January 25th, 2016

Xуже чем преступление...


Когда в конце 50-х Алжир был французской колонией, знаете, кого называли алжирцами? Французов, которые жили в тамошних городах в течении нескольких поколений. Сам город Алжир, столица территории, был выстроен по образу и подобию французских городов. Арабы и берберы, те, кого называют коренным населением, в массе своей, привычно кочевало по пустыне. Местная элита была абсолютно "офранцужена", училась во французских университетах и даже заседала в парламенте. Вообще, во французском Национальном собрании 50-х представители колоний были представлены весьма широко. Потом, колониализм оказался экономически невыгоден, что и обусловило появление многочисленных новых государств. Алжир - был абсолютно другим случаем. Во многом, ситуация там развивалась аналогично тому, что происходило при колонизации Америки или Австралии, только, кет на 100 позднее.

Но так или иначе, местная элита, так сказать почти французы, решили, что их эта ситуация не устраивает. Именно потому, что "почти". Они считали себя обделёнными, думая, как говорил один мой знакомый, что лучше быть головой мухи, чем задницей слона. Им хотелось власти, полностью и сейчас. Да, разумеется, не обошлось без подстрекательства и активной поддержки доброхотов из "лагеря мира и социализма", о приверженности которому заявляли местные "патриоты". Короче, началось восстание, если можно назвать так разгул терроризировавших страну банд. Не имея не единого шанса против французской регулярной армии, они с упоением резали женщин и детей, как французов, так и "коллаборационистов". Но повторяю, против солдат они были бессильны, а потому и проиграли все сражения. Грабить, насиловать, курить наркоту, прятаться за спины женщин и детей - не правда ли, борцы за свободу во всех частях света удивительно похожи, что алжирские федаины, что "антифашисты" "Новороссии".

В общем, "патриоты" терпели вполне закономерное поражение. Но не тут-то было. На французское правительство было оказано беспрецедентное давление "прогрессивной общественности". Левая интеллектуальная элита Франции, поддержанная правительствами многих западных стран (о соцстранах я вообще молчу) требовала от президента Де Голля предоставить Алжиру независимость. Начались переговоры между Францией и ФНО (Фронт Национального Освобождения Алжира), закончившиеся принятием всех условий мятежников. Более того - алжирцы выговорили себе право беспрепятственной эмиграции в бывшую метрополию, что выглядело полным абсурдом на фоне требований независимости. В общем, сложилась ситуация, впоследствии ставшая обычной для Запада - не проиграв ни одного сражения, простите за резкость, - просрать войну. Но тогда это было ещё внове и французские военные, рисковавшие жизнью и проливавшие свою кровь были в шоке от несправедливости и обиды. Наверное, единственный раз за всю послевоенную европейскую историю, был составлен заговор с целью убийства президента, одним из руководителей которого был генерал Сустель, бывший соратник Де Голля и герой Сопротивления, всемирно известный историк. Наверное, оно, всё-таки, к лучшему, что заговор провалился - как бы ни было больно и обидно, президентов сменяют на выборах, а не пулей снайпера. Но Франция сполна испытала национальное унижение. Но не только унижение - французам, не пожелавшим покидать свои дома в самом Алжире, новая власть предоставила выбор: "Чемодан или гроб". Более миллиона человек стали беженцами. 5 июля 1962 года, в день провозглашения независимости Алжира, в Оране, толпа вооружённых людей начала убивать европейцев. Резня была остановлена через несколько часов вмешательством французской жандармерии. В тот день было убито 153 человека.

Но глобальные последствия были гораздо тяжелее. Собственно говоря, мы их сейчас и наблюдаем в наиболее тяжёлой форме. Именно тогда, капитуляция Франции в частности и Запада в целом, открыла ворота "беженцам" из исламских стран. "Шарли" и прочие парижские теракты, Кёльн и многое другое были предопределены именно тогда. Именно тогда во всей своей нелепости, недальновидности, преступной ошибочности проявилась в полной мере политика замирения, погашения конфликта любой ценой.

