...Хоть и не ведают, что творят....


Прости им, Господи, ибо, не ведают, что творят! ... А, действительно, простить ли их? Ибо, если простит Б-г, то и мы должны простить, ведь так? Куда нам, сирым, решать, кто прав, кто виноват и выносить приговор? А вот туда. Мы и без того грешны, так что - грехом больше, грехом меньше. Возьму на душу ещё один нераскаянный грех - грех непрощения и ненависти. В качестве оправдания для себя, скажу лишь, тем, кого я не прощаю и ненавижу, на моё отношение наплевать. Добавлю, что ненависть эта - проявление чисто эмоциональное, что самым естественным чувством здесь была бы гадливость, но, как известно, мы над чувствами своими властны не всегда. А когда ты не прощаешь, волей-неволей, и да, это тоже грех, радуешься проблемам и проблемкам своих, с позволения сказать, "оппонентов". Можете меня за это как-нибудь обозвать, я привык.

По этому поводу, хочу поделиться историей, которую мне с возмущением рассказал лет 15 назад один израильский сослуживец. Отдыхая на Синае, на берегу моря в большой компании, они увидели бедуина, метрах в 10-ти. Он преспокойно сел, задрав ночную рубашку, галабию, по-ихнему, и нимало не смущаясь оправился. В общем, там было прекрасно всё - вид, запах... Поднялся крик, были высказаны все известные ругательства - на иврите, на арабском, даже на русском, но существо протопало ближе к морю, прополоскало задницу и спокойно удалилось, предоставив оставшимся продолжать ругаться. Переместились подальше и как-то обустроились на новом месте, и тогда, один из компании, интеллигентный молодой человек, программист, заметил, что, в принципе, зря они так взбесились. Бедный бедуин даже не понял из-за чего, собственно, шум, ибо, то что он сделал - совершенно естественно для него, это мир в котором он живёт, со своими нормами, где, простите, вид дерьма, выставленного на всеобщее обозрение, никого не расстраивает. Вот, если бы вдруг, одна из сидящих неподалёку женщин, вдруг при нём обнажилась бы, он был бы огорчён, хуже того - оскорблён до чрезвычайности, т.е. эффект бы соответствовал нашей реакции на его действия.

Молодому человеку возразили, что, в принципе, глубоко плевать в каком мире этот бедуин обитает, и каковы его морально-нравственные установки. Египет хочет видеть здесь туристов, а туристы, простите, не хотят видеть, что кто-то рядом с ними срёт. А потому, жалко, что поблизости не обреталась египетская же полиция, которая знает, что так делать нельзя, даже если самим полицейским это не мешает. Это мешает тем, кто платит деньги, а стало быть, именно они диктуют определённые правила.

Абсолютно согласен с этими доводами. А потому, ещё раз напомню, что мне абсолютно плевать, ведает или же не ведает, тот, кто гадит, что он творит. Мне важен результат - он гадит. А если он ещё и настаивает на своём праве гадить, если тот, кто требует от него, если не срать, то, хотя бы, прибирать за собой, вызывает у него активный и агрессивный протест, то, как я и сказал выше - ненависть приходит совершенно помимо воли.

Не могу сказать, что следующая история вызывает во мне ненависть к её герою, вернее - героине, к ней скорее, брезгливую жалость, к ней, не ведающей, что творит. Но прощать ей тоже нельзя, к чему и призываю всех остальных. Вольно или невольно, но она делает чёрное и подлое дело. Ненависть свою я оставлю тем не ведающим, кто громко, злобно и агрессивно поддерживают и приветствуют старушкин бред.

Если кто не догадался ещё, то я говорю об истории с "эссе" Юнны Пинхусовны Мориц, за которое она была забанена в Фейсбуке. Ведает ли она, когда-то прекрасная детская поэтесса, переводчик, дочь человека, замученного теми, кого она ныне так защищает, что она творит? Многие предполагают, что, таки, нет, что она просто выжила из ума. Может быть и так, но, как и в случае с тем бедуином, сути это не меняет - очень уж омерзительно смердит. Смердит не только это - всё, что она делает последние годы, включая и насколько странный для "Пинхусовны", но нормальный для России в целом, антисемитизм - я имею в виду тот виршик про "зловреев". Впрочем, после Кобзонов с Якубовичами, удивляться нечему. Эти, точно, ведают, а потому, прощения и вовсе не обретут.

