October 26th, 2015

Виновны


В "Коде доступа" в последнюю субботу Юлия Латынина высказала мысль, что вовсе не обязательно, что преступному режиму и преступным вождям воздастся при жизни, - скорее всего, и так бывало в большинстве случаев, если эта публика не пускалась в совсем уж безумные авантюры, они умирали не на плахе или в тюрьме, а у себя в резиденции. Есть, тем не менее, некое высшее возмездие в том, как они умирали. Съеденный сифилисом Ленин, издыхающий в луже собственной мочи Сталин, а до них, веками раньше - впавший в полное безумие Иван Грозный, или же, не доживший до пятидесяти китайский император Цинь Шихуанди, словно в насмешку, склеивший ласты как раз в то время, когда нанятые им многочисленные маги и кудесники занимались поисками бессмертия для него.

И как бы не было важно прижизненное возмездие, за всё содеянное, всё-таки, гораздо важнее расплата в исторической перспективе - проклятие теми, кто пришёл после преступных правителей и такое безумно трудное, но абсолютно необходимое признание - те годы можно и должно вычеркнуть из своей истории, они не дали стране ровно ничего, кроме позора. Нет, позор, преступления, необходимо помнить и их стыдиться, учить детей, что был в истории страны такой эпизод, когда люди позволили скрутить себя в бараний рог какому-нибудь мерзавцу и проходимцу и невольно, а порой, очень даже вольно, стали соучастниками его преступлений. Как это случилось в Германии, и где это всеобщее покаяние позволяет смириться с фактом, что главный преступник - Гитлер, а также, кое-кто из его ближайшего окружения, избежал суда, успев покончить с собой.

Латынина говорит, что довольно часто приходится отдуваться народу, который вынужден страдать за всё содеянное властью, счастливо избежавшей земного суда. Это верно лишь отчасти и зависит прежде всего от того, насколько народ, нация или хотя бы те, кто унаследовал власть, осознали, насколько преступным был прежний режим и всю степень своего соучастия в этих преступлениях. Если этого не произошло, тогда, и правда, все жертвы были напрасны, более того - вместо проклятия, преступник навсегда поселяется в благодарной народной памяти, а этот самый народ гордо шагает по всё тем же граблям, мучается, гибнет, но продолжает обвинять во всех своих бедах кого угодно, но только не их истинного виновника. Он-то был хороший, да вот только, кругом были одни враги и вредители, так что снова тем же путём и по тем же граблям.

Каждое время, каждая эпоха, по своему пытались изжить последствия преступного правления, если, разумеется, приходило понимание этой самой преступности. И даже не важно, чем руководствовались преемники - соображениями морального характера, или же исходили из сугубо прагматических резонов, осознавая невозможность жизни по старому. Важно само по себе желание "исправиться".

Вот и упомянутый мной выше Цинь Шихуанди, основавший династию Цинь и, планировавший править Китаем на протяжении 10 тысяч поколений, вряд ли мог предположить, что она будет свергнута через несколько лет после его смерти. Тогда, конечно, народ оставался в роли немого наблюдателя за страстями правителей и их схватками за власть в горних высях, но и у свергших Цинь приверженцев старых династий, и у пришедшей к власти на короткое время династии Чу, а потом, сменившей её Хань, и в мыслях не было продолжать в полной мере его политику. Единственное, что они сохранили, - введённое им административное деление.

Зло всегда похоже, а потому и истории обычно отличаются одна от другой лишь особенностями страны и эпохи. И весьма часто злодеи приходят к власти, как бы так помягче выразиться - не совсем по праву. Так и первый ди - император объединённого Китая Хуанди, названный при рождении Ин Чжэн, был сыном наложницы Чжао, подаренной Чжуансян-вану Люй Бувэем, которая по мнению некоторых китайских историков, Сыма Цяня, в частности, уже была беременна. Чжуансян-ван в это время был заложником в Ханьдане, столице княжества Чжао и, будучи сыном наложницы невысокого ранга и вана, не имел никаких шансов на престол. Не имел бы, не попадись он на глаза честолюбивому и чрезвычайно богатому торговцу Люй Бувэю, благодаря интригом которого и пришёл к власти.

После смерти отца, формальный наследник Ин Чжэн был отодвинут на задний план Люй Бувэем, снова вернувшим его мать в свою постель, но вскоре передавшем её другому фавориту Лао Аю. Последний, вообще, был довольно любопытным персонажем, ибо для получения высокой должности при дворе, подделав документы выдавал себя за евнуха, что, впрочем, не помешало ему прижить с матерью будущего императора пару детишек. Недовольный создавшимся положением, советник молодого вана - Ли Сы, кстати, соученик и в прошлом, друг Лю Бувэя, добился казни "евнуха" и изгнанию бывшего фаворита, который вскоре покончил с собой.

