столкнулся с новой реальностью, которую я бы назвал "что будет, если?" То есть, на самом деле, имея в мире столько государств-отморозков с одной стороны и патологических миротворцев с другой, делом времени было появление мирового хулигана, который в один прекрасный день задастся вопросом, ну например - что будет, если я заберу Крым?, демонстративно подтеревшись его же страной подписанным договором? А если я устрою войну, так, небольшую такую войнушечку на восточной границе строптивого соседа? Оказывается - всего лишь санкции, на которые ему лично, простите мой французский, насрать.

Нет, ну согласитесь, глупо, ведь, начинать войну из-за регионального конфликта. Никто войну и не начинает, что, впрочем, тоже правильно. Вот, меня и интересует вопрос, что же делать в таких случаях, как выпутываться из ситуации, одновременно и унизительной и опасной. Возвращаясь к самолёту, повторю - все давно всё знают, вплоть до имён тех, кто привёз Бук в Украину, кто нажал ту проклятую кнопку. Не далее как в прошедшую субботу стало известно, что австралийская юридическая фирма LHD Lawyers, представляющая интересы родственников жертв катастрофы, 9 мая подала в Европейский суд по правам человека иск против России и президента Владимира Путина. Истцы требуют взыскать компенсацию в размере 10 миллионов долларов за каждого погибшего.

Россия уже ответила устами усов Пескова: "Иск становится иском в тот момент, когда он принимается к рассмотрению судом и когда аппарат суда соответствующим образом информирует сторону или страну, в отношении которой он выставляется, а суд в первую очередь принимает решение, будет ли он вообще рассматривать обращение или оно не имеет никаких перспектив". Т.е., надо понимать, ключевыми являются заключительные слова о перспективах иска. Так вот, в нынешней ситуации, на мой взгляд, возможны 2 варианта и оба плохие. Первый - суд, элементарно, придёт в смущение от личности ответчика и порекомендует заменить его кем-нибудь другим. А вы сами представьте себе их головную боль, если они примут иск к рассмотрению. "Подозреваемый", усами того же Пескова пошлёт их подальше, руководствуясь той же логикой - а что мне за это будет? Это, собственно говоря, и есть второй вариант.

Боинг и есть частный, пусть и столь жуткий случай этой новой политической реальности. Что будет, если я сделаю то или это? Они что, войну начнут? нет, ведь, не начнут. Самое ужасное, что кремлёвский карлик оказывается прав в своих расчётах. Санкции? Ну так и без пармезана, на картохе с капустой биомасса не пропадёт. На худой конец, будут продавать оружие совсем уж конченым, типа Северной Корее или Ирана. Кстати, о Корее - они себя ведут по абсолютно аналогичной методе - не будете же вы с нами из-за того, что мы творим воевать.

Дальше-больше. Они делают хорошую мину при плохой игре, пытаясь по прежнему изображать из себя члена международного сообщества, требовать, чтобы с ними решали вопросы, связанные с проблемами третьих стран, причём, что характерно, теми проблемами, которые сам же подполковник и создал, или же те, которым он не даёт разрешиться.

В этом и весь ужас, что Запад упорно наступает на грабли 38-го года, мюнхенские грабли. Нет, ни о каких соглашениях речи, слава Б-гу, не идёт, - просто, нет политической воли назвать вещи своими именами. Что будет, если я попытаюсь скупить на корню европейских политиков? Всех не получится, но хотя бы часть. И будет финляндизация, причём, в отличие от той, вынужденной, абсолютно добровольная, исключительно в силу собственной трусости и нерешительности, стремления переложить решение болезненных проблем на плечи следующего поколения политиков. Это европейский социалистический истеблишмент пытается делать вид, что не видит, откуда ноги растут у нынешнего вала "беженцев", боязливо игнорируют факты, свидетельствующие о, по крайней мере, косвенной причастности Москвы к последней волне террора.

Есть такой полуанекдот, когда мужик говорит, что, возвращаясь из командировки, он всегда с вокзала звонит домой. А то, сами знаете - застанешь на горячем, потом имей головную боль, а оно надо? Именно тот случай. Что делать, если в руках вдруг окажутся документы, факты, если дело дойдёт до судов, а те вынесут вердикты, и что потом? А потом надо добиваться исполнения решений, а от этого становится как-то муторно на нежной европейской душе. Лучше, спокойнее и безопаснее осуждать и клеймить Израиль за попытки последнего выжить.

