July 24th, 2015

Тихий vs. буйный


В давние, ещё советские времена, довелось мне услышать такую забавную историю, - в одном конструкторском бюро работал некий молодой человек. Правильнее сказать, он там числился и исправно являлся на рабочее место каждый день, как и положено в 8:30. Был он чьим-то сыном, или родственником, потому и числился, получал зарплату, в том числе и 13-ю, в положенное время уходил в отпуск. Однако, была у того парня одна беда - был он тихо помешанным. Именно так. Вероятно, беда эта случилась с ним уже в сознательном возрасте, ведь умудрился же он как-то получить диплом инженера. Но так или иначе, держать его, по причине наличия больших родственников были обязаны, да и не сказать, чтобы он кому-то мешал. Скорее наоборот - его присутствие скрашивало серые будни советской конторы. Был он безвредным и добродушным, что-то всё время рассказывал самому себе или же случайно оказавшимся рядом слушателям, благо аудиторией тоже был не обделён, уж больно яркими и красочными были сюжеты, рождавшиеся в его нездоровой голове. А ещё он много и тяжело работал - сам себе выдавал проектные задания, что-то чертил, проводил сам с собой совещания, намечал график работ и отчитывался в его выполнении. Иногда носил свои "чертежи" на подпись к начальнику отдела, а тот их даже подписывал. А почему не подписать, кому от этого вред?

В этом, кстати, и вопрос, кому от этого вред? От несчастного тихого дурачка вреда никакого. Ну, вынесет он тебе, скажем, выговор за срыв графика проекта, ты согласишься, погладишь болезного по головки и дальше себе пойдёшь заниматься своими делами. А если дурак буен и зол, и всё норовит заставить окружающих участвовать в его идиотских играх. Люди от него разбегаются в страхе, но горе тому, кого нашему идиоту удаётся схватить за шиворот. Тут уж выговором не отделаешься.

Вот, например, когда Чуркин заполошно кричит в ООН о гуманитарной катастрофе в Украине, его же страной устроенной, по счастью, ущерб, который он наносит окружающим, чисто моральный, психологический - вот так же неприятно наблюдать за вонючим, крикливым юродивым на церковной паперти. Он, как и грустный мерин, работающий его шефом, подобно тому сумасшедшему, с которого я начал свой рассказ, тоже сами себе проводят расследования, выносят резолюции, требуют чего-то от кого-то, призывают, вот только разница с вышеупомянутым дурачком, тем не менее колоссальной - тот вызывал жалость, эти - неприязнь, если не сказать, вполне заслуженную ненависть. Эти только строят из себя безумцев, работая на истинного психопата - своё государство. И у последнего, и правда, руки в крови и даже не по локоть, а гораздо выше. И задания, которые себе даёт этот идиот, вовсе не безобидны, а пострадавшие вполне материальны - живые, или же ещё недавно живые люди.

Вот например, глава Следственного комитета Александр Бастрыкин считает необходимым создание международного трибунала, который даст правовую оценку действиям Вооруженных сил Украины в Донбассе. По типу трибунала, созданного по поводу событий в бывшей Югославии. И ведь совершенно неважно, что у нормальных людей такая идея не вызовет ничего кроме брезгливого недоумения. Ну, ещё и вполне понятной злости, увы, пока бессильной, Страна, устроившая кровавую баню, несущая самую прямую ответственность за тысячи погибших, оставшихся без крова, за оккупацию сопредельного независимого государства, что-то там, простите, вякает о трибунале над своими же жертвами. По форме очень похоже на действия нашего дурачка, - сами себе дают задания, сами же вероятно, будут у себя, за поребриком, их исполнять. Собственная масса будет верить и ужасаться преступлениям хунты. Всё бы ничего, и можно было бы посмеяться над многочисленными, их уже около 50-ти, открытыми против Украины уголовными "делами". Но последствия этой деятельности вполне болезненные. Уже болезненные, ибо каждый человек, оказавшийся в пределах досягаемости этих идиотов рискует, да что там рискует, - имеет более чем высокие шансы оказаться под судом, их судом. Как Савченко, Сенцов и многие, уже многие, другие.

То, что происходит сейчас за поребриком, на самом деле, явление совершенно новое и по своему уникальное. Ну, по крайней мере, на международном уровне до этого ещё никто не додумался. Можно врать, можно создавать виртуальную реальность внутри своей страны - это было, в этом в своё время достигли больших успехов Советский Союз, Китай времён Мао, Северная Корея. Но никто ещё не догадался пытаться протащить эту "реальность" на международный уровень, констатировать её, как нечто само собой разумеющееся. Вроде как, лёжа на пляже в Сочи заметить соседу, - что-то сегодня снега выпало очень уж много. Опять же, проблема в том, что идиот наш весьма буйный.

