Орда. Особый путь


На днях повторяли интервью Акунина RTVi, в котором он в очередной раз сказал, что перемен в России, в лучшую сторону, при нынешнем режиме ожидать не приходится. Во всяком случае, парламентским путём. Это, кстати, стало одной из причин того, что и сам он там больше не проживает. Т.е., в принципе, ответ на извечно русское "что делать?" дан. Делать нечего. Пока нечего, а может быть, и я склоняюсь именно к этому варианту - делать нечего вообще. Безнадёга полная. А потому и вопрос "кто виноват" в данной ситуации представляет интерес чисто теоретический, ибо на практике пользы от ответа на него ожидать не приходится. И тем не менее, этот вопрос волнует многих, а потому и я бы вставил свои пять копеек, или центов, кому как больше нравится.

Почему так случилось, что все попытки модернизации, смены курса в России заканчивались крахом, хотя и считаются там вполне успешными? Как получилось, что короткие периоды, когда, казалось бы, был виден какой-то свет в конце тоннеля, сменялись вновь периодами полной безнадёги, как это и происходит сейчас. Основным фактором, на мой взгляд, является сам характер российского государства, не изменившийся за столетия - ордынский и азиатский, при том, что правители его всегда хотели играть первые роли именно в европейской политике. Корни же этого явления следует искать в глубине столетий, ибо предпосылки бед сегодняшних лежат в делах давно минувших.

Причём, если Акунин считает точкой бифуркации воцарение Ивана 3-го, избравшего для Московии этот самый ордынский путь, то я позволю себе с этим немного не согласиться. К этому выбору вела вся логика предыдущих событий, всего того, что происходило с Русью в предшествующие века, те метаморфозы, которые с ней произошли. Акунин был бы прав, если бы правление этого князя было некоей развилкой, позволяющей либо свернуть на столбовую дорогу европейской цивилизации, либо плестись по ордынской степи. Таковой не было, ибо вопроса о европейском пути вообще не стояло на повестке дня. Да и не могло стоять, ибо великий князь московский был занят проблемой переноса центра Орды именно в Москву. Это был вполне закономерный результат ослабления ханов и усиления их вассалов, каковыми и являлись московские князья. Как была невозможна европейская модернизация, европейский путь для татар, так же он был невозможен и для московитов, просто не ведавших, что государство может быть другим. Я не думаю, что, выбирая вектор развития Московии, князь Иван сознательно следовал ордынским путём, вовсе нет - он лишь воспользовался тем, что уже имел, что было опробовано его предшественниками. Он же, лично, вполне искренне, полагал себя наследником базилевсов, что нашло своё подтверждение в его женитьбе на Софии (Зое) Палеолог.

На самом же деле, бомба под будущую российскую государственность, то, что аукается по сей день, была заложена ещё князем Владимиром - крещение Руси по-восточному, византийскому обряду. Через 70 лет после этого события папа и Константинопольский патриарх проклинают друг друга и церковь оказывается расколотой не только де факто, но и де юре. Тогдашняя Русь, хоть и не оборвав связи с Европой, культурно отдаляется от неё всё больше и больше. Перемещение центра страны, т.е. наиболее влиятельных феодальных владык, на Северо-Восток, лишь углубляют этот разрыв. Исключением остаются, разве что Псков и Новгород. Но дело не только в этом. Азиатская, по сути своей, Византийская империя обладала колоссальным античным наследием, пусть и окостеневшим, не развивающимся. Тем самым наследием, которым так и не воспользовались русские князья. А по мере перемещения центра Древнерусского государства на Северо-Восток, связи с Европой, существовавшие у Киевской Руси ослабевали, пока, практически, не свелись к нулю. Зато происходило сближение со Степью, на пограничье с которой и находились русские княжества. Более того, влияние это было не только культурным. Происходило и смешение обитавших в этом приграничье народов. Восстановленный по черепу портрет Андрея Боголюбского имеет ярко выраженные монголоидные черты.

Католическая же Европа же была отдельным, и несмотря на все феодальные распри, цельным телом, жившим по единым феодальным нормам и имевшей единый центр - Рим, авторитет которого, хотя бы на словах, признавался всеми. Европа оказалась наследницей Рима Западного в гораздо большей степени, нежели Московия - Рима Восточного. Разумеется, и путь европейской цивилизации был весьма извилист и знал множество поворотов и метаний, но всё это движение вперёд и назад совершалось вокруг главного вектора, берущего своё начало в Западной Империи. И именно античное право, заложенная ещё Римом система взаимоотношений личности и государства, сохранившаяся в немногочисленных и малонаселённых городах, определила столбовую дорогу европейского пути, если хотите, латинской цивилизации. И именно из латинской, католической цивилизации, в конечном счёте и выкристаллизовался протестантизм, религия буржуазии и капитализма, и вовсе не случайно именно протестантские страны добились максимальных успехов в дальнейшем. Именно протестантская идея личной ответственности, индивидуального спасения и стала той морально-этической базой, из которой родился современный капитализм.

