April 25th, 2016

Последняя табуретка


Назревает очередной скандал, не первый, конечно, из этой серии, а потому, к ним уже как-то, попривыкли, не хочется уже ни смеяться, ни злиться. Есть только лёгкое чувство раздражения, какое возникает при очередной встрече с местным городским сумасшедшим, когда давно знаешь все его номера и все их возможные вариации. Но, в отличие от гипотетического придурка, которого можно игнорировать, тему, связанную с этим скандалом, увы, оставлять в стороне нельзя. Нельзя, исходя из соображений морального порядка, из соображений подлинного уважения и почтения к памяти людей, сгинувших в гигантской гекатомбе, истинного, а не подло-фарисейского, когда откормленные шуты пляшут на костях и трясут бубенчиками, завлекая в безумную пляску тысячи и тысячи недалёких и доверчивых, поселяя и культивируя в сердцах их ревнивую злобу и нетерпимость. Да нет, не поселяя, а извлекая наружу давно, всегда бывшее, тёмное и страшное, обращая то немногое доброе, что ещё осталось в злобу и ненависть.

Обо всём этом надо говорить, я уверен, ровно до тех пор, пока они окончательно не окажутся в полном игноре и изоляции, когда на их предъявы перестанут реагировать ВООБЩЕ, даже не будут вежливо кивать, тоскливо отводя глаза в стороны. Не когда последний миф будет развенчан - это было сделано давно, нет, - но когда все наконец перестанут играть в игру, нелепую и лицемерную, не оспаривая его, дабы не обострять отношения со вставшей с колен ещё сильнее. Когда этот миф, как колченогая табуретка будет выбит, наконец, из под московских задних лап.

Итак, что на этот раз? А вот что: Россия призывает власти Берлина пересмотреть решение о проведении в сентябре рок-фестиваля в Трептов-парке. Напомню, том самом, где установлен памятник серийному насильнику и мародёру, на московском новоязе именуемом "воином-освободителем". Что характерно - ранее никаких претензий относительно проведения различного рода мероприятий в парке, не возникало, что ещё раз свидетельствует, что мы имеем дело с очередным, намеренно провоцируемым скандалом.

Мне это напоминает сцену, которую я давно, ещё в студенческие годы, наблюдал в трамвае. При полупустом салоне, некая весьма упитанная старая дама становилась возле сидений, занятых молодняком и начинала показательно кряхтеть и охать. Когда её намёков не понимали, начинала скандалить, обвиняя в неуважении к собственной особе, даже трясла какой-то красной книжечкой. Видать, старая сука обладала на редкость склочным характером, таким же, как другая, огромная, "вставшая с колен" сука, чьё возмущение выразила другая, маленькая мидовская сучка - Машка Захарова.

Меня волнует, прежде, всего моральный аспект происходящего. Если кому не нравится, кстати, моё определение мародёра и насильника, замечу, что оно не только моё. Беда же в том, что после десятилетий "Вставай, страна огромная", вспоминать это, как бы моветон. Типа, одни насильники и мародёры, побившие других, точно таких же, автоматом получают индульгенцию. Как бы не так.

Моральная же сторона вопроса в том и заключается, что достав всех своим победобесием, требуя неизменных выражений почтения и благодарности от тех, кого поработили, в том числе, регулярно посылаемые куда подальше, они настойчиво и упрямо продолжают свои "проверки на вшивость", что характерно, в большинстве случаев, заранее зная результат. А вот, давайте, прицепимся к фестивалю в Трептов-парке. В любом случае - не в проигрыше. Или немцы не захотят лишний раз ссориться, и уступят, или будет повод погавкать, обвинив "партнёров" в неблагодарности.

То же самое с планируемым рейдом шакалов с косметичками, они же "ночные волки", в Германию. В прошлом году их завернули, так, что в этом, они вполне конкретно нарываются на скандал. Туда же, другие шуты, типа, казаки, которые собирались тоже "На Берлин", но об этих, по правде говоря, что-то, давно не слышно.

