January 17th, 2016

"Третий рим"


Интересная штука - история. Иногда, как это ни покажется странным, трагические события оборачиваются неожиданно положительной стороной, а порой случается с точностью до наоборот и победа "сил прогресса" оборачивается застоем и гниением. Путь стран и цивилизаций причудлив и извилист. Горькая история падения иерусалимского храма, последовавшие за этим тысячелетия рассеяния - галута, трагедия, по сию пору переживаемая потомками, породила с другой стороны, небывалые по силе проявления человеческого духа, мысли, величайших учёных, писателей, художников. Вынужденные, потеряв своё государство, сохранять себе через единство веры, через Книгу, евреи - единственный народ, пронесший через самые мрачные, дикие столетия почти поголовную грамотность. И кто знает, чтобы с ними было, сохрани они тогда, два тысячелетия назад свой национальный очаг. Один из восточных народов? Или же растворились среди других, подобно родственным им самаритянам, когда-то многочисленных, а ныне, едва насчитывающих несколько сотен душ. Кто знает?

Мир бы не знал Эйнштейна, Мендельсона, Ландау, Модильяни, Левитана. Впрочем, и Маркса тоже, и уж в этом случае, уж точно, ничего не потерял. Великие народы, породившие великие идеи, стоящие у самых истоков нынешней цивилизации, устав, выродились в самых заурядных потомков, если, вообще сохранились, или же, зачастую, их великое наследие оказалось опошлено, вывернуто наизнанку, приспособлено к нуждам мелких и тщеславных личностей, и рядом не стоявших с теми, продолжателями дела которых сами себя заявляли.

Рим, покорив Грецию, проиграл ей без боя войну культур. Почти без боя, если считать сопротивлением воинственное неприятие Катоном-старшим всего эллинского. Но это лишь краткий эпизод в долгой, последовавшей затем совместной истории. Рим дал миру такие понятия, как право, которое до сих пор остаётся основой всех европейских юридических систем, именно оттуда пришли идеи гражданства, городского самоуправления, представительской демократии (пусть и чрезвычайно ограниченной), системы социальных гарантий и ответственности государства за безопасность и благополучие своих граждан.

У умирающей Римской империи приняла эстафету Греция, воплотившаяся в Византии, или империи Ромеев, той же Римской, ибо до самого трагического конца константинопольские императоры были уверены, что правят именно Римом. Само понятие "Рим" обладало необыкновенной, завораживающей притягательностью, как для греков, частично, и правда, имевших моральное право почитать себя наследниками, и для варварских королей, создавших свои государства на развалинах былой империи и даже для турецкого султана Мехмета, захватившего Константинополь и объявившего себя именно "румским" султаном.

Но им всем только хотелось считать себя римлянами или, на худой конец, их наследниками. Уже византийцы таковыми не являлись. В принципе, можно считать, что римский дух умер, когда Константин перенёс столицу на восток. После этого, запад Империи медленно угасал, а восток всё больше и больше становился тем, чем ему и положено быть - востоком. Христианство, жёстко утвердившее свои права, особенно жёстко и агрессивно на востоке Империи, довершило дело. Слухи же о жестоких преследованиях императорами, так живо описанные в многочисленных житиях, несколько преувеличены. Зачастую всё было наоборот и именно христиане громили языческие храмы и низвергали статуи богов. Причём, задолго до признания их религии государственной. Переписывать историю придумали не в Кремле, а гораздо раньше.

Именно тогда был нанесён удар по великому античному наследию, именно тогда греки, утратив его, а заодно и всяческие остатки "римскости", но сохранив при этом чувство превосходства и презрения к "варварам" начали не такой уж долгий путь превращения из народа философов, поэтом, художников и мореплавателей в народ диковатых и ограниченных крестьян и пастухов. Второй Рим оказался явно недостоин первого, лишённый его прагматизма, здравого смысла, открытости всему новому и полезному, благодаря которым и стал великим крошечный городок на Палатинском холме. Государства и народы тогда старели медленнее, чем сейчас, а потому и умирание, агония Второго затянулась на столетия. Античное наследие никуда не исчезло физически, но повисло мёртвым грузом, оставив вырождающимся потомкам букву, форму, но не душу. Печально, конечно, но заключительная часть драмы была ещё впереди. Ибо тут бы Риму и закончиться, закончиться в головах у людей, так как физически его не было уже давно.

И такая вот историческая параллель - Киевское княжество, основанное варягами Аскольдом и Диром, свергнутыми их же соплеменником Хельги, более известным, как Олег, собравшее вокруг себя, покорившее окрестные славянские племена, стало центром будущей мощной державы, которая по праву считалась частью средневековой Европы. Особенно, после принятия христианства, пусть и по греческому обряду. И как и Первый Рим, со временем придя в упадок, передал эстафету второму, узурпировавшему его имя и наследие, так и наследие киевских князей ушло на дикий финно-угорский Северо-Восток. Дело вовсе не в этнических корнях населения этих новых земель, ставших центром будущего государства, проблема в намеренном противопоставлении себя Европе и готовности стать Азией, тем самым улусом Джучи, которым он без колебаний и стал, соединившись с Ордой в странном и зловещем симбиозе.

