May 7th, 2016

Гетман вернулся


Что есть личность в истории? Всё. Народ, который, по лицемерному утверждению Лукича, есть творец истории, "творит" её, именно, по воле личностей. Просто, так уж выходит, что в своих точках бифуркации, история находит (или нет), того, от кого зависит весь дальнейший её ход, от его успеха или поражения. Отсутствие таковой личности в ключевые моменты истории приводят к тупику, хаосу, а возможности нового, великого прорыва уходят в песок. Или такой, потенциальный спаситель приходит слишком поздно, как, например, барон Врангель, на излёте Гражданской войны.

Так уж повелось с древних времён, что тот, кому судьбой предназначено изменить ход истории, непременно, вопреки самому факту своего происхождения, через все препятствия, займёт своё место. Первый великий завоеватель древности, Саргон Аккадский, в юности был садовником у царя Киша, Корнелий Сулла - разорившимся патрицием, а Чингизхан предводительствовал небольшим отрядом, фактически, разбойников.

И Иисус, и Мухаммад родились и выросли в ничем не примечательных семьях, а царь Давид был пастухом. Но тот, на кого, простите меня за высокопарность, пал перст судьбы, неизменно занимал своё место в истории. Даже, если в результате его ждал проигрыш и смерть. Также менялись и оценки персонажей, от современников к потомков, от одного народа к другому. Юлия Цезаря почитал Данте, но порицали Шекспир и Монтень. Поклонником первого фактического императора Рима был Наполеон 3-й, в то время, как в многие идеализировали и героизировали убийц Цезаря - Брута и Кассия. Однако, важен сам факт, к добру ли, худу, но, в данном случае, и жизнь, и смерть этого человека круто изменили порядок вещей. Именно, в силу уникальности личности диктатора.

Но, пожалуй, не менее важным является восприятие личности потомками - положительное, отрицательное, а может, и вообще, забвение, зачастую, намеренное. И очень даже нередко, отношение к человеку, историческому деятелю, жившему задолго до нашего времени ложится тенью на взаимоотношения народов сейчас, в наши дни, а положительная оценка, даже героизация данной личности одним народом, воспринимается другим, как откровенно недружественный шаг.

Мы все, учившиеся в советское время, учили историю, исходя из предположения, что эпицентром любых событий была Россия. История многонациональной империи, под названием "Советский Союз", фактически являлась историей России, её расползания, разрастания, поглощения других народов и территорий, которая, разумеется, оценивалась сугубо положительно. Со времён Империи ничего в этом плане не изменилось - приход земель под руку московских, а потом и петербургских монархов, рассматривался, как глубоко осмысленный и мудрый шаг, как русских, так и "туземных" правителей. Что поменялось в советское время, так это - добавилась байка, что теперь народы вместе боролись против гнёта эксплуататоров. И здесь мы и подходим к весьма важному вопросу отношения к России и с Россией на пост и около- советском пространстве, вернее, при нынешнем, и, скорее всего, при любом режиме, невозможности окончательного примирения бывших колоний с метрополией.

Все эти территории, или на момент "добровольного" вхождения, или в ходе совместного существования, не оставляли попыток вернуть утраченную независимость, и естественно, после обретения таковой, уже в наше время, руководители этой борьбы, её герои, обретали совсем не тот статус, не ту историческую память, что при Советах. Личности, повлиявшие, изменившие историю своих стран. Подчёркиваю - даже проиграв, ибо они, как сказал Довлатов по другому поводу "одержали поражения", в то время, как Россия неизменно "терпела победы". В новейшей истории такими деятелями, несомненно, являются Маннергейм и Пилсудский, Бандера и Шухевич в Украине, Йонас Жямайтис-Витаутас в Литве. Консенсуса с Москвой по поводу этих персонажей быть не может, потому как она и по сей день считает себя правой во всех конфликтах с этими странами.

