"Большие друзья нашей страны"


Скажи мне чей Крым, и я скажу тебе кто ты. Это, по нынешним временам, самый надёжный тест на вменяемость и человеческую порядочность. Тест, который в очередной раз провалила Марин Ле Пен, заявившая на своей пресс-конференции, что оккупированный полуостров является российским. Искренна ли она в своём заявлении, не так уж и важно. У национального фронта большие финансовые затруднения, и надо думать, они рассчитывают на российские кредиты, которые уже один раз получили. Так что, Ле Пен рвётся в президенты на русские деньги.

Честно говоря, я должен покаяться. До всей истории с Крымом, до украинского кризиса, мне нравились и Национальный фронт и Марин Ле Пен. Нравились своей непохожестью на старые политические партии, тем, что не стеснялись называть вещи своими именами, открыто говоря об исламской опасности. Они были одни из немногих, кто трезво оценивал ситуацию, в которой оказалась Франция, да и не только Франция, но и вся Европа и предлагали хоть какое-то решение. Мне казалось, что одним из плюсов этого движения является именно его непродажность, принципиальность и последовательность в борьбе с нависшей над Францией опасностью. Увы, был не прав. Ещё одно разочарование, одно из многих в последнее время - в политиках, писателях, артистах, просто людях, которым раньше симпатизировал. Украина, история с Крымом показала кто есть кто, на самом деле.

Всё это, однако, не отменяет проблем, стоящих перед старым континентом, а лишь, наоборот, усугубляет их, ибо на поверку оказывается, что нет сил, способных адекватно реагировать на стоящие перед Европой вызовы. Маразм зашкаливает. В Париже собирается конференция по Ближнему Востоку, где опять во всех бедах оказывается виноват Израиль. Это при том, что бессмысленность мероприятия очевидна всем и заранее известно, что никаких решений оно не примет, а если и примет, никто не собирается их выполнять.

Кстати, интересное совпадение - примерно в это же время, в Москве, под Эгидой МИДа встречаются представители палестинских движений, от ХАМАСа до Компартии Палестины для переговоров о дальнейших совместных действиях и сглаживании разногласий и противоречий. Но это так, к слову.

Глядя на то, что происходит во Франции, да и в целом, в Европе, на память приходит выражение, весьма популярное в советские годы - "большой друг нашей страны". Помните такое? В разные годы там отметились различные европейские и американские знаменитости - Поли Робсоны и прочие Луи Арагоны и Дины Риды. Со всех дел, на Западе толку от них для Советской власти было немного, влияние их было близко к нулю, а основной пропагандистcкий эффект был исключительно внутреннего потребления - смотрите, как нас любят и ценят лучшие люди на Западе. Вся эта публика частенько наезжала в Советский Союз, заседала во всевозможных комитетах, активно боролась за мир, за что их сочинения издавались массовыми тиражами, устраивались гастроли и записывались пластинки. Более масштабные политические вопросы решались через финансируемые компартии, а также всевозможных сочувствующих, типа социалистов и зелёных.

Теперь, судя по всему, эти времена снова возвращаются. Россия вновь покупает себе "друзей", только вот, ныне, всё гораздо серьёзнее и опаснее. Опаснее потому, что при всей своей мерзости, кремлёвские старцы советских времён были заинтересованы в сохранении стабильности в Европе, а потому деятельность советских агентов влияния не носила столь откровенно деструктивный характер. Сейчас же, путинский режим заинтересован именно в дестабилизации Запада, а потому и подкармливает всевозможных радикалов, как слева, так и справа, всеми силами пытаясь обострить и без того напряжённую обстановку в Европе, а заодно, используя явную глупость и недальновидность властей, их ошибки, в частности, с политикой открытых дверей для "беженцев" с Ближнего Востока. Многие утверждают, и я думаю, что это соответствует действительности, что за многими из них, действительно, стоят российские спецслужбы. Цель вполне очевидна - создать хаос, неуверенность, ощущение беззащитности, и здесь, опять же, вина западных правительств, не способных адекватно реагировать на вызовы. Вот здесь и понадобится новое поколение "больших друзей нашей страны", которые получают дополнительное политическое влияние, т.к. в создавшейся ситуации, только они, будем уж честны, предлагают хоть какое-то решение. Мы оказываемся перед весьма неприятной дилеммой, как в случае с Ле Пен, если ей удастся вдруг прийти к власти. И в любом случае Москва оказывается в выигрыше. Победа сил подобных Национальному фронту означает, с максимальной вероятностью, отмену антироссийских санкций и де-юре признание аншлюса Крыма, о чём Ле Пен и заявила предельно ясно.

Если же Ле Пен и ей подобные не смогут, а это скорее всего, достичь успеха на выборах, всё останется по-прежнему и российские спецслужбы продолжат свою подрывную деятельность, продолжив финансирование европейских ультраправых и ультралевых организаций. Я, кстати, встречал предположения, что организация компании "Welcome refugees”, при активном использовании полезных идиотов - тоже дело рук Москвы. Сперва создать, или поспособствовать в создании проблемы, а потом половить рыбку в мутной воде.

Что во всей этой ситуации с "друзьями" немного успокаивает, так это бездарность русских спецслужб и бестолковость их внешней политики в целом. Что можно сказать о МИДе страны, глава которого на полном серьёзе рассказывает, что представители США надевали парики, переодевались в женщин, чтобы пытаться проникнуть на российские объекты, а также, в таком же виде, принимали участие в мероприятиях российской оппозиции. Глупость - она глупость везде и во всём. Как сам Лавров сказал: "Дебилы, б...я".

Показательна в своей глупости и бездарности попытка переворота в Черногории, к которой они, оказывается, как и ко всему остальному, не имеют никакого отношения. То же самое и с "друзьями" - всё бездарно и глупо. Глупо потому, что шансов повлиять на что -либо у них нет, ибо шансы на избрание у Марин Ле Пен явно минимальны. Что, однако, вовсе не снимает проблемы бестолковости и никчемности нынешних старых партий, сменяющих друг друга у власти. Пока, только пока, у "больших друзей нашей страны" шансы минимальны. Кто знает, что будет в будущем, что ещё может произойти, какая беда, какой теракт, сколько миллионов "беженцев", чтобы у "друзей" появился шанс. Не дай нам Б-г выбирать между ними, а значит - Россией и исламом. Оба хуже.

