November 16th, 2015

Занавес опускается


В славное советское время, обитателям великой страны, ещё не поставленной на колени зловредной пятой колонной и её кураторами из ЦРУ, новой человеческой общности под названием "советской народ" предлагалось, и весьма настойчиво самым разнообразным спектром фактов и явлений, присущих исключительно их родному государству. От самого читающего в мире метро и Гагарина с балетом до самой демократичной в мире конституции. А также, доселе небывалым привлечением народа, который, как всем тогда было известно, самый что ни на есть "творец истории" к этому самому творчеству в виде управления государством, ибо по проценту доярок и сталеваров советский "парламент" действительно занимал в мире первое место. А всяким злопыхателям можно было с чистой совестью бросить в его перекошенное ненавистью ко всему советскому, а значит и отличному, лицо: "Ты знаешь сколько у нас в Верховном Совете женщин? А рабочих? А конституцию ты читал? Да таких прав больше нигде в мире не сыскать! и это в то время, когда в Америке негров вешают". В этот момент, разумеется, злопыхатель со всеми своими измышлениями о политзаключённых, карательной психиатрии и прочем "порочащем наш государственный и общественный строй", должен был умолкнуть, закрыв свой поганый рот.

То есть, целиком и полностью полагаясь на написанное в самой передовой в мире конституции, вместе с растущей популяцией женщин с чабанами во всеразличных Советах, не говоря уже о информации, почерпнутой из газет "Правда" и "Известия", вывод напрашивался однозначный - с демократией вообще и свободой слова в частности положение было лучше некуда, в отличие от ТАМ, где негров вешают. Вот именно об этой самой свободе и речь, потому как она была гарантирована счастливым обитателям страны навязчиво дающей советы, буквально с первых дней той страны возникновения. То есть, вот так взяли и прямо прописали, что обладают граждане свободой слова. Но добавили при этом, что говорить-то можно, но вот лгать и клеветать нельзя ни в коем случае. То есть, порочить нельзя. А так как всем было ясно из тех же газет и появившегося позднее телевидения, что дела в стране Советов обстоят неизменно как нельзя лучше, то следовательно любая критика есть не что иное как ложь и клевета, а стало быть карается по УК. Помните, статья 70-я, если не ошибаюсь - распространение заведомо ложных сведений, порочащих советский государственный и общественный строй. Замечательная формулировка.

Был, правда, ещё один вариант. Допустим, человек, "изрыгающий потоки лжи и клеветы" на всё что нам дорого, и сам верил в ту мерзость. Но ведь это означает, что он, ну сами понимаете, - не совсем дружит с головой. Ну да не беда же. Вылечим. Ибо если он не враг, то значит сумасшедший. Ну а дальше всё отработанной программе реабилитации. Я думаю, покойная Валерия Ильинична Новодворская, могла бы многое поведать из своего опыта, будь она жива.

К чему я всё это? А к тому, что писанные законы, зафиксированные в них права, - они, конечно имеют значение, потому что предоставляя эти права гражданам, государство обязано их задекларировать, оформить юридически. Это необходимо, но абсолютно недостаточно. Ко всему этому требуется одно небольшое дополнение - государство должно эти обязательства выполнять, чего Советская власть делать никогда не собиралась. Просто потому что была репрессивной с первого своего дня, более того - полагала, что пришла навсегда, а стало быть не может быть сменяемой. А значит абсолютно никакой ответственности перед народом. А зачем, если такого явления как выборы не существует в природе. И как любое другое фашистское государство, Советское, декларировало, что опирается на широкую поддержку масс, будто массам оставили какую-то альтернативу. Да и те, сами по себе, не представлявшие о чём идёт речь при слове "свобода" восприняли происходящее как норму. Но это уже другая история. Здесь же, повторю, важно то, сама система гарантии государством политических свобод чрезвычайно хрупка и может быть разрушена, как чисто декларативным их характером, так и целым рядом мелких актов, актиков и оговорок. А также, если власть оставляет за собой монополию на единственно возможную правду в его же собственной версии.

