Имею ли я право?


В Израиле религия не отделена от государства. Вернее сказать, есть т.н. статус-кво, определяющий отношения между светской и религиозной частями общества. При этом, отношения между ними часто бывают достаточно напряжёнными, ибо религиозные пытаются диктовать светским. Последние же, стараясь не посягать на права верующих, тем не менее, сохраняют светский образ жизни, не позволяя в него вмешиваться. И никто не падает в обморок, а уж тем более, не ищет защиты в суде, ежели над "чувствами верующих" открыто насмехаются. Это, вообще, вещь довольно популярная - пройтись по этой теме очень любят всевозможные шутники - на телевидении, радио, в газетах. Не то, чтобы религиозным это нравилось, разумеется - нет, они возмущаются и протестуют. Но дальше этого дело не идёт. К чему я это? А к тому, что, если кому-то захочется пожаловаться на религиозное засилье в Израиле, я бы посоветовал взглянуть на нынешнюю Россию, светский характер которой закреплён в Конституции. Т.е. человек имеет право на свободу вероисповедания, включая и полное отсутствие такового.

В еврейском государстве человек может спокойно заявить во всеуслышание о своём атеизме, т.е. сделать то, за что в не столь от него далёкой Саудовской Аравии человека недавно приговорили к смертной казни. В России за это пока не казнят, но срок получить можно. Пока условный, как Соколовский. Но в приговоре суда ясно говорится, что тот оскорбил чувства верующих своим утверждением, что Б-га нет. Из этого следует, что в России атеизм уголовно наказуем, по крайней мере, если об этом заявить открыто.

Может быть я не прав, но в таком случае, судья вынесшая подобный приговор, должна быть дисквалифицирована по причине полной профессиональной несостоятельности. Что-то мне подсказывает, тем не менее, что такого не случится. Тем более, что недавно в Ставрополе человек за подобное утверждение был направлен на психиатрическую экспертизу. Вменяемая часть населения находится малость в несколько шоковом состоянии и не знает, чего ждать дальше. Вот и Владимир Познер обратился к властям с вопросом, нарушает ли он уголовный кодекс, открыто заявляя себя атеистом. Ему, надо думать, достаточно тяжело, как и всем т.н. системным либералам, которым не хочется идти на полный разрыв с властью. Да и не может он, работающий на государственном телеканале, себе такого позволить. Тем не менее, надо понимать, что, когда случается нечто, совсем уж зашкаливающее, затрагивающее его личный комфорт, он молчать тоже не желает. Трудно, конечно, в путинской России быть и вашим, и нашим. До сих пор у него как-то получалось. Интересно, конечно, чем закончится этот случай.

Познер написал на своём сайте: "Когда закон об оскорблении чувств верующих был принят три с небольшим года тому назад, многие предупреждали, что он будет использоваться для преследования противников церкви. Вот оно и произошло". Всё правильно. Это произошло, но не сейчас, а гораздо раньше. И вовсе не в церкви дело. Всё гораздо глубже.

Я не сомневаюсь, что если Познер будет удостоен высочайшего ответа, то ему скажут, что да, он имеет полное право говорить, что он атеист. Точно так же, как в своё время сам Познер, будучи советским пропагандистом, дал утвердительный ответ на подобный вопрос о правах граждан в СССР. Вполне возможны, конечно, всевозможные оговорки, которые сведут на нет подобное утверждение. Об этом ли не знать Познеру - школа-то та же самая, советская. Так что и здесь, ответ будет весьма обтекаемым, типа, сказать-то можете, но не забывайте всё о тех же чувствах верующих.

Но дело не в чьих-то религиозных чувствах. Это только частность, один из многих способов окончательно похоронить свободу слова в России, что уже, практически, удалось. Церковь же является одним из средств подавления такой свободы. Институт, сам по себе, достаточно тоталитарный, в подлинно светском государстве абсолютно не опасен, ибо его деятельность никак не пересекается с деятельностью государственных институтов. В России же власть сама поощряет церковь вмешиваться в государственные дела, к вящей выгоде их обеих.

Закон он оскорблении чувств верующих, равно как и закон о противодействии экстремизму, в силу намеренной размытости формулировок, позволяет привлечь к ответственности кого угодно и абсолютно за что угодно, ибо под соответствующие статьи можно подвести любое высказывание или поступок. Более того, их непредсказуемость позволяет создать в обществе атмосферу страха и неуверенности, когда человек не знает за что и когда его могут привлечь к ответственности. Так, например, в СКР на допрос был вызван по доносу "православного гражданина" гендиректор красноярского телеканала ТВК Вадим Востров за перепост “оскорбительной по отношению к Богу" записи Артемия Лебедева. По словам следователя, "Правда, вы написали, что с ней не согласны, но гражданин все равно оскорблен и требует завести уголовное дело, поэтому вас нужно опросить".

И ещё интересный момент. Большинство подобных дел заводится по доносам "оскорблённых" граждан, что тоже говорит о многом. Всё о чём писал в своё время Довлатов, о 4-х миллионах доносов, хранящихся в архивах, по-прежнему имеет место. Более того, людей поощряют доносить.

Русская Православная Церковь - колоссальное коммерческое и политическое предприятие, намертво сросшееся с путинским криминально-чекистским режимом. Она заполнила идеологический вакуум, образовавшийся после краха коммунистической идеологии. Более того, православие в нынешней России образовало причудливый, но довольно зловещий симбиоз с усиленно возрождаемой советской, имперской идеологией. На нынешних "патриотических" акциях хоругви и иконы мирно соседствуют с портретами Сталина и красными знамёнами. РПЦ МП отметилась и в Украине, выступая с открытых антиукраинских позиций. В зоне боевых действий на Донбассе, священники РПЦ оказывали и оказывают всяческую поддержку террористам. Монастыри и церкви предоставляют свои помещения под склады с оружием и нередки случаи, когда сами священники воюют на стороне "народных республик".

Какой бы ответ не получил Познер, если получит вообще, ничего не изменит и не будет значить ровно ничего. Дело, повторю, не в Б-ге, и не в утверждении есть он или нет. Познер считает, что закон об оскорблении чувств верующих используется для преследования противников церкви и грозит атеистам судом и сроком. Но также судом и сроком грозит в России любое свободное слово. Церковь - лишь один аспект той несвободы, которая ныне правит в России. Впрочем, как и всегда. Несвободы, имя которой - фашизм.
сроком в россии грозит уже сам факт пребывания на ней
надо понимать, в какой стране ты родился и что тебе за это будет