February 3rd, 2016

Real, мать её, Politic


Как известно, история не знает сослагательных наклонений, а потому, многие ставят под сомнение необходимость задаваться вопросом "что было бы, если...". Очень, кстати, зря. Если бы политики прислушивались к вменяемым историкам, вполне возможно, многих бед, причём, глобальных, можно было бы избежать, или, по крайней мере, снизить их разрушительный эффект. Интересно выходит, что то, что цивилизованный мир самоуспокоительно именует Real Politic, на деле, приводит к результатам, многократно хуже ожидаемых. Всё тот же принцип неправильного выбора из двух зол. Именно зол, так как хорошие альтернативы всегда исчезающе редки. Хотите примеры? Их есть у меня. Собственно говоря, учитывая источник большинства бед 20-го века, а также нынешнего, снова поговорим о России. Ибо если сейчас снова, многомудрые политологи, потягивая носами, глубокомысленно замечают: "Что-то в мире снова запахло порохом", в источнике этого запаха ни у кого не возникает сомнений. Да, именно там, на восточных задворках Европы, именно оттуда и пахнет.

А причины всё там же, в этой самой Real Politic, которая на поверку оказалась абсолютно Unreal, в чём мир упорно отказывается сам себе признаться. А ведь скоро, уже через год, можно будет отметить торжественную дату - столетие этой Politic, - аккурат в начале ноября 2017 года.

Трудно, конечно, предъявлять претензии к Германскому Генштабу, доставившему в пломбированном вагоне в Петроград лысого педераста и сифилитика - они и не должны были думать о глобальных последствиях. Стремительно несущаяся навстречу военной катастрофе империя решала конкретную, сиюминутную проблему - разрушить неприятельскую коалицию. Россия, как известно, и была в ней самым слабым звеном. Смешно, правда? Человек, стоявший у истоков действительно крупнейшей геополитической катастрофы, подъезжая к Петрограду, беспокоился о поиске извозчика.

Можно понять изумлённое бездействие стран Антанты в первые дни и месяцы после Октябрского переворота - было не до России, хватало своих проблем. Нельзя объяснить другого, того что Запад делал во время Гражданской войны и в том или ином виде продолжает поныне - невмешательство, отсутствие внятных попыток уничтожить, раздавить большевизм, который даже не скрывал своих претензий на мировое господство - "Земшарную республику Советов". Вопреки написанному в советских учебниках, Белое движение, равно как и все остальные антибольшевистские силы, были практически брошены на произвол судьбы. Это против 5-миллионной Красной армии, получившей в своё распоряжение все царские арсеналы, воевала Белая армия с пресловутой одной винтовкой на троих. Никто не отрицает собственных, воистину катастрофических ошибок белых, но они воевали и часто достаточно успешно. И именно бездействие Запада - одна из причин их конечного поражения. Да, сыграл свою печальную роль лозунг "За Россию, единую и неделимую", поссоривший белых с национальными антибольшевистскими движениями, но и равнодушие союзников - тоже.

Крохотные английский и американский контингенты на Севере, предназначенные, главным образом, для охраны складов с их же имуществом, поставленным в своё время царскому правительству, французская эскадра на одесском рейде, в основном, не помогавшая, а мешавшая своими действиями белой администрации, незначительные поставки оружия - вот и всё.

Европы даже не хватило на длительный бойкот Советской России, фактически завершившийся на Генуэзской конференции. Что всегда работало хорошо на Западе, так это спецслужбы, а потому, не знать о реальных планов, о том что происходит за неуклонно опускающимся железным занавесом, они не могли. Тем не менее, изоляция большевиков стремительно сходила на нет. Страна круглосуточно вооружалась, а Запад, поддавшись на лёгкие и быстрые деньги, нет, помогал будет неправильным словом - создавал военный потенциал большевиков. Именно с молчаливого одобрения Запада советской агентуре удалось вывести многочисленные стада полезных идиотов, "больших друзей нашей страны”, всеми силами проталкивавших, настаивавших на контактах, на помощи Советам.

По большому счёту, вся советская военная промышленность была построена руками тех, кому было предназначено стать жертвами большевистских "освободительных походов". Именно Запад, с его Real Politic, с тем, что якобы нельзя не считаться с фактом существования Советской России, а значит надо искать и пути к сотрудничеству, запустил механизмы приведшие к началу Второй Мировой Войны. Для этого было нужно просто дать России почувствовать свою силу, дать ей возможность получить достаточно игрушек, чтобы она почувствовала, что наконец, может ими вдоволь наиграться.