Можно, конечно, вспомнить, что НАТО наращивает силы у своих восточных границ, но опять же - под давлением восточноевропейских партнёров, лучше осознающих русскую угрозу. И самое главное - все эти пушки и танки имеют смысл, если в нужный момент (дай Б-г, чтобы такой никогда не настал) начнут стрелять. Много говорят в последнее время, что де, сами вооружаются, а Украину призывают к сдержанности. А вы уверены, что если чего случится, они не будут призывать к "сдержанности" сами себя?

Плохо ли, хорошо ли, но мир в целом держался до марта 2014-го (а может, до августа 2008) не столько на системе договоров, сколько на определённых неписанных правилах, самым главным из которых было - договора существуют, чтобы их выполнять. А что будет, если? - в один недобрый день спросил себя маленький подполковник. А ничего. Небо не рухнуло. Просто, все "выразили глубокую озабоченность". А что, могло быть иначе, если ничего не последовало за первым, и пока, слава Б-гу, единственным актом ядерного терроризма, совершённым по прямому указанию всё того же карлика.

Я не призываю к военному удару, я надеюсь, что до этого не дойдёт и именно поэтому, уверен, на молчаливый карлика вопрос "а что будет, если", надо неизменно отвечать - не будет, а уже есть. Полная, абсолютная международная изоляция, никаких "СВИФТов", никакой кредитной системы, никаких виз. Границы закрыты не с их, а с нашей стороны. Дипломатические отношения сведены к самому необходимому минимуму. Арест ВСЕГО имущества России за рубежом до тех пор, пока последняя не рассчитается за причинённый ущерб. И конечно -уголовные дела на всех преступников, начиная с самого главного.

Да, чуть не забыл - ответ огнём на всё провокации русских военных, типа "случайного" залёта в чужое воздушное пространство. Меры. которые, если не вынудят Россию вести себя прилично, то, хотя бы заставят закуклиться у себя за поребриком и никуда не вылазить.

Я понимаю, что всё просто на словах. А я и не говорю, что будет легко, но беда-то сама не рассосётся. Уже рассчитывали на это один раз, уже почти 80 лет тому. Результат известен. Два диктатора уже спрашивали себя "а что будет, если..." Внятный ответ получил, увы, только один из них. Нынешний, при всех "можем повторить", реально повторить ничего не может, но головной боли причинить он способен немало. Поэтому, на вопрос "а что будет, если...", ответ есть только один. Карфаген должен быть разрушен. Carthago Delenda Est.

Тяжкий выбор


Негоже, пожалуй, подлецам поучать порядочных, пусть и заблуждающихся людей. А если подлец ещё и идиот, то поучение выглядит полной и окончательной порнографией, как, собственно, и выглядели киселёвские сюжеты о парижских событиях. Вроде как некий дурачок, сидя в идущем ко дну медном тазу, критикует людей в плывущей рядом лодке, что те плохо гребут. Гребут плохо, кто же спорит, но не ему, выбулькивающему на поверхность последние пузыри, об этом судить.

Да, история с этой самой феерической передачей про парижские демонстрации займёт своё почётное место рядом со снегирями и распятым мальчиком. Из Москвы, заполонённой всевозможными таджиками и чеченцами, с её многочисленными мечетями, прозвучал обеспокоенный киселёвский голос, типа, как они там, да без нашего совета справляются. Да, справляются не очень, хотя с вашим советом было бы ещё хуже. Особенно, учитывая ту пикантную подробность, что, по всей видимости, ноги у кризиса с мигрантами растут из Москвы.

Итак, французы протестуют против нового трудового законодательства, а киселёв-ТВ "дублирует" высказывания участников демонстраций в "антимигрантском" ключе. Но давайте разберёмся. При всей мерзости киселёвской лжи, при поведении русских журнашлюх, выходящем за рамки не только профессиональной, но и вообще, какой-либо этики, надо признать кое какие весьма неприятные вещи. А именно - сам факт провокации русского ТВ свидетельствует об очень неприятной тенденции. "Дублируя" высказывания французов, они высвечивают весьма болезненную проблему, вовсе не стремясь к этому. Французы хотят продолжать жить на халяву, без возможности быть уволенными, а что касается "беженцев", то как следует из передачи Canal+, дезавуировавшей киселёвское враньё, к ним оно относятся вполне благодушно. Т.е. та же халява им предсттваляется куда более важной, чем враг, пришедший к ним в дом. И это, действительно, ужасно. Это страшно, особенно, после терактов в Париже и Брюсселе. Это, фактически, картбланш евродемагогам и путь к углублению раскола в обществе, ибо, от противного, все, осознающие опасность чужаков, будут тянуться к радикалам из Национального фронта. А значит, вопрос - левые полезные исламистам идиоты или же - правые, полезные Москве демагоги может уже вскорости встать перед французскими избирателями. Третьего, просто, не будет дано, со всеми, вытекающими из этого печальными последствиями.