Да, это ещё и внутренний пропагандистский заказ, в рамках всё той же религии победобесия. Вот, примерно так же, как католические Фердинанд и Изабелла видели себя ревнителями, хранителями и проводниками истинной веры, так же московские злобные клоуны видят себя проповедниками своей религии, везде, куда они могут дотянуться. А дотянуться, в силу неудержимого расползания ватников по миру, они могут весьма далеко. Их возможности в Германии мы уже наблюдали в истории с "бедной Лизой". А это означает, что ежели только захотят, они и по поводу мероприятия в Трептов-парке выведут быдло на улицы. Хотя, с другой стороны, надеюсь, что не зря Меркель поручила спецслужбам разобраться с московской агентурой.

Их, там, в Москве, оказывается, вдруг, резко засмущал тот факт, что в мемориальном парке находится более 7 тысяч захоронений советских солдат, а стало быть, всяческие увеселительные мероприятия там неуместны. То есть, право плясать на костях Россия оставляет за собой.

Но вот что интересно - памятник, несмотря на истинную свою сущность, по-прежнему именуется "Воину-освободителю", вот и давайте разберёмся ещё раз - какому-такому освободителю? Даже, чисто терминологически, учитывая неизбывную вину нацистской Германии, от кого, собственно, освободителю? Чем, простите, те, на чьих штыках была основана через 4 года ГДР, были лучше нацистов? Не отвечайте, я сам вам объясню. Тем, что они были "наши", что среди них могли быть наши дедушки и прадедушки, что, в конце концов, далеко не все из них были насильниками и мародёрами. Так ведь и немцы не все были такие. Имею массу свидетельств тех, кто пережил оккупацию, что многие солдаты Вермахта вели себя вполне достойно. А многие - нет. И образ армии врага, справедливый образ, сложился, именно, благодаря им. А уж как погуляли "освободители", почитайте Льва Копелева, что ли. Того самого, которого Солженицын вывел в образе Рубина в своём "В круге первом".

Русские устраивались в Германии навсегда, а потому и так уверенно увековечивали в стране память о себе, дорогих и любимых. А Трептов-парк, хоть и находится в Западном Берлине, всё равно, под боком, в городе, окружённом со всех сторон советскими войсками. Поэтому, огромное кладбище в центре покорённой вражеской столицы их абсолютно не смущало, как не смущал бронзовый истукан в столице покорённой Эстонии. Это, конечно, довольно странное и не сегодня возникшее убеждение, что они могут наставить истуканов, устроить погосты в любой точке, если не мира, то Европы, и все вокруг обязаны ходить на цирлах. Если вас так волнует судьба своих погибших (что характерно, только за границей), так оплатите их перезахоронение со всеми подобающими воинскими почестями.

Но меня интересует ещё один вопрос. Сколько времени немцы, осознавшие, раскаявшиеся, должны выступать в роли терпил, снося пощёчины от хамоватого победителя, который уверен - уж ему-то не в чем каяться. Русские уверены - вечно. И знаете, в одном аспекте я готов с ними согласиться - Холокост. До этой идеи товарищ Сталин, в отличие от Гитлера, дозрел только к началу 50-х. Но и здесь - Германия по сей день платит компенсацию жертвам Холокоста, и именно в России наибольшее число тех, кто отрицает сам факт этой катастрофы.

Они там, в Москве, бдительно и ревниво, как никогда не делалось даже при Советах, отслеживают любое "оскорбление" и "покушение на святое", устраивая показательные истерики, наподобие тех, что делают мусульмане, после карикатур на пророка. Страна, непосредственно причастная к развязыванию бойни, присвоила себе право на нравственную оценку, право судить и осуждать, лишив тем самым людей, в том числе собственных подданных, права на личную память, личное горе, сделав к тому же, их отцов, дедов, прадедов, соучастниками собственных преступлений.

В очередной раз - они будут выть, вопить, требовать обратить на себя внимание, "уважать" их, выкаблучиваясь перед собственной биомассой и пытаясь хоть как-то пробить международную изоляцию. Нельзя им это позволять, это непорядочно в первую очередь, по отношению к жертвам войны, советским, в том числе. Надо выбить эту последнюю табуретку из под старой задницы Софьи Власьевны. Року в Трептов-парке быть.

