October 25th, 2015

Никогда такого не было, и вот, опять


Не знаю, есть ли сейчас кто-нибудь, кто никогда не слышал о Великой Китайской стене. Величайшее в мире сооружение, хоть и не видное из космоса, вопреки расхожему утверждению и самая долгая в мире стройка, начатой ещё в 3-м веке до н.э. в эпоху Сражающихся Царств, и закончившаяся при династии Мин, более чем через полтора тысячелетия. Вряд ли кому-то ещё, кроме китайцев, такое было под силу, просто потому, что ни одна цивилизация ни до, ни после, не могла похвастаться подобной преемственностью культуры, традиций и государственного устройства. Начинался же этот, в прямом смысле, проект тысячелетия, с целью совершенно иной, чем другие грандиозные сооружения древности. Не во имя возвеличивания божества или монарха, а из сугубо прагматических соображений - отгородить страну от бродящих у её границ кочевых племён хунну, постоянно совершавших набеги. Высокая стена, широкая настолько, что на ней могли разъехаться две колесницы, по тем временам, она должна была стать надёжной защитой.
Но была у неё ещё одна цель - обозначить границы тогдашнего цивилизованного мира, страны, необычайно для того времени развитой технически, уже тогда создавшей великую литературу и философию, создавшее небывало сложную по тем временам государственную структуру с системой социальных лифтов, которой не знали другие цивилизации древности, ибо путь к успешной карьере лежал не через высокое происхождение, а через знания, которые подтверждались целой системой сложных государственных экзаменов.

Другой вопрос, помогла ли стена китайцам, оградила ли их от внешней агрессии. Ответ отрицательный. Стену было бы трудно, почти невозможно преодолеть лобовой атакой, но хитрые варвары нашли другой способ. Не мудрствуя лукаво, они просто покупали чиновника, отвечающего за конкретный участок стены, а тот "не замечал", что ворота где-то оказались не заперты. Как вариант, в периоды внутренних раздоров, слабых императоров, алчности и безответственности знати, сооружение просто, приходило в упадок, осыпалось, а ремонтом заняться было просто некому.

Монголы без труда смели слабую и погрязшую в усобицах династию Цзинь и никакая стена не защитила Китай от их орд. Так, увы, бывает со старыми, уставшими нациями, а Китаю на тот момент было уже более 3-х тысяч лет. Такой вот пример из истории, коим несть числа. Так было не только в Поднебесной. Сытая (сообразно своему времени), изнеженная комфортом, утончённая культура сметается гораздо более дикими, подчас даже хуже вооружёнными, но агрессивными, жаждущими крови варварами.

Да, варвары, - это второй компонент уравнения, или, лучше сказать, алгоритма гибели цивилизаций. Они злы, запредельно жестоки, а самое главное - полагают высшей несправедливостью то, что их, таких достойных во всех отношениях, судьба обделила всеми теми красивыми и удобными вещами, которыми абсолютно незаслуженно пользуется враг. То, что враг все эти вещи сам и создал - вопрос даже не второстепенный. Всё принадлежит им по праву, в силу их совершенно особого происхождения. Ну и конечно вождь, в достаточной степени сумасшедший сам, чтобы разбудить такое же безумие в своих людях. Сумасшествие заразно. Аттила и Чингизхан тому пример.

Китаю повезло - Хубилай, первый император монгольской династии Юань, проникся, полюбил древнюю культуру, а потому, не дал ей умереть. Не всем так везло, в основном всё было наоборот. В общем, как показывает историческая практика, - мало возвести стену, надо ещё иметь желание её защищать. А если находятся такие, кто готов за определённую плату ещё и помочь врагу забраться на стену и перелезть её, это уже конец всему. Прежде всего, по причине не столько даже алчности, а запредельной глупости, когда ради сиюминутной выгоды или кратковременного спокойствия ставится под вопрос будущее твоей семьи и детей.

К чему такое долгое вступление? Да всё к тому же - к тому, что всё повторяется и всё уже было в истории человечества, просто повторы эти случаются каждый раз на качественно новом витке развития, а задача оградить цивилизацию от всевозможных варваров, как стояла, так и стоит. И беда приходит не тогда, когда варвары прут волна за волной - это для них нормальное состояние, а когда цивилизация устаёт защищаться и начинает искать компромиссы с дикарями. Это конец. Так было с Римом, так случилось с Китаем, так это рискует произойти сейчас с западной цивилизацией. В данном случае, правильнее сказать - с цивилизацией вообще.
Я уже не раз говорил, что варварство ныне надвигается сразу по двум направлениям - ислам и Россия. И только по второму, России, предпринимаются некоторые робкие попытки себя защитить, на что и сетовал кремлёвский карлик в своей валдайской проповеди, который раз упомянув о продвижении НАТО на восток и размещении амириканской ПРО в Европе. Вы нас обманули, - укорял карлик, указывая на то, что, поскольку иранская угроза отпала, теперь в европейской ПРО нет необходимости, а значит на направлена против России.