Единственное, что ограничивало "свободу", исходя из формально предоставленных в советское время прав, было отрицание частной собственности и монополия на власть одной партии. Впрочем, по поводу последней существовала железная отмазка - они, другие партии, сами виноваты, и вообще, так сложилось исторически. Но время-то, оно не стоит на месте, а наука разводки населения развивается вместе с ним. Так миру и была явлена имитационная демократия со всеми атрибутами настоящей, как-то формально существующей частной собственностью, многопартийностью, разделением властей. Россия не была первой, но именно там эта имитационная демократия достигла своих высот, доведя в истинно национальном духе, всё до наивысшей степени абсурда, а это уже, в свою очередь, чисто её особенность. А стало быть, явила миру ещё один урок из серии "так жить нельзя", ибо вряд ли какой-либо ещё режим в мире давал такой причудливый гибрид криминального сверху донизу режима и такого же сверху донизу идиотизма. Напрасно Топаллер недавно спрашивал в одной из своих передач Сергея Гандлевского, как же удалось так быстро превратить нацию в имбецилов. Никто никого не превращал, они просто ждали, когда можно дать этому идиотизму выход. Ведь правда, смешно, - позаимствовав именно на Западе весь внешний антураж демократического государства, они теперь, устами той же мадам Яровой, призывают "партнёров" учиться у себя, любимых.

Они не знали, что делать с этой самой демократией, когда она на них свалилась в начале 90-х, неумело напяливая и играясь с ней, как в петровские времена натягивали немецкие камзолы. Но тогда, не мытьём, так катаньем, но их учили одевать их правильно, а засовывать ноги в рукава всё-таки не поощрялось. Здесь же, пережив короткий период попыток зажить по человечески, вернувшийся державно-криминальный режим быстро уразумел, как вернуться к тоталитаризму, не меняя фасада. Те самые многочисленные "но" и мелкие актики, сводящие на нет гарантированные свободы, извечная ненависть охлоса ко всему пришедшему "оттуда", а демократия именно из этого числа плюс традиционный идиотизм чиновников и доведение высочайших повелений до полного абсурда на местах. Потому что любое высказывание, противоречащее генеральной линии можно притянуть либо за экстремизм, либо за разжигание ненависти, либо за оскорбление чьих-то чувств. Как результат - принудить молчать. Отсюда и феерические дела, типа обвинение о разжигании ненависти к социальной группе "полиция", или ещё лучше - скинхеды. Уголовное дело за "экстремизм", выразившийся в сочувствии к Украине, т.е. - "оправдание фашизма".

Но, вероятно, в нынешнее время, по мере окончательного формирования тоталитарного, фашистского режима, имитационная демократия уже тоже не устраивает власть. Нет, я уверен, фасад они оставят, вот только за самим фасадом, законы сведутся к двум простым положениям, если помните, как в том африканском племени:
1. Вождь всегда прав
2. Если вождь всё-таки не прав, см. пункт 1-й.

Французская трагедия как-то отодвинула на второй план весьма знаковое событие. Минюст России более чем серьёзно собирается начать уголовное преследование общества "Мемориал" за "подрыв основ конституционного строя" и "призывы к свержению существующей власти". В качестве таковых Минюст рассматривает "формирование негативного общественного мнения по проводимой госполитике высшими органами госвласти" путем "высказывания несогласия с решениями и действиями указанных институтов власти".

