March 2nd, 2016

Отголоски выбора


Я много раз писал, не откажусь от своих слов и сейчас - многие беды России, национальный характер, безалаберность, нетерпимость, азиатчина, вековая отсталость в сочетании с запредельными ксенофобией и национальным чванством обусловлены одной давней-давней ошибкой. Ошибка эта - принятие христианства не западного, римского, но восточного - константинопольского. Это предопределило не всё, но очень и очень многое в дальнейшем пути страны. И если западные области древнерусского государства не потеряли связей с Европой, тем самым смягчив многие проблемы, связанные с выбором конфессии, Московия оказалась практически полностью изолирована от цивилизованного мира. Католического мира, объединённого вокруг всё того же Рима, мира, породившего Реформацию, а значит и капитализм. Капитализм, до сей день ненавистный, что коммунистам, что "патриотам-государственникам", кои и составляют большинство нынешней российской популяции, сверху донизу.

Этот выбор не был навязан России извне и был исключительно её - Московии. И именно православная церковь явилась одним из камней на шее, который так и не позволил стране подняться из векового болота. Большевики всего лишь продолжили дело попов, ибо коммунизм тоже был религией, а что травили, так ничего личного - двум верам было тесно в одной раздавленной стране.

Именно тогда, в страшные первые годы революции, Русская Православная церковь поднялась до истинного величия, величия в мученичестве, пройдя через гонения и муки, сравнимые, разве что с мученичеством первых христианских святых. И этот взлёт человеческого духа, веры, стойкости, сострадания, оказался последним. Никто в униженной и рабской стране, кроме патриарха Тихона не посмел открыто выразить своего отношения к издохшему Ленину, когда прорвавшиеся из гнилой трубы нечистоты затопили мавзолей. "По мощам и елей". Большевики не простили ему этого "святотатства" и патриарх пополнил скорбный мартиролог мучеников большевизма.

Я беру на себя право судить, как человек, не относящий себя ни к одной из конфессий, хотя и не атеист. Тем не менее, не имея никаких эмоциональных предпочтений, я могу быть объективен, а лучшим свидетелем моей правоты является сама история. Запад, конечно, загнивает, по крайней мере, последние лет 100, а с самых давних времён, во всех русских сказках Иван-дурак побеждал и обводил вокруг пальца надутых и недалёких иностранцев. Но, простите за банальность, жизнь не сказка, а что уж совсем хорошо - не русская народная. Пытались, конечно, "сказку сделать былью", но как-то так вышло, что былью стал, как бы сейчас сказали - триллер. И снова повторю - это тоже отголоски неправильного выбора, сделанного более 1000 лет назад.

Как бы то ни было, но опять же, изреку банальность - история не знает сослагательных наклонений. Князь Владимир сделал то, что он сделал и история пошла именно этим путём. Можно, разумеется, пенять на многие другие факторы, например, монголов, однако и это весьма спорно. Русь, в принципе, жила с ними довольно мирно, зато яростно конфликтовала с соседями, исповедующими "латынство".

И ещё один важный момент - и католическое и православное духовенство, конечно, блюло свои интересы, зачастую весьма корыстные. Но при всём том, Европа стала такой какой она есть, во многом благодаря выдающимся деятелям католической церкви - философам, учёным, мыслителям. И Россия, вернее, Московия, стала такой во многом заботами организации, ныне именующей себя РПЦ. И надо было случиться уж очень большой беде - большевистскому перевороту, надо было пережить невиданные в истории гонения, чтобы, так сказать, на плахе, к клирикам пришло истинное достоинство и человечность.

Мне могут возразить, что именно православию мир обязан такому явлению, как русская литература. Отчасти, но только отчасти, соглашусь. Почему не полностью, я уже как-то говорил, напишу на днях ещё раз, мне как раз подкинули интересную тему, с этим всем связанную. А кроме того, литературу, даже самую великую, опять же, простите меня, циника, на хлеб не намажешь, и при вся гениальность Достоевского не компенсирует ни рабства до второй половины 19-го века, ни полуфеодальную монархию с чертой оседлости, ни большевизм с его новым крепостничеством, на этот раз, колхозным.

Я, ни Б-же мой, не хочу оскорбить ничьих чувств. Личная вера, тем более та, в которой человек рос с самого рождения - вне критики или осуждения, до тех пор, разумеется, пока она никак не покушается на веру или неверие других. Я говорю не о вере, а о самом институте церкви, который стал таким, каков он есть вследствие определённых обстоятельств. А институт этот, похоже, не извлёк, да и никогда не делал никаких выводов из прошлого, но, как и всегда, при любых обстоятельствах, пытается быть лояльным любому режиму. Организация, которая по определению, должна быть, прежде всего моральным авторитетом, даже просто, исходя из ценностей, ею же проповедуемых - милосердия и любви к ближнему. Но, ближе всего оказалось утверждение, что всякая власть от Б-га, тем более, что это приносит большие материальные выгоды. Утверждение, тем более сомнительное, в случае путинского режима, у которого, явно, другой хозяин и покровитель.

