October 27th, 2015

Нельзя быть добрым или о пользе экзорцизма


Больше не буду ругаться. Это я не про себя. Так написал у себя в ФБ Виктор Топаллер. Мол, всё равно, это бессмысленно, так как мир окончательно сошёл с ума. Я надеюсь, что он погорячился и ругаться может он больше не будет, но и меньше тоже. В смысле, меньше ругаться не будет, потому как, ругаться жизненно необходимо. По многим причинам.

Главная из них - удерживать эмоции внутри себя чрезвычайно вредно. Особенно - отрицательные, а именно таковые присутствуют в последнее время в избытке, а причины для них множатся день ото дня как вши. Не дать выхода тому что накопилось, это же - себе во вред, своему драгоценному здоровью. Но вторая причина также чрезвычайно важна и крепко-крепко связана с первой. Ибо, когда мы ругаемся, приятно, конечно видеть, что мыслящие, порядочные люди с тобой соглашаются, но в этом нет при всём том ничего особенного, ведь мы не приходим в телячий восторг, когда, глядя в окно, говорим, например, что сегодня хорошая погода, или, наоборот, плохая, а присутствующие соглашаются с очевидным. Совсем другое дело, когда констатация вроде бы очевидных фактов, порой, весьма и весьма неприятных и вызывающих понятное беспокойство приводит вашего "оппонента" к приступу неконтролируемой ярости, ставя под сомнения некий иллюзорный мирок, который он принял за реальный. Вы ему, допустим, что Земля круглая, а он так ехидно - а что же мы с неё не скатываемся, и вообще, ты что тут, самый умный, умнее чем наши вожди и наставники?

И вот здесь начинается самое интересное. Потому как промолчать с нашей стороны - значит сберечь нервы нашего "оппонента" в ущерб своим. А с какой стати, простите, я должен беспокоиться о каком-то идиоте больше, чем о себе, дорогом и любимом? Скажите, что я не прав. Нет, Б-же упаси, не надо с дураком вступать в дискуссии, это, как кто-то заметил, всё равно что играть в шахматы с голубем - раскидает фигуры, насрёт на доску и полетит всем рассказывать, как он тебя сделал. Не надо им такого удовольствия доставлять. Высказался, дал выход пару, то бишь эмоциям, и пусть всякие дураки и уроды бесятся. И не надо на них реагировать, тогда их колбасит ещё больше.

Ведь дело в том, что всё то зло, которое Виктору надоело ругать, оно ведь образовалось не на пустом месте - оно существует за счёт дураков и дураками же прирастает. И в конечном счёте, и русскоязычные ватники, расселившиеся со своими телевизорами по всему миру, с одной стороны, и левые полезные идиоты с другой, и есть та питательная среда, тот компост, из которого растёт всё зло. Ну хорошо, пусть не всегда явное зло, но нечто безвольное и бесполезное, неспособное этому злу противостоять. Тот же "ничтожество и социалист, благодаря которому окончательно охамел русский гестаповец – «орел наш дон Рэба»".

И поправьте меня, если я ошибаюсь, но чем обиднее и сильнее мы будем бить по самому для них "святому", чем больше их будет корчить и колбасить, а я знаю - и корчит и колбасит, тем с большим основанием мы можем себе сказать - сегодня над злом одержана пусть маленькая, микроскопическая, но всё же победа. Если хотите, воспринимайте это как работу экзорциста, изгоняющего бесов, потому что "оппоненты" наши явно и несомненно одержимы бесами - многочисленными и разнообразными, в наличии коих я не сомневаюсь, даже будучи агностиком. Изгнание бесов, борьба с ними, как ни крути - дело благородное.

