Между плохим и очень плохим


История, как известно, не терпит сослагательных наклонений, поэтому, гадать, что было бы, пойди всё когда-то не так, а эдак - дело не очень благодарное. Неблагодарное, но, тем не менее, интересное, ибо даёт лишний шанс понять и объяснить, по крайней мере, самому себе причины и движущие силы многих событий, имевших место в прошлом, давнем и не столь уж далёком, а потому, может быть, и пролить больше света на происходящее ныне. Особенно это касается определённых, ключевых моментов истории, так сказать, точек бифуркации. Вот, что бы, например, случилось, прими Русь крещение по римскому, латинскому, а не греческому обряду? Или как бы развивались события, если бы Сербия приняла требования Австро-Венгрии после убийства эрцгерцога Фердинанда. Глядишь, и не было бы никакой Первой Мировой войны, а значит и всех последовавших за ней революций, со всеми вытекающими отсюда последствиями, а значит и мир нынешний был бы абсолютно другим.

Это относится и к завтрашней дате - 22 июня, дню начала самого крупного и кровопролитного эпизода Второй Мировой войны, названного советскими "историками" "Великой Отечественной войной". Могла ли в этот день история пойти другим путём? А почему бы и нет? При двух возможных обстоятельствах. Будь Гитлер чуть медлительней, или же товарищ Сталин чуть расторопнее. И то, и то было вполне возможно по тем временам. Собственно говоря, всё, о чём я здесь пишу, давно известно - Сталин, так же, как и Гитлер, планировал воевать с Германией, а потому проводил скрытую мобилизацию. Многомиллионная армия развёртывалась у западных границ Советского Союза. Да, предвидя истерику адептов религии Великой Победы, хочу лишний раз подтвердить, что целиком и полностью согласен с доводами Суворова. Да и как не согласиться, если они абсолютно логичны и очевидны. Надо, просто, не быть фанатиком этой самой религии.

Двум социалистическим государствам было явно тесно в одной Европе, а потому, скорее рано, чем поздно, они должны были вцепиться в глотку друг другу, что и случилось. Повторю, вовсе не обязательно именно так, как это произошло в нашем варианте истории. Вполне могло сложиться так, что первым удар нанёс бы Сталин. Интересно и то, что первоначально, на момент заключения Пакта Молотова-Риббентропа, война против СССР, действительно, в планы Гитлера не входила. По большому счёту, Сталин сам доигрался.

Не выдерживают никакой критики доводы о том, что этим Пактом Советский Союз пытался оттянуть неизбежную войну. Как раз наоборот - создавая общую с Германией государственную границу, он делал всё, чтобы её приблизить. Разумеется, в удобное для себя время. Именно Пакт позволил Гитлеру напасть на Польшу, именно поэтому немцы так настаивали на его заключении, чтобы совместно с СССР уничтожить "уродливое детище версальского договора". И, опять же, именно заключение Пакта стало началом Второй Мировой войны. Если Сталин так боялся войны с Германией, зачем же он дал Гитлеру дополнительные два года, чтобы вооружиться и ещё больше окрепнуть - ведь ясно было, что тот не собирается сидеть сложа руки. Нет, "Ледокол революции", отправленный в плавание большевиками, должен был железным катком пройтись по всей Европе, а затем, ему в спину должна была ударить Красная Армия, дабы избавить мир от фашистской чумы.

Не всё получилось, как хотел товарищ Сталин. Германия не завязла в долгой войне с союзниками, а быстро разгромила англичан и французов, оккупировав, практически, всю Западную Европу. Надо было снова договариваться с Гитлером, снова делить континент, для чего и отправили в Берлин Молотова в ноябре 40-го. Там, собственно говоря, всё и решилось. Вернее, Гитлер понял, что аппетиты Сталина непомерны, впрочем, как и его собственные. Тогда и пришёл фюрер к решению, которое сам товарищ Сталин принял уже достаточно давно. В мире двум диктаторам не ужиться. Требования Молотова были непомерно высоки. Он настаивал, среди прочего, на полном контроле СССР над Балканами и переходе Турции в зону советского влияния. После этого визита Гитлер и занялся вплотную подготовкой к нападению.

Можно ли считать, что Германия нанесла превентивный удар? Технически, пожалуй, да. И совершенно неважно, знал ли Адольф Алоизович о планах Иосифа Виссарионовича. Не понимать же того факта, что скорее рано, чем поздно вся сталинская громада обратится против него он не мог. Нанести удар первым - был его единственный шанс на спасение. Кроме того, реальное представление, как был вооружён Советский Союз, как он был "не готов" к войне, немцы получили уже после её начала, увидев военную технику Красной Армии, все эти Т-34 и КВ, пушки и самолёты, технику такого качества и в таком количестве, какими не обладала на тот момент ни одна армия мира. Но тогда, в конце 40-го, сам товарищ Сталин уже вовсю работал над планами будущей, весьма скорой, и несомненно, победоносной войны. План стратегического развёртывания уже существовал, а Генштаб продолжал трудиться 24 часа в сутки. И вскоре после визита состоялась та, знаменитая, вошедшая в историю, штабная игра, где Жуков с Павловым отработали начальный этап боевых действий с предполагаемым противником у западных границ СССР. Игра, которая так и не стала сценарием реальной войны, ибо, как мы все знаем, с самого начала, всё пошло не так.

Застигнутая врасплох внезапным ударом, громадная, в массе своей, крестьянская армия, хорошо помнящая ужасы недавней коллективизации, обратилась в паническое бегство, бросая, без боя отдавая в руки врагу всю эту самую мощную, самую передовую в мире военную технику. Те самые тридцатьчетвёрки, которые потом, уже немецкими, дошли до Москвы. За 3 месяца врагу была отдана территория, которую потом, с величайшими потерями возвращали в течение 3-х лет.

Но я, всё-таки, вернусь к нашей виртуальности. И правда, что бы было, если бы товарищ Сталин успел ударить первым, если бы операция "Гроза" началась двумя неделями раньше, чем планировалась и танковая лавина (а танков, повторю, у Сталина было больше, чем во всех армиях мира, вместе взятых) ринулась через бывшую польскую границу на Запад. Да, скорее всего, массового драпа с немецкой стороны бы не было, но удар по развёрнутым для наступления, а потому, не готовым к обороне, войскам Вермахта был бы страшен. Значительно уступающие в численности и вооружении немцы, при всём упорном сопротивлении, потерпели бы поражение. Со своими потерями Сталин не считался. Итак, он бы получил ожесточённое и обречённое сопротивление Вермахта и сожжённая дотла ВСЯ Европа, разрушенная в силу особой ожесточённости сражений в гораздо большей степени, чем в нашем варианте истории. Собственно, СССР, не только сохраняет свою промышленность, но и устанавливает свою новую границу далеко на Западе, увеличивая число советских республик. И что получается? А то, что, социализм, в конце концов, всё равно, пришёл бы к своему неизбежному краху, вот только, последствия этого краха, от Испании до Владивостока были бы гораздо более тяжёлыми. Просто, представьте себе хаос конца 80-н, начала 90-х на всей территории Европы, без возможности получения какой-либо помощи. Как это ни жутковато звучит, но миру повезло, что история пошла именно так, как пошла.

Кстати, о Холокосте. А почему вы думаете, что в той виртуальности, которую я предположил, не было бы "дела врачей", но уже в европейском масштабе? Вот и выходит, что при всей трагичности этой даты, 22 июня 41-го, в виду неизбежности войны при любых обстоятельствах, история пошла по-плохому, но не самому плохому пути. Такая вот беда...

Они оба, Сталин и Гитлер говорили, что желают только мира. Первый боролся за "коллективную безопасность", второй воевал исключительно, чтобы восстановить справедливость. И оба никому не угрожали. И сейчас тоже, Россия никому не угрожает. Это всё НАТО. Вот и маленький подполковник высказался, как-то, в том смысле, что Россия открыта для обсуждения новой внеблоковой системы коллективной безопасности в мире, но вот "...Мы не видим положительной ответной реакции. Наоборот, НАТО усиливает свою агрессивную риторику и свои агрессивные действия уже вблизи наших границ. В этих условиях мы обязаны уделить особое внимание решению задач, связанных с повышением обороноспособности нашей страны".

Ну да, кто-то уже боролся за "коллективную безопасность", оккупируя соседние страны. Им же и теперь угрожает "агрессивный блок НАТО", а они мирно маршируют по Украине и Грузии. Но есть и отличие. Тогда, в 41-м, их было двое, сейчас только они одни. Им не с кем делить Европу, да им никто и не даст. Время не то. Может быть, сейчас тоже нет хороших путей, но главное, ныне, не выбрать самый плохой. Вернее, не дать России его навязать. Помнить о 22-м июня, помнить и не прощать тех, из-за кого этот день случился, с той и другой стороны. Но помнить и тех, кто погиб по их вине, и тоже с обеих сторон.