"Утрите сопли"


"Иерусалим, утри сопли". Так написал в ФБ один мой знакомый по поводу последнего автомобильного теракта в Израиле. Типа, на войне, как на войне и нечего нюни распускать. Сами делаете то же самое, убиваете мирных палестинцев. Ну, для начала, я сказал бы, что надеюсь, что утираться никто не собирается, благо и соплей тоже никто не распускал. Есть вполне нормальная человеческая скорбь по четверым молодым людям, нашим, простите за некоторую высокопарность, детям, пусть и одетых в военную форму.

Я думаю, нет смысла снова и снова перечислять различия и объяснять, что же на самом деле происходит между нами и ними. Ненависть, неприятие еврейского государства как такового, неугасимое желание сбросить евреев в море, было и остаётся смыслом существования вот уже которого по счёту поколения арабов. Мир же настойчиво советует Израилю договориться, хотя, пожалуй, сам не знает с кем и о чём, и это главное, можно говорить. Ах, не хотите договариваться - так получайте и не ропщите. На войне как на войне.

Это, конечно, война - войти в забитый людьми ресторан и взорваться посреди зала, убив более 20-ти человек. На войне как на войне. Убить обычных людей, пришедших с семьями просто пообедать в выходной день. Это произошло всего в 100 метрах от моего дома, это не из новостей, не из телевизора - это, можно сказать, мой личный опыт. А каково потом, на следующий день, прийти на работу и слышать от своих же сослуживцев, что там, вчера, были и их друзья и знакомые, и тот погиб, а та в больнице и никто не знает, что с ней будет. Но ведь надо утереть сопли, ведь так, это же война.

А потом, годом позже, другой ублюдок, уже в Стокгольме, устроит инсталляцию, где портрет террористки будет плавать в кровавом бассейне. Он, "художник", будет объяснять оторопевшей публике, что его чрезвычайно занимает сложный духовный мир этой "несчастной девушки" и он пытается понять, что же её, бедную, толкнуло на этот шаг. В общем, надо, в очередной раз утереть сопли.

Как должен был утереть сопли отец, чьих двоих детей, 4-х и 5-ти лет хладнокровно и намеренно застрелил арабский выродок, который прекрасно видел, что стреляет по детям. Ведь это война, правда же? То же самое можно сказать о родителях детей, погибших в дискотеке "Дольфи" в Тель Авиве. Война, она такая. Затесался в толпу детей парнишка с рюкзаком да и взорвался. Сходили детки потанцевать... Бывает, война всё-таки. Утрите сопли.

С этими людьми бесполезно спорить, доказывать что-либо. Они вам, наподобие этого моего знакомого, будут рассказывать, что Израиль делает то же самое. Где делает? Когда? Вам не дадут ответа или начнут плести какую-то несусветную чушь. Факты? Да нет у них никаких фактов, зато есть "знание" - Израиль оккупирует Палестину. Раз оккупирует, значит убивает. Какие там факты. Всё и без того и ежу понятно. Я, кстати, не очень утрирую, мне это доказывали на полном серьёзе. Люди, никогда не бывшие в Израиле, не знающие, что там, действительно, происходит. Но им и не нужно знать. У них чутьё. Вот, у большевиков было классовое чутьё, а у этих своё, назовём его чутьём людей доброй воли. И никакие факты тут не при чём. Всё и так ясно - есть оккупация, а значит, палестинцы страдают.

Утрите сопли, вы ведь тоже убиваете. Они сами уверовали в правдивость этого утверждения. Это, можно сказать, мода такая, или традиция у всего леволиберального дискурса - поддерживать всевозможную нечисть, какая только не плодится в мире, и кажется, исходя из одного простого принципа - чем хуже, прежде всего их же странам, им самим - тем лучше. Есть и философы, на полном серьёзе утверждающие, что идёт смена цивилизаций и нам надо, просто, и спокойно уступить историческую сцену.

Можно, разумеется, попытаться задать всем этим "соплеутирателям" несколько простых вопросов. Например, убивают ли израильтяне намеренно женщин, детей и вообще мирных жителей? И почему, в таком случае, ХАМАС и прочая нечисть прикрываются именно женщинами и детьми, когда доведенное до ручки израильское правительство, наконец, решает навести хоть какое-то подобие порядка? Может быть потому, что знают, что по детям евреи стрелять не будут? Именно по той же причине арабы ставят свои ракетные установки на крышах школ. А так, конечно, на войне как на войне. Утрите сопли.

Как-то так выходит, что все якобы израильские жертвы на поверку оказываются или фейковыми или же жертвами самих арабов. Весь мир обошла фотография безутешного отца с убитым ребёнком на руках. По официальной версии мальчик был убит израильской ракетой, хотя в тот день израильтяне вообще не стреляли. Убит он был палестинским "кассамом". Но кого это волнует, если можно выдавить слёзку у полезных идиотов. Они даже не зададутся вопросом - правдива ли палестинская "версия".

Кстати, на счёт ведения боевых действий. В 2002-м году во время операции "Защитная стена", во время штурма касбы в Рамалле, израильские войска понесли большие потери. Почему? Потому что пехота пошла в атаку без артиллерийской поддержки и стала лёгкой мишенью на улицах старого города. Газеты на следующий день вышли с фотографиями погибших на первой полосе. Эти люди погибли, потому что израильтяне хотели избежать жертв среди мирного населения, а значит не применять тяжёлого вооружения. Но, опять же, кого это волнует. На войне как на войне. Утрите сопли.

Да, идёт война, кто же спорит. Идёт война цивилизаций, в которой одна из них желает сожрать вторую, а та упорно пытается убедить себя, что сосуществование возможно. И "лучшие" представители второй доказывают, что это именно она, вторая, Запад, то бишь, по гроб и неизбывно виновата перед первой, а войны на самом деле, никакой нет. На самом деле, говорить на чёрное белое, отрицать очевидные факты - это совершенно нормально для либерального дискурса - это на самом деле такой же фундаментализм, только светский, но от этого не менее косный, а что хуже того - подлый.

