May 30th, 2015

Не важно, что они скажут


В последнее, да и не только, время, я встречаю здесь, в Канаде, всё больше и больше эмигрантов из Южной Африки. Конечно, белых, в основном с голландскими фамилиями. Наверное, они потомки буров, первых европейских поселенцев, людей, построивших прекрасную страну из ничего, на диких землях, редко населённых воинственными племенами. Это потом, по мере развития и расцвета страны, вместе с белым начало расти и чёрное население, переселяясь целыми племенами на территорию Южноафриканского Союза, впоследствии - республики. Чёрное население не было равноправным, и это, конечно, по современным критериям, не очень хорошо. Ещё хуже стало, когда была введена официально политика апартеида - раздельного существования белых и африканцев, причём, последние были весьма и весьма ущемлены в политических правах. Негуманно? Разумеется. Но жизнь, политика, редко даёт возможность выбирать между хорошим и плохим, в большинстве случаев, альтернатива, это - плохо или очень плохо. Так и в данном случае. Апартеид был плох, но всё прочее много-много хуже. Беда, что, когда в этом убедились на практике, что-то менять было уже поздно. Люди доброй воли победили, позорный режим рухнул и апартеида больше нет - вот радость-то. Президентом новой, "свободной" ЮАР стал не досидевший вполне заслуженного пожизненного Нельсон Мандела, любимец и кумир полезных идиотов всего мира. Вот и всё. Вот и кончилась страна. Во всяком случае, та, которая первая в мире сделала операцию по пересадке сердца и единственная в Африке имела космическую программу. Зато, опять же, - пришло столь желанное равноправие. А вслед за ним и исход.

В политкорректном мире "людей доброй воли", однако же, результат в долгосрочной перспективе не так важен, - первостепенное значение имеет установление справедливости, так, как они её понимают, здесь и сейчас. Поэтому, вряд ли их сильно заботит, какое будущее светит стране, где немногие оставшиеся квалифицированные работники, инженеры, врачи, учёные, живут в охраняемых гетто, а благополучным считается район, где дети могут выйти в светлое время на улицу. Где президент страны, счастливый супруг шести жён, полагает, что тщательно помытое после соития причинное место, предохраняет от СПИДа. И это абсолютно неважно, что при проклятом апартеиде цветное население жило так, как нигде больше на этом континенте, и, кстати, уже и никогда больше.

Весь ужас ситуации в том, что она легко просчитывалась заранее и власти страны всеми силами пытались объяснить это всевозможным доброхотам. Равно, как и что из себя представляют те, кто стремился к власти - Африканский Национальный Конгресс, эдакий союз марксистов-уголовников. Трагизм же ситуации заключался вовсе не давлении прогрессивных идиотов. Беда, главная беда была в равнодушии цивилизованного мира, их желании любой ценой успокоить ситуацию и не допустить эскалации проблемы. Да, конечно, в силу новомодных веяний, откровенная сегрегация в стране им тоже не нравилась. И именно их нежелание обострять, внимание к внешней форме, а не к сути и привело к нынешней ситуации. Хотели, как лучше, вышло, как всегда. Просто потому, что если раньше было плохо, это вовсе не говорит о том, что ситуация поддаётся улучшению - может быть только хуже.

То же самое и с Израилем, проблемы которого, в отличие от ЮАР, в основном, внешние, но нежелание Запада понять их, признать, что традиционные европейские методы решения подобных проблем на Ближнем востоке элементарно не работают, ставит обе эти страны в очень похожее положение. И вовсе не случайно тесное сближение обеих стран в прошлом, как и откровенно антиизраильская, антисемитская позиция нового режима ЮАР. Цели обоих стран были общие - выжить. Несомненно, Израиль находится в более выгодном положении, потому что, ему хотя бы, не отказывают в праве на самозащиту. У него имеются многочисленные сторонники, как в Европе, так и в Северной Америке и во всех крупных войнах именно США оказывала еврейскому государству неизменную поддержку.

Но! Те же союзники ни разу не дали Израилю добиться окончательной победы, - ни в Шестидневной, ни в Войне Судного Дня. Опять же, нежелание, боязнь, подойти к опасной черте, стремление погасить ситуацию, и, как результат - лишь её усугубление. Непонятно откуда взявшееся убеждение, что страны Третьего мира нельзя слишком уж обижать, а потому и страшный скандал, когда Израиль разбомбил в 1981 иракский ядерный реактор. И только потом, через 10 лет, во время первой войны в Заливе, неохотная, сквозь зубы, но, всё-таки благодарность.

Я специально начал со страны-изгоя, Южной Африки, и продолжил Израилем, может и не столь популярным, но всё же частью именно западного мира, сообщества демократических стран. Стран, боровшихся за своё существование, вопреки непониманию, а часто, как в случае с ЮАР, враждебности мирового сообщества. Стран, не имеющих возможности вырваться из порочного круга, именно благодаря давлению всего остального мира. Давления, обусловленного прежде всего трусостью.

Украина, в отличие от двух предыдущих, однозначно, вызывает симпатии Запада. Страна, которая хочет стать частью свободного мира, и потому подвергшаяся агрессии со стороны злобного, тоталитарного соседа, оккупировавшего часть её территории. Существенная разница в том, что враг, не внутренний, в отличие от ЮАР, и не регионального масштаба, как в Израиле. Враг глобальный, претендующий на мировую гегемонию, а не имея на это экономических предпосылок, рассчитывающий на свою военную силу. Весь мир сочувствует Украине, ну так почему же результат оказывается аналогичным предыдущим двум? Почему, несмотря на все разговоры, Украина всё ещё не имеет достаточно оружия, чтобы противостоять агрессии, почему настолько вяло предпринимаются шаги по сдерживанию агрессора, почему, наконец, цивилизованный мир не решается назвать врага врагом? Всё потому же. По той же причине, по какой не желали слышать аргументы правительств ЮАР и Израиля, упрямо продолжая твердить, что о борьбе за выживание речи не идёт, что надо проявить гибкость и сдержанность и всё как-то само образуется.

Как образовалось в ЮАР, можно не говорить. Газа, из которой летят ракеты, из той же серии. А теперь вот Крым, Иловайск и Дебальцево. Что ещё должно случиться, чтобы они поняли? Поняли, что вопрос давно стоит именно так - жизнь или смерть? И что, чёрт с ними, боитесь помогать - не помогайте, просто, развяжите руки. Чтобы Мандела издох в тюрьме, чтобы в Газе вообще забыли, с какой стороны находится Израиль, чтобы все "ополченцы" с присущими им "отпускниками" и "заблудившимися" пошли на удобрение. Просто, не мешайте. Дайте победить.

Я хочу процитировать слова первого премьер-министра Израиля Давида Бен-Гуриона и заранее извиниться, если кого-то покоробит слово "гой". В нём, кстати, нет ничего обидного - оно всего лишь означает "иноверец". Так вот: "Не важно, что скажут гои, важно, что сделают евреи". Речь именно о том - пусть говорят, что угодно, а нам нужно выжить, и мы будем делать ради этого всё, какой и бы жёсткими, "непропорциональными" и даже просто жестокими не показались наши действия. Враг жесток и лишён каких бы то ни было принципов, и не важно чем это обусловлено - просто первобытной дикостью, религиозным фанатизмом или же гипертрофированным самомнением и ничем не обоснованной верой в собственное величие. Значит, надо сделать так, чтобы у него навсегда исчезла охота угрожать и нападать, а значит нужна победа, раз и навсегда. И пусть себе, говорят. Выживем, может даже и покаемся. Потом, как-нибудь.