January 19th, 2015

Сбросить идолов с Палатина

drewnij_rim1
Римский император Септимий Север был выходцем из провинции Африка и до конца жизни говорил на латыни с акцентом. Его сестра так и не выучила государственный язык и была изгнана из дворца дабы не позорить августейшего брата. В остальном он был не хуже и не лучше своих предшественников, если не считать Марка Аврелия. Но император-философ - это явление совершенно уникальное в римской, да и человеческой истории в целом. Значение Септимия в другом - он открыл дорогу к власти в империи людям, которым римский дух и традиции были абсолютно чужды. После него Рим просуществовал ещё более двух столетий, в основном переходя от одного кризиса к другому, переживая недолгие взлёты, как, например, при Константине Великом. Но первый камень из фундамента империи, довольно крупный к тому же, был выбит именно Септимием Севером.

Его внучатый племянник 14-летний Марк Авре́лий Антони́н Гелиогаба́л, по отцовской линии - потомок жрецов финикийского бога солнца Элагабала и одновременно римских сенаторов. Во времена первых цезарей такое сочетание - финикийский жрец и сенатор, - было бы немыслимым. Теперь стало возможным всё. На Палатине был воздвигнут храм кровавому восточному божеству и император лично совершал человеческие жертвоприношения. Традиционным римским божествам пришлось потесниться. Магистраты были отданы на откуп вольноотпущенникам, в массе своей выходцам из восточных провинций, а Сенату навязаны многочисленные новые члены из африканских и азиатских князьков. В конце концов юный император достал всех до такой степени, что был убит своими же солдатами. Сменивший его на троне Александр Север, получивший традиционное греко-римское воспитание, по возможности восстановил прежние порядки. Во всяком случае, кровавый культ был вышвырнут вон. Времена были менее политкорректные и о чувствах верующих думали в последнюю очередь.

Может быть ход истории был тогда медленнее чем сейчас, а может здравого смысла у тогдашних властей было малость побольше, но, как я и сказал, империя просуществовала ещё более двух веков. И опять же повторю - непрерывна катясь навстречу гибели, ибо азиатов при власти, может и стало меньше на какое-то время, но затем всё вернулось на круги своя. Они заполнили в массе своей низшие и средние должности, то есть именно те, кто и влияет больше всего на жизнь государства.

Да, история, процессы в обществе движутся ныне гораздо быстрее, чем в те давние времена, и жизнь многих стран становится гораздо короче. То, что в Риме тянулось веками, теперь занимает, в лучшем случае, десятилетия. В том числе и упадок. Упадок, во многом вызванный тем, что в дом пустили чужаков, не желающих жить по заведенным правилам и всё более настойчиво требующим признания своих. Раз вы нас приняли, раз мы теперь тоже граждане, извольте уважать наши племенные обычаи и верования. Уважать до такой степени, чтобы не сметь высказать своё отрицательное отношение к выставляемым на Палатине идолам. Ну а если, кто и посмеет, наказание одно - согласно тем же, веками освящённым племенным традициям - смерть. Как и в римские времена чужаки приходят из бывших колоний, пробуждая у стареющей и теряющей волю к жизни метрополии дикое в своей нелепости чувство вины. И прекрасно чувствующие слабость врага варвары, умело на ней играют. Мы должны продемонстрировать свою толерантность и благородство, позволив построить мечеть на месте разрушенных близнецов. Тот самый храм Гелиогабала на Палатинском холме. Что же, - логично, жертвы то уже принесены.

Опять же. До боли похожие исторические параллели. Так же, как и во времена Рима, одни варвары всё глубже и глубже укореняются в жизнь Империи, меняя и уродуя её облик, а на востоке скалят зубы другие, угрожая за две недели захватить её города. Они связаны, те и другие - иногда порознь и несознательно, а временами и вполне осознанно делают одно общее дело, - разрушение цивилизации. Просто потому, что оба не мыслят иного мироустройство, нежели племя, стадо, где всё вершит кровавый, а от того, ещё более обожаемый вождь. Где человеку ежедневно и ежечасно напоминают, что он никто и ничто, и он воспринимает это как Ниспосланное свыше и не подвергает сомнению.

У них, у варваров, и тех и других, общие интересы, потому и платит Москва дань Кадырову, а его моджахеды отправляются воевать в Украину, организованно, повзводно и побатальонно, дабы потешить больное самолюбие кремлёвского сюзерена-данника. Потому, к вящему удовольствию Рамзана, среди прочих подавляемых в России свобод, сходит на нет и свобода совести, а он сам, грозненский хан, объявляет личными врагами и угрожает всем, не выказывающим должного уважения пророку.

Что и было ещё раз высказано на митинге в столице ханства, где Кадыров обещал не допустить оскорбления пророка. Интересно, как? Завалить ещё парочку кощунников? С него станется. Европа-то, по его словам, урока не выучила. Вот и придётся теперь Рамзанчику тоже брать на себя роль наставника. Предыдущие-то, братья Куаши, уже по ряду причин не могут.

И пахан московский благожелательно внемлет. Ведь по последним веяниям, ислам на пару с православием, единственные подлинно духовные религии, а стало быть, бездуховный запад только и думает, как бы их поболе пригнобить, а ещё стало быть, нуждаются они в ежеминутной защите от кощунников и прочих ересиархов.

Так вот и живём - на востоке столпы веры Вован с Рамзанчиком, внутри братцы Куаши и их родичи, всё более и более проникающие в истеблишмент. Как с этим жить дальше? Что делать? Может, для начала, сбросить кровавых идолов с Палатина? Ведь, главное - решиться и начать.