January 11th, 2015

Ариэль Шарон

arik
Ровно год назад, 11 января, умер Ариэль Шарон - боевой генерал, политик, глава правительства Израиля. К моменту смерти, ко всему вышеперечисленному можно было добавить "бывший", ибо он уже семь лет пребывал в коме. Говорят, что люди в таком состоянии, могут, тем не менее, воспринимать информацию из внешнего мира, - просто нет обратной связи. Если это правда, я думаю, ему больно было узнать, что его последний политический проект, - одностороннеe размежевание с Газой, - провалился, что из контролируемого исламистами сектора летят ракеты в сторону городов юга страны, вялотекущая война на границе не утихает, иногда переходя в весьма интенсивную фазу, а Израиль вновь и вновь оказывается в роли мальчика для битья для всевозможных прекраснодушных и сердобольных идиотов по всему миру.
Этот человек был также энергичен, упрям и противоречив, как и страна, которую он защищал и возглавлял. Страна, создавшая ядерное оружие, чтобы обезопасить себя от многочисленных внешних врагов, достигшая небывалых результатов в развитии высоких технологий, превратившая малярийные болота и пустыни в сады. Страна, запускающая космические спутники. И в то же время, - немыслимая по уровню всевластия бюрократия, религиозный истеблишмент, не оставляющий попыток влиять на жизнь в государстве, коррупция и левантийская лень и расслабленность определённой части населения. Впрочем, слава Б-гу, не они определяют характер страны. Всё хорошее создано другим - светским, либеральным, демократическим Израилем, детьми и внуками первых переселенцев из Восточной Европы, из той же Украины, Белоруссии, Польши. Одним из таких и был Арик Шарон.
Его много ругали, но много и хвалили. Не раз именно ему страна была обязана своими победами в войнах, а значит и самим своим существованием. Именно он, в первые страшные дни Войны Судного Дня, остановил наступающие египетские войска и обратил их в бегство. Это его танки форсировали Суэцкий канал и лишь советскими угрозами, и шантажом были остановлены на пути к Каиру. А ещё раньше, в конце 40-х, начале 50-х, когда палестинские террористы регулярно вторгались на израильскую территорию, убивая женщин и детей, обстреливая из-за границы, рейсовые автобусы, именно он, Арик, положил конец этому кровавому беспределу. Созданный им отряд 101, ставший вскоре спецназом Генштаба, перенёс боевые действия на территорию врага, безжалостно карая за каждую бандитскую вылазку. Да и потом, во время Суэцкого, кризиса, именно десант его бригады на перевале Митле, вступившей в бой вопреки запрету командования, во многом предопределил исход компании.
Как и многие другие, ушедшие в политику генералы, Арик часто становился предметом критики, часто вполне справедливой. Он и здесь, как и на войне, привык идти на пролом, не останавливаясь, за что, кстати, и получил прозвище "бульдозер". Также он действовал во время последней своей операции - размежеванию в Газе. Потеряв надежду договориться с "партнёрами", для которых решение проблему заключалось единственно в уничтожении Израиля, он решил отделиться в одностороннем порядке, полностью изолировав враждебный анклав. Не найдя поддержки в собственной партии "Ликуд", он с частью сторонников основал и возглавил "Кадиму", - новую партию, которая и сформировала правительство после следующих выборов. Уже без него - зимой 2006 он заболел, ушёл в кому, чтобы никогда уже не вернуться.
И политики, и народ поняли свою ошибку позже, когда из Газы посыпались ракеты. Понял бы и Арик, будь он в сознании, и, наверное, нашёл бы способ, если не решить, то хотя бы сделать им же сотворённую проблему не столь острой. Увы, он уже не мог.
Но давайте видеть в случившемся и некий положительный момент. Израиль лишний раз увидел с кем имеет дело, что говорить не с кем и не о чем. Это правда, что, как говорят многие израильские политики - мир заключают с врагами, а не с друзьями. Не правы они в другом - враг должен признать твоё право на жизнь. В данном случае, для этого врага, мир возможен, только после уничтожения Израиля.
Всю жизнь прекрасно понимавший, что у проблемы, увы, нет политического решения, и единственный выход в обозримом будущем - поддерживать статус-кво, под конец своей карьеры, он вдруг поверил. что решение есть. И проиграл.
Не нам всё же судить этого, без преувеличения, великого человека, посвятившего всю свою жизнь защите своей страны и не раз спасавший её на краю гибели. Он ошибался, но даже в ошибках своих был искренен и предан Израилю. И всем сердцем ненавидел террористическую, бандитскую мразь, лезущую как крысы из всех щелей и не дающих людям жить. И давил этих крыс. Давил. как должны давить, решительно и бескомпромиссно лидеры всех стран, столкнувшиеся с подобной чумой, не важно под каким флагом эта чума ползёт - зелёным ислама или красным Новороссии. И такой отряд 101 должен был бы давно уже действовать в Донецке и Луганске. И как когда-то Арик говорил, что бесполезно общаться с арабскими лидерами, по причине их полной недоговороспособности, также и другой стране, чья ситуация ныне во многом напоминает израильскую, пора понять - с безумным и агрессивным соседом говорить не о чем. По крайней мере при нынешнем режиме.
Да, жизнь Арика Шарона, всё в ней, и хорошее и плохое - ещё один урок, из которого можно было бы вынести много полезного. Беда в том, что как и всегда, желающих учиться исчезающе мало.