Я прошу обратить внимание на истца - Министерство юстиции, те, кто и должен, по определению, следить за соблюдением законов. А также, на другое обстоятельство - без команды "фас", как и раньше, сейчас в этой стране ничего не делается. То есть, что происходит? В стране, где власть сверху донизу формально выборная, а стало быть сменяема, где право на апелляцию к общественному мнению задекларировано в конституции, равно как и право на несогласие с властью, орган, призванный следить за выполнением этих законов, начинает травлю именно за попытку их соблюдать, уже без всяких экивоков на оскорбление чьих-то чувств или экстремизм. Нет, разумеется, оскорбление "Мемориалом" чувств имеет место, чувств одного единственного человека, к спокойствию и душевному комфорту которого вся страна должна относиться с особым трепетом и сослуживцы которого, своей бурной деятельностью в 20-м веке и стали поводом и причиной к созданию общества "Мемориал", с его, как уже видно, тщетными попытками не дать людям забыть о самой страшной эпохе в истории страны и увековечить имена невинно убиенных.

Это непозволительно по многим причинам. И как выражение того самого мнениям, которое "негативное ... по проводимой госполитике высшими органами госвласти", и отличная от ныне принятой оценка "славного периода". Для начала, превратив "Мемориал" в маргинальную группу чудаковатых интеллигентов, власть вышла на новый виток. Как бы ни было мало их влияние, его не должно быть вовсе. И по причине необходимости полного единомыслия, и по причине недопустимости критики, хуже того, объявление преступным режима, которому путинский паханат изо всех сил пытается стать идентичным. Причём, более чем успешно.

Повторю - то что происходит, явление более чем знаковое. Это, и всё ширящиеся разговоры то о выездных визах, то о закрытии полётов в другие страны. Железный занавес опускается. Он ведь и в Советской России захлопнулся не сразу.

И я бы в который раз сказал - хотят отгородиться от мира за этим занавесом, - да ради Б-га, без вас будет только лучше. Беда в том, что как и в сталинское время, заперев своё население в концлагере, они всё ещё хотят играть в геополитику, помогать и спасать. Им не даёт спать спокойно Украина, они хотят мутить воду в Европе, увековечить аншлюс Крыма. Не стоит полагаться на недовольство быдла за поребриком - их, как раз, всё устраивает. Потому и травят остатки оппозиции под радостное улюлюканье охлоса, потому и злорадствует стадо в соцсетях по поводу парижской трагедии. Снова скажу - жаль немногих вменяемых, кто ещё там остаётся. Прежде всего тех, кого именуют творческой интеллигенцией. Наступает время, когда отговорки типа, необходимости своего культурного и языкового окружения теряют смысл. Когда остаётся выбор - либо молчать, либо продаться, как сделали уже многие. То есть - та же смерть. Бегство в данном случае, честнее.

"Смелее, двери закрываются". Так написал Александр Скобов на Гранях по поводу истории с "Мемориалом". Да нет, они на самом деле уже закрыты. Это просто выглядит сейчас малость по другому, нежели чем при Советах. Другие, знаете ли, времена. По форме, другие. Но при том же паскудном содержании. Так то.

Шокотерапия


Я где-то слышал, что лечение душевных болезней наиболее эффективно, если оно сопровождается сильным стрессом. Конечно, стресс стрессу рознь, и такого, что случился в пятницу 13-го в Париже, лучше бы не было вовсе. Но раз уж это случилось и надо как-то жить дальше, первостепенное значение имеют выводы, сделанные, или же, увы, не сделанные вовсе. А ещё хуже - неправильные. В этом плане, я с осторожным оптимизмом могу сказать - хоть в чём-то Франция умнеет, набираясь горького опыта. Особенно дорогого стоит, когда здравые мысли слышишь от профессионального гуманиста, вроде Олланда. Может и впрямь, здравый смысл не до конца атрофировался в яйцеобразных головах.