Раздавите эту гадину


Почему Западный мир, при всех вековых противоречиях, жесточайших войнах, при всей своей кровавой истории, ощущал со времён падения Западной Римской империи единым целым? Во всяком случае, католический мир, а ещё точнее - те, кто подчинялся римскому епископу, папе, другими словами. По мере отказа от язычества, исчезновения других конфессий, это единое пространство только ширилось. Принял крещение Хлодвиг и королевство франков стало частью, вернулось в римский мир. То же самое верно и в отношении испанских вестготов, оставивших арианство ради католичества.

Папский престол знал разные времена - могущества и падения, повелевал королями и императорами и подвергался позорнейшим унижениям, как во времена Авиньонского пленения. Но всегда оставалось верным одно - по крайней мере формально, власть церковная была независима и политически, и территориально. Если до 751-го года авторитет был чисто духовный, ибо папы находились в зависимости от византийских императоров, то с этого времени они обрели реальную светскую и духовную власть. В тот год лангобарды захватили столицу византийских владений в Италии - Равенну, положив конец греческому присутствию на полуострове, а незадолго до этого предприняли попытку похода на Рим, которая потерпела полное фиаско. Папство было спасено мажордомом Пипином Коротким, к тому же, гарантировавшим папской области защиту и независимость. С тех пор и вплоть до реформации, папство играло роль своеобразного арбитра, стоящего над королями и империями. Более того, сами короны свои короли получали с папского соизволения, пусть, в большинстве случаев и чисто формального.

Именно такое устройство западного мира сделало нашу цивилизацию такой, какая она есть сейчас. Стройная иерархия на земле, - Церковь-короли-феодалы-народ, в конечном счёте, породила идею единства и стройности всего мироздания, явилась стимулом последующего рывка науки, изучения и познания мира, как единого целого.

Да, разумеется, папы имели свои предпочтения, ссорились с одними монархами, покровительствовали другим. Но католическое духовенство оставалось прежде всего представителями папы, а потому, немыслимой была ситуация, когда бы священник в одной стране, представляя интересы церкви, представлял одновременно и интересы другого государства. Церковь была выше этого. Именно в силу своей экстерриториальности, церковь смогла разрешить соперничество испанцев и португальцев в эпоху великих географических открытий, поделив между своими любимыми чадами весь мир, который надлежало открыть в недалёком будущем. И гордые короли беспрекословно приняли решение Святого Престола...

Работала ли эта система без сбоев? Конечно, нет. И среди пап были конченные мерзавцы, и короли нередко плевали на папский статус, как сделал это, например, Филипп Красивый. Но здесь важен принцип, норма существования, где действия Филиппа или семейства Борджиа считались отклонением. Даже Наполеон, своевольный и не ведавший почтения ни к каким авторитетам, пожелал принять императорский титул из рук папы. Правда, и здесь он остался верен себе забирав корону из рук Пия 7-го и возложив её себе на голову.

На Востоке всё было по-другому. Уже потому, хотя бы, что патриархов было целых 4 - Антиохии, Александрии, Иерусалима и Константинополя. Они соперничали друг с другом, но, кроме всего прочего, находились в полной зависимости от местных владык, представляя скорее национальную церковь, нежели, подобно Риму, наднациональный "Святой престол". С появлением Московского Патриархата, всецело зависящего от царей, их стало 5, но реальной власти, реальной возможности влиять на политическую ситуацию, быть неким третейским судьёй, подобно Ватикану, они не могли, находясь во власти султана, подобно четырём старым патриархам, или царям, подобно московскому. Более того, когда Пётр 1-й решил, что в патриархе вовсе не нуждается, он вообще, упразднил эту должность. Русская Православная церковь неизменно являлась не советчиком, не моральным арбитром, а слугой всех режимов, начиная от великих князей, и заканчивая нынешним - клепто-чекистским.