Я никому и ничего не собираюсь доказывать, к тому же, это абсолютно бесполезно. Либерал - это действительно, болезнь. Так что плевать на них и делать своё дело, как бы их ни корчило, пусть даже, за подобное "утри сопли" в приличном обществе бьют в морду.

С кем быть


Было в 1-м веке до нашей эры на северо-западе Малой Азии такое государство - Вифиния. Правил им престарелый царь Никомед 3-й Филопатор. Царство это было эллинистическое, то есть придерживалось греческих культурных традиций, а жило, в основном, коммерцией, используя выгодное географическое положение. На то и флот имелся. И было бы всё хорошо и замечательно, если бы не одно "но". Находилась Вифиния прямо на пути царя Понта Митридата Евпатора в Грецию, которую тот, всенепременнейше желал, говоря современным языком, отжать у Рима. Рим, в свою очередь, ничего отдавать не собирался. Митридат, владыка огромной империи, старого Никанора глубоко презирал и, не особенно заморачиваясь, намекал ему на то, что его в недалёком будущем ожидает. А именно, как бы сказали сейчас, - возвращение домой. В братскую, так сказать, семью эллинистических государств. Ему, царю Понта, равно как и другим окрестным владыкам помельче, как и его зятю, армянскому царю Тиграну Великому, очень нравилось считать себя частью эллинистического мира, берущего начало в империи Александра Великого. Это тешило их самолюбие. Митридата нисколько не смущало, что кроме греческого, в качестве государственного языка, да поклонения греческим же богам, ничего эллинского в нём не было. Как не было ничего французского, в знающих этот язык провинциальных русских помещиках.

Он был большой затейник, - царь Митридат, расправляясь со всеми своими потенциальными противниками, не просто, тупо перерезая им глотки, а, как-бы так выразиться, - изобретательно, с огоньком, используя для их умерщвления самые разнообразные способы. Он был большой демократ, а потому и родственникам своим не давал поблажек, казня направо и налево даже собственных сыновей. Так что, Никомед не питал никаких иллюзий по поводу своего вероятного будущего. И вот ещё что, выпрыгивая из штанов, или что там он вместо них носил, стараясь быть эллином, сам Митридат самих эллинов не так, чтобы очень любил. Скорее, наоборот. Были они, по его мнению, слишком уж заумными, неженками, да ещё и не отказывали себе в мелких любовных радостях с особами своего пола. А Никомеда можно было упрекнуть во всём нижеперечисленном.

Старый царь покорился судьбе, и ждал неизбежного, когда в его владениях оказался молодой Гай Юлий Цезарь. О причинах его пребывания там мнения расходятся. Одни полагают, что он бежал на Восток, скрываясь от проскрипций Суллы, другие, что он к тому времени решил все свои проблемы с диктатором и пребывал в должности военного трибуна в армии Лукулла и был послан одолжить у царя Вифинии флот для будущей войны. Не суть важно. Имеет значение лишь то, что он совершенно очаровал Никомеда и тот, в порыве стариковской откровенности пустил слезу и поведал Цезарю о своих горестях. Отвлекусь на секунду, чтобы заметить, что Цезарь до конца жизни так и не отделался от слухов, что его дружба с царём была не вполне платонической.

Но мы и правда, речь вели о другом. О грядущей войне. Цезарь, конечно, не услышал ничего, чего бы не знал раньше. Он был наслышан о том, как царь Митридат имеет привычку "собирать" греческие земли, о его "эллинистическом" воинстве, сплошь состоявшем из скифов и парфян. Правда, где-то о чём-то подобном мы уже слышали. Только тогда, если не ошибаюсь, речь шла о бурятах. Цезарю было жаль старика, но он сказал ему предельно откровенно - страна твоя, Никомед, маленькая, но богатая, а защитить сам себя ты не можешь. И вот, оказался ты на пути двух несущихся навстречу друг другу слонов, маленький такой мышонок. И цель твоя сейчас - выжить, не быть раздавленным. Поэтому, хочешь, не хочешь - выбирай, с кем тебе быть. Да и выбора особого не было. Никомед и раньше тяготел к Риму в своей политике, а сейчас утвердился в своём выборе окончательно. Более того, не имея наследников мужского пола, завещал после своей смерти царство Риму, будучи уверенным, что так его подданным будет лучше. И не ошибся, ибо выбор его был прост - между цивилизацией, законом и порядком, и варварством и самодурством всесильного изверга-азиата.

Такая ситуация повторялась в истории неоднократно, с теми или иными вариациями. Да иначе и быть не могло, ибо так уж мир устроен, к добру ли, к худу ли, что небольшие страны вынуждены искать себе союзников, больших и сильных, чтобы обезопасить своё существование. Особенно, если рядом обретается сосед, имеющий непомерные амбиции и назойливо предлагающий свою "дружбу". Времена меняются, и порою кажется, что времена свирепых скифов царя Митридата миновали. Но именно, что кажется, потому что скачущие по востоку Украины особи, мало чем от тех скифом отличаются. Понятное дело, что и скачут они там именно по той причине, что Украина эту самую "дружбу" отвергла, а сосед, в своём ущемлённом самолюбии, непременно хочет её "задружить".

Полного тождества событий быть не может, и конечно, речи о вхождении в состав другого государства речь не идёт. Да, дилемма предельно проста - как лучше, - с кем-то в союзе или самим по себе. Логично, что лучше самим, выбирая союзников и партнёров, исходя из экономических интересов страны. Это по нормальной, человеческой, а не высокодуховной логике, согласно которой, все непременно должны стремиться к ним, в Русский мир. Почему должны? Они придумают почему. Они ещё расскажут, что в этом единственное спасение малых сиих, от происков злонамеренного Запада. Скажете, - происки в студию? Не проблема. Вам их нарисуют.

Конечно, времена изменились. Украина не Вифиния, а Запад, в том что касается решимости противостоять скифам, увы, далеко не Рим. Но Митридат-то по прежнему присутствует. И его больное дикарское самолюбие чрезвычайно страдает, что все его бывшие "Вифинии", при первой же возможности, лишь только он ослабил вожжи, разбежались, в самую последнюю очередь терзая себя вопросом дружбы и братских отношений с метрополией. Ибо Митридат оказался голый, и кроме очень навязчивых и обременительных дружбы с братством ничего предложить не мог. Да и сейчас не может. А насколько болезненно с ним дружить, беглецам напоминать не надо. Вот и всё. И некому Митридату предъявлять претензии, кроме самого себя.