Утвердившись у власти, Ин Чжэн первым делом вырезал в Ханьдане всех, к кому его семья могла иметь "претензии". Потом он занялся объединением разрозненных китайских царств и к 221 году до н.э. стал первым императором единого Китая, приняв тронное имя Цинь Шихуан, ознаменовав окончание Эпохи Сражающихся Царств.

Дальше всё было так, как потом повторялось из века в век в разных концах света. Правление железной рукой громадной страной и жесточайшие репрессии. Страна превратилась в полигон для легистских экспериментов Ли Сы, ярого врага конфуцианства. Как следствие этого - гонения на учёных и по настоянию того же Ли Сы, - уничтожение всех книг в стране, за исключением трудов по медицине, сельскому хозяйству и гаданию. Массовая и единовременная казнь учёных, конфуцианцев и приверженцев даосизма. Жесточайший террор внутри страны. По приказу императора "отменялась" вся предшествующая история, за исключением деяний циньских правителей.

И разумеется - безумная паранойя, ожидание заговоров со всех сторон, а значит и казни среди ближайшего окружения. Среди прочих был умерщвлён и всесильный Ли Сы. Так император один за другим отправил к праотцам тех, кто привёл к власти отца и его самого. И конечно же - обожествление своей драгоценной персоны, и многочисленные шарлатаны у трона, обещавшие найти для императора эликсир бессмертия и поившие его всевозможными снадобьями, содержащими ртуть. Что, естественно, и отправило его в могилу в возрасте 49 лет. По себе он оставил великолепную гробницу со знаменитой "терракотовой армией", ныне включённой Юнеско в список всемирного наследия. Что ещё? Проклятие потомков, ибо даже среди тиранов из последующих династий он почитался законченным выродком.

Возвращаясь же к сказанному Латыниной, могу повторить старую истину про жернова истории, которые мелят медленно, но верно. И народ, страдающий вместо избежавших земного возмездия правителей, терпит муки вполне заслуженно, если не осознаёт своей ответственности, идеализируя преступника и оправдывая, более того - благословляя его злодеяния. Есть, есть коллективная ответственность, есть коллективное искупление, которое тем дольше, чем дольше народ не осознаёт своей вины - вплоть до вечного.

Виноват народ Газы, сам избравший ХАМАС, виноваты те, кто призвал, кто породил ИГИЛ - он не возник на пустом месте. Виноват народ России, ибо пережив невиданную в истории, абсолютную, преступную запредельно власть большевиков вообще, и Сталина в частности, продолжает ставить ему памятники, а на скотомогильнике у Кремлёвской стены не вянут живые цветы. Виноват в том, что Советский период по прежнему считается великим и не видят они в нём позора, что так и не поняли, что за пережитое при крахе СССР, они должны быть "благодарны" не каким-то зловещим внешним силам, а исключительно себе одним. Виноваты в том, что втоптанные в грязь, униженные собственной властью, так ничего и не поняли, а рабство своё и унижение восприняли как естественный ход вещей. Что загнанные в величайшую бойню, как сейчас сказали бы, разведенные как лохи, они гордятся своим участием, своей ролью в этой катастрофе и всё пыжатся, раздувают щёки и грозятся её повторить.

Нынешнее же безобразие - лишь следующий этап в работе тех самых жерновов истории, в бесконечной цепи нераскаянных и не исповеданных зол, кои этот народ упрямо вешает себе на шею. Как и тот, древний китайский император, выблядок второстепенной наложницы, и грузинский поп-недоучка и бандит, и сявка из питерской подворотни, вознеслись на самый верх в результате интриг интересантов, которые потом были съедены своими же созданиями, ибо судьба Лю Бувэя и Ли Сы постигла и Каменева, и Зиновьева, а теперь и Березовского. Да, есть весьма немалый шанс, что кремлёвский карлик издохнет в своей постели, а страна будет всё дальше катиться к краху и нам не дано предвидеть всю меру бед и горя, которые через которые им ещё предстоит пройти. Но это будет справедливо. Цепь несчастий и бед может оборваться только тогда, когда люди поймут, где их источник, когда на смену "крымнашу", "дедывоевали", богоносности, духовности, русскому миру и жажде всех "спасать", придёт стыд - нестерпимый, жгучий, а вслед за ним покаяние и желание после тысячи лет мрака и петляния наособицу от остального мира, начать с чистого листа. До тех пор страдания и муки их - лишь проявление справедливости. Они платят по счетам. Своим счетам. Они виновны.