Орда. Особый путь


На днях повторяли интервью Акунина RTVi, в котором он в очередной раз сказал, что перемен в России, в лучшую сторону, при нынешнем режиме ожидать не приходится. Во всяком случае, парламентским путём. Это, кстати, стало одной из причин того, что и сам он там больше не проживает. Т.е., в принципе, ответ на извечно русское "что делать?" дан. Делать нечего. Пока нечего, а может быть, и я склоняюсь именно к этому варианту - делать нечего вообще. Безнадёга полная. А потому и вопрос "кто виноват" в данной ситуации представляет интерес чисто теоретический, ибо на практике пользы от ответа на него ожидать не приходится. И тем не менее, этот вопрос волнует многих, а потому и я бы вставил свои пять копеек, или центов, кому как больше нравится.

Почему так случилось, что все попытки модернизации, смены курса в России заканчивались крахом, хотя и считаются там вполне успешными? Как получилось, что короткие периоды, когда, казалось бы, был виден какой-то свет в конце тоннеля, сменялись вновь периодами полной безнадёги, как это и происходит сейчас. Основным фактором, на мой взгляд, является сам характер российского государства, не изменившийся за столетия - ордынский и азиатский, при том, что правители его всегда хотели играть первые роли именно в европейской политике. Корни же этого явления следует искать в глубине столетий, ибо предпосылки бед сегодняшних лежат в делах давно минувших.

Причём, если Акунин считает точкой бифуркации воцарение Ивана 3-го, избравшего для Московии этот самый ордынский путь, то я позволю себе с этим немного не согласиться. К этому выбору вела вся логика предыдущих событий, всего того, что происходило с Русью в предшествующие века, те метаморфозы, которые с ней произошли. Акунин был бы прав, если бы правление этого князя было некоей развилкой, позволяющей либо свернуть на столбовую дорогу европейской цивилизации, либо плестись по ордынской степи. Таковой не было, ибо вопроса о европейском пути вообще не стояло на повестке дня. Да и не могло стоять, ибо великий князь московский был занят проблемой переноса центра Орды именно в Москву. Это был вполне закономерный результат ослабления ханов и усиления их вассалов, каковыми и являлись московские князья. Как была невозможна европейская модернизация, европейский путь для татар, так же он был невозможен и для московитов, просто не ведавших, что государство может быть другим. Я не думаю, что, выбирая вектор развития Московии, князь Иван сознательно следовал ордынским путём, вовсе нет - он лишь воспользовался тем, что уже имел, что было опробовано его предшественниками. Он же, лично, вполне искренне, полагал себя наследником базилевсов, что нашло своё подтверждение в его женитьбе на Софии (Зое) Палеолог.

На самом же деле, бомба под будущую российскую государственность, то, что аукается по сей день, была заложена ещё князем Владимиром - крещение Руси по-восточному, византийскому обряду. Через 70 лет после этого события папа и Константинопольский патриарх проклинают друг друга и церковь оказывается расколотой не только де факто, но и де юре. Тогдашняя Русь, хоть и не оборвав связи с Европой, культурно отдаляется от неё всё больше и больше. Перемещение центра страны, т.е. наиболее влиятельных феодальных владык, на Северо-Восток, лишь углубляют этот разрыв. Исключением остаются, разве что Псков и Новгород. Но дело не только в этом. Азиатская, по сути своей, Византийская империя обладала колоссальным античным наследием, пусть и окостеневшим, не развивающимся. Тем самым наследием, которым так и не воспользовались русские князья. А по мере перемещения центра Древнерусского государства на Северо-Восток, связи с Европой, существовавшие у Киевской Руси ослабевали, пока, практически, не свелись к нулю. Зато происходило сближение со Степью, на пограничье с которой и находились русские княжества. Более того, влияние это было не только культурным. Происходило и смешение обитавших в этом приграничье народов. Восстановленный по черепу портрет Андрея Боголюбского имеет ярко выраженные монголоидные черты.

Католическая же Европа же была отдельным, и несмотря на все феодальные распри, цельным телом, жившим по единым феодальным нормам и имевшей единый центр - Рим, авторитет которого, хотя бы на словах, признавался всеми. Европа оказалась наследницей Рима Западного в гораздо большей степени, нежели Московия - Рима Восточного. Разумеется, и путь европейской цивилизации был весьма извилист и знал множество поворотов и метаний, но всё это движение вперёд и назад совершалось вокруг главного вектора, берущего своё начало в Западной Империи. И именно античное право, заложенная ещё Римом система взаимоотношений личности и государства, сохранившаяся в немногочисленных и малонаселённых городах, определила столбовую дорогу европейского пути, если хотите, латинской цивилизации. И именно из латинской, католической цивилизации, в конечном счёте и выкристаллизовался протестантизм, религия буржуазии и капитализма, и вовсе не случайно именно протестантские страны добились максимальных успехов в дальнейшем. Именно протестантская идея личной ответственности, индивидуального спасения и стала той морально-этической базой, из которой родился современный капитализм.

Всего этого Московия не знала, от всего этого она была бесконечно далека. Она не знала и не могла знать Возрождения, поставившего во главу угла человека, ибо, в отличие от прочих европейских стран, всё население страны, от последнего смерда до боярина-рюриковича, были всего лишь государевыми холопами, с которыми в любой момент этот самый государь мог сделать всё, что ему заблагорассудится. Иван Грозный был возможен только в Московии, ибо самые жестокие, самые кровавые европейские монархи, такие как, например, его современник Филлипп Испанский, даже близко не совершали того, что тот вытворял. В то же время, Иван мало чем выделялся на фоне современных ему восточных владык.

Концепция же Третьего Рима, весьма самонадеянно воспринятая московской верхушкой, лишь придала исторического нахальства стране. Того нахальства, плоды которого мир пожинает и сейчас, пережившей века уверенности в своей особой миссии, в праве на "собирание земель", причём, не только русских, но и вообще, всех, куда только они смогут дотянуться.

Реформы Петра по началу ничего существенно не изменили в характере государства - он лишь силком, против воли большей части элиты, натянул на неё европейский кафтан. Тем не менее, он дал толчок постепенному превращению этой самой элиты в европейскую, тем самым разделив население Орды на два разных, по сути, народа - европеизированную верхушку и азиатский народ. Эта европеизированная прослойка существенно выросла в 19-м века, особенно, после отмены крепостничества, а её значительный рост в начале 20-го века давал стране реальный шанс. Шанс, который вырос после Февральской революции, но был вскоре безвозвратно потерян, после захвата власти большевиками, окончательно и бесповоротно выкорчевавших европейскую составляющую в российском государстве, установивших такую азиатскую деспотию, в такой крайней форме, которая по степени жестокости и бесчеловечности превосходила многие средневековые деспотии. Во всяком случае, геноцид собственного населения в таких масштабах мало кто осуществлял до них. После же, их переплюнули, разве что, красные кхмеры.

Сталинская модернизация, это, вообще, отдельная тема, ибо никто до него не пытался объединить в одном флаконе современные технологии и ассирийское рабовладение. Что же до нынешних времён, то это, как в случае с любым нарывом - он должен когда-нибудь лопнуть. Особый путь привёл, вернее довёл до своего закономерного места - до ручки. Именно в нынешней, весьма эклектичной фашистской диктатуре, объединившей в себе все предыдущие тоталитарные метания, пытающейся соединить несоеденимое, кроется и её скорый финал. Всё вместе - рай для элиты, кондовое православие, сталинизм, всевластие спецслужб и их союз с организованной преступностью - вот она гремучая смесь, которая взорвёт и путинскую, с позволения сказать, модернизацию.

Беда лишь в то, что в стране реально отсутствует сила, которая могла бы повернуть это проклятое колесо русской истории вспять. Охлос традиционно поддерживает любую, самую драконовскую власть, особенно, если она провозглашает открыто антизападный курс, как это делает нынешняя. Даже весьма короткий исторический опыт - февраля 17-го и десяти ельцинских лет показывает, что демократические идеи российской биомассе глубоко чужды, так же, как они чужды нынешним обитателям исламского мира. В этом, мир "русский" и исламский поразительно схожи. Так что на вопрос "кто виноват", можно спокойно ответить - все. Весь народ. Тот народ, что ныне обитает за поребриком. Что же делать? А кто знает? Вот потому Акунин и уехал, что и ему неведомо.

Впрочем, есть один рецепт. Что там случилось с Японией и Германией в 20-м веке? Помнится, Столыпин сказал: "Вам нужны великие потрясения, мне нужна Великая Россия". Увы, от "Великой" России, одни лишь великие потрясения, всем тем, до кого дотянутся её когтистые лапы. Может лучше, пусть они будут у неё, глядишь, пережив их, она и весь мир получат шанс. Как его получили Германия и Япония. Они считают себя особенными, в силу того, что расползлись на огромные территории. Эти гигантские размеры вскружили им головы и ещё больше уверили в правильности этого "особого пути". Сами они не свернут. Есть два пути - либо они сами с него сорвутся, и тогда, иди знай, как скажется на нас их падение, либо столкнуть их, с целю собственного спасения. А потом можно и помочь им подняться, а почему бы и нет. Подняться на наших условиях. Ничего личного, никакой русофобии. Если крах неизбежен, а это именно так, к нему надо быть готовым. А значит, надо знать его истоки и причины. Надо, в конце концов, знать, как нельзя.

