November 13th, 2015

Злость


Пятница, 13-е. Это просто какая-то невероятно злая насмешка инфернальных сил, - страшная трагедия в Париже. Сил, несмотря на свою инфернальность вполне земных и осязаемых, которых вполне можно найти и покарать. Жестоко и забыв само понятие жалость, ибо и самому злу оно неведомо. Нет смысла повторять то, что уже и без того рассказано и показано в бесчисленных выпусках новостей, - как и при каких обстоятельствах погибли эти 120 человек, да ещё многие и многие были ранены. Я уверен, что чувства, переполняющие сегодня многих, - это скорбь и невыразимое сочувствие, как погибшим, так и тем, кто потерял своих родных и близких в этой бойне. Это, если говорить о людях. Двуногие, как и в случае с Шарли, пляшут на плоских крышах своих домов или злорадствуют в социальных сетях. И тех и других, увы много. С контрацепцией, знаете ли, есть проблемы в некоторых частях света. Но чёрт с ними, с тварями.

Поговорим о людях. О погибших и о живых, о том, что случилось и почему. И разумеется, кто виноват. Нет, речь не о тех, кто взрывался или расстреливал веером безоружных в концертном зале и ресторанах и даже не о тех, кто послал их. С этими всё ясно, и я надеюсь вместе с миллионами других людей, что рано, или поздно они отправятся к гуриям не о своей воле. Я о другом и о других. И о том чувстве, которое переполняет меня вместе с безграничным состраданием - злость. И не надо мне говорить, что в этот страшный вечер трагедии не время и не место высказывать претензии, пусть уже прольются подобающие случаю слёзы и выплеснется вся скорбь. Разборки, претензии - потом.

Нет уж, именно сейчас самое время. Время высказать всё, прямо здесь и сейчас, над окровавленными ошмётками тел. Указать на тех, кто приговорил эти 120 человек к смерти своим идиотизмом, своим бредовым чувством вины, паскудными идеями о неких общечеловеческих ценностях, которые, якобы разделяют все, вне зависимости от культурных различий. Эта трагедия - и ваших рук дело, господа люди доброй воли и пляшущие под их дудку президенты и премьеры.

Реакция французского правительства - чрезвычайное положение, армия на парижских улицах, закрытие границ, - всё это абсолютно правильно и хорошо, если, конечно, такое слово применимо в данной ситуации. Но если завтра Олланд опять, как и после терактов в Мадриде и Лондоне премьеры Испании и Англии, опять заведёт глупую и гнусную тягомотину о том, что нет, что вы, он ни в коем случае не хочет обвинить всю мусульманскую общину, - они ведь хорошие французы, как и те, предыдущие - хорошие испанцы и англичане, а виноваты только экстремисты, значит всё опять понеслось по проклятому замкнутому кругу. Они ничему не научились, потому что не хотят, боятся, что рухнет этот уютный, ими же придуманный мирок всеобщего равенства и благоденствия, где слова "свобода", "терпимость", "права личности", "человеческое достоинство" имеют одинаковый смысл для всех, независимо от происхождения, вероисповедания, культурного багажа. Ведь многие из них, и правда, в это верят, а если видят - не могут не видеть, вопиющее несоответствие реальности со своим идеалом, то врут, прежде всего самим себе и верят своей лжи. Страх потерять этот мирок, осознать невозможность этого своего идеала, сто крат сильнее страха перед последующими повторениями того, что случилось сегодня. Если я всё-таки ошибаюсь - буду только рад.

Но увы, я не ошибаюсь. Если они не сделали выводов после 9/11, после Лондона и Мадрида, после сотен молодых дикарей, стадами бегущих воевать за халифат, после Шарли, наконец, есть ли надежда, на то, что после сегодняшнего кошмара они поумнеют? Ой ли.

