May 24th, 2015

Певец и гражданин


Шёл себе по улице Кобзон. Проходил мимо редакции "Комсомольской Правды" и решил зайти. Вроде бы и не собирался совсем, но подумал, - а почему бы не заглянуть на огонёк, не поделиться сокровенным. Например, думами об Украине, болью своей, накопившейся в большом и добром сердце певца и гражданина. И зашёл. И поделился. Уверен, сам так решил. У них ведь там все и всё делают по зову сердца, именно оно у них там, в обители добра, не даёт сидеть на месте, оставаться равнодушным, но постоянно "...в тревожную даль зовёт". Позвало и Кобзона. В ту самую даль он и поехал. Беда, правда, состоит в том, что даль эта, ныне не столь далека, как хотелось бы "великому певцу и политику Иосифу Кобзону". Именно так назвали его в гостеприимной редакции "Фолькише Беобахтер", ой, чур меня, конечно же "Комсомольской Правды". Это на меня, знаете ли, так действует наличие там антифашистки Скойбеды, - сразу начинаю путаться в названиях. Но возвращаясь к позывам в тревожную даль, замечу, что ныне она не больно уж и дальняя, потому как в совсем дальнюю Иосифа Давыдовича не пускают, по причине всё той же его бескомпромиссной гражданской позиции. Вот и в Голландию не так давно не пустили, хоть и применил солдатскую смекалку и шёл через границу без парика и не накрашенный. Ну да ладно, у был бы накрашенный, - может и пустили бы. Гейропа, поди их пойми.

Поэтому, действуя по велению сердца, а также, уж простите мне мою зловредность, но я думаю, и по совету старших по званию товарищей, явился "великий певец и политик" исторгнуть наболевшее, высказать горький упрёк столь близким ему украинцам. И высказал, начав так, что только у самого чёрствого душой человека могла не скатиться скупая мужская слеза: "Дорогие братья и сестры!" Именно так и сказал. И ведь нашёл же, подобрал соответствующее моменту, самое проникновенное. Прямо как тогда, в страшном 41-м, обратился к народу товарищ Сталин. Тоже ведь братьев с сёстрами вспомнил.

После взятия такого старта, Остапа, тьфу ты, опять лукавый попутал, Иосифа, конечно же, понесло.

Что с вами, люди!? - вопиет великий певец и гражданин. Психическая эпидемия поразила любимый его народ. Конечно, а как же может быть иначе, если не видят они кошмара, творящегося у них, можно сказать, под носом. Не видят флагов со свастиками, отравленных визиток Яроша, экологическую катастрофу, постигшую их страну, в результате тотального истребления одного из вдов птиц, и марширующих по дорогам негров-наёмников. Верят, такие доверчивые и недалёкие, своим глазам, а не той же "Фолькише...", простите, "Комсомолке" и наиправдивейшему в мире РУСС ТВ.

Разлагается, уверен певец и гражданин, сам дух украинского народа, по причине совершенно немотивированной любви к России и ко всему русскому. Но вот, я бы на его месте не ужасался, потому как к такому вот разложению давно пора и попривыкнуть, ибо вовсе и не первая замечена в этом скорбном явлении. Та же беда случилась и с Грузией, и со странами Балтии, не говоря о прочей Восточной и не только Европе. Отчего так? Что за наваждение, что за морок? Снижается, вопиет Кобзон, уровень человечности. Я с ним полностью согласен. Вы подумайте, - запретить усыновлять сирот и калек американцам, просто, из желания нагадить последним. Ой, что это я? Это же про Отечества добра, а вовсе не про Украину. Обмишурился. Или держать женщину в тюрьме, по сфабрикованному обвинению, просто потому, что так возжелала мстительная хотелка подонка-подполковника. Ой, кажется, я опять не про тех.

Жаждет великий гражданин оттащить запутавшуюся и потерявшуюся Украину от края пропасти, не без удовлетворения отмечает, что всё больше украинцев осознают таковую необходимость. И здесь он прав - осознают, а не менее того осознают, что, дабы не сорваться в ту самую пропасть, необходимо отбиться от агрессии той самой страны, коя Украину в ту самую пропасть и толкает. И почему-то, имя той стране, вовсе не Америка, а догадайтесь сами, какое.