А в конце концов, даже если так - ПРО, противоракетная оборона, где последнее слово - ключевое. Да, в некотором смысле, та самая Великая Китайская стена, долженствующая оградить свободный мир от поползновений варваров. Равно, как и бегство в НАТО всех бывших советских колоний, что особенно сильно не даёт спать по ночам в Кремле. Бегство, потому что, не будучи в Альянсе, они бы остались с русскими один на один. Что это значит видно на примере Украины и Грузии.

И можно было бы только радоваться этому осознанию Западом нависшей над ним угрозы, если бы... Если бы Обама не наложил вето на военный бюджет, если бы в Канаде не пришли к власти "миролюбивые" либералы, если бы Франция и Германия не говорили с Украиной по принципу "будьте же, наконец, умнее". Если бы Украина получила наконец летальное оружие, а правительства европейских стран обратили всё-таки внимание на своих же, на корню cкупленных Москвой, политиканов.

Но им наверное не до этого, - они заняты проблемой беженцев, то бишь второй волной варваров, прущих в западный мир. Трюдо уже заявил, что только в январе 2016-го, в первый же месяц своей каденции, готов принять 20 тысяч человек. Ну, просто, праздник какой-то. Особенно, принимая во внимание, что этот вал профессиональных обиженных, загаживающих ныне Европу и жалующихся, что их селят вдали от дискотек и белых девушек, объявился совсем не вдруг. Не один я, а очень и очень многие, уже говорили о подозрительной синхронности русского вторжения в Сирию и массового исхода "обездоленных". А почему бы и нет - здесь чаяния и интересы русских и исламистов полностью совпадают - максимально, простите мой французский, зачморить Европу.
То есть, эта самая, Великая стена понемногу крошится и разваливается, причём, не без усилий самого цивилизованного мира. Они, словно сами призывают врага в свой дом, как это делают, например, израильские левые, протестующие против вполне реальной стены, отделяющей страну от бандитского палестинского анклава. Это ещё один симптом возможного (пока только возможного) заката - чувство исторической вины перед варварами.

Я не хочу утверждать, что всё плохо, - это не так. И растущая международная изоляция вставшей с колен - тому свидетельство, равно как и ярость карлика по поводу ПРО, как и практически полная обструкция, которой он удостоился в ООН. Это всё хорошо, но, увы - очень и очень мало, потому что за решительными и жёсткими действиями следует очередная глупость, вроде вето на военный бюджет. А потому и имеет карлик наглость вопить, что его обманули, а под шумок обделывать свои делишки в Украине и Сирии, и руководствуясь теми же принципами, "страдальцы" требуют себе баб с танцами в Европе.

Но вот какое дело - варвары становятся удивительно договороспособны и покладисты, когда за стеной появляется человек, который запирает ворота и на голову прущей Орде начинает литься горячая смола и лететь камни. И лезть через стену им уже совсем не хочется. Не важно, как такой человек, вернее, люди появятся - нынешние поумнеют или придут новые. Главное, чтобы появились, иначе, всё плохо. Как говорил один ныне покойный деятель - Никогда такого не было, и вот, опять. ТАКОГО, точно, не было, но тем не менее, - опять.

"У нас проваславие"


Есть такой исторический анекдот, что когда при Наполеоне писали Конституцию, он наставлял своих юристов, чтобы те писали как можно более туманно, дабы допустить как можно больше толкований, а значит и применять её положения по разному, в зависимости от обстоятельств, но вящей выгоде государства. То есть, власть должна быть непредсказуема, а значит в любом столкновении интересов её и отдельной личности, победа неизменно остаётся за ней. Я лично, честно говоря, не уверен, что эта история правдива, просто потому, что по наполеоновскому Кодексу Франция во многом живёт и по сию пору. Наполеон был прежде всего прагматик, человек сугубо земной, и последнее, чего бы он хотел, это строить свою Империю на какой-либо иррациональной идеологии. Исходя из этих же соображений, он примирился с католической церковью, то есть вернул отношения религии и государства к их естественному состоянию - Франция была и не могла не быть частью католического мира. Здесь важно, что обошлось без фанатизма, а церкви было с самого начала указано на её место - вне государства, а значит, не допускалось никакого её вмешательства в государственные дела, а следовательно - не было места и религиозному фанатизму, и нетерпимости.