Кстати, вот теперь жертв у него должно стать ещё больше. На радость всем тоскующим по Совку вот-вот вернётся пресловутая 70-я статья. Госдума ведет работу над законом об уголовной ответственности за антироссийскую пропаганду. Не знаю, какой номер получит эта новая статья их кодекса, важно, что они наконец решились оформить де-юре, что и так было де-факто. Только теперь не надо будет шить сколотую эмаль или же тому подобные, унижающие вставшее с колен правосудие "преступления". Антироссийская пропаганда - есть ли преступление страшнее? Нет и быть не может. А при том, что под это определение можно протащить всё что угодно, - от отсутствия истинного религиозного рвения по поводу "Великой Победы" и осуждения аншлюса Крыма, до нелестного отзыва о каком-нибудь местном гауляйтере. А ну, скажите теперь, что Крым в глубочайшей заднице, что пляжи пусты, что вместо туристов туда валом валят всё новые и новые "зелёные человечки". На шконку, без разговоров и сразу на 10 лет. Пуськи там, за границей, призывают к новым санкциям против Россиюшки? Вернутся - "двушечкой" теперь не отделаются.

Было бы совсем нестрашно, если бы, подобно тому безобидному дурачку, известные нам идиоты варились в собственном сами знаете в чём, устраивали свои трибуналы, вели расследования, а последствия были бы, как и в первом случае - никакие. Ну, подписали чего-то там, выступили в очередной раз с "глубокой озабоченностью" и ладушки. Все посмеялись, Так ведь, не смешно, а вполне себе даже страшно. Наш идиот буен и кидается на людей, а стало быть - опасен. Буйных же, как мы знаем, следует изолировать, и даже больше - применять силу в случае необходимости. А то что такая необходимость уже на подходе, если уже не наступила, - более чем очевидно. Людей надо спасать.

И тогда будет Трибунал и не только по поводу Боинга. По поводу всего. Прежде всего - военных преступлений. Они хотят трибунала, - пусть получают. Я не думаю, однако, что вердикт этого, увы, пока гипотетического трибунала, будет для них что-то значить. Будет значит для нас, для цивилизованного мира. Будет значить то, что опасный маньяк изолирован и никто с ним не хочет иметь дела. А вот это уже, рано или поздно, лучше, конечно, рано, приведёт к тому, что маньяк склеит ласты. На радость и на облегчение всем.
Карфаген должен быть разрушен. Carthago Delenda Est.

День исторической справедливости


6 октября 1973 года, нападением сирийской армии с Севера и египетской с Юга на Израиль, началась Война Судного Дня, - одна из самых кровопролитных войн в бесконечном ближневосточном конфликте. А вскоре после её начала, с трибуны Кнессета, его депутат, а по совместительству, председатель компартии Израиля, товарищ Меир Вильнер приветствовал "освободительный" поход арабских братьев. Вот так вот, на минуточку - вражеские танки с двух направлений рвутся вглубь твоей страны, дороги заполнены войсками, автобусами и частными машинами с резервистами, спешащими в свои части и на фронт, в очередной раз стоит вопрос жизни и смерти более двух миллионов человек, включая женщин и детей. Никто не говорит высоких слов, нет места дешёвой патетике - каждый понимает, что защищает именно свою семью, своих детей, свой дом. Понимают все, кроме коммунистов с пламенным товарищем Вильнером во главе.

Война закончилась, как мы все знаем, победой еврейского государства. Опять же, по очень простой причине - Израиль не может позволить себе проиграть, это равносильно уничтожению самой страны. Всё вернулось на круги своя, к обычной политической круговерти, или к балагану, как говорят в Израиле. И товарищ Вильнер продолжал заседать в Кнессете, и вообще, жил припеваючи, как и многие другие коммунисты во времена существования СССР, на полном довольствии и обеспечении, неуклонно предоставляемыми братской КПСС. Меня, честно говоря, это всегда удивляло - человек, по сути, открыто совершил государственную измену, да и потом регулярно наезжал в Москву за инструкциями и вспомоществованием, и представьте, благополучно ушёл на покой, и умер в весьма преклонном возрасте, пережив и СССР, и кормилицу-КПСС.

Откровенно говоря, я не знаю, чем была обусловлена подобная терпимость, особенно в условиях перманентной войны. При всём политическом плюрализме, трудно понять, каким образом в стране открыто и легально действовала подрывная организация, открыто враждебная, более того - не раз уличённая в связях с врагом. Это, впрочем, не вчера придумано, когда тоталитарные группировки используют в своих интересах демократические принципы государств, в которых они действуют. Сейчас эту эстафету у коммунистов перехватили исламские радикалы. Это, конечно, то, что называется "серая зона", когда достаточно трудно провести грань между легальной политической деятельностью и подрывом устоев любого государства, хотя, думается мне, с коммунистами, будь на то требуемая политическая воля, вопрос мог решиться достаточно просто. Но очень уж трепетно относились западные страны к свободе слова, этой, действительно святая святых демократии. А ведь, повторю, надо было только захотеть. Спросить у всех этих Марше, Берлингуэров, Вильнеров и Холлов. - а откуда у вас деньги, а, ребята? За счёт чего это вы живёте, ну совсем, не по пролетарски? А кроме того, и это уже является законодательной нормой всегда и везде - организация, ставящая своей конечной целью свержение существующей власти легальной быть не может. Революция же, как известно, - краеугольный камень коммунистической идеологии.

