March 17th, 2016

Послесловие к референдуму


Сегодня, 17 марта, случился небольшой юбилейчик, который, наверное, по нынешним неспокойным временам, мало кто и заметил. А напрасно, - юбилейчик весьма значимый, и особенно, в свете нынешних событий. Ровно четверть века тому состоялся референдум о судьбе СССР - быть ему или нет. Как мы помним, к вящему удовольствию первого и последнего президента Советского Союза, большинство граждан высказались "за" и Михаил Сергеевич сохранил свой пост. Как оказалось, совсем ненадолго, ибо вскоре случилась "величайшая геополитическая катастрофа".

Да, сегодня юбилей последней советской разводки, - ведь результаты "народного волеизъявления" были легко предсказуемы. По большому счёту, всё что было нужно издыхающему режиму, так это легитимация подавления движений за независимость в национальных окраинах. После январских событий в Вильнюсе и Риге, когда пролилась кровь, власть испугалась. Нет, не крови. Если не сам Горбачёв, то многие в его окружении, были готовы к репрессиям, что прекрасно подтвердил последовавший через полгода путч. Страх был, в свете новых отношений с Западом, пойти на решительные шаги, на закручивание гаек, не имея на то "легитимного" обоснования, которым и стали результаты референдума. Теперь можно было "наводить порядок", якобы на основе народного волеизъявления.

На самом же деле, точка невозврата была уже пройдена, что и подтвердило всё, случившееся в том же году. Собственно говоря, все планы о новом союзном договоре и появились, когда стало ясно, что ситуация полностью вышла из под контроля.

Сам же референдум с юридической точки зрения не выдерживал никакой критики. В федеративном государстве, каковым формально являлся СССР, подсчитывать соотношение голосов в целом по стране было элементарным шулерством. Изначально было понятно, что Россия, метрополия, где проживало минимум 60% населения страны, проголосует за сохранение Союза. Большинство русскоязычных в национальных республиках также проголосовали за. По человечески их можно понять, ведь их проживание там было оправдано только колониальным статусом этих территорий. В Балтийских странах, основная часть некоренного населения за годы оккупации так и не удосужилось выучить местный язык. Многие отказывались это делать вполне осознанно, поскольку считали себя хозяевами. В шести республиках - Эстонии, Латвии, Литве, Молдавии, Армении, Грузии, референдум местные власти проводить отказались. На тот момент страны Балтии уже объявили о восстановлении независимости, поэтому, всякое дополнительное пережёвывание этой темы было априори бессмысленным.

Но, всё-таки, судьба империи решалась именно российскими голосами. Так и вышло, что судьба Латвии или Эстонии, оставаться ли им под оккупацией, как и за полвека до этого, решалась в России. Понятно, что у миллиона эстонцев в такой ситуации, просто, не было шансов.

На тот момент, март 91-го, при всём кризисе, который переживал Советский Союз, большинство населения России, именно России, ничего не хотело менять. Именно этот факт, в сочетании с так до сих пор и не изжитой иллюзией элит, что всё ещё можно сохранить, и явился залогом будущих многочисленных войн, тысяч убитых, искалеченных, миллионов беженцев.

В самом этом референдуме, его организации, воплотилась вся суть горбачёвской Перестройки. Он и его окружение сами испугались тех процессов, которым дали начальный толчок и приложили все силы, чтобы их остановить. Они так и не поняли, что развал Союза и крах коммунизма неизбежны вовсе не потому, что Горбачёву "стукнуло" в голову объявить Перестройку и Гласность. Социалистическая экономика доказала свою полную нежизнеспособность, равно, как и советская имперская идея. Слишком уж неправедным, преступным путём была создана эта империя, противоречия накапливались и не могли не выплеснуться наружу. И обнищание, экономический кризис, и оккупация, было уже чересчур. И без того не забытые старые обиды, память о несправедливостях и гонениях, о растоптанной независимости, часто о геноциде требовали выхода. А самым простым, самым естественным "выходом" и был выход из Союза.

Если бы тогда у руководителей страны хватило здравого смысла, а зачастую и элементарной человеческой порядочности не препятствовать логике событий, повторяю, многих бед можно было бы избежать. Более того, так уж вышло, что интересы местных, национальных элит также совпали с объективным ходом событий. Да, мотивы их были далеки от идеализма и бескорыстия - будучи прагматиками, они, просто, очень быстро осознали, что, как говорил один мой приятель, лучше быть головой у мухи, чем ж..пой у слона. Исключение в этом плане составили, разве что, лидеры движения за независимость в балтийских странах - память об агрессии, оккупации, массовых репрессиях была свежа и очень болезнена во всех слоях тамошнего населения, а потому, даже местные партийные руководители совершенно искренне были настроены антисоветски и антироссийски.