Я ещё хочу понять, что чувствуют эти люди сегодня, вся эта высоколобая шушера из Сорбонны, вся эта богема, периодически выходящая на улицы Парижа рука об руку с загорелыми ребятами в куфиях и под палестинскими флагами, скачущая вместе с ними у израильского посольства, отрицающего за Израилем, пережившим подобные трагедии без счёта, права не только на возмездие, но и на самозащиту. Что они будут говорить теперь, особенно, если их родственники или же они сами оказались в числе пострадавших. И знаете, я вовсе не уверен в ответе. Вернее, я вовсе не удивлюсь, если они продолжат бубнить, что же они не так сделали и чем ещё они могут помочь этим несчастным.

А я подскажу, что вы не так сделали. Конкретно во Франции, ибо сегодня она оказалась в эпицентре горьких событий. Вы не только сделали, но делали и делаете. Вы сделали, когда ушли, поджав хвост из Алжира, хотя не потерпели ни одного военного поражения. Но мало того, что ушли, вы ещё дали зелёный свет неограниченной иммиграции из своей бывшей колонии. И никто не задался вопросом, а почему это, Алжир, так жаждавший независимости, так настаивает на праве своих граждан жить в бывшей метрополии. Интеллектуальная элита ликовала. Не вся, впрочем. Генерал Сустель, герой Сопротивления и историк с мировым именем, - один из немногих, кто не захотел мириться с позором. Но кто его вспомнит по-доброму в нынешней Франции?

И потом делали и делаете, доведя популяцию мусульман до 10% населения страны. Введя позитивную дискриминацию при их приёме на работу или же вовсе, содержа вместе с их многочисленным потомством пожизненно за государственный кошт, оставляя им уйму свободного времени на дело всемирного Джихада. А чем вы им можете помочь? Я вам скажу, но уверен - вам это не понравится. Но я всё равно скажу. Комендантским часом и зачистками в мусульманских районах, жёсткой фильтрацией. Отменой всяческих бенефиций и принуждением их работать. Введением механизма лишения гражданства всех подозрительных и тотальным запретом ЛЮБОЙ проповеди джихада. И под занавес, вопрос, теперь уже от меня - вы по-прежнему хотите пустить к себе шляющуюся по Европе орду "беженцев"? После всего того, что случилось в эту пятницу?

Но что-то мне подсказывает, что вопреки всякому здравому смыслу, мои предложения им, действительно, не понравятся, причём чрезвычайно. А ответом на мой вопрос будет всё то же сакраментальное - надо помочь этим несчастным. Ну-ну.
Сегодняшней кровью вас окатило по уши, господа Олланды и прочие "люди доброй воли". Вы несёте ответственность за эту трагедию наравне с теми, кто отправил "шахидов" убивать, ибо это тот самый случай - это хуже, чем преступление, это ошибка. Ваша глупая ошибка, господа идиоты доброй воли.

И ещё. Я, знаете ли, очень разочаровался в Марин Ле Пен, после того, как она поддержала Путина. Более чем разочаровался, ибо не может порядочный человек симпатизировать этому упырю. Но с болью в сердце я вынужден признать - она более чем права относительно ситуации в стране. И только она, как это ни прискорбно, может предложить хоть какой-то ответ на вызовы, вставшие перед La Belle France. Впрочем, вашими же стараниями, господа, она больше не Belle. Просрали.А уж теперь-то, её полку точно прибыло.

Недавно по Интернету гуляла статья одного испанского журналиста "Европа умерла в Освенциме", о том, что на место уничтоженных Гитлером образованных, деятельных, работящих евреев пришли арабы, севшие Европе на шею да к тому же мечтающие её уничтожить. Но нет. Она тогда, всё-таки, не умерла. У неё был шанс. Но вы его, господа, просрали. Вместе с Европой.

Очень грустно и безумно жаль людей. И гордишься теми простыми людьми, не политиками, которые в эту страшную ночь заполнили социальные сети предложениями ночлега тем, кто из-за чрезвычайного положения не может попасть домой. Такие сообщения помечаются тегом ‪#‎PorteOuverte ("открытая дверь").

Мои самые глубокие и искренние соболезнования Франции и французам. И всё тот же вопрос "общечеловекам" - как вам спится этой ночью, господа. Уверен, так же, как и во все прочие ночи. Вы по-прежнему думаете, что злость сегодня неуместна?