Запад благополучно прозевал Гитлера, пришедшего к власти усилиями Сталина. Вот это, и правда, была многоходовочка. Она тоже, будем справедливы, удалась товарищу Сталину не на все 100, ибо Алоизыч, вопреки ожиданиям, не стал добивать "растленные буржуазные демократии", а попёр против своего создателя, резонно предположив, что есть смысл опередить последнего в его намерениях. Опередил, впрочем, как известно, ненадолго - каких-то пару недель.

Вот вам и историческая виртуальность, вот развилки. Помочь уничтожить большевиков в ходе Гражданской войны, а заодно, как условие помощи, вынудить белых отпустить национальные окраины. Это, конечно, было бы оптимальным и вполне осуществимым вариантом. Можно было, просто, после капитуляции Германии, потребовать от последней не выводить свои войска с занятых ими согласно Брестскому миру территорий бывшей Империи.

Но и после этого, даже отстранившись от военного удушения большевистского режима, что мешало объявить Советам полный и бессрочный бойкот? И интересно, сколько бы они продержались в таком случае? Но опять же, Real, мать её, Politic. Всевозможные Арманды Хаммеры, решившие, что торговать лучше, чем враждовать. Лучше, но при одном условии - если не с коммунистами. Признать Советский Союз, считаться с его существованием, как они себя убедили, соответствовало здравому смыслу и было выгодно.

Интересный здравый смысл, приведший к мировой войне. Приведший Запад к унизительному для него выбору, на стороне какого из фашистских режимов, Советского или нацистского, участвовать в войне, а потом, после войны, жить в мире, построенном, если не при их участии, то при активном попустительстве. Теперь, с Советами, имеющими атомную бомбу и оккупировавшими половину Европы, действительно, приходилось считаться и как-то искать пути к сосуществованию. Доигрались.

А потом, когда СССР закономерно рухнул, в очередной раз решили, что всё кончилось благополучно. Да, добрые начала иудео-христианской цивилизации взяли верх и Запад протянул руку гибнущей Империи, вместо того, чтобы помочь ей умереть окончательно. Империя же, оклемавшись, вполне в своём духе, эту руку тяпнула гнилыми зубами. А разве у Орды могло быть иначе? Всё тот же принцип - человеческая порядочность почитается за слабость и глупость. Раз, поставляя гуманитарную помощь, Запад не выставил никаких условий, значит они там дураки, тем хуже для них. Значит, разведём и кинем, как уже кидали не раз, например, с долгами по ленд-лизу. Грешен, сам смеялся, когда в начале 90-х, в Израиле, покойный Авраам Лившиц говорил, что нельзя обольщаться относительно России, иллюзии губительны и опасны. А ведь он был более чем прав.

Украина, Сирия, Грузия - это нынешние результаты Real Politic. Запах пороха, о котором так много сейчас говорят. Real Politic - всё ещё явлающаяся постоянным членом Совбеза Россия, Real Politic - "глубокая озабоченность" и попытки увещевания, вместо полной изоляции. Они настолько привыкли к этой Real Politic, там за поребриком, что перешли к новой тактике - по мере ужесточения санкций, они только ещё больше накручивают ситуацию. Показательная истерика по поводу британского фильма о путинской коррупции, новые провокации над Турцией, спущенный с цепи Кадыров. Всё тот же расчёт на Real Politic, что с ними, просто, решат не связываться.

А может быть этот нелепый Real Politic всё же заканчивается? Может, они, с опозданием на целый век что-то поняли? Что при всём человеколюбии, своя рубашка ближе и что нельзя существовать вечно под таким напряжением? Что за свой грядущий развал несёт ответственность Россия и только Россия, причём вся, целиком, от воблоглазого карлика до последнего бомжа? Может быть, ещё недавно тактично замалчиваемые дела - Литвиненко, Качиньского, война в Грузии, которые снова всплыли и раскручиваются, может, оранжевая готовность турецких ВВС говорит о том, что старый Real Politic заканчивается, а новый, и правда, REAL? Время покажет. Мир снова на развилке. Как бы её опять не проскочить...

Народ и люди


Я давно пытался понять, почему мне не нравится слово "народ", как правило, не вызывающее каких-либо отрицательных коннотаций у подавляющего большинства. Наоборот, люди самых разных политических воззрений, дабы подтвердить свою правоту, именно к народу и апеллируют. Это, так сказать, последняя, высшая инстанция в любой дискуссии. Но для себя лично, я нашёл таки ответ - потому что я его, народ, не люблю, терпеть не могу. В отличие от людей. Да, между этими понятиями, народ и люди, в славянских языках, по крайней мере, существует громадная семантическая разница. Я думаю, что эту разницу, просто, стараются не замечать. Оперировать словом "народ", так уж сложилось - гораздо удобнее. Я даже больше скажу, произнесенное из разных уст, это слово может звучать к месту или совсем нет.