Во всяком случае, я был очень рад услышать именно от Олланда, что в Конституцию Франции необходимо внести изменения в целях борьбы с терроризмом. Одно лишь не даёт мне в полной мере испытать "чувство глубокого удовлетворения" - цена, заплаченная за это понимание. Но всё-таки, - речь идёт о увеличении полномочий исполнительной власти в ситуациях, аналогичной теперешней, а также о необходимости продления нынешнего чрезвычайного положения. Значит, намечается серьёзная чистка. Но самое главное - лишать гражданства лиц, обвиняемых в терроризме, даже если они родились во Франции. Вот оно, это самое главное, чего не решались высказать по сию пору европейские политики. Дело за малым - воплотить в жизнь это благое пожелание. И уже вижу, как корчит всевозможных полезных идиотов, особенно, принимая во внимание, что эдакая "мерзость" была высказана одним из тех, кого они почитали за своего. Ну и слава Б-гу, значит президентское кресло всё же накладывает на человека определённую ответственность, даже если это Олланд. Да-да, Олланд, а вовсе не Марин Ле Пен, сказал нынче о том решении, которое казалось очевидным любому здравомыслящему человеку. Так, через кровь и смерть невинных приходит, пока только к некоторым, столь необходимое освобождение от химеры, именуемой чувством вины. Нет, не от химеры совести, пожалуйста, не ловите меня на слове - с совестью, как раз, в данном случае всё в порядке. От морока вины перед наглыми и беспощадными крысами, о которых почему-то решили, что их просто необходимо подкармливать и тогда они, может быть, простят, якобы причинённое им в прошлом зло.

Да, перед Европой, а точнее, перед теми, кто понимает необходимость срочных мер, стоит задача чрезвычайной сложности - вернуть Европе Европу, не скатившись в то же время к кондовому тупому национализму, по типу нынешнего российского. Выгнать нечисть и самим остаться людьми. В принципе, шаги о которых не так давно говорила Латынина, вовсе не являются чем-то нереальным. Как пример, если кто не слушал последний "Код доступа, напомню, она привела древнюю Персию, после её захвата арабами. Да, разумеется, сейчас ислам не несёт и не может нести никаких положительных коннотаций, но для своего времени методы его насаждения были вполне рациональны. Арабы никого не принуждали - они просто приняли такие законы, при которых зороастрийцем оставаться было невыгодно. Собственно говоря, не только в Персии, а практически везде, куда пришёл Халифат. Так же теперь должно быть невыгодно оставаться мусульманином, по крайней мере, ревностно исполняющим религиозные предписания. Не нравится - не приезжай, хочешь бороться за шариат - пошёл вон, или ещё лучше - к столь вожделенным гуриям. И далее по мелочам - не нравится, когда твою бабу смотрит мужик-гинеколог, пусть дохнет, твоя проблема. Не нравятся летом полураздетые женщины - выколи себе глаза. И в тюрьму без всякого снисхождения, наравне с коренными преступниками, без всяких скидок на происхождение. Ну а уж про события, типа тех, что случились в 2006-м, когда полиция не решалась показать нос в разбушевавшиеся мусульманские кварталы, тут и говорить нечего. Крыс надо отстреливать. А ведь вся прелесть подобного решения в том, что ничьи права не ущемляются.

Да, и самое главное, чуть не забыл - больше никакой халявы. Пособие - очень ограниченное время, или иди работать, или подыхай с голоду. Более того - не устроился на работу за определённое время - вон из страны, даже просить Б-га ради, тебе никто не позволит. А уж о тех, кто отправился на джихад, в Сирию ли, в Ирак, о возвращении "домой" просьба не беспокоится. Мы сами к вас найдём и обязательно встретимся, только для вас эта встреча будет последней.

