February 1st, 2016

Знак беды


Помнится, ещё со времён Советского Союза, меня поражала удивительная способность режима опошлять и доводить до полной тошнотворности любые, даже абсолютно далёкие от идеологии и политики вещи. Я был ещё тинэйджером в дни московской Олимпиады, но прекрасно помню это чувство брезгливой насмешки, глумления, а вовсе не восторга, как у многих в то время, наблюдая всю эту тоскливую мерзость с эстафетой олимпийского огня, "передовиков производства", коим "доверили" нести факел, пропагандистская вонь вокруг, казалось бы, абсолютно неполитического события. Но в Совке иначе не умели и не хотели. Дело идеологического окормления биомассы не знало передышки, равно как и не существовало политически нейтральных тем. Всё, чего касались лапы режима, автоматически утрачивало всякую привлекательность и интерес, будучи опошлено и профанировано. Советская власть не то что не умела иначе, она не хотела. Любому фашистскому режиму требуется стадо баранов, для которого и создаётся своя эстетика, свои понятия о уродливом и прекрасном, исходя из "классового" или "национального" подхода. Потому и близки так эстетически советский и нацистский режимы, потому и находим мы столько сходства даже на уровне наглядной пропаганды.

Именно с их "лёгкой" руки, заботами идеологов нацизма и коммунизма, невинные внешне символы, атрибуты приобретают однозначно зловещий характер, который остаётся с ними навсегда, а никакие объяснения, ссылки на историю уже не срабатывают. В сознании навсегда остаётся зло, связанное с этим символом. Свастика - древний соларный символ, абсолютно не связанный ни с какой идеологией, но кто будет думать об этом, увидев её, скажем, на ветровом стекле машины.

Наверное, надо в полной мере испытать всё зло, совершённое под определённым символом людьми, страной, идеологией, чтобы он впредь вызывал исключительно неприятие и отторжение. Красная звезда, серп и молот, прочая коммунистическая атрибутика не вызывает, к сожалению, в большинстве европейских стран, равно как и в Северной Америке, однозначной реакции отторжения. Так, символ вполне себе маргинальной партии, а иногда даже и не одной, а нескольких. Вот у нас в Канаде их целых две. А было время, в начале 90-х, когда был такой бренд одежды "Soviet" с серпом и молотом. В последние же советские годы это было вообще модно, ведь "Perestroika", "Glasnost". Опять же, хотел бы я видеть джинсы со свастикой на заднем кармане.

Легко простить, легко не придавать значения, если знаешь обо всём, в лучшем случае из школьного курса истории, из книги или фильма, если в твоей собственной семье ни за кем не приходили среди ночи и не уводили в никуда, если всю семью не подымали и не дав даже собрать вещи, не отправляли в телячьем вагоне в Сибирь, если в этом страшном пути не умирали, не замерзали дети и старики. Если не у тебя в стране люди под красными звёздами сжигали сёла и хутора вместе со всеми их жителями, если туда где веками жили твои предки, оккупанты переселяли сотни тысяч чужаков, чтобы растворить твой язык, самый народ твой в тёмной массе пришельцев, уверенных, что это именно они вернулись к себе домой.

Это, вообще, тема не очень удобная, потому что в былом противостоянии красной звезды и свастики, свободному миру было выгоднее встать на сторону звезды, хотя цена обоим символам и стоящим за ними людоедским идеологиям была одна. И западный мир нельзя осуждать за этот выбор, в тех обстоятельствах он был единственно возможным, но, как бы то ни было, какой бы необходимостью он не был продиктован, но договор с Лукавым таковым и останется, а значит и отвечать за него приходится - необходимостью недоговаривать, унижаться, обманывать самих себя, не замечать глумливой оскаленной рожи.

Лукавый же, тычет своими побрякушками в лицо и требует постоянных выражений почтения к ним, демонстративно обижаясь и топая ногами на любой истинный или мнимый акт небрежения, всё время напоминая, что это именно он всех спас. От чего? От катастрофы, от беды им же накликанной?