Народ, охлос - это всегда стая, тёмная и косная, ощущающая, реализующая себя исключительно, собравшись вместе, влекомая общим инстинктом, общей ненавистью или радостью, легко управляемая и легко теряющая остатки, именно остатки, человеческого облика. Народ не способен на реальное осознание и отстаивание своих прав, потому что права - категория личностная, у стаи прав быть не может. Особи потому и сбиваются в стаи, потому ищут, а потом слепо следуют за вожаком, что сами на решения не способны. Особь слева и справа придают им уверенности. Стадо потому и любит наиболее свирепых вожаков, что те максимально суживают для неё пространство выбора. И как в любой стае, проявивший слабость вожак теряет всякий авторитет и бывает самой же стаей и растерзан.

Люди, личности - другое дело. Они объединяются осознанно, руководствуясь разумом, а не инстинктами, потому что это рационально, потому что это не унизительно, и у людей лидер не стоит над толпой, он - один из них.

А потому, если представлять историю, как непрерывное противостояние добра со злом, то это будет противостояние людей и народа. Народа, возглавляемого злобными, а часто ещё и глупыми мерзавцами. Если же мерзавцы, всё-таки, ещё и умны, то всё обстоит для людей гораздо хуже. А самое ужасное, это когда находится некая зловещая личность, или личности, обладающие сильной харизмой - именно они, как никто другой способны превратить людей в народ. Впрочем, далеко не всем нациям повезло стать сообществом людей - многие оставались и остаются народом, себе и другим на беду. Народ же, тёмный и косный, как любое стадо, не способен на созидание - ему лишь нужен выход всему тёмному и злобному, что в стаде заложено, а потому им так легко управлять. Надо просто направить его злую энергию в нужное русло и максимально этому злу потакать, уверяя, что они и есть добро.

Народ способен только разрушать и находить в этом удовлетворение. Разрушив, растоптав, он легко забывает о причинённых ему обидах, ибо выход своей фрустрации находит не в исправлении зла, а в разрушении и агрессии.

Так было всегда, это происходит и сейчас. Именно народ, пресловутая "партия трёх оболов" приговорил на афинской Агоре к смерти Сократа и именно народ поднимали на бесчинства знаменитые римские аристократы-проходимцы, вроде Клодия и Катилины. Это народ, сбившись в крушащие, безумствующие стаи, громил Лондон во время восстания Уота Тайлера и именно за это, приведшие толпу в чувство лорды, заявили, что за содеянное, те кого пощадили будут отвечать до конца жизни, а также потом и их сыновья.

А вот веком раньше, не народ, а люди вырвали из рук безвольного, но злобного короля Джона Безземельного Великую Хартию Вольностей. И это люди, а не народ, буржуа, те, кто своим трудом и деловой хваткой создавал своё благополучие, фландрские горожане, разгромили в битве при Куртре спесивых французских рыцарей.

Именно эпоха Средневековья чрезвычайно ярко высветила эту разницу между народом и людьми и именно потому, что люди были в отчаянном меньшинстве. Среди моря деревень, окружавших феодальные замки, стояли немногочисленные города. Тёмная человеческая масса, часто, не далеко ушедшая от зверей, живущая в тёмных задымленных норах, периодически пробуждающаяся от сна и тогда всё сметающая на своём пути, чтобы потом, раздавленная, снова покорно затихнуть - это крестьяне, народ. Люди, граждане - это города. Индивидуалисты, живущие вместе, потому что это разумно, потому что в городе, среди других, таких же людей легче отстоять свои личные права. И они отстаивали, и часто побеждали.

История, повторю, знает много примеров, когда люди, вернее, наиболее слабая и податливая их часть, легко превращались в народ. В каждом человеке, увы, где-то гнездится что-то тёмное и страшное, разница лишь в глубине залегания. Чем оно ближе к поверхности, тем легче людям стать частью народа. Великая Французская революция началась со знаменитого собрания представителей Третьего сословия в зале для игры в мяч, а у подножия гильотины при якобинском режиме, бесновался народ.

Лукавят те, кто противопоставляет "простую и бесхитростную" народную веру осмысленной религиозности интеллектуалов. Именно эти, простые и бесхитростные, всегда были и остаются наиболее нетерпимыми ко всему не вписывающемуся в узкие догмы, ворочающиеся в их несложных мозгах. Активно нетерпимыми, если такая возможность представится. Именно из них, таких вот "чистых сердцем", а на самом деле - мозгами, мобилизуются российскими бесноватыми попами всевозможные Энтео с "хоругвеносцами", именно такие "беcxитростные" борются за Халифат в рядах Талибана и ИГИЛ. Из самой, как кое-кто любит говорить, "толщи народной".