"Не раскачивать лодку"


Террор давно превратился уже, к сожалению, в тоскливую рутину. И если в 90-е, зверские теракты, которые время от времени потрясали Израиль, казались на Западе чем-то далёким, не имеющим к ним никакого отношения, то ныне эта напасть пришла и к ним, к чему они, вполне ожидаемо, оказались абсолютно не готовы, более того, даже не знают, что с этим делать и с какого боку решать эту проблему. Ту, которой ещё недавно можно было не замечать, время от времени высказывая вялое и не вполне искреннее сочувствие, когда нечто подобное случалось в Израиле. Но вот уже больше 15-ти лет, как эта чума пришла и сюда. Пришла так, если иметь в виду 9/11, как никогда и нигде не случалась раньше. А потому, тогда, когда это случилось, казалось, вернее сказать, была уверенность, что цивилизованный мир раз и навсегда сделает для себя определённые выводы, а также, в корне изменит некоторые принципы, доселе казавшиеся незыблемыми. Но нет - опоры, на которых стоит западный мир подтачивают с двух сторон. С одной - террористы, с другой - всевозможная, расплодившаяся до чрезвычайности левая шушера, томимая необъяснимым комплексом вины и готовая помочь убийцам растоптать и уничтожить тот мир, в котором они живут.

Конспирологические теории о том, что американцы сами себя взорвали, появились чуть ли не на следующий день после катастрофы и продолжают множиться по сей день. Конечно, "мирная религия ислам" никак не могла толкнуть "этих несчастных" на то, что они сделали. Вернее сказать, не сделали, ибо "близнецы" обрушились от взрывчатки заложенной внутри здания. И эта реакция, вернее, отсутствие таковой, это катастрофа не меньшая, чем то, что случилось в этот страшный день. Западный мир, прежде всего его интеллектуальная элита, отказались сделать очевидные выводы и признать, что мир изменился, причём безвозвратно. Отказались признать тот факт, что отношения с Третьим миром, отношение к выходцам из него, такие, какими они были до катастрофы, должны измениться самым радикальным образом. Но решиться на столь решительные меры они так и не смогли. Дальнейшее, лишь результат этой преступной глупости. Глупости, повторю ещё раз, во многом обусловленной влиянием леволиберальной элиты, чувствующей себя всё более вольготно и ведущей себя всё более нагло.

Победа Трампа, внушившая было, осторожный оптимизм, обернулась на деле гнусным бардаком, вакханалией левых уродов, зубами цепляющихся за своё влияние и власть над умами. А то, что таковую они имеют, прекрасно продемонстрировали события, последовавшие за его избранием. Им, действительно, удалось вывести на улицы, если не миллионы, то уж точно, сотни тысяч. Робкие попытки президента хоть что-то сделать в сфере безопасности, в частности, ограничить въезд в страну выходцам из наиболее опасных в плане террора стран, были пресечены на корню решениями местечковых судей. Об этом, разумеется, всем давно известно, но я лишь хочу показать, насколько глубока проблема. Левые никогда не уступят, они будут цепляться зубами и когтями за своё влияние, причём, многие из них прекрасно отдают себе отчёт в том, насколько самоубийственны их призывы, а главное - действия. Многие из них, в частности, нынешний лидер лейбористов Корбин, вполне открыто говорят о том, что не следует бороться с террором. Gardian, по следам последних терактов в Лондоне, писала, что самое главное после случившегося, не поддаться ненависти, а наоборот, протянуть руку дружбы, ещё теснее сплотиться с мусульманскими гражданами страны, которые, разумеется, прекрасные люди и совсем уж замечательные англичане, только магометанского вероисповедания.

Они всё прекрасно понимают, вся эта левая, уж простите за резкость, сволочь. За гранью здравого смысла находятся лишь те выводы, которые они для себя делают и требуют, чтобы делали все остальные. Помните, может быть, довольно жуткую историю о том, как в одном из английских городков выходцы из Пакистана годами насиловали белых девочек. Страшно? Разумеется. Но не менее страшна реакция, ибо она не оставляет шанса на избавление от этой напасти. Представитель городских властей, признав случившееся, сказал, что, тем не менее, отказывается давать делу ход, ибо не считает себя в праве "раскачивать леволиберальную лодку". Всё. Тушите свет.

И, вполне естественно, что всю эту публику, и соответственно, СМИ, ею контролируемые, чрезвычайно раздражает Израиль, упорно отказывающийся играть в эти игры. Более того, всеми силами пытающийся защитить своих граждан от террора, от которого, по мнению всё той же левой кодлы, защищаться вовсе и не следует. А самое страшное, это то, что Израиль старается быть, что называется, проактивным, стремясь предотвратить террористические атаки. Так уж вышло, что, защищая себя, притягивая к себе всевозможную нечисть, Израиль защищает западную цивилизацию, что чрезвычaйно действует на нервы всё тем же высоколобым интеллектуалам. Причём, что характерно, подобной публики хватает и в самом Израиле. Тех, кого выводит из себя естественное, в нормальном, а не перевёрнутом мире, стремление выжить, кто отрицает за собственным народом право на существование.

Иногда мне кажется, что неприязнь леволиберального дискурса к Израилю среди прочих, продиктована такой причиной - левые не могут простить еврейскому государству именно эту живучесть, но в ещё большей степени, отсутствие всяческих комплексов и рефлексии по этому поводу. Потому и корёжит их так, когда Израиль себя защищает, когда уничтожает террористов, потому и врут, потому и демонизируют страну. Характерный случай произошёл несколько дней назад, после двойного теракта в Иерусалиме, в котором погибла израильская военнослужащая Адас Малка, а сами террористы уничтожены. Тогда английская ВВС опубликовала статью под заголовком "Три палестинца убиты после смертельного нападения с ножом в Иерусалиме". Именно так обычно трактуют израильские теракты левые европейские СМИ. Сначала пишут об убитых террористах, так что подсознательно именно их начинаешь воспринимать, как жертву.

Но на этот раз что-то у ВВС пошло не так. Видно в Израиле, что называется, терпець урвався. В социальных сетях поднялась волна негодования, в том числе, в аккаунтах таких людей, как Дональд Трамп-младший, написавший по этому поводу "Вы хотите сказать, после того как они зарезали женщину-полицейского? Более далекий от истины заголовок трудно придумать". Биби дал указание МИДу и послу в Лондоне выразить протест корпорации по поводу лживого заголовка. После этого ВВС была вынуждена извиниться: "Мы принимаем утверждение, что первоначальный заголовок сообщения не отражал в точности суть произошедшего, и поэтому мы изменили его. У нас не было намерения вводить читателей в заблуждение, и мы выражаем сожаление всем, кто был оскорблен".

И вдогонку. В Лондоне один человек погиб, еще восемь пострадали в результате наезда фургона на толпу прихожан, возвращавшихся из мечети с вечерней молитвы. Полиция расценивает случившееся как теракт. 48-летнего водителя грузовика задержали. Теперь о самой мечети. Данная мечеть давно известна своими связями с Аль-Каидой и другими террористическими группами. Её имам Абу Хамза аль-Масри, был приговорён к пожизненному заключению за подстрекательство к расовой ненависти, убийству и за поддержку Аль-Каиды.

Я, разумеется, не могу одобрить случившегося. Отвечать террором на террор не метод. Просто, это лишний повод властям задуматься, ибо всё это - результат их бездействия, того самого нежелания раскачивать лодку. Так было, увы, всегда - если правительство бездействует, в свои руки инициативу берут граждане. Иногда и таким вот образом, что, разумеется, не есть хорошо. Вот только сделает ли оно ТЕ выводы из случившегося? Лодка уже качается.

"Сложная фигура"