Так что, прошу не обижаться, я никого не хочу обидеть. Я, просто, пытаюсь препарировать некое явление, по возможности сухо и без эмоций. По возможности. Так вот, я где-то прочитал, что сама по себе религия, её, называйте как хотите - догмы, ценности, со временем практически не меняется. Меняются, если такое вообще происходит, люди, её исповедующие. И именно по этой причине бесконечно далеки друг от друга Франциск и живший почти за 500 лет до него Борджиа. Религия та же, тот же папский престол, те же основные догмы, провозглашаемые с амвона, и, всё-таки, религии 21-го и 16-го веков глубоко различны. Разные люди их исповедуют. Именно в этом всё дело. И именно российское православие, невзирая на своих великих мыслителей-гуманистов, таких, как Флоренский, со временем мало изменилось. Вернее сказать, - люди мало изменились. И пойди, ныне, разберись - то ли страна их сделала такими, то ли они, такие, сделали такой страну. Но это уже и не важно - важен результат.

Да, не только в России, но и в любой другой стране, - церковь, это, пусть специфическая, но организация, со своей политикой, разной степенью влияния и авторитета в обществе. со своей бюрократией. Это неизбежно. Тем более важно, как выстраиваются отношения церкви и государства и насколько они независимы друг от друга и хотят ли они быть независимыми. В этом и проблема РПЦ - она не хочет этой независимости, ей это просто, невыгодно. Хуже того - уже практически сложился, сформировался жутковатый симбиоз тоталитарного государства с ортодоксальной церковью, возглавляемой реакционным, глубоко консервативным клиром.

Чекисты, стоящие у власти решили, казалось бы неразрешимую проблему - потеснив сталинистскую идеологию, они пустили на освободившееся место православие, доверив ему роль, которую раньше играли партийные органы. В нынешних условиях это устроило всех, даже коммунистов, а наиболее рьяные из них даже "кооптировали" Христа в свою организацию.
Любому тоталитарному режиму, а путинский - не исключение, нужен контроль над мозгами, и почему бы этим контролем не заниматься церкви? Контролем, тем более жёстким, в силу его непредсказуемости и бессистемности, карательной системой, произвольно выбирающей своих жертв. Тоталитаризм должен быть непредсказуем и непонятен, а каждый должен ощущать себя потенциальной жертвой, не ведая, когда, откуда и за что придёт кара. Именно с этой целью и приняты всевозможные законы "о богохульстве" и "оскорблении чувств", напрочь лишённые какой бы то ни было конкретики. А потому и возможны, более того, уверен - желательны властям процессы, типа, проходящего ныне в Ставрополе над неким Виктором Красновым, "оскорбившим чувства верующих", утверждением в соцсетях, что "бога нет". Это - кошмарная в своей бредовости и мракобесии история с "Тангейзером" в Новосибирске. Это православные хунвейбины, громящие выставки и срывающие спектакли и концерты, возглавляемые бесноватыми "батюшками", это идиоты-попы, рассказывающие прихожанам о скором переходе папы в православие, "православные" катки и спектакли про "православного" же ёжик, и ещё много всего, что можно коротко охарактеризовать, как тотальное запугивание и кретинизация населения. Вполне осознанные и спланированные, как часть грандиозной чекистской спецоперации.

Подрывная деятельность попов РПЦ в Украине - лишь часть картины, но здесь это уже вылилось в кровопролитие. Именно после молебна за "Святую Русь", получив там же, в церкви, оружие, отправились навстречу своей смерти одесские "шашлыки", а в монастырских подвалах складировали оружие для колорадской нечисти.

Я не думаю, что у кого-то есть моральное право осуждать иерархов РПЦ в советское время за сотрудничество с режимом. В конце концов, им надо было выжить, сохранить церковь в нечеловеческих условиях, а героем способен быть далеко не каждый - это естественно. Не естественно объединение Белой и Красной церквей именно под патронажем Красной именно в силу её связей с режимом, и здесь даже не важно виновата она в этом или нет - важна связь, и как следствие, её контроль, читай чекистов, над приходами по всему миру, а это уже, более чем серьёзно.