Именно в силу того, что люди подобного склада не смогли возглавить движение за независимость в Украине, что к власти пришли обиженные и обделённые прежним режимом "вторые секретари" - одна из причин нынешних украинских бед. Именно они потом поделили власть с многочисленными Допами, Гепами и Януковичами.

В том и беда Горбачёва и многих реформаторов из его команды, что они пытались остановиться посередине, а кое в чём даже повернуть назад, так и не уяснив для себя простую истину. Социализм нельзя демонтировать наполовину, так же как и нельзя быть немножко беременной. "Регулируемый" рынок, хоть и лучше плановой экономики, но ненамного. Разрешить только мелкий, в лучшем случае, средний бизнес, ввести драконовские налоги - это тот же путь к краху, может, разве что, чуть-чуть более позднему.

Империю построенную на геноциде, военных преступлениях, агрессии тоже нельзя улучшить. Единственный способ хоть как-то смягчить последствия всех этих злодеяний, это распустить, развалить империю. Они не хотели, не могли это сделать, те кто руководил страной в дни коллапса, это сделала за них неумолимая логика истории, если хотите, естественного исторического отбора, исторического дарвинизма, если хотите, сметающего с лица земли нежизнеспособные формы.

Не могли в одном государстве, пусть даже и федерации, существовать такие разные страны, как, скажем, Узбекистан и Эстония. Почему бы тогда не создать федерацию Ирака с Данией? И опять же, как это всё создавалось, этот Союз, как могли сосуществовать добровольно в одной стране с Россией все эти народы, и в то же время хранить в памяти всё случившееся в недавнем прошлом? Сама история присоединения национальных окраин отрицала право СССР на существование.

Грузия и Армения были захвачены в результате прямой агрессии Красной армии, законные правительства были свергнуты. То же самое произошло в Украине, после чего последовал Голодомор, а ещё позже - жесточайшая война против местного населения в Западной Украине. Молдавия - территории отторгнутые у Румынии. Балтийские страны - это, вообще, отдельная тема. Аншлюс, массовые репрессии, высылка местного населения, намеренная русификация.

Кстати о странах Балтии. Похоже, назревает очередной скандал по поводу задержания корреспондента RT Грэма Филлипса на марше легионеров в Риге. И вокруг самого факта задержания провокатора, в недавнем прошлом награждённого медалью "За заслуги" II степени лично начальником Луганды Плотницким. И по поводу самого марша легионеров. Опять будет обсасываться тема нацизма. Опять будут скромно умалчивать тот очевидный факт, что и массовая поддержка немцев в те годы явилась именно следствием советской агрессии, реакцией на неё, не говоря уже о том, почему местное население должно было предпочесть советскую оккупацию немецкой. А что, есть разница? Кстати, есть. Масштабы немецкий репрессий были гораздо скромнее, даже больше - их практически не было. Ну да ладно, это отдельная тема.

Даже после распада СССР, при Ельцине, Россия так и не смирилась с утратой колоний, а при нынешнем тоталитарном, реваншистском режиме, попытки восстановить империю в том или ином стали главным вектором внешней политики. Спецслужбы ведут активную работу с местным русскоязычным населением, создают и подкармливают пророссийские организации, провоцируют беспорядки, такие, как случились в Таллине и в Тбилиси. Но самое главное, то что подтвердил референдум, то что осталось в головах у биомассы - они считали и считают всё постсоветское пространство своим, а потому, любая агрессивная война, развязанная режимом, будет встречена на ура. То, что мы и наблюдаем с Украиной. И да, многие из них, действительно, готовы на определённые лишения во имя возрождения империи, что и продемонстрировал "крымнаш". Так что, нет ничего удивительного в том, что нищее, озлобленное население так озабочено ситуацией в Украине и вполне искренне возмущены "вмешательством" Запада. Украина - это их по праву. Это не они влезли в Донбасс, это хохлы хотят забрать у них "их" Украину.

Надо делать выводы из происходящего, в том числе, и из результатов того давнего референдума. Именно Россия тогда сказала - да, империи быть. Как выяснилось, не просто сказала, а делала и делает всё, чтобы её возродить. То, что по этому поводу думали тогда её колонии, интересовало её в последнюю очередь, впрочем, как и сейчас. И пока Россия не перестанет мечтать о возрождении империи, она опасна. Не только для бывших колоний, но и для всего остального мира. А мечтать, увы, она не перестанет никогда. Да и действовать в этом направлении тоже. А потому, выход из ситуации есть только один. Карфаген должен быть разрушен. Carthago Delenda Est.