Поэтому, я уверен, не надо уж очень пенять на бесноватых лидеров. При всей их мерзости, они бы никогда не оказались на самом верху, не будучи востребованы народом, не соответствуя глубинной сути, потребностям управляемой ими толпы. Иначе и быть не может. Ослабь хватку, покажи слабину - и ты спёкся. Иракцы, только что вполне искренне обожавшие Саддама, с не менее искренним энтузиазмом валили его статуи. Всё очень просто - Саддам проиграл, обосрался, а альфа-самец обосраться не может.

Поэтому бессмысленны и лукавы сетования о том, что сделал за 16 лет своего правления Путин с людьми. Не с людьми - с народом, а главное - ничего не сделал. Они подошли друг другу, Путин и народ, как вобла к пиву. К народу, потому что процент людей в этой стране исчезающе мал. И был мал всегда. И как это ни прискорбно, попытки заставить этот народ быть людьми, всегда были обречены на провал. Когда-то давно, века назад этому народу, тёмному, рабскому и покорному была сделана инъекция веры в свою исключительность и избранность, и за века до Оруэлла этот народ усвоил, что рабство - это и есть свобода. "Свобода - осознанная необходимость", - большевики просто перевели этот постулат на свой суконный новояз.

Потому и проиграли в революцию все эти интеллигенты, кадеты, эсеры, меньшевики, что они взывали к людям. Потому и сожрали перед этим Николая, а до того, его несчастного деда - Александра, что они позволили себе в этой стране непозволительное - считать народ людьми. А большевики, не склонные к излишней рефлексии, как раз и расшевелили, расчесали ещё больше всё то тёмное страшное, что и делало эту популяцию российским народом. Так что Сталин оказался на своём месте, и место это не поколебали никакой ХХ-й съезд, гласность и перестройка. Потому и дох народ в бессмысленных сталинских войнах покорно и безропотно. Наступающему быдлу, народу в серых шинелях и ватниках, по ту сторону линии Маннергейма противостояли люди. Люди вели партизанскую войну в литовских лесах и в Карпатах, люди встали на пути советских танков в Будапеште. Это люди, а не народ стояли на Майдане, и люди воюют сейчас против колорадской нечисти и русских солдат, российского народа. Народа, а не людей. Они, наверное, называя свои безобразия народными республиками, сами не осознавали, насколько точны.

И это народ, тупой и косный бесновался в Крыму, радуясь "референдуму", веря, что где-то там, на подходе остановлен в последний момент поезд со злобными "бендеровцами". Это не люди, это - народ, охлос, быдло. Это не Путин их сделал такими, это страна породила Путина с присущими ему Лавровыми, Фёдоровыми, Яровыми. Это не у Киселёва с Соловьёвым есть аудитория, наоборот - это они есть у аудитории. Они как и Путин, вторичны, ибо первичен охлос.

Поэтому, "избиратель" Путина - именно народ, а аудитория у их зомбоящика, и в самом деле, народная. Все диктаторы, все упыри и ублюдки на всём протяжении истории апеллировали именно к народу, потому что у ЛЮДЕЙ нельзя воззвать к тому тёмному и жестокому, к чему можно у НАРОДА. Люди не будут вопить "расстрелять, как бешенных собак" и людей не соберёшь на митинг против "хунты" на Поклонной горе. Люди не будут участвовать во флэш-мобе в поддержку Кадырова и давить гусей тракторами.

Есть ли в России люди? Вопрос излишен, - разумеется есть, как и везде. Всё дело в пропорциях, а также в способности народа отодвигать людей на задний план. В России эта способность доведена до совершенства. Обычно ленивый и инертный народ становится необычайно твёрд в своей решимости прищучить людей. В августе 91-го народ сидел по домам, а потому люди победили. В декабре 93-го народ себя уже показал, а приход к власти ВВХ только закрепил его победу. Время людей закончилось.

Да и сейчас, глобальные контры, в которых Россия оказалась почти со всем цивилизованным миром, это тоже борьба людей и народа. Вернее, народов. Палестинского, иранского, северокорейского, кто там ещё?...К сожалению, в этой борьбе можно победить только тогда, когда народы станут людьми, что в обозримом будущем невозможно. И нечего всё валить на одного Путина. Народ и партия, действительно, и как всегда, едины.
Должен, должен Карфаген быть разрушен. Ведь это в Карфагене был народ, люди были в Риме.

Да, и ещё, вдогонку. Знаменитое американское "We are the people", на русский переводится совершенно неправильно. Вовсе не "Мы, народ", должно быть "Мы - люди..."