Скажите прекраснодушному долбоёбу, что он идиот и самоубийца, за которого его, глупого кяфира и держат смуглые хлопчики, как крысы прущие через границы Европы, что он смешон и жалок, стоя среди обосранных пелёнок на обосранном вокзале с плакатом "Wilkommen". Насрите, уж простите, никак не слезу с фекальной темы, в его душу, - он это заслужил. Если ему не дороги собственные комфорт и сама жизнь, кто ему, чудаку на букву "м" дал право решать за других, кому жить ещё не надоелo. Комплекс вины, говорите? Так это у него - не у меня. И кстати, почему у него нет того же самого комплекса, по отношению к израильтянам, которых убивают возле их собственных домов? Я, как тот самый зловрей, им этого простить не могу, а значит хочу и буду бить больно и обидно, раздражая самое для них "дорогое" и чувствительное, обгаживая и насмехаясь над самими принципами их никчемного существования.

Нет, правда, скажите мне, -должен ли я беречь его чувства в ущерб своим? А как быть с ватниками, без фанатического обожания которых русский гестаповец был бы всего лишь маленьким закомплексованным вертухаем, а вовсе не уберменшем, коим себя ощущает. Не он лично кривлялся с триколором в Симферополе, Донецке, Луганске, а взращённое им и его предшественниками стадо баранов, жертв отрицательной селекции, выморившей и вытравившей из двуногого стада всё человеческое. Вместо этого самого человеческого в них и поселился этот бес - маленький, плюгавый, с рыбьими глазками. И не только в этом беда, ведь эти одержимые плюгавым бесом, как тараканы расползаются по всему миру. И что, отказать себе в удовольствии лишний раз ткнуть их рылом в пахучую субстанцию? Виктор, это ведь не работа, а сплошное удовольствие.

И ещё. Мне, например, очень обидно, когда любимые с детства артисты, писатели, музыканты оказываются подонками и холуями. Да, речь не об Охлобыстине и, разумеется, не о Кобзоне. Но есть Рыбников, Башмет, Спиваков, Калягин, Табаков. Я не говорю о Юнне Мориц. Обидно конечно, после всех её прекрасных детских стихов, но это вопрос уже абсолютно не морально-этического план, здесь уже компетенция людей в белых халатах. Старость, она знаете ли, поражает не только суставы или кровообращение, но бывает, также, мозг и душу.

Кстати, дело не столько в ней, не столько в её не очень здоровой голове. Я как-то написал, что мне очень жаль, очень обидно именно это перерождение, что мне больше не хочется читать детям её стихи, просто по человечески неприятно, даже гадливо как-то. Так вот, весь ужас в реакции на мои слова - страшное возмущение людей, вроде бы интеллигентных, во всяком случае, весьма начитанных - кто ты такой, чтобы обижать нашу Юнну? Она как всегда прекрасна и неподражаема, а ты циник, да к тому же ещё, наверное и антисемит.

Угу, выясняется, я вовсе не "зловрей", а антисемит. Но "зловрея"-то, выдумал не я. Очень показательно, что в данном случае именно антисемитизм проявился как один из симптомов старческого слабоумия, но ещё более показательно, что люди, вроде бы вполне вменяемые, вроде тех, с которыми ты ещё недавно пил водку и мог говорить свободно на любые темы, вдруг отказываются видеть эту деградацию обезумевшей старухи, которая всё ещё остаётся для них "наша Юнна".

Можно даже сказать, что молчать не гуманно. Если безумие нарастает в геометрической прогрессии, если в мозгах людей происходят разрушительные изменения, значит надо попытаться им помочь. Ведь поможете же вы человеку, которому на улице стало плохо. Впрочем, об экзорцизме я уже писал. Ситуация-то сейчас совершенно особая, при всей заразности сумасшествия, никогда оно ещё не принимало масштабов пандемии, никогда ещё заразу не сеяли так широко и в таких абсолютно запредельных формах.

В общем, я надеюсь, что господин Топаллер, несмотря на своё заявление, добрым быть вовсе не собирается. Так, поддался минутным эмоциям, не более того. Патронов на всех не хватит, но отстреливаться всё равно надо до последнего. Это и для здоровья полезно, да и потом не будешь мучиться, что наблюдал равнодушно, что мир катится чёрт его знает куда. Не надо, нельзя быть добрым. На заборе мелом должно быть написано "хуй", а вовсе не хуем "мел".