Гитлер был сложной фигурой и его нельзя рассматривать исключительно в отрицательном ракурсе. Его даже можно сравнить с Наполеоном или Кромвелем, которые сделали карьеру на волне революций и сосредоточили в руках огромную власть. Как вам такое утверждение? Вот только не надо на меня кидаться с кулаками, говорить, что я пытаюсь реабилитировать нацизм. Я, просто, пытаюсь быть объективным и мне интересно - если подобное можно сказать о Сталине, почему нельзя о Гитлере. Вот, сказал же всё это о великом кормчем Путин в интервью Оливеру Стоуну. А заодно добавил, что излишняя демонизация вождя - это один из способов атаки на СССР и Россию. И правда, следуя этой логике, излишняя демонизация фюрера - это тоже, атака не только на Третий Рейх, но и на современную Германию.
Когда-то, тот без кого, как известно, нет России, уже высказывался по аналогичному поводу, вспоминая, что сталинизм, конечно, у них, там за поребриком был, но вот, нацизма-то не было. Я бы, конечно, полюбопытствовал, а в чём принципиальная разница между двумя социалистическими режимами, если бы не был изначально уверен в намеренном лукавстве кремлёвского фюрера. Всё он знает и понимает прекрасно, а работа в его конторе, надо думать, не оставила ему никаких иллюзий, относительно строя и страны, которым он служил. Речь и не о том, как это он договорился до того, что мы слышали. Это нормально. Для них нормально и ничего из того, что там, во вставшей с колен, ныне произносится не должно вызывать удивления. Страна сперва медленно и постепенно, а дальше, особенно за последние 3 года, скатилась к самому обыкновенному фашизму. Именно к нему, ибо если мы захотим применить к нынешней России все 14 признаков фашизма, о которых писал Умберто Эко, то каждый из них будет попаданием в точку. Так что, не надо падать в обморок, если один фашист оправдывает другого.
В нынешней Германии, как огня боятся малейшего намёка на времена Третьего Рейха, каковые многим по сей день видятся по любому, часто, совершенно безосновательному поводу. Это продолжается ровно столько, сколько прошло времени с падения нацистского режима. Был такой старый немецкий фильм "Привидения в замке Шпессарт", где есть весьма характерный эпизод. В зале суда, под штукатуркой, явственно видны проступающие нацистские символы. Авторы, как бы говорят, - смотрите, нацизм ещё жив, он только спрятался. Скорее всего, судя по современной Германии, тревога их была напрасной. Нацизм, действительно, не имеет шансов. Надо было, просто, калёным железом выжечь любые другие оценки прошлого, кроме одной - однозначно отрицательной, не терпящей никаких "но", " всё не так однозначно" и "было и хорошее". А что, не было хорошего? Я не немец, а потому, мне можно сказать. Было, и немало. Во всяком случае, голода не было и в коммуналках не ютились, да и забирали по ночам куда как меньше, чем в той стране, которой управляла "сложная фигура". А какие дороги строили! Но кто сейчас это вспомнит? Кому придёт в голову рассуждать о какой-то там неоднозначности, если была Вторая Мировая, развязанная Германией, с её 50-ю миллионами жертв, если были Майданек и Освенцим, если был, наконец, Холокост!
Так, простите, в который раз я задам всё тот же вопрос - какая разница между этими двумя фигурами, почему многими одна из них, по сей день считается "сложной", а вторая назначена (разумеется, справедливо) вселенской букой. Я не говорю, в данном случае, о том, что сказал Путин, меня снова и снова поражает, что его слова не вызывают в мире того шока, который бы вызвали аналогичные высказывания о Гитлере, что не пришло, упорно не приходит осознание и понимание того, что оба режима были абсолютно равнозначны в своей бесчеловечной сущности, что искоренение самой мысли о какой-либо "неоднозначности" сталинизма, поиски любых положительных черт в нём должно стать одной из главных задач, такой же, как была денацификация в послевоенной Германии.
Да, на волне революций, особенно в разорённых и обедневших странах, к власти приходили, мягко говоря, личности неоднозначные, такие, как Кромвель, Робеспьер, Наполеон, получавшие никем и ничем не ограниченную власть. Но это, всё-таки, не 20-й век, и ни один из них, даже Робеспьер, не устраивал геноцида собственного народа, не покрыл страну сетью концлагерей. В плане злодейств им совершённых, Сталин был "сложной фигурой" гораздо большего масштаба, чем все вышеперечисленные.
То, что никак не уложится, к величайшему сожалению, в головах нынешних политиков, это, что Сталин был злодеем не меньшего, если не большего масштаба, чем Гитлер. Вернее, я думаю, более того, уверен, что многие из них, на самом деле, это прекрасно понимают. Что не даёт многим на Западе окончательно поставить знак равенства между нацизмом и коммунизмом, это тот факт, что правительства стран свободного мира были вынуждены заключить союз именно со Сталиным против Гитлера, ибо стоял вопрос о выборе одного из зол. На тот момент, обстановка в мире складывалась таким образом, что союз с СССР был предпочтительней. Теперь же, признать, что свободный мир тогда пошёл на сделку с дьяволом, кажется несколько затруднительным. Как-то даже неудобно, особенно учитывая, что несмотря на Холодную войну и прочее, с Советским Союзом, равно как и с нынешней Россией неизменно поддерживались отношения.
Да, вся разница между Гитлером и Сталиным в том, что тогда, 70 лет назад, один выиграл, а другой проиграл. На этом различия заканчиваются. Ах, да, забыл ещё кое о чём. Форма усов у вождей тоже различалась. В остальном же, как совершенно справедливо заметил Виктор Суворов, отличий не было. Впрочем, Сталин с большим рвением уничтожал собственное население в то время, как Гитлер уничтожал чужое.
Называть человека, уничтожившего миллионы своих подданных, развязавшего самую страшную в человеческой истории бойню, создавшего самый чудовищный тоталитарный режим, когда-либо бывший на Земле "сложной фигурой", мягко говоря, абсолютно аморально и абсолютно непорядочно. Извиняет сказавшего лишь то, что мы не можем подходить к нему и его окружению с обычными человеческими нормами и понятиями. Они доказали, что находятся по ту сторону добра и зла, доказали уже давно, всей своей деятельностью. Оправдание сталинизма - лишь одно из проявлений.
Дело не в Путине, в конце концов. Беда в том, что сталинизму по сей день не вынесен окончательный приговор, что в цивилизованных странах (о России речи нет) до сих пор нет однозначной оценки, приравнивающей сталинизм к фашизму и нацизму. И скорее всего не будет, пока не состоится процесс, аналогичный Нюрнбергскому, где сталинизм будет осуждён так же, как и нацизм. И тогда никто уже не посмеет рассуждать о "сложности" персоны самого страшного убийцы в истории человечества. А оправдание сталинизма будет приравнено к реабилитации нацизма со всеми вытекающими последствиями.

Бремя белых


Когда 7 июня 1981 года Израиль разбомбил иракский ядерный реактор, весь мир взвыл от возмущения. К тому же, там, вместе с десятью иракскими солдатами погиб французский техник. Израильтяне же, как и все предыдущие годы, просто, защищали себя, стараясь минимизировать риски, каковыми в данном случае и являлась иракская ядерная программа. Француза, конечно, жаль, но, если смотреть правде в глаза, а также в силу сухой бухгалтерии, одна его жизнь в сравнении с многими и многими тысячами жизней израильтян и многих других, буде Саддам Хусейн получил атомную бомбу, при всём цинизме такового подхода, мало что значит. В конце концoв, нечего было туда лезть с самого начала, ведь все прекрасно понимали, для чего, с какой целью Ирак развивает ядерную программу. В результате же израильского удара, Саддам был вынужден её полностью свернуть.

Потом, спустя 10 лет, Time напишет: "разбомбив иракский реактор, Израиль оказал услугу мировому сообществу". Но тогда, повторю, настроения были другие. Слава Б-гу, премьер-министром тогда был Менахем Бегин, которого меньше всего волновало мнение мирового сообщества, когда речь шла о безопасности страны. А вопрос, в данном случае, стоял о существовании государства, да и элементарный здравый смысл диктовал необходимость этой акции. Да, формально, это было нарушением норм международного права, но с другой стороны, Израиль и без того находился в состоянии войны с арабским миром, а на войне, понятное дело, как на войне.

Это только, почти четверть века спустя, до мира наконец дошло, что при общении с определёнными режимами, все договора и соглашения годятся, главным образом, на подтирку и разговаривать с ними надо другим языком. Но для этого должен был случиться "Крымнаш". И то сказать, при всём пришедшем понимании, цивилизованный мир не решается на реальные шаги, которые могли бы остановить агрессора. Нет, я не говорю о военных действиях, но есть много других путей заставить врага, а Россия - именно, враг, вернуться в то, что принято называть правовым полем. И не надо говорить про то, что Россия слишком крупный игрок в мировой политике, чтобы идти на такие решительные шаги. По этой логике, страны, ей подобные, могут, вообще, совершенно безнаказанно, творить в мире всё, что им вздумается.

Но вернёмся на Ближний Восток, вернее, к отношениям с режимами, подобными саддамовскому. Две вещи можно сказать о мире, о западном, прежде всего мире, после всего того, что случилось 7 июня 1981 года. Вернее сказать - мир получил два урока, которые, к сожалению, усвоил довольно слабо. Ужасно то, что и "закрепление пройденного" - катастрофа 9/11 тоже не было усвоено в полной мере. Иначе, мир был бы сейчас другим. Первый урок преподал Израиль и именно этот урок не был усвоен, что и позволило Третьему миру и России преподнести Западу второй, вернее, целую серию вторых уроков, также оставшихся непонятыми и невыученными.

Смысл же обоих уроков заключается в том, что с определёнными режимами, в определённых, весьма нередких ситуациях, то, что принято называть международным правом, абсолютно не действует. Если быть более точным, оно, просто, неприменимо. Не может, например, Англия строить свои отношения с каким-нибудь Ираком, на тех же принципах, на которых строит, допустим, с Францией. Просто, потому, что Ирак живёт в совершенно другом временном измерении, по совершенно другим понятиям, и ему глубоко чужды все международные нормы, которые веками Европа вырабатывала для себя, а ныне пытается применять ко всему миру в целом. В этом и заключается трагическая ошибка. Россия и третий мир живут по своим, только им понятным законам, ментально существуя даже не в 19-м, а гораздо более ранних веках. А значит и относиться к ним нужно, исходя из тех норм, при этом, разумеется, по возможности соблюдая гуманные принципы 21-го века. Именно, по возможности.