Если кто-то считает, что я сгущаю краски, то хотелось бы напомнить о недавно прошедших в Австрии президентских выборах, где победу одержал лидер партии "зеленых" Александр Ван дер Беллен, сторонник открытого мультикультурного общества и называет себя "сыном беженца". Что из себя представляют "зелёные", думаю, говорить смысла нет. Леваки, для которых само слово "технологии" или, скажем "хай-тек" являются ругательством, равно как и капитализм, и постиндустриальное общество. "Открытое" и "мультикультурное" в исполнении нового президента означает открытое для "беженцев" и эти слова являются ключевыми для понимания того, кто пришёл к власти в стране Моцарта и Штрауса. Но важно не только это. Равно, как и тревожно. Его соперником на выборах был лидер крайне правой Австрийской партии свободы Норберт Хофер, и что интересно, в день выборов, оба кандидата шли, практически, "ноздря в ноздрю". Более того, Хофер даже периодически лидировал и только голоса поданные удаленно, по почте, принесли победу с незначительным перевесом Ван дер Беллену - 50,3% у него, против 49,7 у Хофера.

Это тот случай, когда злорадствовать совсем не хочется. Это первый, но очень серьёзный звоночек благостным левым идиотам, который, скорее всего, они предпочтут проигнорировать и продолжать своё "доброе" дело с ещё большим мазохистичным рвением. Но я бы обратил внимание на другой, не менее существенный момент. Места для кандидата от традиционных, умеренных партий на этих выборах не нашлось, - только для леваков и для правых ультра. Это звоночек и для фрау Меркель, которая не сделала ничего, по крайней мере, ничего существенного, чтобы сдержать поток "беженцев" в свою страну, хуже того - всячески этому безобразию потворствовала.

Австрия же, в данном случае, это коридор, по которому сотни тысяч мигрантов с Ближнего Востока просачивались с Балкан в вожделенную Германию, но по пути, многие из них оседали и в самой альпийской республике. Таких оказалось аж 90 тыс, или 1% населения страны. И это самое население, попросту испугалось, а потому и образовался Хефер. Всё более чем объяснимо - одни умеренные, напуганные нашествием и полагая, во многом справедливо, что хуже уже быть не может, идут за ультраправыми. Другая часть, напуганная теперь уже, усилением правых, ударяется в другую крайность, голосуя за прекраснодушного старичка-профессора. В результате, общество оказывается расколотым.

Теперь остаётся ждать, извлекут ли евробюрократы урок из австрийских событий. Я, лично, оптимизма не испытываю. Если, не было сделано выводов после кёльнской "новогодней феерии", если та же немецкая полиция упорно отказывается связывать рост преступности, включая и религиозный экстремизм с наплывом "беженцев", трудно надеяться, что здравый смысл пробудится именно сейчас. Во всяком случае, если, после парижских и брюссельских терактов находились политики, пусть и левого толка, на голубом глазу утверждавшие, что в терактах виноват Израиль, доведший бедных исламистов до отчаяния, то ситуация кажется почти безнадёжной. Почему-то, чем дальше тем больше, понятия леволиберального дискурса и идиотизма становятся синонимами.

Но не хочется закaнчивать совсем уж на пессимистической ноте. Вон, из Голландии сообщают, что парламент страны принял закон о лишении гражданства тех, кто вступил в ИГИЛ, Исламский Джихад и им подобные организации. Учитывая популярность последних среди европейских мусульман, а также количество смуглолицых детишек, сбегающих от пап с мамами на ближневосточное сафари, кандидатов на эту процедуру наберётся немало. Лишь бы только этот закон выполнялся. Я не сомневаюсь, что все идиоты доброй воли поднимут сейчас жуткий вой. Ну и пусть их. Важно, что хоть где-то проклюнулись ростки здравого смысла, а значит есть надежда, что не всё потеряно. Больше всего я боюсь выбора между левыми, а значит исламом и ультраправыми. Значит, здравомыслящим политикам придётся принимать тяжёлые решения. Просто потому, что у хеферов решения могут быть гораздо более тяжелые и болезненные. Не только для нежеланных гостей, - для всех, в том числе и для нас с вами.