Но это мы так думаем, а не он. Он-то, как раз, весьма сердит и жаждет мести, тем самым только усугубляя своё одиночество, ибо его покидают самые верные. Вот и Лукашенко обратил свой ветреный взор на Запад. И нам кажется логичным, что нормальное государство хочет, прежде всего, обеспечить своим гражданам сытое и безопасное существование, возможность торговать и возить свои товары везде, где по их, граждан, разумению, выгодно, а не заморачиваться вопросами несуществующего братства и общности исторической судьбы, особенно, когда этим красивым трёпом прикрывается пустота или амбиции уголовников, правящих соседней "братской" страной.

"Брат" ревнив, агрессивен и злобен, а значит выбор Вифинии очевиден, - Рим. А значит пришло время услышать мерную поступь его легионов.

Другой выбор


Я часто думаю, что бы было, если бы князь Владимир принял христианство не по греческому, а по римскому обряду. Так сказать, альтернативный исторический путь. Было бы лучше или хуже? Я уверен, что могло бы быть только лучше, пойди история по несколько иному пути. Ради Б-га, не хочу задеть чьих-либо религиозных чувств, просто, совершенно беспристрастная попытка разобраться в сути самого поворотного момента в древнерусской истории. Прежде всего, не думаю, что князь реально столкнулся с выбором, какую же веру ему и его государству следует принять - это было предрешено, так что, все рассказы о том, как его послы были поражены красотой греческого богослужения - не более, чем красивые байки. На самом деле, во времена княгини Ольги была попытка пригласить в Киев немецкого епископа, да что-то не сладилось. Владимир же, как известно, принял христианство после взятия Херсонеса (вопрос, в самом ли Херсонесе) по сугубо прагматическим резонам - он собирался жениться на византийской принцессе, а греки не стали бы её выдавать за князя-язычника. Последний же, в силу именно этого самого язычества, не особенно напрягался религиозными сомнениями - богом больше, богом меньше. Такова же была, кстати, и его бабка - княгиня Ольга.

Когда же пришло время и желание крестить всю страну, то конфессиональных вопросов, в силу выбранной самим князем религии, и вовсе не возникало. Так что, захоти Владимир, по какой-то причине в жёны, скажем, франкскую принцессу, и выбор веры был бы совершенно другим. Но на тот момент, именно с Византией связи были особенно сильны. Новая вера насаждалась с трудом, а потому, пережитки язычества сохранялись в народе вплоть до монгольского нашествия.

Я позволю себе не согласиться с теми, кто считает домонгольскую Русь частью Европы, пусть даже Ярослав Мудрый и выдавал своих дочерей за европейских монархов. Византийские принцессы тоже выходили замуж за королей и герцогов, однако Константинополь всегда противопоставлял себя всей остальной Европе, почитая тамошних жителей варварами. Киевская Русь была, несомненно, ближе к Европе, чем последующая Владимиро-Суздальская, даже просто в силу своего географического положения, однако весьма отличалась культурно. Полудикие лесные племена, управляемые варяжскими князьями, восприняли новую религию в меру своего опыта и понимания, которые резко отличались от миропонимания греков. Византийская империя, сама по себе, была довольно жутковатой восточной деспотией, чья история по кровавости и жестокости, пожалуй, даже превосходит западноевропейскую. Античное наследие, доставшееся ей от Греции и Рима, не получило нового развития, но наоборот, окостенело и закоснело, а народ, давший миру великих философов и учёных, превратился в народ пастухов. Тысяча лет восточноримской истории - это, по сути дела, тысячелетие стагнации и постепенного упадка, в то время, когда остальная Европа постепенно выходила из варварства Тёмных веков и пришла к идеям Возрождения и гуманизма, тому, чего так и не узнала Византия и воспринявшая от неё православие Русь.

Ситуация ещё более усугубилась, когда центр государства переместился из Киева во Владимир и Суздаль, т.е. на Северо-Восток, а значит, оторванность, удалённость от Европы ещё больше увеличилась. Монгольское завоевание ещё больше отделило и отдалило Древнюю Русь от тогдашнего Западного мира. Более того, - православная церковь прекрасно поладила с завоевателями, в принципе, относившимися к любой религии достаточно толерантно. С другой стороны, не утихает борьба с попытками проникновения на Русь католицизма. Александр Невский, ездивший на поклон к монголам и, по сути, отдавший им на разграбление русские города, причислен к лику святых именно за своё, мифическое или реальное противостояние католичеству. В последующие века, когда центр Орды переместился в Москву, особенно, после падения Константинополя и появления доктрины Третьего Рима, противостояние, противопоставления себя Западу стало смыслом существования Московии, что и обусловило добровольную самоизоляцию государства.

Могло ли быть иначе? Конечно- да. Как я и сказал выше, весь вопрос был в том, на ком собирался жениться князь. Или не жениться, но имей он другие политические резоны, не будь он в тот момент так занят именно отношениями с греками. И что было бы, реши князь принять католичество? Я думаю, хуже бы не было, а вот лучше - пожалуй. Средневековая Европа, именно, в силу единой религии предстaвляла собой в некоторой степени единый мир, один организм, имевший, пусть и чисто формально один центр - Рим. Россия могла бы быть частью этого мира. Как знать, может в этом случае и последствия монгольского ига были бы не такими тяжкими. Россия, или то государство, которое возникло на её месте, была бы частью Европы и развивалась, и менялась бы вместе с остальными странами на континенте. Вполне возможно, что, получив доступ к античному наследию, она бы тоже пережила эпоху Возрождения, знала бы идеи гуманизма. Да, в данной исторической виртуальности была бы и инквизиция, но было нечто ей подобное и в Московии, и еретиков в реальной истории жгли не меньше чем на Западе.

Самое главное, чего бы не было - извечного противостояния Востока и Запада, ибо то, что всегда считалось этим самым Востоком, было бы частью Западного мира. Не было бы исторической взаимной неприязни. Да, войны бы были, были бы кровавые революции, но не было бы извечного антогонизма, не возникло бы идеи особой исторической миссии России, всех этих бредней об особой духовности и противопоставления себя бездуховному Западу. Нечего было бы противопоставлять. И как это, возможно, ни парадоксально звучит, нынешний фашистский режим в России был бы тоже невозможен, ибо он живёт и подпитывается именно идеями ненависти и противостояния с западной цивилизацией.