Киевская митрополия, пока территория Западной Руси, нынешней Украины, входила в состав Речи Посполитой, Москве не подчинялась. Но в 1686 году было осуществлено согласованное с Константинополем переподчинение автономной Киевской митрополии Москве, а в 1687 году Патриарх константинопольский Дионисий с согласия других Восточных Патриархов прислал грамоту, утверждающую назначение митрополита Гедеона главой Киевской митрополии, подчинённой Московскому Патриархату. Это было предопределено заранее, да на тот момент, пожалуй, и абсолютно объяснимо. С точки зрения правительства Алексея Михайловича, Москва вернула под свой контроль исконно русские земли, а потому и двум патриархатам в одном, унитарном государстве места не было.

Да, так уж сложилось исторически, что на территории огромной империи, при том, что православное население и православные приходы были разбросаны по всей её территории, церковь, как выразитель взглядов и интересов метрополии, т.е. Москвы, а потом - Петербурга, и снова - Москвы, оказалась институтом, политически чуждым народам национальных окраин. Однако, повторю, в рамках, и с точки зрения империи, всё это имело смысл. Ситуация должна была измениться после распада Советского Союза, что было бы вполне ожидаемо, более того - нормально и правильно. Но вышло так, что исторически беспрецедентно сложился транснациональный характер её исключительной юрисдикции в пределах бывшего СССР (без Грузии), т.е., впервые за всю свою историю Московский Патриархат полагает своей "канонической территорией" территорию множества суверенных и независимых государств.

И здесь, всё бы ничего, но беда в том, что РПЦ представляет интересы не столько самой себя, как конфессии, но будучи неотъемлемой частью Российского государства, политические интересы Москвы в том числе. Опять же, это логично с её точки зрения, в смысле - церкви. Проблема только в том, что интересы постсоветских стран и России, зачастую прямо противоположны, что в свою очередь, Москва полагает неправильным, будучи уверенной, что следование её политическим курсом нормально и правильно. Как в такой ситуации можно оставаться лояльными гражданами своих стран и в то же время православными прихожанами РПЦ МП - вопрос риторический. Никак. Грузинская церковь была изначально автокефальной, в Молдавии, Эстонии, Украине произошёл закономерный раскол.

Чего, увы, не случилось, это полного и окончательного изгнания РПЦ с территории этих стран. Между тем, проблема вышла далеко за рамки конфессиональной, перейдя в сферу политическую, более и хуже того - в сферу национальной безопасности. И если в других странах гром ещё не грянул, то в Украине это уже случилось. Церковь, явочным порядком представляющая идеологическую структуру враждебного государства, перешла к открытой подрывной деятельности. И, между прочим, разве кто-то ожидал иного? Организация, подчёркивающая свою полную и безоговорочную лояльность режиму, откровенно враждебному Украине, считает совершенно правильным и оправданным поддержку его подрывной деятельности в соседней стране.

Итак, наряду с другими противоестественными явлениями, как-то - сохранение дипотношений после аншлюса Крыма, имеет место и легальное существование и деятельность организации, призывающей к лояльности к враждебному государству, ведущему пусть не де юре, но де факто, войну против Украины. Дело ведь не ограничивается только агитацией. Будущие одесские шашлыки отправились "на дело" после молебна "за святую Русь" и получив оружие в церкви РПЦ МП. Со скольких амвонов РПЦ МП в Украине благословили сепаратистов, сколько церквей и монастырей превратили в склады оружия, явки, лёжки для террористов? Сколько, в конце концов, "батюшек" распространяют "Русский мир" с оружием в руках?

И какие после этого есть основания для дальнейшей легальной деятельности РПЦ на территории Украины? Гнать сраной метлой, а кому не нравится из попов - отправить на шконку, в "келью", подумать о вечном. Сами же глаголют о пользе мученичества, вот и пускай...

А так, всё нормально. Чай, не Ватикан, над схваткой не встанут. Прикормленные и откормленные, честно отрабатывающие место у корыта. Или 30 сребреников, в случае, ежели имеют украинское гражданство. Кто бы мог подумать, что, 250 лет спустя, призыв Вольтера получит такое вот новое звучание - Раздавите эту гадину.
Раздавите, ради Б-га, раздавите же, пока не поздно. Во имя своих же погибших - они были убиты и по её благословению.