Если в Киеве, Галицко-Волынском княжестве, Чернигове, Полоцке, оставалось жива не только религия, но и знание, пришедшее из Византии, то Северо-Восток окостенел в форме, обрядах, окончательно утратив и дух и знание. Но не утратил самомнения, византийского высокомерия и презрения к миру. Так сошлись две параллели - они могут пересекаться в истории. Первый Рим выродился во Второй. Русь выродилась в Московию, и вот они оба встретились в нелепом и диком образовании, провозгласившем себя Третьим Римом. Москва, после падения Константинополя, ничтоже сумняшеся, объявила себя таковым, в качестве духовного наследника Византийской Империи. Дикое, азиатское царство присвоило себе наследие тех, кто заложил основы современной Европы.

Европа же, хоть и полагала себя наследником римлян и с пиететом относившаяся к их наследию, не сильно заморачивалась идейными вопросами. Ей было не до этого. Долгое время, столетия, после падения Рима, Запад оставался краем варварских королевств. Италия, вернувшаяся на короткое время в лоно Империи при Юстиниане, оказалась окончательно потеряна, покорённая лангобардами, уничтожившими последние жалкие остатки римского наследия. Между развалин паслись козы, руины Колизея служили общественным нужником.

Но странная вещь - христианство, один из факторов упадка Европы, стало позже двигателем её возрождения. Именно монастыри сохранили то, что осталось от античных знаний, сохранили грамотность. Именно западная, католическая церковь, поставившая себя выше королей, стало тем связующим раствором, цементом, который не дал Европе распасться и деградировать окончательно. При всей дикости и феодальной раздробленности Европа всегда была единым целым. Католицизм, религия, управляемая из одного центра, из Рима, при всех различиях народов, населявших Запад, во многом и создал то, что мы ныне именуем иудео-христианской цивилизацией.

Цивилизацией, как оказалось, настолько привлекательной, что многие некатолические страны тоже посчитали за благо быть её частью, что лишний раз подтвердилось после краха СССР и массового бегства его бывших колоний на Запад. И если Россия оказалась вне всего этого, в стороне от общего цивилизационного пути, то это только её проблема, её беда. Она слишком заигралась в Третий Рим, она, действительно, поверила, что является таковым, а значит должна быть империей. Русские цари грезили о Константинополе, более того - считали его своим по праву, ибо это римский город, а Россия - это Рим. Неслучайно, Наполеон называл Александра 1-го хитрым византийцем. Вся их история, послепетровская, особенно, ибо тогда они стали империей официально - это попытки стать этим самым Римом. Придуманная и назначенная ими самим себе роль проректора всех славян, о чём многие из них вовсе и не просили, неудержимая тяга к территориальной экспансии и распространение того самого, уже звучащего, как анекдот "русского мира". Советский Союз -это всего лишь продолжение этой идеи, только под другим названием, большевики, всего лишь сменили терминологию. Отсюда же и "величайшая геополитическая катастрофа" - это сидит у них в подкорке, на генетическом уровне.

Нынешнее же безумие, при всей его отвратности - явление совершенно естественное и абсолютно не новое. Просто, история сейчас идёт быстрее и за 90-е годы мир забыл, что за образование существует на задворках Европы. Но они-то не забыли. Они об этом говорят и они над этим работают. Дугин с его евразийством возник не на пустом месте - его слушают в самых высоких кабинетах. Мединский вовсе не стесняется повторять прилюдно ту же ересь о Третьем Риме, более того - они уверены, что так оно всё и есть. Они действуют, и иногда я думаю, что это всё настолько глубоко в них сидит, что сильнее остатков здравого смысла в их головах. За два года, прошедших после начала войны в Украине, несмотря на полный упадок во всём, на уже надвинувшуюся экономическую катастрофу, они и не думают останавливаться. И здесь тоже напрашиваются параллели. Юстиниан отправил Велизария и Нарсеса вернуть Италию - прародину Византии. Путин решил вернуть Украину - прародину Московии.

А ведь они по-прежнему бредят Константинополем. Не думаю, что нынешняя идиотская история с Турцией как-то с этим связана, но просто интересно, как вдруг возобновились разговоры о Босфоре. Ну и Сирия тоже, вовсе не неожиданно обрела сакральность. Византия, Рим Второй, когда-то владела и Сирией и Палестиной, а Третий-то имеет все права в качестве наследника.

Это всё, на самом деле, не смешно, а очень серьёзно, и в мире опять пахнет порохом. Умерла, значит умерла. Рим закончился ещё полтора тысячелетия назад. Второй, а тем более Третий, это уже, никак не Рим. Считать себя таковым - сумасшествие, тяжёлое и опасное для окружающих. Сумасшедших необходимо изолировать и лечить. Если надо, то и принудительно. Если человек заявляет, что он Наполеон, к нему относятся соответственно. Скажите, если злобная, агрессивная страна считает себя Римом, и навязчиво пытается доказать это окружающим, что делать с ней? По-моему, то же, что и с "Наполеоном".