Грустный выбор


Грустно всё это. Грустно, когда не видишь перспектив, того самого света в конце тоннеля, когда, несмотря ни на что, ни на какие беды и несчастья всё остаётся по-прежнему, а альтернатива тем, от кого что-то зависит ещё хуже. 1-й тур выборов во Франции состоялся и в финал вышли Макрон и Ле Пен. Что касается последней, то всё было вполне ожидаемо. Макрон, в принципе, тоже, не оказался сюрпризом. Что нового принесли эти выборы? Пожалуй, лишь то, что впервые президентом может стать кто-то, не являющийся представителем старых политических партий, ни голлист и не социалист. Но не это является поводом для огорчений.

Когда во Франции случился последний теракт, знаете, что сказал Макрон? Воистину, это можно сделать эпиграфом ко всей европейской политике, как внешней, так и внутренней. Франция должна научиться жить в условиях террора. И правда, что можно сделать с этими "несчастными", которых, можно сказать, довели до отчаяния. Особенно, с последним, отсидевшим за всё тот же терроризм 15 лет в тюрьме.

Мне не нравится Ле Пен, как не нравятся любые ультра. Мне не нравится её дружба с Путиным и её высказывания в поддержку аншлюса Крыма. Также, я далеко не в восторге от её планов выхода из Евросоюза и еврозоны - это будет означать конец Евросоюза в целом. Да, всё это, повторю, мне не нравится. Однако, скажите мне, в чём она неправа, когда говорит, что собирается выгнать из Франции всех, кто находится в списке террористов или же, под наблюдением полиции. И что "фашистского" в вопросе: "Объясните, а зачем мы должны вообще держать их в нашей стране?" Нет, правда, объясните мне, почему эти люди должны оставаться во Франции в частности, и в Европе, вообще.

Ходят такие сплетни, что Макрон, на самом деле, вовсе не независимый кандидат, а креатура Олланда, поскольку у последнего не было шансов в силу его чрезвычайно низких рейтингов. Так что, если всё это правда, вовсе не удивительно, что Макрон собирается продолжать его политику, в том числе и в вопросах борьбы с террором. Впрочем, в данной ситуации, правильней было бы сказать, в условиях жизни при терроре. Они ничего не собираются менять, они по-прежнему готовы терпеть, нет, даже не пятую колонну, а реальных врагов, которые стремятся нанести удар везде, где только представляется возможным и прежде всего, по гражданскому населению. Это не только унизительно, это вполне попахивает национальным предательством, прошу простить меня за путинскую почти цитату.

В 70-е годы Европа жила в условиях террора всевозможных левых группировок, типа "Красных бригад" и "Красных" же армий. Но с ними, по крайней мере, хоть как-то пытались бороться, а самое главное - от них, действительно, некуда было деться, это были "свои" террористы. То же, что происходит сейчас, напоминает какой-то идиотский театр абсурда. Европу держат в страхе чужаки, а она упорно отказывается признать сам факт, развязанной против неё войны. Муллы в европейских мечетях продолжают призывать к джихаду, а власти, как будто не замечают это, в лучшем случае, реагируя на уже свершившиеся факты террора. Как говорится, спасибо и на этом, ибо далеко не всегда террор таковым признаётся. В Германии, например, террористические акты не регистрировались в полиции, как проявления радикального ислама. Можно вспомнить ещё запрет Обамы спецслужбам увязывать акты террора именно с исламским терроризмом.

Ситуация, на самом деле, совершенно абсурдная. Оказывается, что ни в одной европейской стране нет действующего механизма борьбы с террором, а сами террористы и те, кто их посылает прекрасно научились использовать законодательство в своих целях. Часть из них имеет гражданство тех стран, в которых они проживают, многие по праву рождения. Они обладают правом голоса, и это на их голоса рассчитывают политики типа того же Макрона. Да, они и избиратели тоже, как были избирателями террористы, взорвавшиеся в аэропорту Брюсселя. Избирателями из бельгийского Моленбека, где мэр, в союзе с местными исламистами выжил из города практически всё коренное население. Они прекрасно знают законы и умело ими пользуются.

Это, конечно, тоже причина - голоса всей этой шушеры, всего этого населения мусульманских кварталов, с которыми ох как не хочется ссориться. А почему, собственно? Почему они не хотят ссориться? Что будет, если вдруг политики плюнут на эти голоса? Вот, как плюёт Ле Пен.

Но есть и другая причина - ступор, в котором находится Европа, проще говоря - отсутствие, простите за грубость, яиц у европейских, да и не только у европейских политиков и вполне себе откровенный леволиберальный идиотизм. Пусть рухнет мир, но то, что они считают основополагающими принципами либерализма должны быть соблюдены. А потому, те же призывы к джихаду - это всего лишь свобода слова и вероисповедания.

И мне тут грешным делом закралась мысль. А за кого бы я голосовал, будь я французом? В конце концов, при всей омерзительности личности Путина, при том, что Национальный фронт, по многочисленным слухам, получает финансовую поддержку из России, жить мне во Франции, где мне предлагают привыкать жить с террором. Т.е. куда мне податься, на кого надеяться, кто предлагает мне хоть какое-то решение? В конце концов, что мне тот Путин и Крым, который находится неизвестно где?

Да, скорее всего Ле Пен проиграет во 2-м туре, президентом станет Макрон, а значит, ближайшие годы всё останется по-прежнему. Но всё больше избирателей будет понимать глубочайшую противоестественность ситуации, когда обстановку в стране определяют чужаки. Они ставят свои условия, они пытаются шантажировать, хуже того - берут на себя право наказывать в случае, если им что-то не нравится. А ещё лучше, просто держать всех в страхе, гадая, когда и где это случится в следующий раз. В Ницце, Париже, а может в этот раз и не во Франции, а в Германии, Бельгии.
Я тоже не хотел бы, чтобы Ле Пен стала президентом. Пока не хотел бы. Но выбор между ней и Макроном - очень грустный выбор. И очень грустная ситуация, когда половина избирателей готова жить с террором, а другая, в отчаянии, голосует за правого радикала. А что делать? Какие есть другие варианты?

Вдогонку. Группа анархистов числом от 300 до 400 человек устроила погром на улицах, прилегающих к парижской площади Бастилии, где обычно проходят политические манифестации и празднуются победы на выборах. Левым снова не нравятся результаты.