Израиль, например, как часть Западного мира, с трепетом относится к человеческой жизни, а потому очень стеснён в средствах сопротивления и борьбы с террористами Хезболы и ХАМАСа, которые размещают свои установки, обстреливающие мирное израильское население, в самом центре густонаселённых жилых кварталов, на крышах школ и больниц. Вынужденный считаться с этим, а также, с требованиями "людей доброй воли", Израиль лишён возможности адекватно реагировать на террористические атаки. Враг, между тем, намеренно, на глазах у всего мира, наносит удары именно по жилым кварталам израильских городов. То, что принято считать силой и достоинством западной цивилизации, оборачивается слабостью и смертями невинных людей. Какой выход из создавшейся ситуации? На мой взгляд, отказаться от многих из нынешних принципов взаимоотношений с Третьим миром, включая те, которые ныне почитаются за основополагающие. Пересмотреть саму концепцию нынешних международных отношений и вернуться, не побоюсь сказать, к принципам 19-го века, к тому, что так прекрасно описал Киплинг в своём "Бремени Белых". Заранее оговариваюсь – не надо обвинять меня в расизме, я в данном случае не имею в виду цвет кожи. Я говорю о "бремени" западной цивилизации в целом, бремени, которое она должна взвалить на себя, теперь уже, просто, для того, чтобы выжить. Помните, как там у Киплинга:
"...каторжную работу –
Нету ее лютей,-
Править тупой толпою
То дьяволов, то детей."

Как сказал Экзюпери, мы в ответе за тех, кого приручили. Пока западный мир правил в том мире, который ныне называется третьим, там были по определению невозможны Аль Каеда и ИГИЛ. Потом, Запад устал от груза, который сам взвалил себе на плечи и ушёл. И за эту ошибку, за эту усталость теперь жестоко расплачивается. Настолько, что речь идёт уже о самом существовании западной цивилизации. Но самое страшное, что несть числа тем, кто уже готов уступить место под солнцем алчным и диким пришельцам, тем самым дьяволам и детям.

То, что сделал Израиль в 81-м, и было тем самым "бременем белых", защитой тех ценностей, о которых всё больше и больше забывает цивилизованный мир. От того и валят через неплотно закрытые границы миллионы "беженцев", по этой причине взрываются на улицах наших городов нелюди с поясами шахидов. Что ещё мы можем сделать для этих несчастных? Это уже даже не смешно. Впрочем, это и не было смешно с самого начала. Это омерзительно и подло. Но я знаю, тем не менее, что можно сделать для этих "несчастных". Вспомнить о нём, о бремени белых, которое никуда не делось, как бы некоторые не хотели о нём забыть, не стыдились его. Вспомнить во имя собственного уже выживания, ибо ошибался любимый мой Киплинг, когда говорил, что Запад и Восток с места не сойдут. Восток уже пришёл к нам. Но он был тысячу раз прав, когда писал:
Твой жребий - Бремя Белых!
Его уронить не смей!
Не смей болтовней о свободе
Скрыть слабость своих плечей!

Бремя, сброшенное с плеч, даёт лишь ложное чувство облегчения. Реальные же последствия - кровь и смерть. Со времён Киплинга "темные сыным земли" мало изменились, разве что, потеряли страх и научились воевать современным оружием, став тем самым сто крат опаснее. Тогда, в 81-м, Израиль с честью вынес это бремя. Как бы ни было тяжело, никто "Бремя белых" не отменял и поныне. Как бы ни хотелось от него избавиться.

Последнее средство


Знакомые говорили о нём, как о "спокойном и сдержанном парне", "прогрессисте" и любителе поговорить "о политике". Как обычно, никто от него не ожидал того, что он сделал. Да, 66-летний житель города Сент-Луис в штате Иллинойс Джеймс Хаджкинсон открыл огонь по бейсбольной команде конгрессменов от Республиканской партии во время тренировки на площадке в южном пригороде Вашингтона Александрии. Он ранил 5 человек, в том числе конгрессмена от штата Луизиана Стива Скализа, секретаря фракции республиканского большинства в Палате представителей Конгресса. Состояние Скализа, после проведённой операции, оценивается, как критическое.

Интересная деталь - один из конгрессменов, покинувших бейсбольную площадку за минуту до нападения, рассказал, что к нему подошел человек и спросил, кто эти конгрессмены — демократы или республиканцы. Оказались, на свою голову, именно республиканцами. Я думаю, нет никакого смысла говорить о том, что де перейдена некая грань, что безобразные по форме и содержанию протесты левых против президента обернулись открытым насилием. Ничего не перейдено - мы уже давно пребываем за этой самой гранью.

Левые давно ведут себя агрессивно и нагло, а пресловутая Антифа в Европе давно уже превратилась в банды штурмовиков, терроризирующих политиков, да и просто людей правых взглядов. Полезный идиот из Сент-Луиса, горячий поклонник другого буйного борца за социальную справедливость - Бенни Сандерса, оказался именно из этой породы. Его заклинания в Фейсбуке о разрушенной Трампом демократии, о том, что "пришло время сокрушить Трампа и компанию" закончились вполне логично - он, таки, взял в руки оружие и пошёл "сокрушать".

Всё логично, но от того не менее страшно. Западный мир давно уж беременеет левыми идеями, но теперь, видимо, наступают роды. Левые переходят к открытому насилию, ибо других аргументов им явно не хватает. Своих желанных целей, той самой социальной справедливости, о которой и вещал юродивый Бенни в Америке, или тот же, не менее юродивый Маланшон во Франции, а также Корбин в Англии, парламентским, так сказать, конвенциональным путём, достичь не удаётся. Всё-таки, у большинства остаётся некий запас здравомыслия, не позволяющий стать у руля высоколобым идиотам из университетских кампусов. Не хотите по-хорошему, будет по плохому. Как будет, показал новопреставленный Хаджкинсон.

Левые уже давно не препятствуют насилию, более того, протестуют против любых попыток его обуздать, называя это покушением на свободу слова и самовыражения. Никто, когда толпы сторонников Сандерса и Хиллари бесновались в Вашингтоне, в кампусах калифорнийских университетов, повторю, НИКТО из лидеров левых не попытался это безобразие остановить. Также, руководствуясь совершенно безумной логикой, французские социалисты в парламенте, во время беспорядков в мусульманских кварталах Парижа, требовала вывести оттуда полицию и не препятствовать погромщикам.

И тем не менее, я вижу повод для осторожного оптимизма. Всё-таки, они проигрывают. Медленно, с тяжёлыми арьергардными боями, но проигрывают. Причём, начался их путь к поражению довольно давно. Ещё сто лет назад, когда многочисленные полезные идиоты приветствовали октябрьский переворот в России, когда они требовали от своих правительств прекращения "интервенции" и признания "молодой Советской республики", а через короткое время, когда многие из них же увлеклись идеями других социалистов - Гитлера и Муссолини, были на Западе здоровые силы, пытавшиеся, и не без успеха поставить заслон этому сумасшествию. Были, и во многом поэтому рухнул социалистический эксперимент фюрера и дуче, выбив частично почву из-под ног социалистической шушеры. Разумеется, не до конца. Ведь существовала ещё и "родина трудящихся всего мира". И ей помогали, на неё работали не за страх, а за совесть тысячи всё тех же полезных идиотов. Всю Вторую Мировую войну и много после неё, в Штатах существовала мощная шпионская сеть, работавшая на Советский Союз, сеть, состоявшая из АМЕРИКАНЦЕВ, проникшая и пустившая корни на всех уровнях управления страной. Именно благодаря им, Советы получили атомную бомбу. А "кембриджская пятёрка" - талантливые мерзавцы, искренне воспринявшие коммунистические идеи, работавшие на советскую разведку совершенно бескорыстно, абсолютно из идейных соображений?

Маккартизм, или как левые любят его называть - "охота на ведьм", была естественной защитной реакцией здорового общества на прямую и явную угрозу. Угрозу, исходившую, что характерно, не извне, а изнутри американского общества. Страшным ударом для левых всего мира был крах Советского Союза, на который они молились долгих 70 лет, этой Мекки всего "прогрессивного человечества". Именно тогда, практически по всему миру, сошли с политической сцены многочисленные, находившиеся на содержании Москвы коммунистические партии, а левые идеи оказались в глубочайшем кризисе. Впрочем, как выяснилось, увы, ненадолго. Леволиберальный дискурс, всё-таки, оказался живуч до чрезвычайности, а также, никуда не делось повзрослевшее и постаревшее поколение детей-цветов 60-х, ковавшее себе смену в университетских кампусах. Эта смена и выползла в 90-х, плавно перетекши рубеж тысячелетий.

