September 2nd, 2015

Стадо


Насколько известно, Гитлер практически до последнего дня войны сохранял популярность среди немцев, а юные фольксштурмисты, жгли русские и американские танки, умирая с именем фюрера на устах. Людей мало интересовали, да и многие не знали вовсе о концлагерях, или же просто не хотели знать, зато помнили, кто накормил и обогрел их после страшного кризиса конца 20-х, кто поднял Германию из руин. И в свете этого у меня возникает вопрос - должны ли были союзники, пришедшие в раорённую и униженную страну по праву победителей хоть как-то считаться с чувствами немцев? Мой ответ - нет. Никак. Плевать на то, что они там себе думают. Нацизм, как людоедская идеология, должен быть запрещён, а сама идея его напрочь вытравлена из мозгов. Не можешь побороть в себе нациста - молчи, но не смей вслух выражать свои симпатии. Просто потому, что нельзя открыто проповедовать людоедство.

Многочисленные гражданские войны, которые прокатились по окраинам рухнувшей Российской империи, все до единой инспирированные московскими большевиками и закончившиеся поражением красных, также привели к расколу и сторонники комунизма, другой людоедской теории, те, кто выжил или же был пощажен победителями, тоже оказались перед выбором - либо забыть о своих взглядах, либо бежать туда, к тем, кто эти взгляды поддерживал. "Уважать" их воззрения, бубня, что они тоже часть нации и надо с ними как-то считаться, они, мол, пусть и плохие, но тоже наши граждане, никто не собирался. Конечно, многие из тех, кто вынужден был заткнуться в 20-м, отыгрался сполна в 40-м, когда русские явились "освобождать". Но это уже другая история.

Никто также не простил судетским немцам их радостного возвращения в Фатерлянд в 39-м. Достаточно жёстко эстонские власти обошлись с русскими гопниками, устроившими погром в Таллинне во время истории с Бронзовым солдатом.

Есть вещи, которые никто и нигде, ни в какой стране мира власти не должны позволять, никому и никогда - в частности, открыто проповедовать человеконенавистническую идеологию, прославляющую серийных убийц-маньяков. А ещё, любое государство вправе требовать, более того - обязано, лояльности к себе. Подчеркну - не идеологии, ни системе каких-то политических взглядов, а к самому факту своего существования в данных конкретных границах. Более того - признавая именно национальный характер государства, живущего прежде всего, согласно традициям и нормам государствообразующей нации. Культурная автономия - всегда пожалуйста, говорить среди своих на своём языке - естественное право. Но так же естественно помнить, что Франция, потому и Франция, что там живут французы, а Германия называется так, потому что там обитают немцы. Попустительство, а тем паче призывы "уважать" их чувства, политические взгляды - путь в пропасть. Если, скажем, араб, депутат израильского Кнессета отрицает право Израиля на существование или же еврейский характер государства - он враг этого государства и ему не место в парламенте. Снисходительное к нему отношение - признак, увы, слабости государства, а самое страшное - неуверенности в себе. Участие коммунистов в выборах в Раду, сам факт этого участия, после всего ими содеянного - тоже признак слабости.

Я ещё раз убедился в своей правоте, посмотрев на севастопольцев, дружно встающих под песню "Верните Сталина", этого разновозрастного и разнополого стада, тоскующего по самому страшному палачу в истории человечества. Им, мать их, величия хочется. Как раз, в это же время, "власти" "Новороссии" принимают решение о демонтаже всех монументов в память жертв сталинизма на подконтрольной им территории. Вот мы и подошли к главному, а именно - к вопросу, что же делать со всем этим стадом, когда всё вернётся к норме и когда все оккупированные территории вернутся к своему законному суверену - Украинскому государству. Что делать с заповедниками Совка на своей территории, с толпами генетических рабов, самих требующих, взыскующих кнута на свои спины? И не надо говорить о том, что все, мол, люди, а посему заслуживают к себе уважения - прямохождение на двух ногах и умение говорить их ещё людьми не делает. Многие народы переживали периоды рабства и рабской покорности, но веками он не длился ни у кого, - в Европе, во всяком случае. И даже тогда, избавление от этого морока, от национального безумия - было процессом долгим и мучительным. Что же говорить, если рабство и поддержка самой античеловеческой идеологии - это даже не морок, а сущность. Если уверенность в том, что хозяин имеет право пригнать их куда угодно и поселить где угодно, давая им право устанавливать и навязывать свой рабский, стадный образ жизни? Они сами чувствуют себя хозяевами, а потому и ведут себя по-хозяйски, загаживая всё до чего дотянутся, отстаивая своё право гадить нагло и агрессивно, как это случилось, например, в Таллинне.

Итак, вопрос и состоит в том, что же совсем этим делать, когда на оккупированных территориях будет восстановлена законная власть. Когда, увы, нескоро, Россия, я надеюсь, под тяжестью санкций и экономического коллапса, а не военным путём, вынуждена будет вернуть украденное. Не сомневаюсь, что многие с этих территорий уйдут вместе с оккупантами, просто из страха возмездия и разумеется, коллаборационисты должны будут понести наказание. Никакой амнистии быть недолжно к военным преступникам. Я, разумеется, не имею в виду юродивых, просто бегавших с колорадскими ленточками и кричавших "Путин, введи войска". Нет, речь идёт о тех, кто убивал, грабил, принимал деятельное участие в организации "новой жизни". И не может быть, естественно и речи о том, что предлагает кое-кто сейчас, испытывая вполне объяснимую тошноту от этого самого "Верните Сталина" - отказаться от этих территорий как от ненужного, более того - враждебного балласта. Это украинская земля, и кто с этим не согласен - это исключительно их личная проблема и дело Украины - помочь им её решить, даже если украинские методы решения им придутся не по вкусу.

Однако есть и другая проблема - что делать со стадом? Вот так взять и простить, позволить им оставаться такими как есть и передать это всё дальше по наследству детям и внукам? Считаться с их "чувствами"? Спрошу ещё раз - кто считался с чувствами немцев в поверженной Германии? С чьими чувствами считался Маннергейм в Финляндии, выжигая калёным железом красную заразу? Было ли снисхождение к тем, кто поддержал режим Петэна во Франции? Я, ни Б-же мой, не говорю о физических репрессиях. Просто подумайте, что делать, когда законная власть вернётся в расцвеченные красными флагами города Крыма.

Надо исходить из того, что Украина, будучи унитарным государством, возвращает себе территории в первую очередь и только во вторую население. Кому не нравится - дверь открыта. Чемодан, вокзал, Россия - если она будет готова принять. А от неё, как известно, можно ждать любых "шуток". Тем же, кто остался, предстоит достаточно долгий процесс "реабилитации". В силу украинских же законов, запрещающих коммунистическую и нацистскую символику, на этих территориях должен начаться процесс десоветизации, пусть и с опозданием на десятилетия. Процесс, аналогичный денацификации в послевоенной Германии. Если хотите - процесс ломки. Тем, кто не желает пересмотреть свои взгляды, прежде всего, старшему поколению, придётся, уж простите заткнуться, как заткнулись идейные нацисты всё в той же Германии. И как и в Германии, люди должны знать, что за определённые взгляды, их пропаганду, можно загреметь на нары. И конечно, как и тогда - работа с людьми, колоссальная разъяснительная работа. И критерием её успеха, опять же, как в Германии, когда вырастет поколение, которое скажет - Никогда больше. Поколения, для которого призывы "Верните Сталина" и "Верните Гитлера" были бы абсолютно равнозначны. Когда они перестанут быть стадом и станут людьми. Вот только, когда?