И вот, вы знаете, сегодняшние предложения ОЛЛАНДА, вселяют в меня, пусть слабую, но надежду - так и будет. А значит, я смогу сказать - простите, был не прав, не у всех мозги переродились в леволиберальное дерьмо. Хотя, поживём - увидим. Процесс этот, если он, действительно, начался, будет долгим, медленным и болезненным, с многочисленными спадами и подъёмами. И самое ужасное, это то, что умнеть политики будут исключительно по мере приближения кошмара к их собственным границам. Взять хоть относительно удалённую от Парижа Швецию, министр иностранных дел которой на голубом глазу поведала, что "Для того, чтобы противодействовать радикализации, мы должны обратить внимание на ситуацию на Ближнем Востоке где немаловажную роль играют палестинцы, которые видят, что у них нет никакого будущего, и должны либо смириться, либо прибегать к насилию". И как-то неловко так спрашивать солидную, в летах даму: "Ты дура или просто сука, а может и то, и другое вместе?" Последнее, кстати, наиболее вероятно. Даже не касаясь того факта, что палестинцев среди террористов вроде бы не было, а если последние так уж "отчаялись" за бедных палестинцев, Париж-то тут причём? Да всё при том же. При том, что зная зацикленность исламистов на "освобождении палестины", эта старая сука, как и многие ей подобные в леволиберальном истеблишменте продолжают с ними заигрывать. Да, это ещё одна проблема - либерал-идиоты на выборах часто выезжают именно на мусульманских голосах. И даже парижский кошмар не может заставить эту публику соскочить со своей идиотской, а главное - самоубийственной, риторики. А ведь люди такого уровня, в массе своей, прекрасно осведомлены о реальном положении дел на Ближнем Востоке. Это вам не наивные дурачки из Amnesty International и Human Rights Watch, да и те не скрывают на чьём содержании они находятся. Очень надеюсь, что до Швеции не докатится, уж слишком дорогого стоило Олланду поумнеть, но тем не менее, сказанное Марго Валлстром - за гранью. Впрочем, как говорили в дни моей молодости, - давайте про гавно не будем. Тем более, что есть кое-что ещё более вонючее и мерзкое.

Ибо если у этой старой курицы, шведской госпожи министерши, где-то ещё можно найти какие-то рудименты порядочности, - как ни крути, а корни европейской цивилизации достаточно прочны, то Орда - вне конкуренции и нет красной черты, которую она бы не переступила. Именно об этом стоит задуматься в Европе, если она всё же найдёт в себе силы встать против зелёной чумы. За спиной зелёной чумы всегда будет прятаться чума московская, если не связанная с первой напрямую, то уж, во всяком случае, использующая её в своих целях. И вот теперь эта чума "протягивает руку помощи" Франции. Чума, которая, мало того, что отказывается признать террористами Хезболлу и Хамас, в то время, когда вся Европа признала их таковыми, но и де факто является их союзником. Во всяком случае, русский МИД в лице некоего товарища Богданова заявил вполне недвусмысленно - они не террористы, они заседают в парламентах своих стран. Довод, конечно, железный - ведь сидит же в Госдуре Луговой.

Разумеется, ХАМАС не террористы, они ведь даже посочувствовали французам - нам ли не знать, каково вам, сами страдаем от террора сионистов. Ну, это прямо праздник какой-то. Они не террористы, он жертвы, сироты, понимаш. Ну прям, как "ополченцы" Луганды. И ежели какой смуглый хлопчик взрывает себя в переполненном автобусе или торговом центре, то он и не террорист вовсе, а совсем даже шахид, который на самом деле с террористами воюет. Всё, пойду плакать. Они там, в Газе, тоже дают мастер-класс, самому Киселёву с Соловьёвым в придачу не было бы стыдно. А уж поплясать на костях, в этом, как совершенно недвусмысленно обозначилось в последние годы и даже гораздо раньше - русский с арабом братья навек. На костях тех, кого сами же и убили.

Но знаете, в том мраке, который царит в последние дни, да что там дни, годы, сегодняшнее событие, сегодняшний Олланд, непривычно жёсткий, на фоне прочих дураков или откровенных вурдалаков, внушает крохотную, совсем микроскопическую, но надежду. Ведь, если даже он... Может и правда во мраке что-то забрезжило? Ой, не обмануться бы.