И так, пара слов вдогонку, в довесок, так сказать. Год ныне, напомню - 2017-й. Митрополит Новосибирский и Бердский Тихон, ранее инициировавший скандал вокруг оперы "Тангейзер", назвал балет "Щелкунчик" "оккультной постановкой". "...Потому что Щелкунчик - он, считается, что принц-оборотень, такая оккультная постановка, поэтому, если уж говорить о наших традициях, то хотелось бы, чтоб праздник отражал суть Рождества Христова". Третий Рим, оно дело такое...

Бессмертная рота


Накануне Второй Мировой, к которой товарищ Сталин готовился исключительно серьёзно, партия решила перевести не военные рельсы не только промышленность, то бишь, сферу сугубо материальную, но и литературу - сферу духовную. Писателям, по крайней мере, находящимся на передовой подготoвки народонаселения к уготованной им участи пушечного мяса, были присвоены воинские звания, причём, не какие-нибудь, а офицерские. Творцы, создававшие свои нетленки, чрезвычайно этим гордились, а "любимец советской детворы" А.Гайдар, даже раскрыл, походя так, важнейшую государственную тайну, поведав детишкам, что когда-нибудь станет доподлинно известно, что были такие бойцы партии, которых в целях конспирации именовали детскими писателями. И была на них партией возложена миссия, важности необычайной - готовить ребятишек к борьбе за счастье трудового народа, с оружием в руках. Говоря проще и без пафоса, заняты были бойцы партии выращиванием всё того же пушечного мяса, необходимого товарищу Сталину для, воистину, великой цели - торжественно принять в СССР, в будущем дворце Советов последнюю республику. Ну скажем, Бразильскую СССР.

Такую же военно-писательскую структуру, довольно ехидно, впоследствии изобразил Войнович в своей "Москва 2042". И в свете последних веяний, идущих из вставшей с колен, его фантазии имеют все шансы воплотиться в реальность. Ну сами посудите - разве Проханову не пойдут генеральские погоны? Хотя, экзальтированность у него, поистине, комиссарская, а потому, ему бы скорее всего подошла должность политработника. А на место командующего этим родом войск можно назначить кого-нибудь поспокойнее, подлинного стратега и мыслителя, не столь истеричного, как Проханов.

А если до писателей пока не добрались, то причина этого кроется никак не в постыдном разгильдяйстве и попустительстве, а в том, что перед оплотом мира и добра стоят другие, более важные задачи - всемерная борьба с ересью и попытками всяких очернителей представить славное прошлое в неприглядном виде, тех, кто хочет осквернить святую религию Великой Победы. Именно там находится передний край борьбы, в том числе и с происками мировой закулисы, пытающейся ныне изобразить в ложном свете всё, за что "дедывоевали".

Именно, сообразуясь с этой благородной целью, было решено перевести на военные рельсы пока не литературу, а другую гуманитарную науку - историю. Поэтому, на базе Центрального архива Министерства обороны в 2016-м году будет образована научная рота для разоблачения фальсификаторов военной истории. Служить в ней должны мобилизованные студенты гуманитарных факультетов. Эта рота, кстати, не первая, а всего их в "непобедимой и легендарной", аж целых 8. Формируемому же подразделению вменяется в обязанность "...изучать прежде всего историю Второй мировой войны, факты, связанные с фальсификацией победы советского народа в годы Великой Отечественной войны, и другие события из жизни Вооруженных сил". В целом же, всё происходящее опять же сообразуется с мудрыми положениями министра Мединского о фактах, которые "сами по себе ничего не значат". Хотя, на самом деле, думается мне, цель всей этой затеи с построением историков по-ротно, заключается как раз, в определённого рода преобразовании известных фактов, изъятия, как вредных и "исторически ничтожных" других, и, наконец, обогащения славного прошлого новыми фундаментальными "открытиями", а также, вновь образовавшимися фактами, фактиками и фактищами, которые таки будут "значить", да ещё, ого-го как, поскольку изобретены они были истинными патриотами.

Также, по причине перехода самой темы "Великой Отечественной" из сферы исторических изысканий в сферу сакрального, можно было бы задуматься и о посвящении исполняющих свой священный долг в рядах этой самой роты в некий духовный, вернее сказать, жреческий сан, по причине языческого характера религии "Великой Победы". Для большей святости, служивым можно было и приносить определённые обеты, скажем - целомудрия или же, хотя бы, целомудрия духовного, проявляющегося в виде отказа от просмотра пендосской кинопродукции. Эдакие рыцари-храмовники Ордена Победобесия.

Ведь сами подумайте, - работы накопилось непочатый край. Ведь сколько глупостей, если не сказать, открытого вредительства было допущено в совсем недалёком прошлом. Признались в катынском убийстве, например. Или, вот, ещё хуже - признали существование секретных протоколов к Пакту Молотова-Риббентропа. "Поураганили", - как неизменно, в точку, заметил Нацлидер. А теперь ведь, кому-то надо это всё исправлять.

И исправят. Факты, ведь они вот, прямо здесь, буквально под ногами. Надо, только, уметь их увидеть в единственно верном свете. Вот, например, как маститый писатель-фронтовик Карпов, спустя 50 лет после смерти вождя, пошуровал по его кабинету и надыбал некий протокольчик секретных переговоров, что случились в 1942 году в Мценске. Уже, почти было договорились о перемирии, да упрямые немцы всё испортили - не захотели, понимаешь, на своём флаге, менять цвет свастики с чёрного на красный, а без этого, товарищ Сталин замиряться, ну никак не соглашался. Я, между прочем, не шучу - всё это товарищ Карпов рассказывал на полном серьёзе. Так что есть, есть у кого молодой поросли поднабраться опыта.

