May 22nd, 2016

"Oсобый путь"

Смотрел на днях интервью Акунина в Нью Йорке, для русского телевидения, и в пандан с ним - Невзорова в Израиле. И хотя, говорили они на разные темы, не могли не попытаться ответить на вопрос - почему всё именно так и что же будет дальше. По поводу того, что будет, мнения у обоих ожидаемо схожи - ничего хорошего ждать не приходится. Т.е., сакраментальное русское "Что делать?", они как-бы решили - делать уже нечего. Но обоих, да и не только их всё ещё мучает вопрос "Почему так?" Уже , ради Б-га, оставим в стороне вопрос "Кто виноват?" Просто и тупо - почему всё именно так?

Конечно, можно было бы интересоваться этим вопросом чисто академически, рассматривая всё творящееся там безумие так, как мы бы смотрели на рыб за стеклом океанариума, отвлечённо, обсуждая кто кого сожрал и кто как плавает. Но в том и беда, что всё там происходящее так или иначе сказывается на окружающем мире, т.е. на нас с вами. Всё тот же принцип обезьяны с гранатой, или, если хотите, пьяного жлоба с "розочкой" в переполненном трамвае. Да, волей-неволей начинаешь пытаться понять, как же и где же наш жлоб так набрался и как бы его наиболее безболезненным способом нейтрализовать.

Кстати, я считаю большой подвижкой именно это осознание невозожности что-то поменять к лучшему изнутри. Ни дворцовый переворот, ни охлократический бунт не улучшат ситуацию и если кто-то думает, что в этот гипотетический раз всё будет иначе, я готов спросить - а почему, собственно. Ведь этот же самый вопрос задавали и Акунин с Невзоровым - как так выходит, что любые попытки реформ приводят лишь к закручиванию гаек, ещё большей и худшей диктатуре, а затем, как результат, опять же к стагнации. Все попытки модернизации тоже заканчивались большой кровью и диктатурой. Сейчас, по счастью, но следует добавить "пока", большая кровь ещё не пролилась.

И я вслед за Акуниным, да и сам за собой, повторю - ищите корни, предпосылки сегодняшних бед в прошлом, причём, в далёком. Он говорит, что исторический путь был предопределён при Иване 3-м, избравшем азиатские, ордынские методы управления страной, и именно этот выбор стал причиной многочисленных сбоев в последующей истории Российского государства. Здесь, я позволю себе не согласиться с мэтром, ибо он был бы прав, если бы правление этого князя было некоей развилкой, позволяющей либо свернуть на столбовую дорогу европейской цивилизации, либо плестись по ордынской степи. На самом деле, сам того не ведая, и я уже писал об этом, Владимир Красно Солнышко предопределил именно такой путь, почти за пять веков до того. Ориентир на Византию и крещение по византийскому обряду. Через 70 лет после этого события папа и Константинопольский патриарх проклинают друг друга и церковь оказывается расколотой не только де факто, но и де юре. Тогдашняя Русь, хоть и не оборвав связи с Европой, культурно отдаляется от неё всё больше и больше. Перемещение центра страны, т.е. наиболее влиятельных феодальных владык, на Северо-Восток, лишь углубляют этот разрыв. Исключением остаются, разве что Псков и Новгород.

На самом деле, азиатский выбор был сделан именно тогда, причём, даже не византийский, ибо владимиро-суздальские, тверские, а затем и московские князья так и не воспользовались богатейшим культурным наследием Второго Рима. Они взяли лишь внешнюю, религиозную оболочку и решили, что этого довольно, чтобы приняв из одряхлевших рук Второго эстафету, стать Третьим. Они выпали из тогдашней Европы, жившей по единым феодальным нормам и имевшей единый центр - Рим, авторитет которого, хотя бы на словах, признавался всеми. Европа оказалась наследницей Рима Западного в гораздо большей степени, нежели Московия - Рима Восточного. Разумеется, и путь европейской цивилизации был весьма извилист и знал множество поворотов и метаний, но всё это движение вперёд и назад совершалось вокруг главного вектора, берущего своё начало в Западной Империи. И именно античное право, заложенная ещё Римом система взаимоотношений личности и государства, сохранившаяся в немногочисленных и малонаселённых городах, определила столбовую дорогу европейского пути, если хотите, латинской цивилизации. И именно из латинской, католической цивилизации, в конечном счёте и выкристаллизовался протестантизм, религия буржуазии и капитализма, и вовсе не случайно именно протестантские страны добились максимальных успехов в дальнейшем. Именно протестантская идея личной ответственности, индивидуального спасения и стала той морально-этической базой, из которой родился современный капитализм.

