December 28th, 2015

Точка бифуркации или конец проекта


История по разному переживает свои ключевые моменты, иначе говоря - точки бифуркации, когда относительно плавное доселе течение, вдруг оборчивается водоворотами, резкой сменой русла, хуже того - крушением, того, что считалось неизменным. Низложение последнего римского императора Ромула Августа в 476 году прошло абсолютно незаметно для жителей Вечного города, мало что поменялось в ежедневной рутине. Императора сменил Одоакр, отославший регалии цезарей в Константинополь, а его сверг Теодорих, но сами римляне продолжали жить, как жили. Заседал давно потерявший своё значение Сенат, город торговал, даже иногда рос и перестраивался. Однако именно тот день, когда мальчика-императора отправили доживать на его виллу возле Неаполя и стал той самой точкой, когда античный мир рухнул окончательно. Эпоха варварства началась именно тогда, хотя люди почувствовали это десятилетия спустя. Ещё даже будут написаны великие книги, вроде "Утешения философией" Боэция, ещё при дворе Теодориха будут изучать труды римских и греческих авторов, а последовавшие за ним варварские короли полагали, что Римская империя по-прежнему существует. Её не было, да и не могло быть, ибо, чтобы считать себя наследниками Рима, надо было, по крайней мере, не мочиться по углам трапезных и мыться чаще раза в год. Вечный город оказался вовсе не вечным, а между всё ещё величественных развалин пасся скот. Но повторю, чтобы осознать случившееся понадобились десятилетия.

В другом же случае, в Петрограде, в 17-м году, покуда сотни пьяных подонков пёрли на Зимний, громили винные склады и насиловали женский батальон, пытавшийся защищать Временное правительства, в частях города более отдалённых от центра жизнь так же шла своим чередом - работали магазины, банки, ездили трамваи. Никто и не думал, что отдалённая стрельба, к которой многие уже привыкли, есть предвестник страшных перемен. Ночь в целом прошла спокойно, вот только проснулись на утро все в другой стране и те, кому не повезло бежать, узнали это очень быстро, в ближайшие же дни.

А ведь в данный момент происходит нечто подобное. Более того, я уверен, что мы находимся не в одной, а сразу в нескольких подобных точках бифуркации. Одна из них, это, разумеется, судьба Западного мира в свете ползучей исламской экспансии, и здесь, несмотря на обилие мрачных прогнозов, всё-таки, не хотелось бы думать, что всё предопределено и следует готовиться к худшему. Мир и здесь проморгал, не заметил, когда сам, добровольно, дал старт трагическим и разрушительным процессам, а ведь, об этом моменте, на самом деле знают все - добровольное поражение, хуже того, - капитуляция Франции в алжирской кампании, именно то, что открыло двери в Европу, а затем и в Северную Америку ордам орков. Уходя, не проиграв ни одного сражения, но, простите, просрав войну, французы обязались поощрять эмиграцию из своих бывших колоний. Тогда, после этого позорного решения, европейцы тоже не поняли, что проснулись в другом мире.

Но я хотел поговорить о другой развилке, другой точке, собственно,о втором вызове, стоящем перед цивилизацией. Да, о так называемом Русском проекте, или же о идее того самого, пресловутого Русского мира. С тем, что, всем на беду, тогда, в 90-м, Фукуяма ошибся и никакого конца истории с падением коммунизма не наступило, насколько я понимаю, несогласных нет. Не наступило в силу обоих факторов, о которых я уже не раз говорил - ползучая экспансия Ислама и Россия. И если опасность ислама абсолютно очевидна, и это исключительно проблема самих, контролирующих Европу, а теперь, увы, и Северную Америку, которые упорно делают вид, что никакой угрозы не существует, то после крушения Советского Союза мир успокоился и перестал бояться совершенно искренне.

А ведь и тогда, в 90-е, раздавались трезвые голоса, твердившие, что рано или поздно, скорее,рано (что и случилось) там появятся те, кто возжелает реванша, той самой ведущей роли в мире, которую в этой стране понимают исключительно, как влияние ради влияния, внеэкономический диктат, принуждение к зависимости всех, кто окажется в сфере досягаемости военного шантажа. Иначе и быть не могло. Почему? А вы представьте себе послевоенную Германию, где во главе силовых структур по прежнему остаются функционеры нацистской партии, офицеры Гестапо и СС, где в государственном аппарате сверху донизу сидят вчерашние гауляйтеры и прочие партай-геноссен. Короче, Германию, не прошедшую через люстрацию, Германию, где народу снова и снова повторяют, что с ними обошлись несправедливо. А теперь сделайте поправку на сам народ, в отличие от немцев, отнюдь не европейский, и без всяких нацизмов, в течении столетий почитающий себя особым, стоящим выше других.

Поэтому, то что мы переживаем сейчас, также было вполне ожидаемо. Я не рискую назвать точкой бифуркации день 21 августа 1991 года, когда умело затесавшиеся в толпу провокаторы, направили её на низвержение памятника Дзержинскому, тем самым уведя её, заставив забыть о намерении войти в здание КГБ на Лубянке и вскрыть архивы. А может именно тогда, всё-таки, и был упущен шанс, когда интеллигенция, прозападно настроенная часть жителей, пусть и ничтожный процент от общей серой массы вышли на улицы, а чернь сидела по домам и выжидала кто кого.