Потом был Вьетнам, где военные победы обернулись стратегическим поражением, были Ближний Восток, где Израилю не давали добиться окончательной победы, тем самым оставляя семена дальнейших конфликтов. Израиль вынудили пойти на соглашения в Осло, уйти из Газы. - разве стало лучше, спокойнее? Осознал свободный мир, что он наделал? Нет, - они снова требуют уступок именно от евреев. Запад приложил все силы, чтобы закончить ирано-иракскую войну, и что? Ничего, кроме того, что поспособствовал возникновению бесчисленного множества новых войн и конфликтов.

Всё то же нелепое, пусть в основе своей и благородное заблуждение, не раз уже опровергнутая жизнью вера в доброе начало и общие человеческие и нравственные ценности при всём различии культур, уверенность, что с бандитами и дикарями можно говорить тем же языком и пользоваться теми же доводами, что и при общении друг с другом. Стоило коллективными усилиями Запада отстранить белых от власти в Родезии, превратить её в Зимбабве и первое, что сделал "освобождённый" народ - вырезал белых фермеров, которых уверяли, что они в полной безопасности. Что дальше? Эти земли, хозяйства, которые достались по наследству от "угнетателей" "угнетённым" принесли последним какую-то пользу? Всё заросло сорняками. Оказывается, революционная борьба, это, конечно важно, но надо иногда ещё и работать. Оказывается, впрочем, что и это необязательно - всё тот же сердобольный Запад пошлёт гуманитарную помощь.

Прав был Буле де ла Мёрт - это хуже, чем преступление, это - ошибка. Ошибка непонимания психологии тех, кто ментально всё ещё живёт в Средневековье, кто любые уступки, стремление договориться, воспринимает как слабость. Это также и психология урок. На этом ошибочном, а главное, гибельном подходе строились и строятся до сих пор отношения и с Третьим миром, и с Советским Союзом и с нынешней Россией. Уроки не впрок. Мордой, простите, в гoвно, от ехидно ухмыляющихся партнёров - тоже не впрок.

Лишь бы всё успокоилось здесь и сейчас. К чему это приведёт завтра, завтра же и подумаем. Вот и войну на востоке Украины надо прекращать. Кто же против. Но американский посол в Киеве Джеффри Пайетт говорит об особом статусе Донбасса и необходимости закрепления этого в Конституции. То же самое высказывают и некоторые европейские страны. Они сочувствуют Украине, но им больше всего хочется прекратить войну, даже не отдавая себе отчёт в том, что эти изменения - победа Путина. Любая уступка - это победа агрессора, а значит путь к новым конфликтам, а учитывая тенденцию - к новым уступкам. А что, уступили когда-то алжирским гопникам, почему бы не уступить и донецким? Эти ведь тоже, вчерашние подметалы, урки, гопники, зонные петухи теперь стали "президентами", "министрами", "генералами". Если уж быть у параши, эта параша должна быть кремлёвской.

Можно сколько угодно ругать украинское правительство, и это будет вполне заслуженно, но это не Украина, а Россия начала войну, оккупировала часть украинской территории и устроила кровавую баню в Донбассе. Особый статус нужен именно России и она согласится только на тот его вариант, где Донбасс сможет влиять на внешнеполитический курс страны, а военные преступники получат легальный статус. Проще говоря, всё ради чего Украина и борется будет похерено - евроинтеграция и в перспективе, членство в НАТО. Как результат, она снова оставляется на милость бесноватого восточного соседа. Зачем тогда всё? К чему были смерти, кровь, страдания, если всё вернётся к старому? Как зачем? Не будет войны. Сегодня не будет. Можно будет поставить очередную галочку - погашен ещё один конфликт. Об остальном подумаем завтра. О новых войнах, на которые русские получат карт-бланш, ибо они ещё раз убедятся - они могут всего добиться, потому что стремление Запада погасить любой конфликт пересиливает здравый смысл. А значит очередной Крым и очередные уступки. Значит, кремлёвская мерзость будет и дальше распространять свои метастазы. Но ведь главное - прекратить войну, ведь правда?
Это, действительно, хуже, чем преступление. Много, много хуже...