Всего этого Московия не знала, от всего этого она была бесконечно далека. Она не знала и не могла знать Возрождения, поставившего во главу угла человека, ибо, в отличие от прочих европейских стран, всё население страны, от последнего смерда до боярина-рюриковича, были всего лишь государевыми холопами, с которыми в любой момент этот самый государь мог сделать всё, что ему заблагорассудится. Иван Грозный был возможен только в Московии, ибо самые жестокие, самые кровавые европейские монархи, такие как, например, его современник Филлипп Испанский, даже близко не совершали того, что тот вытворял. В то же время, Иван мало чем выделялся на фоне современных ему восточных владык.

Концепция же Третьего Рима, весьма самонадеянно воспринятая московской верхушкой, лишь придала исторического нахальства стране. Того нахальства, плоды которого мир пожинает и сейчас, пережившей века уверенности в своей особой миссии, в праве на "собирание земель", причём, не только русских, но и вообще, всех, куда только они смогут дотянуться.

Реформы Петра по началу ничего существенно не изменили в характере государства - он лишь силком, против воли большей части элиты, натянул на неё европейский кафтан. Тем не менее, он дал толчок постепенному превращению этой самой элиты в европейскую, тем самым разделив население Орды на два разных, по сути, народа - европеизированную верхушку и азиатский народ. Эта европеизированная прослойка существенно выросла в 19-м века, особенно, после отмены крепостничества, а её значительный рост в начале 20-го века давал стране реальный шанс. Шанс, который вырос после Февральской революции, но был вскоре безвозвратно потерян, после захвата власти большевиками, окончательно и бесповоротно выкорчевавших европейскую составляющую в российском государстве, установивших такую азиатскую деспотию, в такой крайней форме, которая по степени жестокости и бесчеловечности превосходила многие средневековые деспотии. Во всяком случае, геноцид собственного населения в таких масштабах мало кто осуществлял до них. После же, их переплюнули, разве что, красные кхмеры.

Сталинская модернизация, это, вообще, отдельная тема, ибо никто до него не пытался объединить в одном флаконе современные технологии и ассирийское рабовладение. Что же до нынешних времён, то это, как в случае с любым нарывом - он должен когда-нибудь лопнуть. Особый путь привёл, вернее довёл до своего закономерного места - до ручки. Именно в нынешней, весьма эклектичной фашистской диктатуре, объединившей в себе все предыдущие тоталитарные метания, пытающейся соединить несоеденимое, кроется и её скорый финал. Всё вместе - рай для элиты, кондовое православие, сталинизм, всевластие спецслужб и их союз с организованной преступностью - вот она гремучая смесь, которая взорвёт и путинскую, с позволения сказать, модернизацию.

Беда лишь в то, что в стране реально отсутствует сила, которая могла бы повернуть это проклятое колесо русской истории вспять. Охлос традиционно поддерживает любую, самую драконовскую власть, особенно, если она провозглашает открыто антизападный курс, как это делает нынешняя. Даже весьма короткий исторический опыт - февраля 17-го и десяти ельцинских лет показывает, что демократические идеи российской биомассе глубоко чужды, так же, как они чужды нынешним обитателям исламского мира. В этом, мир "русский" и исламский поразительно схожи. Так что на вопрос "кто виноват", можно спокойно ответить - все. Весь народ. Тот народ, что ныне обитает за поребриком. Что же делать? А кто знает? Вот потому Акунин и уехал, что и ему неведомо.

Впрочем, есть один рецепт. Что там случилось с Японией и Германией в 20-м веке? Помнится, Столыпин сказал: "Вам нужны великие потрясения, мне нужна Великая Россия". Увы, от "Великой" России, одни лишь великие потрясения, всем тем, до кого дотянутся её когтистые лапы. Может лучше, пусть они будут у неё, глядишь, пережив их, она и весь мир получат шанс. Как его получили Германия и Япония. Они считают себя особенными, в силу того, что расползлись на огромные территории. Эти гигантские размеры вскружили им головы и ещё больше уверили в правильности этого "особого пути". Сами они не свернут. Есть два пути - либо они сами с него сорвутся, и тогда, иди знай, как скажется на нас их падение, либо столкнуть их, с целю собственного спасения. А потом можно и помочь им подняться, а почему бы и нет. Подняться на наших условиях. Ничего личного, никакой русофобии. Если крах неизбежен, а это именно так, к нему надо быть готовым. А значит, надо знать его истоки и причины. Надо, в конце концов, знать, как нельзя.
Зачем углубляться в историю, если сто лет назад об этом написал Бунин в своей книге "Окаянные дни".

Опять какая-то манифестация, знамена, плакаты, музыка -- и кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток:
-- Вставай, подымайся, рабочай народ!
Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские.
Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: "Cave furem"( берегись вора). На эти лица ничего не надо ставить,-- и без всякого клейма все видно.
Дивно...
Невже мокшанські колонії Русі: Залісся, Московія -- Русь?
Ніяких переміщень Русі на північний схід не існувало!!!
Русь залишилась у складі слов'янської держави ВКЛ!!!
повністю згоден з попереднім дописувачем. Галицько - волинське князівство, а потім ВКЛ і є Русь. і ніколи зв'язків З Европою не втрачало.