Расстраивается Иосиф Давыдович невиданным доселе разгулом русофобии в Украине, хотя это и противоречит слегка предыдущему тезису о том, что приходит осознание. А мы, говорит он, не держим зла, а наоборот, скорбим, переживаем за братский народ. И то правда, сняли такую обузу с братских плеч, - Крым, помогаем чем можем Новороссии, кормим, от себя отрываем, подвергаясь каждодневной опасности - сами же видели, как иногда гречка с сахаром детонируют. Мало не покажется.

Но главная беда, главная засада в другом. Слепо болтается братская Украина на американо-европейском крючке. Подвесили её, видите ли, в Вашингтоне, холодные, циничные и расчётливые дельцы и болтают. Оказывается, давно строили заокеанские ястребы свои зловещие планы, хотели отколоть Украину от старшего брата, и видя всю бесплодность своих попыток решились на страшное - на Майдан. Но просчитались империалисты. "Россия не сдается, продолжает стоять. Более того, популярность Путина растет. В мире усиливается поддержка проводимому Россией курса." Ну здесь всё просто. Заговорил Давыдыч на знакомом с молодости новоязе: "Растёт и ширится поддержка неизменно миролюбивому курсу нашей партии".

Явил себя певец и гражданин, как тонкий и глубокий политический аналитик, постигнув всё коварство планов вероятного противника. Хотели они, понимаешь, путём насильственной украинизации "загнать его в уготовленное для него бандеровское стойло." Не выдержало бы отзывчивое сердце старшего брата, вступился бы за младшего и началась бы мировая бойня. Но просчитались коварные янки, народ Крыма самоорганизовался и вернулся домой, а народ Донбасса, САМ!, с оружием в руках защитил всё, что ему дорого. Эк Давыдыч заворачивает, ну, прям, как поёт. "И Ленин, такой молодой..."

Не может смотреть на эти ужасы спокойно певец и гражданин, бьёт в набат, вопиет, взывает к людям доброй воли. А я, старый циник, читаю всё это и думаю, - это как же надо на Америку обидеться, что та его к себе не пускает, как же должно старикана с катушек сорвать, что до того договорился, что и в Европу ему тоже путь закрыт. Но это, разумеется, не он виноват. Это мстят ему, коварные, за многогранную деятельность на ниве гуманизма.

Вспомните, восклицает певец и гражданин, что в отличие от злобных и меркантильных американцев, Россия проводила всегда по отношении к Украине глубоко духовную политику света. Вспомнили. И Голодомор, и сожжённые карпатские сёла, и Крым и Донбасс. И снайперов на Майдане тоже. Россия же и не даёт забыть. Можем вообще вернуться на 300 лет назад и вспомнить вырезанный Батурин, закрепощение всех свободных крестьян Малороссии Екатериной, отмену гетманства. А может лучше не надо вспоминать, а?

Первая мысль, возникающая, когда читаешь этот крик души Мастера, а к кому он это всё? Неужели, серьёзно, к украинцам, вне зависимости от языка, этнической и религиозной принадлежности? Если так, то получается, что певец и гражданин ещё и, как бы так помягче выразиться, не шибко умён. Но я думаю, что адресат у этого крика всё тот же - родная, кондовая биомасса, параллельный мир, четвёртое измерение. Там поймут, поверят, поплачут даже, может быть. А может и представят себе, как в новой, освобождённой от бандеровцев Новороссии, гербом станет гордая птица - снегирь, а символом, изнасилованная, но всё так же непорочная пенсионерка-эпилептичка, ну типа как, знаете, - у Франции символ Марианна. А изображать её будут с ликом той самой крымской прокурорши. А на развилках просёлочных дорог поставят деревянные распятия с трёхлетним мальчиком. Всё будет. И суд над "кровавой хунтой" всенепременнейше.

Надо только во всё это вместе с Иосифом Давыдовичем верить. Ему ли не знать, великому гражданину, неуклонно следующему всем извивам, прыжкам и скачкам политики страны проживания, человеку потрясающего политического обоняния. Ведь если завтра что изменится, если Родина скажет, я не сомневаюсь, Кобзон с неизменно свойственной ему прямотой и честностью заявит, что всегда уважал великого сына украинского народа Степана Андреевича Бандеру.

Он такой, "великий певец и политик Иосиф Кобзон", певец и гражданин, и колоссальная б...дь, ой простите, опять бес попутал.