Это они сейчас приветствуют орды "беженцев", они выходят на демонстрации, протестуя против действий полиции, пытающейся остановить разгул чёрной преступности, это они выдумали себе чёрно-белый мир, где существует империализм и борющиеся за свободу народы. У них, как у того же Корбина, ХАМАС и Хезболла не являются террористами, а Уго Чавес - политический кумир. В их мире Израиль является агрессором, да и вообще, не имеет права на существование, в то время как ИГИЛ тоже - борцы за свободу. Левые - это идеология собственного поражения, уступки своей среды обитания наглым и жестоким дикарям, ненависти к собственному миру и совершенно немотивированного чувства вины перед всеми остальными. Ненависть такая, которая вынуждает искать дружбы со всеми врагами этого мира, как вот нынче Оливер Стоун ездил на поклон к Путину.

Полная бездарность и импотенция левой идеологии видна невооружённым взглядом. Потому и проигрывают они, потому и беснуются, громят, а теперь, вот, стали и убивать. А что же остаётся делать бедным, если всё идёт не так, как им хочется. Насилие, на то и насилие, чтобы хоть как-то компенсировать личную никчемность. Вот и берутся всевозможные Хаджкинсоны за оружие. Это, увы, только начало. Буду рад, если не прав. Пусть я буду плохим пророком.

"La Russie en 2017"


В царствование государя Николая 1-го, в 1839 году, Россию посетил маркиз де Кюстин. Он был представлен ко двору и в личной беседе весьма пришёлся по сердцу императору. Настолько, что разрешил де Кюстину свободно путешествовать по всей империи, дабы написать книгу о своём вояже. Таковая, как ожидали, должна была иметь характер самый комплиментарный. Маркиз, убеждённый монархист, собственно говоря, и прибыл в Россию, дабы найти подтверждение своим идеям. Путевые впечатления нашли своё отражение в книге "La Russie en 1839" - "Россия в 1839 году". И грянул гром. Содержанием зловредного пасквиля мерзкого французишки был чрезвычайно шокирован государь, пригревший, как выяснилось, змею на груди, а поэт Жуковский обозвал де Кюстина собакой, даже признав, что часть написанного соответствует правде. А как же не соответствовать, ежели маркиз лишь правдиво описал то, что увидел, путешествуя по империи.

Россия у де Кюстина предстала страной "варваров" и рабства, всеобщего страха и "бюрократической тирании". Роялист до мозга костей, маркиз, после своего возвращения, как он сам признавался, "ехал в Россию искать доводов против республики", но сам стал, если не республиканцем, то уж, во всяком случае, убеждённым противником абсолютизма. В книге даны более чем нелестные оценки, как личности самого государя, так и всему тому, что называется образом жизни, порядкам и системе управления государством. Он проанализировал историческую судьбу государства и представил в своей книге множество оправдавшихся прогнозов о будущем страны и её взаимоотношениях с европейскими державами.

Книга, разумеется, попала под строжайший запрет, однако контрабандно провезённые экземпляры читались российской аристократией в оригинале на французском языке. В целом же, кто бы сомневался, книга была с гневом отвергнута российским "патриотическим" дискурсом, отвергается и клеймится, что характерно, и по сей день, почитаясь, как ныне принято говорить, русофобской. Россию, как это случилось тогда, как это происходило неоднократно после, просто, "не поняли". Ну да ведь известно, что умом её не понять, а вот верить в неё нормальному человеку бывает тяжеловато. Ну не понимает цивилизованный мир эту её "особенную стать", не понимает "особых" прав, а самое главное, что Россиюшка всегда права. Как вот не понял правоту последней в царствование того же императора, настаивавшего на именно российском контроле над церковью Рождества Христова в Вифлееме до такой степени, что решился на войну. Сперва с Турцией, передавшей ключи от храма католикам, а потом и с выступившими на их стороне Англии и Франции. Опять, всё та же уверенность в этой своей "особенной стати", кою на Западе опять не поняли и не оценили. Случилась, как известно, Крымская война, в которой Россия потерпела самое позорное поражение. Причиной же, как и во многих других случаях, стала политика государства, уверенность, что именно ей, России, позволено всё, что не позволено другим, а вовсе не антироссийские, как по сей день пишут российские историки, настроения, царившие в Европе. Впрочем, эта мантра про извечную русофобию Запада, одна из наиболее живучих и удобных для любой российской власти, ибо любая попытка как-то противостоять российской экспансии, да и вообще, всем безобразиям, этой властью творимым объясняется всё той же, немотивированной русофобией. Вот, просто, без всяких причин, не любят Россию и всячески стараются ей навредить. Англичанка гадит.

Это, в общем, для России нормально. Чем более дремучим становится российский режим, чем более опасным он становится для окружающих, а стало быть, чем больше цивилизованный мир пытается себя защитить, тем больше раздаётся воплей о русофобии, "хлещущей через край". Они, там, за поребриком, разумеется, все в белом и единственное, чего хотят - это мира и дружбы. Разумеется, при соблюдении их интересов. О своём стремлении к миру, в своё время, заявлял и товарищ Сталин, оккупируя Восточную Европу, и советское руководство в более поздние времена, ну и, разумеется, нынешний режим, который несправедливо подвергнут санкциям со стороны Запада.

Санкции же, ясное дело, совершенно не оправданы, ибо Крым, как известно, "наш", а на востоке Украины "ихтамнет", а потому, нет никаких причин для подобной, воистину, русофобской политики. На самом же деле, по мнению спикера Госдумы Володина, санкционная политика Запада в отношении России и Белоруссии приобретает системный характер и становится похожа на "генетическое неприятие" славян. Само по себе это высказывание вызывает некоторое удивление, и думается, продиктовано, прежде всего, излишней эмоциональностью говорившего - ведь Россия и Белоруссия далеко не единственные славянские страны. Есть Украина, есть, в конце концов Польша, Чехия, та же Сербия, против которых санкции никто не вводил и вводить не собирается. Да, против России введены санкции, которые пока никто не собирается отменять, но ведь и она не собирается вернуть Крым законному хозяину, равно как и прекратить оккупацию Донбасса. Равно, как и батьке - не нарушать права человека. Всё очень просто.

Но Володин гнёт своё. Санкции переходят "грани разумного", а потому, те, кто это делает, борется со славянами. Впрочем, по его мнению, они это уже проходили. Надо понимать, что Володин имеет в виду Гитлера, считавшего славян низшей расой. Ежели так, то сравнение более чем смелое. Отвечая же на вопрос, с чем, на его взгляд, может быть связано такое отношение, спикер сказал: "Как раз и непонятно, с чем это связано. Потому что оснований-то для этого нет. Надо у них и спросить - что у них, что они так генетически не любят славянские народы". Ну опять же, зачем обобщать. С Украиной-то всё в порядке. Или украинцы уже не славяне? А может дело в том, что Украиной управляют евреи? Вот и Савченко не так давно об этом поведала - о еврейском засилье. Кстати, протесты в России, ясное дело, тоже финансируются Западом, причём, по той же самой причине - желанию "насолить" столь "генетически" нелюбимым славянским народам.

Да и сам Путин, если помните, недавно вопрошал: "Долго ли это будет продолжаться?" И выражал надежду, что нет, недолго, ибо это контрпродуктивно и никому не выгодно. А ведь прав. В своё время, Запад вёл себя более конструктивно и к взаимной выгоде имел дело и с нацистской Германией и с СССР. О результатах такой "конструктивности" можно не напоминать.

Больше всего, однако, умиляет, что они там не знают, в чём же причина всех этих санкций. Чего же ещё этот Запад хочет от Россиюшки? И правда, у них и для них-то, всё нормально, всё так и должно быть. Как и почти два века назад, беда, по их мнению, не в том, что они творят, что у них происходит, а то, что это может кому-то, то бишь, нормальным, цивилизованным людям не нравиться. Потому и де Кюстин оказался собакой, и русофобия "хлещет через край".

А государь, хочу напомнить, после поражения в Крымской войне, так расстроился, что в одночасье преставился. Такая беда. Вот ведь, что русофобы творят. Что-то Путин, как погляжу, не может никак расстроиться по-настоящему. А поводов-то, хоть отбавляй. Вон, как славян не любят, прямо "генетически".

Безнадёга


Есть такое довольно затасканное, но от того, не менее верное утверждение, что всякий режим существует до тех пор, пока пользуется поддержкой большинства населения страны. Это касается любого режима в истории, включая сталинский и гитлеровский. Разумеется, возможны всякие варианты и отклонения, бывает, что режим, который вполне устраивает это самое большинство, рушится, тем не менее, под тяжестью собственных проблем, как это и произошло в Советском Союзе. Всякое случается. Но повторю - наиболее одиозные, страшные режимы существовали именно по той причине, что народ ничего не имел против них. И не надо говорить про армию и аппарат подавления - всё это рушится в одночасье, когда нация хочет и требует перемен, как то и случилось в странах Восточной Европы, когда ослабла удавка советского контроля.

Потому всё так и безнадёжно, скажем, в арабском мире, что исламский фундаментализм, средневековье поддерживаются основной массой населения, а значит нет шансов на то, что когда-нибудь эти страны станут частью цивилизованного мира. И так уж сложилось, что наиболее печальной, при подобных режимах, оказывается участь интеллигенции, желающей перемен, непременно оказывающейся в меньшинстве, отторгнутой и не понимаемой собственным народом. Зачастую ещё и получающей клеймо предателей.