Я могу даже предложить, вернее, конспективно наметить наиболее животрепещущие темы, именно те моменты славной истории, кои вновь и вновь пытается очернить мировая закулиса. Не сказать, что раньше с этой заразой не боролись, боролись и ещё как, но теперь, я уверен, построенные поротно молодые рыцари победобесия выведут эту священную борьбу на качественно новый уровень.
Возьмём, например, одно из самых злобных измышлений, распространяемых известным изменником Суворовым, ака Резуном, - немыслимом в своём кощунстве допущении, что миролюбивейший и кротчайший товарищ Сталин, сам собирался первым напасть на Гитлера, да вот фюрер оказался расторопнее. Так ведь здесь уже всё написано, надо только правильно донести до масс. Резун бежал в Англию? Бежал, а значит Сталин не мог собираться напасть первым. Резун был нечистоплотен в семейной жизни, как поведал один его бывший коллега, а кроме того, вообще был, ну это, сами знаете, то что теперь нельзя пропагандировать среди несовершеннолетних, а это однозначно подтверждает - Сталин не мог готовить нападение на Гитлера.

Опять же конспективно, тезисно - как всё было. Сперва, вынуждено заключили с фашистами Пакт о ненападении, исключительно вынужденно, потому как всеми силами старались оттянуть войну, потому как всемерно заботились о коллективной безопасности. Но тут же не усидели дома и взяли под защиту братьев славян, доселе проживавших в "уродливом детище Версаля". Затем, пытались было сосредоточиться на мирном строительстве, да вот беда - напали финские фашисты. Только перевели дух, как поступило срочное обращение народов Балтии со слёзной просьбой принять их в "братскую семью" народов СССР.

Ну потом, и так все знают - вероломное нападение фашистской Германии, минутная, но такая понятная растерянность и потрясение подобным вероломством, а потом, уверенное шествие от победы к победе, а заодно и освобождение ныне столь неблагодарной Гейропы. Я бы также предупредил возможные провокации злопыхателей, правильно осветив ( и освятив) некоторые особо чувствительные моменты.

Естественно, к войне готовы не были, а тысячи брошенных танков и самолётов во время всеобщего драпа лета 41-го - подлая ложь. Партизаны были "народные мстители", а вовсе не диверсионные группы НКВД. Варшавское восстание потерпело поражение вовсе не потому, что Сталин приказал не вмешиваться, дабы силы эмигрантского лондонского правительства были уничтожены, а вот, просто, не смогли. Хотели и не смогли. А сами смотрели с левого берега Вислы и плакали от бессилия, от того, что не могут помочь. Да и до того, - не было бессмысленных атак пехоты через минные поля, не было мясорубки подо Ржевом, сотворённой, исключительно по бездарности и подлости мясника Жукова, да и вообще, не мясник он, а маршал Победы. И террора в "освобождённых" странах Европы не было, и никто не насиловал миллионы немок, полячек и прочих чешек, а наоборот, - гладили детишек по головке, кололи дрова и копали огороды мирным пейзанкам, а те носили воинам-освободителям парное молоко. Всё так и было.

Всё это уже не единожды доказывали всевозможным очернителям истории, но всё им, проклятым, неймётся. Ну да теперь всё будет по другому. Будет врагам достойный, в буквальном смысле, военный ответ. Был бессмертный полк, будут вам бессмертные роты.

Столько дел. столько дел. Сколько "открытий чудных" может ожидать нас, сколько врагов будут посрамлены теперь, когда "непобедимая и легендарная" открывает новый фронт борьбы с супостатом. Только представьте себе это благолепие, когда по команде дневального "Рота подъём", военные историки вскакивают, застилают койки и выбегают на утреннюю зарядку, построение и перекличку. А после завтрака, - построение, утренняя поверка и развод строем на работу. У них ведь и сама работа такая - разводить.

Да, не пора ли уже доказать, что это Орда платила дань московским князьям, а уж, никак не наоборот? Очень своевременная задача.

"Весна"


Западному миру ещё долго придётся расхлёбывать странноватую уверенность леволиберального дискурса, вернее сказать, один из его основных "символов веры", что при всех культурных различиях народам свойственны одни и те же ценности, как то демократия, права человека, свобода. Как следствие этого, убеждение, что "беженцы", волна за волной накатывающие на западный мир, едут туда именно за этим - свободой и демократией. Оттуда же - нелепая идея, что в странах исхода этих самых "несчастных", можно и должно установить демократический строй.

В своё время, ныне покойный Арик Шарон так объяснял бессмысленность переговоров с арабскими странами - все договора с ними не стоят ровным счётом ничего до тех пор, пока там не установится демократия. А так как шансы на это, мягко говоря, минимальны, то сами понимаете...И ведь, что характерно, был он абсолютно прав. Надо, ох как надо бы западным лидерам прислушиваться и присматриваться к израильскому опыту в отношениях с подобными режимами, а что ещё важнее - с выходцами из тех стран. Глядишь, и многих проблем бы не было. У Израиля есть дипломатические отношения с Египтом и Иорданией, но отношения эти установлены с правительствами. Народы не хотят мира с "сионистским образованием". Но государства эти устроены таким образом, что правительство на это самое народное мнение может спокойно наплевать, равно как и другим арабским режимам, сметённым, к вящей радости Обамы, арабской весной.

Остаётся только поражаться политической наивности лидера свободного мира, на полном серьёзе решившего, что теперь в этих странах установится демократия. Но важна не только сама ошибка, но и реакция на неё. Самое страшное, что, как мы видим, должной реакции так и не последовало, а продолжались всё те же заклинания и мантры о демократии, невзирая на весь кровавый хаос, воцарившийся в результате этой самой "весны". Я не сомневаюсь, в то же время, что спецслужбы прекрасно отдавали себе отчёт в происходящем, но были вынуждены идти на поводу у своих правительств, в первую очередь - администрации Обамы. Тем не менее, дорогого стоит высказывание уходящего в отставку директора ЦРУ Джона Бреннана о событиях "арабской весны": " Думаю, в Вашингтоне были очень, очень нереалистичные ожидания, в том числе у части администрации, что Арабская весна свергнет авторитарные режимы, и расцветет демократия, потому что этого хотят люди".

