Оба хуже


Согласно последним опросам общественного мнения во Франции, серьёзные шансы выйти во 2-й тур президентских выборов имеют кандидаты двух диаметрально противоположных частей политического спектра - ультраправые, в лице Марин Ле Пен и ультралевый Жан-Люк Меланшон, представляющий движение "Непокоренная Франция", в которое входят Компартия, "Зеленые", "Революционные левые", "Новая левая социалистическая революция" и прочие им подобные организации. Такая вот перспектива - или коммунисты, или промосковские ультранационалисты. Политики и финансисты считают подобное развитие событий абсолютной катастрофой.

Мне же хочется спросить всех тех, кто об этой катастрофе говорит - вы хоть понимаете, что это ваших рук дело, что вы, простите, сами себя оттрахали. Традиционные партии, республиканцы и социалисты, сделали всё, чтобы избиратели от них отвернулись, именно своей неспособностью решить стоящие перед страной проблемы, вернее, нежеланием и нерешительностью. "Национальный фронт" и коммунисты, по крайней мере, на словах дают ответы на эти вопросы. Более того, я практически уверен, что во 2-м туре шансов больше у Ле Пен, согласно тем же опросам общественного мнения. Что же касается Меланшона, то здесь мы имеем дело с критической концентрацией левого идиотизма, левого безумия, охватившего Европу. Происходит поляризация сил, и если Ле Пен является ярым противником эмиграции из стран Третьего мира, то Меланшон и его люди - не менее яростно её поддерживают, видя в "беженцах" своих будущих избирателей.

Выборы во Франции, вернее, мрачная перспектива их результатов, это часть не менее мрачной общеевропейской картины. Происходит политическая поляризация общества. С одной стороны, массы получивших гражданство эмигрантов в содружестве с местными либерал-идиотами будут ещё больше радикализоваться, предлагая с одной стороны "булки на деревьях", с другой - дальнейшее привлечение в страну "беженцев". Наряду с циниками, которых интересуют прежде всего голоса и власть, как результат, имеется и изрядное количество идеалистов, которые совершенно искренне отстаивают идеалы своих движений. "Welcome refugees" - их никто насильно не гнал на улицы под этим лозунгом, они действительно так думают. То, что происходит в их рядах - разочарование в социалистах и социал-демократах за которых они традиционно голосовали, ведёт к вполне ожидаемому процессу их радикализации, дальнейшему полевению, хотя, вроде бы, дальше уже некуда. И что самое интересное, как и у Ле Пен, и прочих европейских правых, симпатии новых левых полностью находятся на стороне Москвы - они одобряют аннексию Крыма в частности и международную политику Путина в целом. Так что, то, что происходит во Франции, в большой степени является и результатом стараний путинской дипломатии, скупающей на корню, как европейских ультраправых, так и ультралевых. Впрочем, мало кому из избирателей, на данный момент, есть дело до внешнеполитической составляющей программы их кандидатов.

Если опросы общественного мнения говорят правду, и в финал, действительно выйдут ультранационалисты и коммунисты, Россия выигрывает в обоих случаях. Если победит Ле Пен, рухнет единый фронт стран Запада против Путина. Франция снимет антироссийские санкции и признает аншлюс Крыма. Это, чего уж там, будет грандиозная победа путинской дипломатии. В лице Ле Пен и возглавляемой ею Франции Кремль обретёт надёжного союзника. Я не сомневаюсь, что такого прокола, как с Трампом не случится. Ле Пен будет отрабатывать своё содержание сполна.

Беда, повторю, в том, что французские президентские выборы отражают общеевропейскую ситуацию. Идёт стремительное разделение общества на тех, кто осознаёт опасность, нависшую над западным миром и тех, кто несмотря ни на что продолжает поддерживать дальнейшее ухудшение ситуации, прикрываясь лозунгами толерантности и мультикультурализма. Первые видят, что традиционные правые партии, такие, как республиканцы во Франции, неспособны их защитить от волны террора, захлестнувшей Европу. Неспособны в силу своей нерешительности, неспособности переступить определённые принципы, и да, отказаться от отдельных частностей, дабы не потерять целого.

Ни Фийон, ни другой кандидат правых Макрон, желающий потрафить всем о обещающий ничего не менять, так и не смогли ответить в своих предвыборных речах на вызовы, стоящие перед Францией, не сказали, как они собираются защищать страну от террора. Не прозвучало ни слова о возможных депортациях, лишении гражданства, борьбе с исламистами внутри страны. И тут появляется Ле Пен с простыми и ясными ответами. По крайней мере, избиратель хоть что-то услышал, а потому, нечего удивляться достаточно высокому рейтингу Ле Пен.

То же самое с левыми - опасаясь роста влияния ультраправых, традиционные избиратели социалистов собираются голосовать за Меланшона, а рейтинг социалиста Бенуа Амон находится ниже плинтуса. Опять же, то что происходит, это не чисто французское явление. В Испании, например, вторая партия в стране "Падемос", по своей политической программе весьма близка к "Непокорённой Франции". Кстати, одним из пунктов её программы является дальнейшее привлечение в страну иммигрантов, прежде всего из исламских стран. Смысл понятен - привлечение потенциальных избирателей. Традиционные левые партии чувствуют тенденцию дальнейшей радикализации своего электората, а потому на поверхность всплывают такие одиозные личности, как Корбин у английских лейбористов. Я уж не говорю о резком полевении американских демократов и росте влияния Берни Сандерса и ему подобных.

Единственное правое движение в Европе, не являющееся промосковским и не состоящее на содержании Кремля - Пегида. Но именно реакция германского истеблишмента на это движение показывает, как далеко зашла проблема. А ведь движение вполне умеренное, особенно, если учитывать на фоне каких событий оно появилось на свет. Пегида борется за сохранение христианской культуры Германии, и толерантность по отношению к умеренным мусульманам. Исламизм назван женоненавистнической и жестокой идеологией. Действующие законы должны строго соблюдаться, полиции должно быть предоставлено дополнительное финансирование, а приток беженцев и иммигрантов с криминальным прошлым должен быть исключён. Что характерно, на демонстрациях Пегиды нередко можно видеть израильские флаги - движение поддерживает еврейское государство. Враг-то общий.

Немецкие власти, опять же, наступают не те же грабли, обвиняя Пегиду в разжигании ненависти. Тахаруш в Кёльне их ничему не научил. Может быть, выборы научат. Я, конечно, не желаю им французского варианта и хоть глупость и недальновидность должна быть наказуема, тем не менее, жалко людей. Жалко ту же Францию, вернее, то, что от неё осталось. А больше всего не хочется чтобы Москва получила такой подарок, Ле Пен или Меланшона, неважно кого. Тут ведь хороших вариантов нет. Оба хуже. А может, всё-таки, ещё пронесёт, а? Слишком уж всё мрачно.
Ле Пенше отрабатывать 9 млн? Это же чепуховая сумма. А какие простые решения она предлагает? Там нет простых решений в принципе - все очень сложные. Кстати, Фийон тоже пророссийский. Так что...
на этот раз
Де-Голля не видать
"А может, всё-таки, ещё пронесёт, а?"
там уже "пронести" не может, среди 5ти топ кандидатов все, как один, результат отрицательной селекции... Гадать, какое из зол менее страшное, даже не хочется.
Остается надеяться на Америку, что вовремя подоспеют со своим расселедованием влияния Кремля на европейских политиков.