Deshelving


На западе, особенно в Штатах, многочисленные полезные идиоты, те из них, кого называют пропалестинскими активистами, периодически устраивают так называемый deshelving, проще говоря, врываются в супермаркеты и сбрасывают с полок израильские товары. Это, с их точки зрения, вовсе не хулиганство, а политическая акция. Им, взыскующим справедливости и принимающим близко к сердцу "правое дело народа Палестины", больно и обидно видеть на полках товары "агрессора". Какое по сравнению с этой их болью, имеет значение какое-то право частной собственности?

Идеальный мир, существующий в воспалённых мозгах этой публики, как и при всяком другое проявлении начётничества, возведен в догму и является предметом чуть ли не религиозного поклонения. Свой-чужой, "рукопожатный" или нет, для этих людей определяется исключительно отношением к их системе ценностей. Увы, зашорены и ограничены бывают не только российские ватники. Что несколько успокаивает, тем не менее, в случае с "полезными идиотами", правительства западных стран вовсе не стремятся их организовать и возглавить, построив в колонны, а потому, представляют эти идиоты только самих себя, пусть даже и очень громко и навязчиво.

Если же подобный deshelving устраивает государство, не явно, но руками таких вот построенных в колонны и затем спущенных с поводка дебилов, всё гораздо серьёзнее. Серьёзнее уже потому, что пострадавшим в подобных случаях не к кому апеллировать. Когда православные хунвейбины устроили погром на выставке Сидура в манеже, именно этот государственный ласковый "ай-яй-яй" с подмигиванием хулиганам и был самым страшным. Натравливали и будем натравливать. И будем, официально, не при делах, что и подтвердим, посадив одного из этих придурков на 15 суток. Нынешняя власть, она при всей своей кажущейся, мягко говоря, неумности, весьма прагматична, прекрасно постигла и уже сто лет, как использует принцип, сформулированный Стругацкими в "Трудно быть богом" - умные не нужны, нужны верные. И "серые" вовсе не были придуманы писателями - они были всегда, менялись только их названия. Суть всегда была одинаковой. Они были и есть верными и глупыми. Верными очередному "орлу нашему дону Рэбе".

Им далеко не всегда и не сразу разрешают бить и убивать, бывает, что до этого и не доходит. Сейчас оно и не нужно - для этих целей есть чеченцы.Но кошмарить тех, кто ещё не сошёл с ума, - это да, это их работа. Я, собственно говоря, и вспомнил про deshelving, потому что несколько лет назад по России прокатилась подобная акция. В отличие от своих западных коллег, эти были организованы и курировались государством. Я думаю, все ещё помнят шакалят из ныне слитой Кремлём организации "Наши", - нашистов, путинюгенд, собрания молодых и циничных карьеристов и молодых идиотов, которыми эти карьеристы руководили. Многие по сей день помнят воистину феерическую, как по идиотизму, так и по подлости травлю Подрабинека, но как-то подзабылась другая их акция - попытки, где удачные, где не очень изъять из магазинов и показательно уничтожить книги некоторых писателей, а именно тех, кто высказывает мнение не соответствующее официальным догмам. Первыми жертвами ватного deshelving-а стали книги Виктора Суворова и Марка Солонина, что совсем не случайно. Так же, как для западных полезных идиотов фетишем является "борьба свободолюбивых народов", так же, для "наших" и подобной им публики фетишем является "Великая победа". Да, первые сами додумались, вторым упорно вдалбливали эти, язык не поворачивается назвать их "мыслями" в головы. На первых, если совсем уж разойдутся, можно найти управу, на вторых - нет, по причине того, что сама "управа" ими и руководит. Результат получается похожий - прочь с глаз всё, что оскорбляет их возвышенные чувства.