Слава Б-гу, есть хоть кто-то, кто отдаёт себе в этом отчёт. Хотя бы, в силу занимаемой должности. Беда же, повторю, в том, что таковые иллюзии, вообще, могли прийти в голову человеку, сидящему в Овальном кабинет. Это - очень опасная иллюзия, но проблема в том, что многие, очень многие политики продолжают жить в мире таковой иллюзии. А является ли демократия, сама по себе панацеей? И сколько времени нужно, чтобы после свержения авторитарного режима, на его месте утвердился другой, не менее, а гораздо более жуткий? Практика показывает, что очень немного. Альтернативой всем этим арабским диктаторам могут быть только исламисты, выборы которым понадобятся только один раз - чтобы прийти к власти. Самое смешное, что и в этом случае Запад заявляет о готовности уважать выбор народа.

Дело же не только и не столько в том, кто пришёл на место свергнутых режимов, а в том, что любой из них будет проводить антизападную политику, если только о какой-то определённой политике вообще, может идти речь. Скорее же всего, как это и произошло в Ливии, или той же Сирии, начинается война всех против всех, причём эти самые все представляют собой лишь разные оттенки исламских фундаменталистов. Так что, возникает вполне, на мой взгляд, логичный вопрос - а насколько демократия, сама по себе, универсальна и, главное, возможна ли она, вообще, в некоторых странах. Ответ на этот вопрос достаточно прост. Нет, не везде и не всегда. Всё зависит от того, насколько каждый отдельно взятый народ пребывает в другом временном измерении, как-бы, на сколько веков он отстал от мировой цивилизации. Ведь ещё в конце 18-го, начале 19-го веков и Европа не была готова к демократии в нашем, нынешнем понимании этого слова. Ещё Наполеон говорил о французах после Великой Революции: "Они хотели не свободы, они хотели равенства".

В каком же веке живут люди, которые, по мнению Обамы, должны были так радеть за демократию? Уж точно, не в 21-м, и не в 20-м, и даже не в 19-м. Ментальность верующего мусульманина не претерпела больших изменений со времён завоевательных походов. Никто не отменял ни законы шариата, ни требование джихада до победного конца. И в данном случае, я думаю, Бреннан не прав, когда говорит, что подлинной причиной арабской весны было желание не демократии, а свободы "для себя, для своей группы, для своего племени". О какой свободе вообще может идти речь в мире, краеугольным камнем которого и является тотальная несвобода и принуждение.

В этом и заключается трагедия попытки сосуществования двух цивилизаций, вернее сказать, трагедия только для одной из них - западной. Полное и безнадёжное непонимание друг друга. Причём, если Запад думает, что понимает, приписывая востоку свои ценности, то последний, не понимая, и не стремится понять, но с большим успехом использует в своих интересах то, что считается достоинствами Запада, превращая их в слабости.

В создавшейся ситуации и возникает одна задача, оказавшаяся для администрации Обамы, как, впрочем, и для большинства западных лидеров, воистину, непосильной. Отбросить иллюзии и заняться проблемами собственной безопасности.

"Арабская весна", как оказалось, подрывает и без того шаткую безопасность Запада. Хлынувший поток "беженцев" ещё больше увеличил и без того высокий процент мусульманского населения, а в самих "постреволюционных" странах значительные территории находятся под контролем фундаменталистов. И спрашивается, а надо ли было что-то менять, если при всех этих диктаторах была хоть какая-то, но стабильность? Если они были способны держать в узде всю эту тёмную и дикую биомассу, заодно, сдерживая исламистов всех мастей, чем это было плохо? Одним - Обаме нужно было поставить галочку - установлена демократия. Но ведь и галочку эту тоже поставить не получилось, вот такая незадача.

Где же решение проблемы? Увы - его не существует. Идеальным было бы возрождение колониальной системы, но по нынешним временам это нереально. В первую очередь - экономически. Оптимальным решением в данный момент была бы именно поддержка светских диктатур, которые с таким упоением Обама помогал свергать, а также - максимальная помощь в борьбе с исламистами. Именно то, что не делается. Остаётся надеяться, что при новом президенте что-то изменится. Есть, всё-таки, люди, способные верно оценивать ситуацию. В данном случае "зима" лучше, чем "весна".

Давно пора


Просветите меня, если я чего-то понимаю не так. Где должны находиться посольства зарубежных стран? Судя по всему, в столице страны. А как называется столица Израиля? Вроде как - Иерусалим. А потому, думается мне, совершенно естественно намерение Трампа перенести туда посольство США. Вопрос, как говорится, назрел давным-давно, да и как-то противоестественно, что посольствп ближайшего союзника Израиля находится в Тель Авиве.

Иерусалим, уж простите за употребление этого слова, но без всякой иронии, имеет для еврейского народа сакральное значение, причём, для всех, как религиозных, так и светских, а потому, когда образовалось государство, вопрос, какой город будет столицей страны, даже не возникал. Впрочем, до 67-го года, город, как известно, был разделён на еврейскую, т.е. израильскую и арабскую (иорданскую) части, откуда еврейские кварталы подвергались постоянным обстрелам. Самое же интересное, не сунься тогда, во время Шестидневной войны, иорданцы в конфликт, как их и предупреждали, город, вполне возможно, по-прежнему, оставался бы разделённым. Но получилось именно так, как получилось.

Я считаю, нет нужды объяснять важность международного признания статуса Иерусалима, как единой и неделимой столицы Израиля, и это понимают не только друзья, но и враги еврейского государства. Именно по этой причине, намерение Трампа вызвало такую истерику, как в Палестинской Автономии, так и в арабском мире в целом. Советник Абу Мазена Махмуд аль-Хабаш заявил, что перенос посольства США в Иерусалим станет "объявлением войны всем мусульманам". По его же словам, это это "широко откроет двери для разных последствий, которых никто не хочет".

А вот с этого момента давайте поподробнее. Надо думать, такой смелый тон и неприкрытые угрозы, а именно так и надо это всё понимать, есть результат 8-летнего правления Барака Обамы, который боялся ссориться с арабским, мусульманским миром. Чего ещё можно было ожидать от президента, который, после убийства американского посла в Бенгази, ИЗВИНИЛСЯ перед убийцами. Естественно, почувствовав слабость, они оборзели и продолжают борзеть, так и не осознав, что ситуация изменилась в корне. Трамп, мало того, что видит в Израиле традиционного союзника США на Ближнем Востоке, явно, не боится испортить отношения с этими самыми мусульманами. Собственно говоря, это было видно ещё из его предвыборных выступлений и прекрасной идеи ограничить доступ мусульман в Америку. Что же касается объявления войны, то, я вот что думаю - а может давно пора? В смысле, давно пора поставить их на место, показав, кто в доме хозяин. А они, мусульмане, снова повторю, за годы правления Обамы, привыкли к тому, что с ними носятся, по крайней мере, боятся идти на обострения. А если не бояться, то что? А ничего. Хуже не будет. Что может быть хуже, чем та ситуация, когда советник главаря террористической организации угрожает Америке войной?