Это, последнее деяние, кстати, было прямой противоположностью тому, что делали столь милые большевистскому сердцу якобинцы, в конце концов объявившие атеизм преступлением. Предварительно истребив тысячи и тысячи священников, от деревенских кюре до епископов, они на определённом этапе решили, что народу всё-таки нужен бог, а потому, Робеспьер изобрёл странный и нелепый культ Верховного Существа. Шутники, не уразумевшие всей важности нововведения, а потому, позволявшие себе ёрничать, отправлялись, как и было заведено при якобинцах, под нож гильотины. Всё, впрочем, естественно - тоталитаризм убийственно, в прямом смысле, серьёзен, помпезно мрачен и требует безоговорочной веры.

Наполеон же, прагматик, чуждый любой экзальтации, взывал прежде всего к здравому смыслу. Да, его режим был весьма и весьма авторитарным, кто же спорит. Но именно авторитарным, а не тоталитарным, а потому и не было необходимости поддерживать в народе нетерпимость и фанатизм. Были законы, которые следовало исполнять. Во что ты веришь, кого любишь - в сущности, государству было на это глубочайшим образом наплевать. Именно поэтому я и полагаю, что история с которой я начал, не совсем соответствует действительности.

Зато, в других странах, живущих по старым, средневековым законам, а главное - со средневековьем в головах, ничто так не цементирует нацию, как ненависть к другому, отличному, непохожему. Не с внешним врагом воевали русские и испанские крестьяне, когда Наполеон вторгся в их страны, но с антихристом. Многие русские искренне верили, что у французского императора на голове рога. И мало кто вспомнит сейчас, но "освобождали" русские Европу от "антихриста" в том числе. И это тоже "нормально" - тоталитаризм не может существовать без веры в сверхъестественное, причём, веры фанатичной и не допускающей инакомыслия и безверия, и жестоко за них карает, ибо ему необходим контроль над душами людей. В конечном счёте, и именно новейшая история доказала это, он апеллирует к самым древним, племенным инстинктам, ко временам, когда при всём племени, собравшемся у подножия одного из истуканов, под вой толпы приносились кровавые жертвы. Эти жертвы тоже обязательный атрибут тоталитаризма - стадо должно знать, что бывает с паршивыми овцами, а также провожать последних на заклание свистом и улюлюканьем. И это тоже важно - оно, стадо, уверено, что рай на земле не наступает именно по вине этих самых паршивых овец.
Однако те, кто правит тоталитарными обществами, тоже, в какой-то мере реалисты и прагматики, просто и х прагматизм служит для консервации, увековечения этого самого тоталитаризма, а ничто так этому не способствует, как иррациональная каша и фанатичная вера в головах. Окормляющий чучхейским бредом несчастных северокорейцев, клан Кимов, - сами по себе, люди вполне земные и практичные, всегда любили и любят хорошо поесть, выпить, переспать с красивой женщиной и вовсе не чураются роскоши. А Чучхе вовсе и не цель, а лишь средство, к тому же, весьма действенное, хотя, как и при почти всех прочих подобных режимах, любят посудачить, что не деньгах, мол, счастье, а в служении.

Поэтому, продолжая говорить об анамнезе одной большой, глобальной болячки, по имени вставшая с колен Россиюшка, мы в очередной раз пытаемся рассмотреть примеры отдельных патологий, дабы составит себе более полную, более общую картину поражения всех частей организма. Болезнь эта носит прежде всего психосоматический характер, ибо, в отличие от того же Наполеона, прагматичного циника, который хотел видеть такими же всех остальных французов, российские циники, равно как и северокорейские, в первую очередь пытаются, снова простите мой французский, засрать мозги своим несчастным и недалёким подданным, или же окончательно превратить содержимое их медных черепушек в ту самую, зловонную субстанцию. Всё тот же извращённый прагматизм - с этими вот засраными, перекрученными мозгами, со смещёнными понятиями о добре из зле, поддерживать животный, противоестественный характер общества можно доверить самой биомассе.

Вот эта самая неопределённость, непонятность законов, которая и делает власть, её реакции на человеческие поступки непредсказуемыми, когда любой из них, из поступков, рискует стать проступком, или, того хуже - преступлением, и превращает урок, сидящих в заоблачной выси, в демиургов, загадочных и всесильных, наделённых божественной властью карать и миловать по своему усмотрению. Божественной, стало быть - сакральной, коей и взыскуют воспитанная во многовековом рабстве душа московитов.

Непредсказуемость реакции на самом верху и идиотизм мелких князьков и их чиновников на местах, призванных доводить жизнь в провинциях, где и так проживает наиболее тёмная и забитая часть биомассы до кристально чистого кафкианского абсурда. Всего-то и надо было, как оказалось, принять два закона - об экстремизме и об оскорблении чувств верующих. И всё - дело сделано и теперь при желании, а таковое имеется в избытке, можно посадить или как угодно закошмарить любого, кто посмеет высунуть кончик носа из общей зловонной биомассы.