Нет ничего странного в том, что молодых шакалят, а стало быть и тех, ко их послал безобразничать волнует именно эта тема - закончившейся несколько десятилетий назад большой войны. Это уже не история, а идеология, где вымышленная, весьма далёкая от правды "реальность" работает на совершенно конкретные , сиюминутные нужды. Всё та же логика - умные не нужны, нужны верные. Самое же удобное во всём этом, что тема беспроигрышная. Память о страшной трагедии миллионов людей по сей день прочно держится в национальном сознании. Чтобы превратить эту скорбную память в агрессивную и злобную догму понадобилась лишь немного сместить акценты. И по мере удаления во времени самого события, эти самые акценты смещаются всё больше и больше. Повторю, - технология проста, но, как оказалась, в большинстве случаев, особенно с учётом отсутствия навыков критического восприятия информации, практически безотказной. Всего-то и потребовалось, свести вместе, связать неразрывно национальное бедствие и трагическое и преступное событие в государственной истории. Преступную войну объявили моментом истины, благородным и героическим периодом истории, где гибель миллионов, бездна личных трагедий - лишь эпизод, часть одного гигантского в своей значительности события. При такой постановке вопроса любая критика, любая оценка событий, противоречащая официальному канону преступна.

Эта религия "великой победы" оказалась фантасмагоричным и абсурдным смешением цинизма и глупости и доверчивой косности биомассы, невиданной доселе исторической мистификации, тем более нелепой, что живы ещё свидетели событий.

И именно поэтому режиму так и необходим этот deshelving, полная дискредитация и дезавуирование любых точек зрения, противоречащих официальному державному благолепию. Тем более отвратительно, что историческое преступление изображается, как национальный момент истины. Войну, затеянную Советским Союзом, принесшую миллионы жертв, именно в силу преступной, подлой, бесчеловечной природы коммунистического режима, предписывается считать благородной миссией по спасению человечества от катастрофы.

Память о той войне, о никогда не бывшем или бывшем совсем не так - один из краеугольных идеологических камней нынешнего фашистского режима, орудие ненависти ко всему миру, ибо мир не может согласиться с глобальной и циничной ложью, а значит, не может с должным почтением относиться и к религии "великой победы".

Книги же, сметённые с полок, а частично и уничтоженные нашистами дают аргументированное и концентрированное опровержение державной лжи. Всё, как говорится, в одном флаконе. Могли ли в папском Риме продаваться сочинения Мартина Лютера? Нет, их путь был прямиком в костёр. Могли бы, отправили бы туда же и автора. Здесь - то же самое.

То что происходит сейчас, это один глобальный deshelving в масштабах обманутой и желающей быть обманутой стране. И deshelving этот, что самое ужасное, делается у биомассы в головах. Сожжённую книгу можно напечатать вновь и это гораздо легче, чем очистить от лжи и грязи замороченные и задуренные человеческие мозги. Заткнуть рот, изгнать, лишить работы человека за своё мнение, просто, за отсутствие должного "благочестия", желание знать правду, просто, думать - это тоже deshelving.

А поэтому, директор Государственного архива России Сергей Мироненко освобожден от должности "по собственному желанию". Так уж вышло, что это желание полностью совпало с желанием лишнехромосомного министра Мединского, обидевшегося на утверждение Мироненко о том, что никаких 28 "героев-панфиловцев" не было. Это и так известно, но какое это имеет значение? А вы попробуйте в церкви заявить, допустим, что святая равноапостольная княгиня Ольга, вовсе не святая и не равноапостольная, а просто, умная и практичная баба, трижды крещённая, менявшая веру в зависимости от ситуации. Реакция окружающих будет аналогично реакции Мединского.

А что такое крамольное было в вопросе "Дождя" о возможной сдаче Ленинграда? Как что? Хрен с ним, миллионом умерших, людоедством, партийными бонзами жравшими икру в Смольном. Дайте нам апокрифы, жития. На хрен вы вообще сдались со своими вопросами, кому ваша гнусная правда, вообще нужна...

В советском, а ныне путинском варианте истории, нет, даже не истории, религии, советская армия, армия-агрессор, насильник, мало чем отличающаяся по целям и методам от гитлеровской, превратилась в крестоносцев, рыцарей на белых конях, а значит все, кто сражался против неё, все, кто отстаивал свободу своих стран против советских захватчиков - носители инфернального зла. Не в этом ли тоже причина животной ненависти к нынешней Украине, восстановившей историческую справедливость, вернувшей доброе имя борцам с советской оккупацией?

Идёт тотальный deshelving, не только книжных полок, но и мозгов. Точнее сказать, он уже почти завершён. У Стивена Кинга в "Ловце снов", мозг человека представлен, как бы гигантской библиотекой, этажами заполненных книжных полок. Это - мозг нормального, думающего человека. В одной, отдельно взятой за ж...пу стране, полки уже почти девственно чисты. Deshelving удался. Страна танцует на костях ею же убиенных. Остановиться бы, подумать, да полки пусты. Deshelving, мать его...