К России это относится в большей степени, чем к любой другой стране, и можно бесконечно приводить тому самые разнообразные причины - извечно ордынский, тягловый характер государства, скрутившего своих подданных в бараний рог, всегдашняя несвобода, воспринимаемая охлосом, как норма, идущая из глубины веков племенная стадность, которую большевики именовали коллективизмом. Факт остаётся таковым - народ в этой стране традиционно поддерживал, и поддерживает сейчас, любую, даже самую драконовскую власть, считая именно её нормой. Идеи же, которыми живёт вот уже скоро два века как, весь цивилизованный мир, остаются глубоко чуждыми и пугающими. Традиционно, оппозиционная интеллигенция (а кому же ещё и быть в оппозиции режиму) воспринималась и воспринимается, как агенты врага, пятая колонна. То, что предлагала и о чём ныне продолжает говорить оппозиция - права человека, открытость общества, ценности европейской цивилизации, были всегда непонятны российскому охлосу, а потому шансов у такой оппозиции в России никогда не было. Надо понимать, что и не будет в обозримом будущем.

В своё время, Пётр, силком напяливший на верхушку общества немецкий камзол, открыв для неё Европу, сохранил, тем не менее, азиатский, ордынский характер государства. Миллионы крестьян так и остались жить в Орде, в то время, как аристократия, спустя несколько поколений стала вполне европейской, а значит, и в большой степени открытой идеям, приходящим из Европы. Декабристы, впечатлённые Французской революцией, попытались применить всё это в России. Чем и как это всё закончилось, хорошо известно. Русская интеллигенция тогда впервые продемонстрировала свои качества, такие как идеализм, нерешительность и подспудное желание принести себя в жертву, совершенно на мой взгляд, нездоровый суицидальный комплекс. Но была и ещё одна причина их поражения - страх. Они испугались того, что может случиться, если охлос выйдет из-под контроля - того самого русского бунта, бессмысленного и беспощадного, не имеющего другой цели, кроме разрушения, чтобы затем вновь вернуться в то же самое стойло. Мятежные солдаты даже не понимали зачем они вышли на Сенатскую площадь, а Черниговский полк, поднятый на юге, просто кинулся грабить и мародёрствовать.

Такими же идеалистами были народники, пытавшиеся нести не только революционные идеи в народ, но и просвещение. Их не поняли, но самое главное - даже не захотели понять и выслушать. Прекраснодушные мальчики и девочки оказались абсолютно чужды русскому крестьянину, который с большим удовольствием сдавал последних полиции. Дело было не только в полной оторванности от реальности политической программы народовольцев. Народу, действительно, не была нужна эта свобода, а порядок вещей в государстве казался естественным, равно, как и собственное полурабское положение.

Единственным моментом в российской истории, когда массы захотели перемен, была Февральская революция, и та началась, как голодный бунт. Что характерно, народ очень скоро почувствовал тоску по твёрдой руке, что и предопределило приход к власти большевиков. Как оно и бывает, группа решительных заговорщиков, одним ударом захватывает власть в стране, смещая правительство интеллигентов, с их чуждыми и непонятными народу разговорами о свободе и демократии. Большевики создали тоталитарное, жёстко регламентированное общество при полном, если не одобрении, то благожелательном равнодушии основной массы населения. Конечно, следует учитывать, что большевики сумели найти язык, понятный охлосу, то, чего так и не сумели сделать ни меньшевики, ни эсеры, ни тем более, кадеты и другие правые, либеральные партии. Более того, они, опять же, разбудили в народной массе всё самое тёмное и страшное, сумев направить всё тот же русский бунт в нужное себе русло. Единственный раз, когда всё это дало сбой - начало войны с Германией, когда в массе своей крестьянская армия, помнящая ужасы коллективизации, попросту, разбежалась, не желая воевать за Советы. Но это, повторю, случилось лишь единожды.

Российский народ никогда не хотел перемен, ибо советский строй с его де-факто уравниловкой, тотальным подчинением и всеобщей бедностью полностью соответствовал веками сложившимся племенным представлениям о справедливости. Поэтому, народ так и не понял, и не принял спущенную сверху Перестройку. Это, опять же, верхушка поняла, что надо менять систему, вследствие её полной несостоятельности и экономического кризиса. Не надо по этому поводу обольщаться тысячами защитников Белого дома в августе 91-го. Это была капля в море равнодушного или же сочувствующего ГКЧП населения, которое тогда осталось в массе своей сидеть по домам. Зато в октябре 93-го именно эти люди вышли на улицы, чтобы вернуть страну к привычному им порядку вещей.

Поэтому, я не сомневаюсь в истинности 86% поддержки нынешнего режима. И я глубоко пессимистичен относительно перспектив нынешней российской оппозиции, что и подтвердили вчерашние события в Москве, Петербурге и многих других российских городах. Давайте смотреть правде в глаза - народ, в массе своей остался, в лучшем случае, равнодушен, а вообще, зачастую открыто враждебен тем, кто вышел на улицы. Достаточно просто почитать комменты в российских социальных сетях, полные ненависти к оппозиции и полностью одобряющие действия полиции.

Да, давайте смотреть правде в глаза - это их режим и ему в обозримом будущем ничего не грозит. И у холодильника, каким бы пустым он не был, нет шансов победить телевизор. Они этим даже гордятся. И всё бы ничего, и пусть бы их, если бы не некоторые "но". Жалко немногих вменяемых, кого от века презирал и ненавидел "народ-богоносец". А кроме того, они опасны, ибо своё рабство, своё скотство, покорность, ненависть к окружающему миру, они были готовы нести всюду, куда могут дотянуться. Что они и делают сейчас в Украине, что и обещают "повторить". А значит, что бы ни было, Карфаген должен быть разрушен. Carthago Delenda Est.

Не террористы?


Россия в очередной раз показала миру Who is who. Собственно говоря, не то, чтобы раньше этого никто не знал, просто, не так уж часто бывает, чтоб вот так, на голубом глазу, резануть правду-матку. Как это и сделал посол вставшей с колен в Израиле, господин Шеин. Россия не считает ХАМАС и Хезболлу террористическими организациями, потому как они не устраивают терактов на её территории или же против российских граждан. Зато он долго и подробно говорил о роли "соотечественников" - выходцев из России, живущих в Израиле, которым следует быть, вы только, Б-га ради, не подумайте, что пятой колонной, нет - связующим звеном между предыдущей и нынешней страной проживания, способствовать дальнейшему укреплению и т.д. В общем, стандартный набор дипломатических мантр. Конечно, можно было бы спросить господина посла, а как же быть, если от террористических атак страдают граждане Израиля, имеющие одновременно и российское гражданство. Но я не сомневаюсь, что столь опытный дипломат всенепременнейше найдёт ответ и на этот провокационный вопрос.

Вообще же, я считаю, что давно пора перестать удивляться не только тому, что Россия говорит, но и что она делает. Особенно, учитывая её, мягко говоря, довольно специфические интересы, как в Ближневосточном регионе, так и в мире в целом. А как они могут считать террористами ту же Хезболлу, если поставляют последней оружие, которое в свою очередь, периодически уничтожается израильскими ВВС, к вящему неудовольствию Москвы, о чём не так давно, кстати, поведала мадам Захарова. Плюс, определённая часть этого оружия обламывается и ХАМАСу. Россия, конечно, может доказывать, что помогает на самом деле Асаду, а Хезболла - это его союзник, а стало быть, и союзник России. Это нормально. Скажи мне, кто твой друг, вернее, друзья...

Это, кстати, ответ всем "соотечественникам" и, увы, многочисленным израильским ватникам, по инерции ли, по недомыслию молящимся на Москву. Израиль, что бы там не говорили в российском МИДе, чтобы ни рассказывал САМ, не может не быть врагом, по той простой причине, что его интересы, а именно - стремление выжить, пересекается с интересами оплота разума и доброй воли, цель которого - поддерживать постоянную напряжённость в таком, и без того, взрывоопасном регионе мира, как Ближний Восток. Провозглашённая же Россией война с террором носит, как видно из их действий, весьма избирательный характер. Более того, не совсем понятно с какими террористами они, вообще, борются, учитывая характер боевых действий в той же Сирии, где с ИГИЛ воюет кто угодно, но только не русские. Да оно и понятно - реальное уничтожение исламского государства существенно снизит накал гражданской войны, что России абсолютно невыгодно, а потому и вся тяжесть борьбы с "халифатом" ложится на плечи возглавляемой американцами коалиции.