И всё было бы хорошо и прекрасно, если бы, опять же, не традиционный идиотизм и желание выслужиться на местах, когда кретинизм и подлость центральных законов усугубляются запредельной глупостью и невежеством местной власти. И если преследование преподавателя еврейской школы можно отнести к известному отношению к представителям данной национальности, то феерическое решение некоей дальневосточной дуры объявить экстремистскими определённые части Корана, просто уже находится, как и любое безумие, по ту сторону добра и зла. И даже возмущение Рамзанчика вполне понятно, хотя форма, в которой оно было выражено, ну, сами понимаете...

Я бы, кстати, обратил внимание судебных инстанций на кое-какую христианскую литературу, ну, например, - проверить на предмет экстремизма по отношению к социальной группе "работники налоговых служб". Как идея? Готов даже отдать бесплатно.

Но я, вероятно, с этой идеей малость припозднился, потому как, даже до верховного стерха дошло, что чего-то здесь не срабатывает, да и не хотелось, надо думать, Рамзанчика лишний раз расстраивать, а потому Госдуре и было приказано утвердить высочайшее решение - прекратить поиски экстремизма в книгах основных конфессий. И так работы полно. Я бы, например, обратил внимание карательных органов на труды покойного детского поэта Чуковского. Ну хоть, "Тараканище" - один сплошной экстремизм.

Так что, отныне и впредь, всевозможные богохульники, атеисты, а то и просто, маловеры, находятся в полном и безраздельном распоряжении компетентных органов. Ещё одна победа вставшей с колен. Христианская страна в 21-м веке. Это вам не пендосы с полётом к Плутону. Как там было написано в Питере, то ли на стене, то ли на заборе: "У нас проваславие". Угу. Именно так. И как я и говорил выше, за однородностью и единомыслием стада следят сами овцы, они же и выискивают своих "паршивых" товарищей. Как это и произошло в одном из провинциальных городов, где ожидает суда некий Виктор Краснов, человек, пусть и не очень образованный, пусть и обладающий суждениями несколько сомнительными, но не считающий нужным скрывать свои убеждения, пусть таковые и отличаются от навязываемых властью. А потому и вступивший в онлайн-дискуссию, в которой и сообщил о своём атеизме и без особого уважения отозвавшийся о религиозной литературе. И дело вовсе не в его суждениях, а в том, что два его онлайн-оппонента, обидевшись и оскорбившись в своих лучших религиозных чувствах, написали на Краснова донос, и машина завертелась. Среди прочего, была назначена лингвистическая экспертиза его высказываний, что характерно, вырванных из контекста, будто это был вовсе не диалог, а исключительно, монолог Краснова. Уже это одно дорогого стоит. Я уже не говорю о перлах типа "пейсах" - падежная форма существительного "пейсы". А я то, убогий, до сих пор думал, что Пейсах - это праздник такой. Каковы оказались результаты "экспертизы"? А что, - есть варианты?

А это лишь один, мелкий и частный случай, один маленький гнойничок, образовавшийся на поверхности, прорвавшийся из поражённого недугом тела. Болезнь, повторю, носит психосоматический характер, точно по профессору Преображенскому - разруха начинается в головах. А режиму нужен именно этот вид разрухи. Какой такой коллапс, какая там бензоколонка, когда русский мир? Когда "проваславие", а Сирия - сестра моя, да к тому же "тоже русская земля". Иерусалим, вон, тоже, оказывается, отобран злокозненными евреями (а куда без них) у русских, а имя ему было, какая-то там Оселя, уж простите, не припомню, какая именно. Неважно каким дерьмом цементируется нация, главное, слепить её в единое целое и направить её ненависть на кого угодно, но только не до тех, кто втоптал эту самую биомассу в грязь и довёл страну до ручки. При Советах, это был коммунизм, теперь извращённая тоталитарная секта, непонятно почему именующая себя христианами. И что, можно позволить кому-то, в то время, когда народ в едином порыве рвётся приложиться к фейковым "дарам волхвов" или к чьему-то там тапку, тащится по разбитым дорогам в крёстных ходах или ползает на карачках вокруг церквей, кто-то вот так возьмёт и скажет: "я атеист". Какой удар по чувствам православных. У них ведь "проваславие".

И не подумайте, что я кого-то осуждаю. Поздно это, да и бессмысленно. Так, ещё одна страница в анамнезе. А что ещё остаётся, кроме как писать историю болезни и ждать вскрытия. Побыстрей бы.