Таким же, вроде бы политически нейтральным символом была и пресловутая георгиевская ленточка, та самая, заслуженно ныне прозванная колорадской. Это действительно начиналось, как инициатива снизу, как попытка отдать дань памяти не самой войне, не Победе, давно превратившейся в фетиш, а людям, перенесшим "заботами" своей страны воистину непереносимое, запредельное. Они, в массе своей, были не виноваты в мировой драме, инициированной их государством, но честно пытались выполнить свою миссию. Как выполняли её ликвидаторы Чернобыльской аварии, вынужденные прибирать за своей нагадившей, преступной властью.

Но как я и сказал в начале, эта власть способна опошлить, обгадить, заставить возненавидеть всё к чему она прикасается, даже самому хорошему, абсолютно по своей сути невинному. Та же судьба постигла и ленточку, заслуженно ставшую колорадской. Слишком уж мерзок, слащав, сусален стал культ победобесия, подменивший собой реальную историю Второй Мировой войны, превративший реальную, трагическую историю апокрифическими житиями и как результат - надругавшийся над реальной, искренней, невыдуманной памятью над человеческим горем, мужеством, над действительными проявлениями лучшего, что есть в человеке - а такое ведь тоже было.

Именно по тому, что в Оруэлловском духе агрессия названа освобождением, военные преступления - подвигом, геноцид -спасением, всё-то, действительно славное и героическое, что было в той войне, оказалось напрочь опошленным и профанированным. Крымская шлюшка-прокурорша стала символом этой победы. Для полноты картины остаётся изображать её не в генеральском мундире с этой самой ленточкой, а в нижнем белье. Впрочем, можно и без него. В таком же виде можно наставить её памятников. Родина-блядь, понимаш, зовёт.


Но за два последних года эта чёрно-оранжевая тряпочка утратила свою анекдотичность. Она стала такой же зловещей, таким же символом беды, как красная звезда или свастика. Повязав, прикрепив, нацепив куда можно и куда нельзя эту мерзость, "русский мир" прёт наружу, решив, что пришло время избыть " крупнейшую геополитическую катастрофу". Уже не хочется смеяться над малолетними недоумками, увешанными этими ленточками, не повязавшими их разве что, на причинное место, над бесноватыми попами, "освящающими" груды этого мусора - слишком много страшного уже свершилось, и увы, ещё свершится людьми прицепившими этот знак беды.

Литва первая, под возмущённый вой из-за поребрика, запретила коммунистическую символику. Вовсе не кажется странным таковое возмущение - это вполне в духе России - сведя на нет треть населения крохотной страны, требовать почтения к символам, под которыми эта страна и стиралась с карты мира. За Литвой последовала Украина, которой было что вспомнить и которой ещё раз хорошо напомнили. Интересно, действительно ли необходимо пройти то что прошли Литва и Украина, чтобы выработалась, казалось бы, столь естественная реакция на эти символы беды, чтобы не побояться осознать, сказать самим себе всю правду?

Правду, в том числе и об этой колорадской ленточке, которую именно Литва собирается первой объявить вне закона "С целью защиты основных принципов суверенитета, свободы и демократии, а также обеспечения общественного порядка и пресечения различных провокаций, попыток разжигания национальной розни..." Запретить символ под которым как раз и уничтожаются суверенитет, свобода и демократия. Символ, под которым поднялся в своей новой ипостаси советский фашизм. Символ беды. Браво, Литва. В очередной раз, браво.

Очень хотел бы, чтобы и здесь, в Канаде, где так много выходцев из Украины, да и из стран Балтии тоже, этот знак оказался под запретом, чтобы "соотечественники" не смели позорить нашу страну этой мерзостью. Во всяком случае, я, если увижу таковой, позвоню в полицию, ведь под этим знаком действуют откровенно бандитские, террористические формирования. Ему не место в Канаде. А там пусть полиция разбирается. Пусть хоть нервы помотает выродкам, таскающим этот знак. Знак беды. Ещё раз - браво, Литва.