Последствия того давнего исторического выбора можно и нужно было преодолеть, ибо, религию, веру исповедуют люди, которые меняются вместе со временем. В конце концов, никто уже не спорит, что Б-г один, независимо от религий и конфессий и совершенно неважно, в чём выражается служение и поклонение Ему, вера и соблюдение его заповедей, полученных на Синае. И со временем, имея на то должную волю, можно исправить ошибки неверного цивилизационного выбора. Не надо ради этого менять веру, надо изменить отношение к миру - именно то, чего не хочет делать, а теперь, пожалуй, и не может РПЦ. Ей выгодно быть такой, а фашистскому государству, в свою очередь полезна она - такая. Вот они идут рука об руку - фашизм и мракобесие. Умные не нужны, не нужны задающие вопросы. Нужны покорные, тупые, злобные и нетерпимые. А ещё - боящиеся, не ведающие на кого, когда, а главное - по какой причине укажет карающий перст. "На том стояла и стоять будет Русская земля". Очень хочу, чтобы недолго...

Свидетели обвинения


Похитить человека в другой стране, доставить в тюрьму, а потом судить - достойно ли это, справедливо? Как и всегда, всё зависит от обстоятельств, от содеянного, а так же, кто и кого похищает и судит. В любом случае, такой процесс не может остаться рядовым, одним из многих. Или сам похищенный, является значимой фигурой и суд над ним приобретает знаковый характер, либо процесс задуман заранее, как политическое шоу и тогда, личность подсудимого, сама по себе, уже не настолько важна. Это будет спектакль, гнусный и омерзительный, и главную роль в нём будет играть тот, кому не повезло оказаться в пределах досягаемости постановщиков.

Результат каждого из подобных процессов закономерен. Заслуженное возмездие в первом случае и позор судьям и устроителям во втором - ровно противоположное тому, ради чего всё задумывалось. Особенно, если жертвой оказывается ЛИЧНОСТЬ, сломать которую палачам не под силу.

Читая сегодня новости о позорном суде над Савченко, мне, почему-то, вспомнилась другая история другого процесса, и в другой стране, состоявшегося более полувека назад. Суд над Адольфом Эйхманом. Если кто вдруг забыл или не знает о ком речь, напомню. Этот человек, нацистский преступник, бывший начальник сектора IV B 4 Управления IV РСХА, ответственный за "окончательное решение еврейского вопроса". К порученному делу подошёл со всей немецкой добросовестностью, а потому, уже в августе 1944, в представленном Гиммлеру докладе отчитался об уничтожении 4 млн евреев. Но и на этом не остановился и прекратил свою деятельность только после поражения Германии. Будучи арестованным американцами, сумел бежать и по "крысиной тропе" перебрался в Аргентину, где, после долгих безуспешных поисков, в 1958-м, был выслежен израильским Моссадом. Было решено его выкрасть и доставить в Израиль. Этой операции придавалось огромное значение и, я думаю, нет нужды объяснять почему. Руководил ею лично директор Моссада Исер Харэль, а в группу захвата вошли исключительно добровольцы, которые, либо сами пострадали от нацистов во время войны, либо имели погибших родственников. Так что, они все имели свои счёты c Эйхманoм.

11 мая 1960 Эйхман был схвачен группой израильских агентов прямо на улице Буэнос-Айреса, накачан транквилизаторами, после чего вывезен в Израиль в качестве заболевшего члена экипажа на самолёте авиакомпании "Эль-Аль", доставлен в Иерусалим, где был передан полиции. А уже на заседании Кнессета 22 мая премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион заявил, что "Адольф Эйхман находится в Израиле и в скором времени будет отдан под суд". Его делом занимался специально созданный отдел полиции. На процессе не было недостатка в свидетелях. Поищите видеозаписи - они есть в Интернете. Сам по себе Эйхман абсолютно неинтересен - маленький, тщедушный, с внешностью заурядного клерка. С его точки зрения он и выполнял работу добросовестного служащего.

Из показаний свидетелей мне запомнилось выступление К.Цетника, это, кстати, по мнению многих - один из самых ярких моментов суда. Я видел этот эпизод много лет назад по телевидению, но, к сожалению, именно его не нашёл в Интернете. Грешен, может, плохо искал. Цетник тогда дал определение Освенциму - другая планета, а потом, вызвал в зале переполох упав в обморок во время дачи показаний - слишком велико было напряжение и выразить невыразимое посредством языка было невозможно. Что ж, это по своему, тоже свидетельство обвинения.