Православие так и не произвело на свет сколь-нибудь значимое протестное движение. Более того - индивидуализм, независимость, и по сей день почитаются грехом. Россия не знала ни городского самоуправления, ни феодальной вольницы, подобной западной системе вассалитета. Орда лишь усилила эти тенденции, но вовсе не определила их. Князья Северо-Востока изначально, до всяких монгол, ориентировались на Великую степь и её ханов, многие из которых, кстати, тоже были христианами. Монголы, с их жёсткой централизацией и иерархией, лишь закрепили эту систему. Так и вышло, что Орда, где верховным сюзереном был мусульманский хан, при Иване 3-м Васильевиче, в силу смещения центра в Москву, стала православной. Христианской, но азиатской, более того - оторванной от Европы и враждебно-настороженной по отношению к ней. И осознание себя "Третьим Римом" лишь усилило эту тенденцию. Греческие базилевсы тоже высокомерно-презрительно относились к католической Европе, но у этих за плечами, действительно, была тысячелетняя цивилизация - то чего не было у Московии. Я здесь намеренно не касаюсь религиозных аспектов, как таковых, ибо религиозная составляющая неизменно была лишь формой, прикрывающей вполне земное политическое содержание. Ну, почти неизменно, исключая вспышки чисто религиозного фанатизма.

Я не думаю, что, выбирая вектор развития Московии, князь Иван сознательно следовал ордынским путём, вовсе нет - он лишь воспользовался тем, что уже имел, что было опробовано его предшественниками. Он же, лично, вполне искренне, полагал себя наследником базилевсов, что нашло своё подтверждение в его женитьбе на Софии (Зое) Палеолог.

С тех пор, с разной, пусть и неизменно малой, степенью успеха, Россия пытается изобрести велосипед, под названием "особый путь". Отсюда и вечные спотыкания и провалы на этом пути. Пётр, уразумевший невозможность дальнейшего существования Московии, такой, как она есть, почему-то решил, что, если на ордынца надеть насильно немецкий камзол, тот станет немцем. Не вышло, ибо Пётр и сам оставался ордынским ханом. В этом же причина неуспеха всех последующих модернизаций - стремление к форме, в обход содержания плюс "особый путь".

Сталинская модернизация, это, вообще, отдельная тема, ибо никто до него не пытался объединить в одном флаконе современные технологии и ассирийское рабовладение. Что же до нынешних времён, то это, как в случае с любым нарывом - он должен когда-нибудь лопнуть. Особый путь привёл, вернее довёл до своего закономерного места - до ручки. Именно в нынешней, весьма эклектичной фашистской диктатуре, объединившей в себе все предыдущие тоталитарные метания, пытающейся соединить несоеденимое, кроется и её скорый финал. Всё вместе - рай для элиты, кондовое православие, сталинизм, всевластие спецслужб и их союз с организованной преступностью - вот она гремучая смесь, которая взорвёт и путинскую, с позволения сказать, модернизацию.

Беда в отсутствии реальной оппозиции. Но не только. Это отсутствие - прямое следствие извечной поддержки охлосом любой, самой драконовской власти. Поддержки, как выясняется, абсолютно самоубийственной для страны и смертельно опасной для соседей. А потому и нет в в стране, внутри самой страны страны силы, способной её спасти. Спасти, как спасли Чили, Испанию, Японию, наконец. Они считают себя особенными, в силу того, что расползлись на огромные территории. Эти гигантские размеры вскружили им головы и ещё больше уверили в правильности этого "особого пути". Сами они не свернут. Есть два пути - либо они сами с него сорвутся, и тогда, иди знай, как скажется на нас их падение, либо столкнуть их, с целю собственного спасения. А потом можно и помочь им подняться, а почему бы и нет. Подняться на наших условиях. Ничего личного, никакой русофобии. Если крах неизбежен, а это именно так, к нему надо быть готовым. А значит, надо знать его истоки и причины. Надо, в конце концов, знать, как нельзя.