July 22nd, 2015

Процесс


27 февраля 1933 года в 22 часа берлинские пожарные получили сообщение, что здание Рейхстага горит. Когда пожар с большим трудом был потушен, полиция задержала некоего Маринуса ван дер Люббе, коммуниста по политическим взглядам, голландского подданного, безработного. Потом также выйснилось, что он не очень дружил с головой. В поджоге с ван дер Люббе были обвинены ещё 4 человека - лидер парламентской фракции компартии Германии Эрнст Торглер и три болгарских коммуниста — Георгий Димитров, Васил Танев и Благой Попов. Суд над ними проходил в Лейпциге.

Вот здесь, оценки происшедшего несколько расходятся, в зависимости от политических взглядов. О коммунистах говорить нечего, они до сих пор рассказывают о нацистской провокации, а сами они, как водится, все в белом. Сами нацисты, несомненно, использовали случившееся в своих целях, получив отличный повод для запрета политической деятельности своих оппонентов. В реальности же, согласно проведенному много позже, уже в 60-х годах прошлого века, журналом Spiegel расследованию, выяснилось, что поджог Рейхстага действительно был делом рук пироманьяка-одиночки ван дер Люббе. Разумеется, такая версия совершенно не устраивала коммунистов. Я думаю, многие помнят, как в советское время писали, что Георгий Димитров превратил суд в обвинительный процесс против нацизма, использовал его, как трибуну и прочее в том же духе. Не выдержав такого напора правды, нацистские судьи были вынуждены освободить его вместе с товарищами. Он, конечно, как и прочие фанатики, не упустил возможности для пропаганды своих идей, но на самом деле, всё было гораздо проще - болгары представили неопровержимое алиби, что их на момент пожара в Берлине не было. И суд, который был предвзятым, вообще нацистским, представьте себе, принял алиби во внимание. Была доказана вина только одного человека, за что тот и поплатился головой.

Не спорю, случись вся эта история даже годом позже, и более чем вероятно, вердикт был бы другим. Но тогда, несмотря на тот факт, что канцлером уже был Гитлер, суд был достаточно объективен. Нацисты конечно использовали всё это, чтобы разделаться с идейно близкими, а потому и вдвойне опасными коммунистами, но мы говорим о самом процессе. И Димитрову на суде, разумеется затыкали рот, но совершенно оправданно, если он, вместо показаний по существу дела нёс оголтелую красную ахинею. Мне только интересно - звонили ли, и если да, то сколько раз, судьям из рейхканцелярии.

Гитлера, Адольфа Алоизыча, равно как и всю его компанию можно и нужно обвинить во всех возможных преступлениях против человечности и это будет абсолютной правдой. Но, следуя всё той же правде, я хочу сравнить этот Лейпцигский процесс с любым другим политическим делом, судом, буквально с первых дней захвата власти большевиками. Просто, поинтересовавшись, волновало ли кого-либо в советском, равно как и в нынешнем советском суде такое буржуазное понятие, как "алиби". Что-то мне подсказывает, что окажись Димитров под российским судом в любое время, начиная с 1917 и по сию пору, путь ему был бы один - расстрельный подвал, или же, сообразуясь с нынешним "гуманным" временем - пожизненное. А как же может быть иначе в стране, где великий Вышинский, отринув как враждебную диверсию презумпцию невиновности, объявил признание - "царицей доказательств".

Немцы, опять же, отдавая должное факту их массового помешательства в 30-е году, надо признать, не отличались такими простодушием и доверчивостью, как их советские идейные собратья, и ныне наследующие им российские. Поэтому, при всём сходстве режимов, судить за намеренное вредительское неправильное кормление крупного рогатого скота, или же, за намеренное производство шерстяной ткани с плетением в виде множественных свастик - это даже для гитлеровской Германии чересчур. А вот советские, как и нынешние российские граждане, привычно верят, ужасаются и возмущаются неслыханным коварством и цинизмом врага. Им ведь, простодушным, много ли надо? Заверни как-нибудь поинтереснее да пострашнее, чтоб остатки волос дыбом, добавь подробностей, придающих личности "преступника" черты особой циничности и аморальности, и всё, готово.

И народ закупает поп-корн, или что там у них, в силу местных особенностей или текущего импортозамещения и ждёт в предвкушении, и даже требует крови преступников, чья вина, заранее до суда полностью доказана. Как вот, "наводчицы хунты", как хлёстко назвал её солдат идеологического фронта Соловьёв, - Надежды Савченко. И это вам не Лейпцигский процесс, и не сомневайтесь в приговоре. Единственное, в чём нынешняя власть ещё не вошла во вкус, - так это в сталинском эксгибиционизме, когда подобные процессы широко освещались в прессе и на них загоняли "журналистскую" шушеру. Потому и состоится суд у чёрта на куличках, в Шахтах, хоть "следствие" и велось в Москве, да и проходить будет за закрытыми дверями, чтобы, не приведи Б-же, какой-нибудь неленивый журналист, особенно, льющий воду на мельницу идеологического врага, вот так, не собрался и не приехал, чтобы клеветать.

На самом же деле, и суд над Савченко, и над Сенцовым, и над тем несчастным луганским колхозником, которого нелёгкая занесла в Ростов, выводят процесс фашизации, или сталинизации путинского режима на новый качественный виток, совершенно, впрочем, закономерный и ожидаемый, в свете активизации внешней экспансии "вставшей с колен". Закручивание гаек, на этот раз уже окончательное; массовое "прозрение" ещё недавник либералов, таких как Белых и Панфилова - это всё уже было, и в этой стране и в так не неё одно время похожей Германии. Разница всё же есть, хоть и небольшая - Гитлеру потребовалось какое-то время на раскачку. И большевики и Путин в отношении своих политических оппонентов не колебались и не миндальничали. Просто сейчас, после удачно проведенных процессов над Ходорковским, Навальным, по Болотному делу, где была хоть какая-то видимость "доказательств", наподобие сколотой у ментов зубной эмали, когда карлик окончательно удостоверился, что биомасса благодарно поверит в любой бред, пришло время полного абсурда. Какие там алиби, какие свидетели защиты - на это всё просто не обратят внимание, или вовсе не дадут говорить, Так, впрочем, было и на предыдущих процессах. Не было нынешнего клинического идиотизма, ведь тот истинно кафкианский, жуткий мир пришёл туда именно сейчас. И это только начало - нас ещё ждут тоннели из Москвы в Лондон и заговоры с целью отравить великого стерха, злодейски непоставленным в холодильник вчерашним супом. Особенно забавно на всё это смотреть, в свете того, как они обижаются на сравнения их и советского режимов с нацистским. Готовьтесь, будет много интересного.

Только есть у меня одно соображение по этому поводу. Если биомасса готова, чтобы её терзали, это её, биомассы подробности. Но надо всё-таки попытаться спасти тех, кто остался вменяемым в этом кафкианском мире. И особенно, тех, кто подданными Империи Зла не является. Того самого похищенного эстонского офицера, Савченко, Сенцова. Гебистская мерзость тянет лапы за поребрик, а значит их необходимо отбить. Я всё ещё надеюсь, что до большой крови не дойдёт. Значит путь пока один - всё та же изоляция и "костлявая рука голода". Чтобы тому же судье в Шахтах, да и тысячам ему подобных стало нечего жрать. Чтобы, как тогда, в 1933-м, на суде в Лейпциге, они наконец стали принимать алиби во внимание. Как бы не было по этому поводу больно и обидно кремлёвскому карлику.