В зале суда постоянно слышались вздохи, вскрики и возгласы. Это подтверждают все, слушавшие непрекращающийся репортаж из зала суда по радио: "Что я запомнила из процесса, так это крики. Выжившие после Холокоста кричали, будто нечеловеческими, не принадлежащими им голосами. Не помню, вслушивалась ли я в те истории, что они рассказывали. ... Может быть, я что-то путаю, но там, в зале суда, была публика, и кажется, крик шел именно оттуда..."

Это, и правда, был уникальный процесс - не думаю, что когда-либо ещё в зале суда, при одном обвиняемом находилось столько пострадавших или их родственников. Тем более, что в стеклянной клетке сидел не могучий злодей из триллера, а маленький, безобразный человечек, больше всего напоминающий бухгалтера. Бухгалтер и 4 миллиона жизней на его совести. Приговор тоже был уникален - второй и последний смертный приговор в истории государства Израиль. Он был приведен в исполнение в ночь с 31 мая на 1 июня 1962 в тюрьме города Рамле. Тело сожжено и пепел развеян над Средиземным морем вне территориальных вод Израиля. Всё. Занавес.

Никто, кроме Советского Союза ("Шурик, это не наш метод") не посмел упрекнуть Израиль в похищении. Аргентина вяло возражала, скорее для приличия - всё-таки это случилось на её территории. В мире не нашлось никого, кто счёл приговор несправедливым. Высшей несправедливостью была бы смерть Эйхмана в своей постели, неотомщённые миллионы женщин, детей, стариков, вся вина которых заключалась в их национальности. Это был вопрос чести для Израиля и он свою честь защитил сполна. Всё что сделали агенты Моссада, судьи, прокуроры, даже палач, накинувший петлю ан шею Эйхмана, совершили то, что в еврейской религиозной традиции называется "мицва" - исполнение заповеди, благое деяние. Все эти, в большинстве, насколько я знаю, нерелигиозные люди.

Наверное, я и вспомнил об иерусалимском процессе в силу его полной противоположности тому, что проходит нынче за поребриком, в донецком суде, и который, надо понимать, близок к завершению. Я не берусь угадывать "приговор", хотя прокуроры уже запросили для Надежды 23 года. Её тоже похитили, привезли в чужую страну, и тоже судят. Её дело тоже имеет огромный резонанс и в России и за её пределами. И, обратите внимание - как и тогда, в Израиле, общественное мнение страны-обвинителя однозначно настроено против подсудимой. Чтож, тем хуже, гораздо хуже и для страны и для мнения. Это, уже сам по себе приговор и России, и тому, что в ней именуется обществом. Ненависть и презрение со стороны быдла тем немногим, кто не поверил в абсурдность обвинений - это тоже приговор.

Россия играет в данном (и не только) случае ту же самую роль, что и Германия, в той, давней войне. Да, скорее всего, карлик просто мстит. Месть импотента, педофила, закомплексованного серого клерка, такого же как Эйхман, смелой, умной и красивой женщине. К тому же, которую так и не удалось и не удастся сломать, а потому, любой приговор ей - это приговор ему и этой проклятой стране. Я прошу простить меня те 10% нормальных, порядочных людей, которые там ещё остались, но 90% быдла - это, как ни крути, проклятие.

Подробности суда всем хорошо известны, а потому, не вижу смысла их пересказывать. Очень рекомендую послушать Надино последнее слово - в нём вся суть. Она называет истинных виновных, и эти, реальные преступники, не поместятся в зале суда. Их слишком много. Так уж вышло, что на Иерусалимском процессе обвиняемый был один, а обвинителей, свидетелей обвинения - очень много. В деле Савченко - ровно наоборот. Она обвинитель и свидетель обвинения, а истинные обвиняемые, это те, кто пытается её судить. Они, судьи и прокуроры, главный интересант, все они, жидко обделались - дело полностью развалилось. Дело, придуманное и обставленное с присущим путинской эпохе идиотизмом - даже сталинские процессы обставлялись умнее. И Савченко в своей речи чётко и недвусмысленно назвало виновных, да ещё и унизила всё судейское быдло - здоровая, красивая женщина - жалких, женоподобных проституток-мужиков. Сказал бы, уязвила их самолюбие, но, чтобы участвовать в таком процессе, самолюбия быть не должно по определению.

И что ещё важно - Савченко дала понять, что не боится их приговора, в любом случае, это будет приговор им, им самим, их фюреру, их, ещё раз повторю, проклятой стране. Не будь эта страна такой, этот суд был бы невозможен.

От така х...ня, малята. Два процесса над похищенными в чужой стране. В первом случае, в Иерусалиме, - убийца на скамье подсудимых, во втором, за поребриком, убийцы в зале суда. Такая вот разница.