Да, с точки зрения творчества, не она первая. Вне зависимости от степени таланта - пойти на службу дьяволу, значит, этот талант утратить. Маяковский и Алексей Толстой - чем не примеры? И чем Юнна Пинхусовна, в этом смысле, исключение? Здесь ситуация даже хуже, чем с вышеупомянутым арабом - эти гадят, невзирая на зажимающую носы приличную публику, а беснующееся вокруг быдло радостно кричит: "Давай ещё!" И они дают, и как дают!

"Убитые не могут объявить голодовку" - мое маленькое эссе на тему суда над Савченко, оно было на моей ленте ФБ менее суток, но пришло много читателей, было 2000 лайков и более 300 перепостов, множество комментариев - однозначно в поддержку права россиян не быть убитыми Савченко, "исполняющей свой воинский долг". Это уже потом, когда аккаунт был частично разблокирован написала Юнна Пинхусовна в своём же ФБ. Я не хочу в сотый раз пересказывать всем, кроме российской биомассы известные факты. Я, также, спасая остатки репутации бывшей поэтессы, выскажу предположение, что её, в отличие от того же Кобзона, не купили, а она таки, просто, выжила из ума. Иначе говоря, если Кобзон подписал сделку с Князем Тьмы вполне сознательно, то старушку развели в тёмную. И тем не менее, я повторю - прощать нельзя никому и ничего. Есть определённая красная черта, которую они переступили, сознательно, или по глупости, вследствие старческого маразма - ровным счётом ничего не значит. Повторяю, снова навалена куча, вокруг неё радостно скачет озлобленное, агрессивное быдло, чувствующее себя обиженным до чрезвычайности. Как и милые их сердцу, арабские собратья, они взбешены уже тем, что кто-то, вообще, оказывает им сопротивление. Совать свои кривые лапы, хапать, отбирать - это их святое, или, если пользоваться, недавно выученным ими словом - сакральное право. Те, кто отрицает это, и здесь Юнна Мориц тоже солидарна с биомассой - русофоб.

Фейсбук, зловредная американская соцсеть, как полагает Юнна Пинхусовна, является "одним из моторов" информационной войны и на полную мощность работает, обслуживая "интересы Савченко и ее покровителей". "Неужели дирекция ФБ надеется таким образом арестовать голос русского поэта, лауреата премии А. Сахарова "За честь и достоинство писателя"?

Вроде бы, ежели человек опростался по незнанию, но знать ничего и не хочет, переубеждать его лично - занятие безнадёжное. Да и, как я понимаю, никто этом заниматься не собирается. Просто, вместе с нежеланием прощать подлость, пусть и совершённую в состоянии помутнения рассудка, вместе с ненавистью ко всей путинской рейхсканцелярии, к быдлу, которое, нет, не обманули, не надейтесь - им разрешили быть такими, какие они есть на самом деле, есть жгучее чувство обиды. Вовсе не на совершенно в духе 37-го года высказывание о "Савченко и ее покровителях", о некоей загадочной дирекции ФБ, жаждущей арестовать голос русского поэта. Особенно же, учитывая предыдущие баны за антипутинские высказывания. Нет, меня коробят упоминание имени Сахарова всуе, именно в данном контексте. Это подло и кощунственно, в свете нынешней "позиции" Мориц. О каком чести и достоинстве здесь вообще идёт речь?

И не было бы никакого бана, если бы не одно обстоятельство. Может я не прав, но думается мне, очень уж знаковой стала фигура Савченко, а отношение к ней своеобразным критерием рукопожатности. Вот, даже и ФБ не выдержал.

Что же касается "русского поэта", то вы, Юнна Пинхусовна, может и русский, но больше, никак не поэт. Вы это звание, уж простите меня, хама и циника, просрали. Вы гадите вместе с вашей страной проживания, не видя в этом греха и даже в мыслях не имеете за собой прибрать. Зачем? Наоборот, скоро ещё подкинем и дальше будем подкидывать. Теперь работа такая, пусть и называется она, официально, литературой.

Как же можно вас и вам подобныx прощать? И какая разница - ведаете вы или нет. Как говорится, Б-г простит, да и это - весьма сомнительно.