Что можно сказать в оправдание подобной мягкотелости? Не так уж много. Я бы, в первую очередь, сказал о двух вещах. Прежде всего, Советского Союза, не то, чтобы побаивались, но предпочитали без нужды не обострять отношения. Кроме того, в силу той же советской, даже, не поддержки, а содержания, эти партии представляли определённую финансовую силу и являлись представителями финансовых интересов КПСС на Западе. Увы, и с этим тоже приходилось считаться. То, что сами по себе европейские коммунисты мало что из себя представляли прекрасно подтверждает их практически полное перерождение или вовсе, исчезновение с политической арены, после падения спонсора - СССР. Та же израильская компартия выродилась в одну из арабских, естественно, антисионистских партий, где о коммунизме практически не вспоминают. Партия ХАДАШ, если кто знает.

В бывшем СССР всё случилось несколько по другому. В силу ли наиболее долгого коммунистического правления, или же веками сложившейся племенной ментальности и привычки подчиняться и "ходить строем", но так или иначе, эти идеи не потеряли привлекательности у большой, а в России и большЕй части населения. Будем честны - в 96-м реальным фаворитом был Зюганов. Всплеск активности пассионарного меньшинства, приведший к падению системы в 91-м был краток и на какое-то время просто совпал с интересами уставшей от коммунизма части элиты. Теперь же Зюгановская компания и вовсе утратила черты политической партии. Российскую биомассу с её ностальгией по Совку прекрасно устраивает нынешняя команда клепточекистов их имитационная система политических партий.

Украинская же компартия, вернее, как теперь оказалось партии, также партиями было назвать довольно трудно. Я не раз подчёркивал схожесть событий и ситуации в Израиле и в независимой Украине. Здесь и перманентная война и свой ХАМАС, и влияние третьей стороны, заинтересованной в перманентном кризисе. Да, разница есть - к сожалению Газа с её аборигенами никуда не денется, а Израиль никогда и не считал всю эту территорию своей. В принципе, всё, что ему нужно - чтобы его оставили в покое. Донбасс и Крым - международно признанная территория Украины и в отличие от арабов Газы, тем, кто не хочет жить в Украине, можно предложить убираться вон. Я был б ы счастлив, конечно, если бы то же самое можно было предложить аборигенам Газы, но увы, будем реалистами.

Но, ещё раз подчеркну - КПУ с Симоненко во главе, и две другие "партии", изначально видели свою роль не как политической силы, а именно пятой колонны, агентов Москвы - именно тем, чем в своё время являлась компартия Израиля. И так же как и в Израиле, враги государства протирали штаны в парламенте. Всё бы ничего, и так бы и шло, если бы не Майдан, и последовавшая за ним открытая поддержка врага. Памятуя обо всём зле, которое принесли коммунисты Украине, надо было просто не уважать себя, как нации, чтобы продолжать терпеть врага, открыто поддерживающего российского агрессора. И если недавний запрет коммунистической символики и параллельно ему пронёсшийся по стране ленинопад были скорее всего чисто эмоциональной реакцией, то нынешний запрет на политическую деятельность коммунистических партий - решение выстраданное, обдуманное и политически зрелое. А самое главное - совершенно логичное. Ни фашизму, ни коммунизму в современном мире нет и не может быть места. Особенно, если страна находится в такой ситуации как Украина сейчас. не должен терпеть врагов и агентов вражеских государств, тем более в военное время. Особенно, врагов, носителей античеловеческой идеологии, которая должна быть вне закона сама по себе. И свобода слова здесь ни при чём. Просто проверьте себя - согласны ли вы, чтобы в вашей стране легально действовали нацисты? Нет? Почему же вы тогда готовы терпеть коммунистов? Это же элементарно, Ватсон.

Закончить хочу словами Александра Турчинова, которого очень уважаю: "Сегодня, вы знаете, я считаю, день исторической справедливости. Сегодня министр юстиции, согласно принятого Верховной Радой закона, подписал решение, согласно которому коммунистические партии, которые есть сегодня в нашей стране, теряют право быть субъектом политических и избирательных процессов". Именно - день исторической справедливости. Браво, "кровавый пастор", лучше не скажешь.