Что характерно, откровения посла вызвали восторг у некоторых известных личностей в России. Личностей, довольно популярных при нынешнем путинском режиме, таких, как Максим Шевченко. Ежели кто не в курсе, то напомню, что он состоит в совете при президенте РФ по правам человека. Ну чего уж там - какова страна, таков и президент, а соответственно и совет при нём, не говоря уж о правах человека. Но не это ещё самое неприятное. Проблема в том, что ещё ни один израильский политик не высказался по этому поводу, хотя на самом деле, государство, особенно не чинясь, ткнули прямо носом в известную зловонную субстанцию. Ведь, реально, речь вновь идет об открытой поддержке кремлевским МИДом группировок, которые не признают права еврейского государства на существование. И всё это прекрасно вписывается в общую парадигму о которой я писал выше - держать Ближний Восток в состоянии незатухающего конфликта. Целью же такой политики, в конечном счёте, является максимально затруднить существование и испортить жизнь западным "партнёрам", которым нужно, чтобы в мире было тихо. Можно тысячу раз не соглашаться с их позицией по ближневосточному конфликту, с их стремлением усадить Израиль и палестинцев за стол бесполезных и бесплодных переговоров, однако, Запад, действительно, заинтересован в мире. Реальность такового - другой вопрос.

Это, кстати, стандартная тактика Кремля - превратить конфликт в бесконечный, не имеющий шансов на разрешение. Особенно, если удаётся воспользоваться ещё и нерешительностью, а зачастую и политической наивностью Запада. Да, израильско-палестинский конфликт сейчас вовсе не в фокусе российских геополитических интересов, как это было во времена СССР, но это вовсе не значит, что Россия в этом не замешана никоим образом. ХАМАС получает через третьи руки русское оружие, его лидеров более чем дружески принимают в Москве, и это именно израильские лидеры выглядят униженно, когда в роли просителей наезжают в Россию, уговаривая Путина с гопкомпанией воздержаться от слишком уж активной помощи их арабским друзьям.

ХАМАС, контролирующий сектор Газа - это один к одному тактика, которую использует Россия на Донбассе. Доходит, что интересно, до совсем уж анекдотических параллелей. В своё время, когда Киев блокировал поставки в "народные республики", их главари кричали о преступлениях "киевской хунты". После того, как ПА сократила платежи за поставляемую Израилем электроэнергию, последний решил сократить электроснабжение сектора. В ответ ХАМАС назвал решение израильского кабинета "катастрофическим и опасным", а ситуация в секторе "может накалиться до взрывоопасной", причём, вина за это ляжет исключительно на "сионистского врага". Т.е. и в Украине, и в Израиле складывается парадоксальная ситуация, когда законное правительство вынуждено, практически, содержать своих врагов, тех, кто не признаёт его право на существование. И это, действительно, будет весьма странно, если Израиль продолжит бесплатно снабжать враждебный анклав электроэнергией, в то время как ХАМАС получает от иранских и катарских спонсоров деньги на строительство боевых туннелей, ракет, а также другие вооружения.

Так что, не думаю, что следует удивляться, а тем более возмущаться словами посла. Любой другой страны, имея в виду страны Запада - пожалуй. Но только не России. Просто, надо отдавать себе отчёт с кем именно имеешь дело, и по возможности, эти самые дела сократить до необходимого минимума, а лучше - прекратить совсем. Всё тот же принцип - друг моего врага, сами знаете кто.

Единственный путь


Было в древности, на северо-западе Малой Азии такое эллинистическое царство - Вифиния. Как и любое малое царство тех времён, да и во все времена, малое государство, зажатое между сверхдержавами, оно отчаянно боролось за своё выживание, дабы не быть сожранным своими более сильными соседями. А такая угроза существовала постоянно, а потому местным царям приходилось постоянно маневрировать между между слабеющей державой Селевкидов, Македонией, Понтийским царством, и усиливающейся с каждым годом Римской республикой. Проще говоря, Вифинии нужен был союзник, который защитил бы её от других сильных держав. Так уж сложилось, что таковым оказался Рим, по тому ещё, что был самым сильным на то время, к тому же, его опека казалась вифинийским царям наименее обременительной. Именно Рим, легионы Суллы, изгнали захватившего Вифинию Митридата Понтийского и вернули власть законному царю.
Последний из них, Никомед IV Филопатор был бездетен. Когда-то, при его дворе, какое-то время жил молодой Юлий Цезарь, что дало повод для многочисленных скабрезных слухов, ибо царь, выражаясь современным языком, был человеком нетрадиционной ориентации. Так оно было или нет, пожалуй, уже и неважно. Имеет значение лишь то, что старый развратник проникся ещё большей симпатией к Риму, а потому, умирая, завещал республике своё царство, после чего страна превратилась в римскую провинцию. По тем временам, это был наилучший выход для маленькой слабой страны. Под властью Рима её население ещё долгие века жило в мире и безопасности.
Так было на протяжении всей истории человечества. Малые, более слабые страны были вынуждены искать защиты у более сильных, просто для того, чтобы выжить, сохранить себя, как народы, в том числе, и для того, чтобы выжить физически. Российская империя разрослась до своих колоссальных размеров путём экспансии и завоеваний, но были в её истории, действительно были, эпизоды, когда малые страны входили в её состав совершенно добровольно, с единственной целью выжить, не дать себя уничтожить физически. Я имею в виду присоединение к России Грузии и Армении, когда только союз с сильной христианской державой спас эти страны от истребления мусульманской Турцией.
Сейчас, в наше время, как оказалось, мало что изменилось. Вся история прошлого века служит тому доказательством. Когда в мире существует центр агрессивной и злобной силы, желающий подчинить своему влиянию как можно больше соседних и не очень народов, у малых стран не остаётся иного выбора, кроме как объединять свои силы, и да, искать покровительства и защиты у больших и сильных держав. Как, собственно, и произошло после Второй Мировой войны. Европа, наученная горьким опытом противостояния с тоталитарными режимами, вынуждена была создать оборонительную организацию, групируясь вокруг тогдашнего, да и нынешнего спасительного центра силы - Америки, той силы, которая реально смогла защитить западный мир перед лицом советской военной угрозы и отстоять его независимость.
Оказавшись одним из участников "пира победителей" во Второй Мировой войне", Сталин, как он был уверен, по праву, претендовал на сферы влияния, удерживая те территории, которые ему удалось захватить в начале войны, более того, расширив свою империю и претендуя на новые земли, в частности на Турцию. Именно тогда, как чисто оборонительная организация и была создана НАТО, если кто не помнит - 4 апреля 1949 г. представителями двенадцати стран был заключён Североатлантический договор. Договор создавал систему коллективной безопасности. Все стороны обязывались коллективно защищать любого участника договора, на которого будет совершено нападение. С самого начала НАТО существовало для противодействия советской военной угрозе. То, что она была более чем реальна, говорит советское вмешательство в гражданскую войну в Греции, берлинский кризис, а также территориальные претензии к Турции, якобы от имени Армении и Грузии. Греция и Турция вынуждены были искать защиты у Альянса, присоединившись к нему в 1952 году. НАТО и после этого неоднократно расширялось, ибо советская, а затем и российская военная угроза никуда не девались. Именно по этой причине совсем недавно в Альянс вступила Черногория, крохотная и слабая страна, ставшая объектом самого пристального внимания российских спецслужб и вынужденная искать защиты в НАТО. Особенно, после попытки организованного Москвой госпереворота.
Никто, кстати, не обещал России, что НАТО не будет расширяться на восток, о чём так любят ныне повторять Путин и его окружение. Да и какой был выход у восточноевропейских стран, постоянно ощущавших исходившую от России угрозу, слышащих все эти разговоры о многополярном мире? Москва могла сколько угодно ощущать себя вторым "полюсом" силы на планете, вопрос только в том, кто хотел к этому полюсу тяготеть. Выясняется, что никто, а потому, вопрос вступления в Альянс оставшихся вне блока восточноевропейских стран - лишь дело времени. И за всё это, за паническое бегство под защиту НАТО всех бывших колоний и части бывших "братских" республик, Путин должен сказать спасибо только одному человеку - самому себе.
Недавнее постановление Верховной Рады Украины о том, что что одной из основных целей страны является интеграция в в евроатлантическое пространство безопасности с целью обретения членства в НАТО, является ещё одним достижением "мудрой" путинской политики. Ведь самое смешное, то, что до аншлюса Крыма и российской агрессии на Донбассе, большая часть населения страны выступала за её внеблоковый статус и более того - сохранение и укрепление союза с Россией. То, что это было опасное заблуждение - вопрос другой. Факт остаётся фактом - большинство украинцев не поддержали курс тогдашнего президента Ющенко на сближение с Альянсом. При профэсоре Януковиче внеблоковый статус страны был закреплён законодательно, и тогда это соответствовало настроениям большинства граждан. Так что, можно на полном основании говорить о том, что автором решения Рады является один человек, ныне работающий президентом в одной соседней стране. Всего-то и надо было, что аннексировать часть украинской территории, вторгнуться в две приграничные области и развязать оголтелую антиукраинскую пропаганду в СМИ. Он это всё и сделал.
Именно Путин расставил всё по своим местам, объяснив им, кто враг и кто друг и где этого друга искать. Как это и было всегда, более слабым странам приходится объединяться дабы защититься от крупных хищников, искать защиты у других сверхдержав. Это сделали страны Балтии, на этот путь прочно стали Украина и Грузия. Как и тысячи лет назад, угрозе с Востока противостоит мощь и единство западного мира. Надеюсь, Украина рано или поздно услышит мерную поступь легионов. Лучше рано.