Более того - все они, за исключением Пилсудского, олицетворяют собой "силы зла" в российской религии победобесия, ибо Москва, как я уже говорил, считает и по сей день, все свои территориальные приобретения результатом справедливых, исключительно оборонительных войн. В этом сонмище "сил зла" особое место занимает гораздо более удалённый во времени персонаж, ставший, в отличие от вышеупомянутых, ещё и олицетворением предательства для русских. Мазепа. И как всё в нынешних русско-украинских отношениях, которые, ежели без экивоков, есть ничто иное, как война, любой шаг каждой из сторон в отношении общих моментов истории, воспринимается другой (в 9 из 10 случаях - Россией), как "недружественный шаг". Т.е., чтобы терзаемая Россией Украина не удостоилась ещё и обвинений в "очернении" и "ревизии" совместной истории, надо признать, что "навеки вместе" было благом, противодействие Петру и союз со шведами предательством, да и само нежелание признать навязчиво лезущего в братья "родственничка" таковым, также есть предательство всего, "что нас связывает". Проблема только, что это Россия "связывает" и всегда "связывала", причём, исключительно, силком.

Итак, в Полтаве открыт памятник ЛИЧНОСТИ, человеку, повлиявшему на ход этой самой "совместной истории" - гетману Мазепе. И более чем прав Порошенко, сказавший на открытии памятника:” Внешняя агрессия против Украины расставила все точки над і. За два года россияне сделали много для популяризации Мазепы среди украинцев, еще больше, чем Национальный банк за двадцать лет массового печатания десятигривневых купюр с его изображением"

В этих словах ответ на все грядущие вопли и претензии из-за поребрика, которые на замедлят последовать, дайте только отгулять, отгреметь нынешней оргии победобесия. Полтавская битва, ведь, один из "сакральных" и "славных" эпизодов их истории, а этот памятник, как бы, ставит эту славу под сомнение. Именно то, к чему так нервно и чувствительно относятся в Москве.
А из-за чего, собственно, весь сыр-бор? А не из-за чего. Не говоря уже о их любви к скандалу ради скандала, именно гетман Мазепа является неким эталоном (для русских, разумеется) вероломства, самым эталонным эталоном. Здесь сошлось всё - и претензии на независимость территории, которую русские по сей день считают по праву своей, и союз с врагом России - королём Карлом, в войне с которым именно Россия выступила, как агрессор, "вернув свои исконные земли" в Прибалтике. Мы не можем, конечно, осуждать Петра за территориальную экспансию, просто по причине невозможности давать современные моральные оценки деятелям, жившим 300 лет назад. Кроме того, вопрос независимости именно этих территорий от России или Швеции, вообще, не стоял. Украина - другое дело.

Я понимаю, что нынешним обитателям "за поребриком", большинству из них, пытаться что-то объяснить - дело более, чем безнадёжное. Но всё-таки...Да, по их, мягко говоря, странной логике, любой завоёванный ими народ, или его представитель, пытающийся вернуть независимость - предатель. Предатели, например - лесные братья, солдаты УПА. По этой же логике и Бандера, и Мазепа, тоже предатели.

Я же просто, хочу спросить, - а с какого бодуна гетман должен был предпочесть именно русского царя в качестве феодального сюзерена? Особенно, учитывая тот факт, что Швеция далеко, а потому, отбившись от России, он мог быть уверен, что шведская опека будет необременительной. Нет, конечно, если верить по сию пору рассказываемым страшилкам, что Карл 12-й, со своей очень поредевшей армией, шёл завоёвывать всю Россию, тогда, конечно...

Как и для многих других личностей в истории, судьба, как бы сама вела к вершинам сына мелкого деревенского шляхтича. Привела, увы, к поражению, изменившему, усугубившему судьбу Украины, венцом которого стало окончательное закрепощение недавних вольных казаков при Екатерине.

В глазах россиян он, действительно, совершил ужасное, покусился на "святое". Не случайно, я слышал от ватников, многие зовут Украину Мазепией, но я бы, скорее, наоборот, гордился бы этим именем. Как сказал Порошенко:"...Его идея теплилась в течение нескольких лет, она способствовала восстановлению украинской государственности в начале ХХ века." Увы, она тоже не состоялась тогда. Именно поэтому, важно отстоять её теперь. И Мазепа вполне достоин быть одним из символов борьбы страны за независимость, наряду с Бандерой. И можно только повторить вслед за президентом: "Я поздравляю, пан гетман, вас с возвращением к украинскую Полтаву". Я бы добавил: "В самостiйну Україну".