February 16th, 2015

Оруэлл рулит

putin_vs_stalin_903555
Оруэлл рулит. А может Кафка, ведь они и были рождены, чтоб Кафку сделать былью. А может и они оба. Ведь логическую цепочку "Война -это мир", "Любовь -это ненависть" можно продолжать до бесконечности. Правда - это ложь. Жестокость - это милосердие. Это, последнее, прекрасно подходит к нашему случаю, когда старые шакалы и псы собрались послушать рассуждения альфа-самца о добре и зле, толстовстве, ну и соответственно - непротивлении злу насилием. Я не утверждаю, впрочем, что все собравшиеся услышать откровения предводителя журавлей о противостоянии добра и зла были именно из таковых млекопитающих, но то, что большинство - уверен. Прав был Подрабинек, когда писал несколько лет назад, что реальные, окопные ветераны войны в основном давно уже поумирали - слишком уж тяжёлая выпала им жизнь. А вот многие вертухаи, смершевцы, герои-заградотрядовцы, - они по прежнему здравствуют, и более того, почитаются такими же ветеранами, как окопники. Вот им-то и надлежит воспитывать нынешнюю молодую поросль фатерлянда.

"Гуманные начала в воспитании молодежи очень нужны, без этого никуда, на гуманизме основана вся наша жизнь. Но мы понимаем, в каком мире мы живем, видим это, и, к сожалению, далеко не все еще дошли до уровня Льва Николаевича Толстого..." Вот так исказал - на гуманизме основана вся их жизнь. Они вообще гуманны до чрезвычайности, к какому моменту их славной истории мы бы ни обратились. Мало того, не уставали таковую гуманность постоянно подчёркивать. Я вот думаю, другие известные гуманисты, Чикатило, например, тоже любили порассуждать о Льве Толстом, прежде чем порешить очередную жертву, или занимались любимым делом без излишней рефлексии? А может быть в той организации, из рядов которой вышел солнцеликий и большинство его престарелой аудитории, рассуждения о морали и добре над телом жертвы являлось неотъемлемой частью некоего только им ведомого ритуала.

В общем, ещё живущие вертухаи и смершевцы должны передать, пока есть время, своё умение правильно любить родину молодым. Они, старые бойцы, задачу свою осознавали всегда - и в славные времена Советской власти, и ныне, когда реставрация, сопровождаемая подъёмом с дрожащих старческих колен заставляет их чувствовать, что жизнь-таки прожита не зря. И вот уже, собираясь стаями, пусть дряхлые, но не утратившие ярости благородной старцы не просят, а требуют восстановления по всей и без того обезумевшей стране памятников Сталину.
Чего здесь больше - глупости и рабства биомассы, подверженной коллективному стокгольмскому синдрому, подлости и цинизма власти, равнодушия и сервильности тех, у кого хватает наглости и беспардонности именовать себя "русской интеллигенцией". Так ли это важно? Важен результат, когда у населения громадной страны смещены понятия о добре и зле, когда они ищут вдохновение для новых свершений в своём кровавом и бесславном прошлом, выдавая за славные деяния то, чего в нормальных странах принято стыдиться, как, например, Испании стыдно за изгнание евреев, а немцам за Освенцим и Треблинку.

Нет, им не стыдно, они гордятся. Бесконечной чередой агрессий, которые они называют помощью, миллионами загубленных жизней, принесенных на алтарь идей их безумных вождей. А самое главное - победой в мировой бойне, ими же развязанной. Победой, достигнутой не столько умением воевать, сколько бесчисленными жертвами, которых и гнали на убой нынешние наставники молодых.

Власть эта стоит на мифах, на именовании чёрного белым, и наивно было бы призывать её к честности и покаянию. Она просто органически на это не способна, в силу преемственности. Глупо было бы ожидать от Сталина покаяния за Голодомор или за Катынь, а нынешний режим есть плоть от плоти того, большевистского.

Просто ныне все эти заклинания о гуманизме звучат особенно мерзко, ибо информация распространяется легче и доступнее, чем в "старое доброе" советское время. А ещё и потому, что под такие вот разговоры гибнут люди в Украине, как недавно гибли в Грузии, а ещё чуть раньше в Чечне. Как при предшественниках нынешнего пахана, под те же заклинания о гуманизме и добре умирали чехи и венгры, корейцы и литовцы, финны и поляки. Как их собственные солдаты хватали смертельные дозы радиации на Тоцком полигоне.

Всё объяснимо. И для воблоглазого и для его аудитории люди были и остаются мусором. Или винтиками, как говорил тот, чьи памятники хотят вернуть. И самое страшное, что они, там, в этой несчастной стране согласны быть мусором. Согласны, ибо безропотно ложатся в безымянные могилы во имя ущемлённого самолюбия безумного карлика. Или же в виде хирургических отходов. Без разницы.

А в это время конторы надзирающие за "свободой слова" издают циркуляры, требующие упоминать организации, посмевшие бороться с российской агрессией исключительно в сочетании с прилагательным "преступный". Я бы подал ещё другую идею. Пора перенимать также опыт северокорейских товарищей - там имена Генералиссимуса, а также любимого руководителя в печати требуют выделять особым шрифтом, а в раскладке компьютерной клавиатуры имеется для этого особый ключ. Считаю, что время для этого в России тоже наступило.
Рулит, рулит Оруэлл с Кафкой в придачу. А значит Карфаген должен быть разрушен. Carthago delenda est.