Но на самом деле, повторю, я думаю, такой вот момент бифуркации мы переживаем именно сейчас. Именно сейчас мир получил шанс закрыть этот проект "Русского мира", причём с их же помощью. Да, это самое закрытие будет вызвано именно их агрессивностью, глупостью, а самое главное - полной экономической бесперспективностью "Русского проекта". "Цены на масло", я напоминаю о том давнем споре между Иосифом Флавием и Иоанном, никто не отменял, а бандитский, криминальный анклав, живущий вопреки экономическим законам не может выжить. будучи таких размеров, как нынешний московский паханат. Осетия, Абхазия, Северный Кипр, максимум - ДНР или Приднестровье, но уж никак не государство таких размеров и с таким населением. Поэтому, я уверен, война в Украине, равно как и вторжение в Сирию - это лишь внешняя сторона гораздо более фундаментальных и глубоких процессов, а именно - закрытия русского проекта. Заложенная веками несовместимость, нежелание следовать столбовой дорогой, быть частью иудео-христианской цивилизации, вместе с тягой к экспансии и поглощению соседних стран, сделали существование России проблемой, как для соседей, так и для неё самой. Постоянно расширяясь и захватывая, повторяя при этом из века в век, что она только обороняется, Россия все годы оставалась очагом нестабильности в мире. Не говоря уже о том, что расширение, экспансия были абсолютно экономически бесперспективны, как для метрополии, так и для "освобождаемых".

В любом случае, степень абсурдности и той самой исторической бесперспективности, рано или поздно достигает некоторой критической величины, после которой что-то должно произойти. Именно это сейчас и имеет место, просто в дыму локальных боёв в Донбассе и за сирийскими развалинами мы затрудняемся разглядеть главное - закрытие тысячелетнего проекта по имени Московия, Российская Империя, СССР, РФ. в силу его полной тупиковости. Истерики и разговоры о возрождении Союза сегодня имеют столько же смысла, что и призывы возродить империю Великих Моголов или тот же Халифат. Проблема в другом - пресловутый "Русский проект" пришёл к той точке, когда его дальнейшее существование невозможно - экономическая нежизнеспособность сырьевой, криминализированной экономики в сочетании с неспособностью, неумением осовной массы населения существовать в другой среде и невозможность территориальной экспансии, экстенсивного развития, за счёт которого Россия существовала всю свою истории. Хуже того - став частью мировой экономической системы, пусть и в роли бензоколонки, Паханат, в отличие от плохо, но всё же самодостаточного СССР, не может позволить себе полностью отгородиться. Не может, впрочем, с точки зрения здравого смысла, но вы много его видели последнее время?

Поэтому, украинская война, кроме понтов обезумевшего карлика, имеют и другую, гораздо более глубокую подоплёку. Тот самый конфликт, между Востоком и Западом, реальный, а не тот о котором трендят по зомбоящику Киселёв с Соловьёвым, конфликт идиотизма с прагматизмом, понятий и закона, орды, стада и личностей, индивидуумов. И как всегда, орда на уровне подкорки понимает, что её единственный шанс продлить своё никчемное существование - это максимально помешать, замедлить развитие оппонентов, причинить им ущерб. Война на Украине, стремление не пустить её на Запад, оставив её сидеть в одной с ними клоаке - это часть попытки "Русского проекта" выжить, а завоевав, подчинить себе Украину, ещё и доказать себе, что у них всё ещё есть шанс.

Поэтому я и говорю сейчас о точке бифуркации. Если мы присутствуем при закрытии проекта, это одно. И если так, это будет великий поворотный момент в истории цивилизации - гибель варварской империи под тяжестью собственных ошибок, провалов и преступлений. Но есть и другой вариант - в момент крушения, оказаться в пределах досягаемости обломков.

Иные империи прошлого в момент гибели смогли причинить много зла именно вследствие не столько преступных деяний своих вождей, сколько в силу сопротивления, фанатичной веры тёмного, хуже того - индоктринированного населения. Фанатичная толпа способна на многое. Накрученные подосланными или искренними в своём безумии вождями люди способны на многое. Умереть сами, а могут, попутно утащить за собой многих и многих других. Прав был Гумилёв, когда говорил о пассионарности. Она не может быть постоянной, но всплески, короткие в исторической перспективе, но достаточно долгие с точки зрения отдельной человеческой жизни, более чем возможны. Возможны в эпохи заката, в такие, как сейчас переживает Россия.

Нужен пример? Я уже вспоминал о падении Иерусалимского Храма. Тоже - точка бифуркации. Тогда, в гибнущем городе, вдруг расплодилось невероятное количество всевозможных пророков, - их всегда было немало, а на пороге смерти, когда весь мир рушился , каждую минуту появлялся кто-то новый, кто обещал путь к спасению. Вот, один из них и предложил всем собраться в Храме, и что тогда Б-г увидит такое единение, такой общий порыв, так сказать, к горним высям, и испепелит римлян. Получилось ровно наоборот - римляне перерезали всех собравшихся.

Также и здесь - индоктринация произошла, власть, исходя из своих конкретных интересов создала в стране атмосферу такого безумия, которого не было, пожалуй, в самые мрачные советские годы. И я просто боюсь себе представить, куда и как понесёт этот вал, когда, а это случится непременно, события выйдут из под контроля кремлёвской братвы. Уж не к свободе с демократией, о коей грезит демшиза, во всяком случае.

Но снова, я уверен в том, что мир проходит через очередную точку бифуркации. Мы просто не хотим, может, просто боимся признать, что за локальными войнами, безумством осатаневшего микрофюрера, кроется нечто гораздо более глобальное - умирание монстра. И надо быть к этому готовым, потому даже, чтобы не оказаться в самом конце погребёнными под его тушей.