Снова, в который раз - вина за такое поведение целиком и полностью ложится на предыдущую администрацию. Обама хотел мира любой ценой и получил угрозы войны. Трамп, слава Б-гу, не Обама - извиняться и рефлексировать не будет. Хотите войну - вы её получите. Самое интересное, что своими угрозами арабы сами же, в какой-то мере, предлагают решение своей проблемы, которую, рано или поздно, (лучше рано, ибо, как бы не было слишком поздно) придётся решать. И они сами лезут на рожон. Как они представляют себе эту самую войну? Надо понимать, как новую волну террора против Израиля, американцев и всего Запада в целом. Они настолько уверены уже в своём праве диктовать Западу свои условия, что открыто шантажируют его. Я, кстати, не удивлюсь, вернее, почти уверен, что так и будет, и всевозможные идиоты доброй воли поднимут дикий вой, когда Трамп перенесёт-таки, я в этом не сомневаюсь, посольство в Иерусалим. И это тоже будет достойный ответ всей этой публике, за последние 8 лет привыкшей, что к ней прислушиваются, более того - она определяет политику государства в том числе по отношению к миллионам профессиональных беженцев, рвущихся на Запад из исламского мира.

Перенос посольства в Иерусалим - это будет сигнал всем, - прежней толерантности к шантажистам, бандитам и убийцам больше не будет. А ведь, действительно, интересно, что произойдёт когда посольство наконец переедет в Иерусалим? Снова, как в 73-м, нефтяное эмбарго? Сейчас не те времена - оно ударит прежде всего по арабским странам-производителям. Да, скорее всего, это может привести к росту числа террористических атак, но это же и шанс раз и навсегда покончить с исламским засильем на Западе. Всё будет зависеть от политической воли правительств западных стран. Прогнуться сейчас, именно прогнуться перед арабами, отказавшись от плана переноса посольства - было бы очередной капитуляцией перед ними. Дело уже даже не в Израиле, а в политической воле Запада вести политику без оглядки на арабских "друзей" и собственных полезных идиотов.

Что там у нас ещё? Палестинцы в лице Абу Мазена предупреждают, что "мирный процесс на Ближнем Востоке и даже мир во всем мире окажется в кризисе, из которого невозможно выйти". А что, простите, он не в кризисе? Что, есть хоть какой-то шанс прийти к компромиссу, если палестинцы ставят априори неприемлемые условия, как-то возвращение беженцев, если они по-прежнему отказывают Израилю в праве на существование? Последний, кстати, не раз давал понять, что Иерусалим не может быть предметом торга.

Саиб Арикат грозит, что арабы отзовут своих послов из США, а американцам придётся закрыть свои посольства в исламских странах. Вряд ли. Арабы первые нуждаются в контактах с американцами, а кроме того, если это произойдёт, что это будет значить? Ничего особенного - возврат мира к ситуации, где с бандитами Запад, наконец, просто вынужден будет начать говорить с позиции силы.

Ну и в конце концов, перенос посольства в Иерусалим - акт элементарной исторической справедливости, констатация того факта, что Израиль был, есть и будет форпостом Запада на Ближнем Востоке, передним краем борьбы с силами зла. Да, кстати, мелочь, а приятно - хочу видеть, как изойдут на дерьмо полезные идиоты. В общем, я лично, вижу только плюсы, надо только не бояться смелых решений. Хотят обижаться - пусть их, им же будет хуже. А если (и надо) постараться - много-много хуже. Кто, в конце концов, в доме хозяин?

K последнему морю


Как там говорил Геббельс: "Когда я слышу слово "культура" - я хватаюсь за пистолет." Ну, по крайней мере, честно. Ну, не нужна была нацистам культура. Та её часть, которая не соответствовала их единственно верному учению. Потому и книги непотребные жгли, и писателей, кто пишет не так и не то сажали, вместе с прочими художниками и композиторами. Параллельно со строительством социализма национального, в другой стране строили свой социализм и тоже имели о весьма своеобразные представления о культуре и также не жаловали тех, кто мешал таковой правильно процветать. Впрочем, в обоих фаш..., простите, социалистических государствах, искусство, равно как и культура принадлежали народу. За народ, понятное дело, решали специально поставленные товарищи, что именно должно ему принадлежать, а что, по причине полной ненадобности, более того - вредоносности, должно быть уничтожено вместе с его же создателями. Оставалось не так уж много, ибо уложиться в прокрустово ложе государственных идеологий было очень непросто. Есть у них, у идеологий, такая интересная особенность, как-то так резко снижать спектр возможных мнений, вкусов, пристрастий. Плюс, не потерял актуальности бессмертный тезис, высказанный арабским военачальником по поводу александрийской библиотеки: "Если в этих книгах сказано то же, что и в Коране - они бесполезны, а если что-то, чего нет - вредны".

Здесь снова есть смысл поговорить о феномене, именуемой русской культурой, а также, по поводу того, почему средневековье в Германии так и не вернулось, а в Советском Союзе и нынешней России наступает стремительно. Что касается немцев, то здесь всё просто - они отказались от идеологии и всё как-то рассосалось само собой. Впрочем, мало сказать - отказались, им в массе своей, безумно стыдно за этот период торжества их варианта единственно верного учения.

Кстати, в чём заключается основное, на мой взгляд, различие, между государством тоталитарным и авторитарным? Авторитарное, просто не даёт гражданам лезть в политику, в то же время, абсолютно не интересуясь их частной жизнью. Авторитарные режимы, как правило, лишены идеологии, даже если официально провозглашается иное. Пример тому - нынешний Китай. Тоталитарные режимы - другое дело, ибо базируются на идеологии, не важно какой, - национальной, коммунистической, религиозной, или же их причудливой смеси. Идеология же, в свою очередь, ставит частную, личную жизнь человека в чёткие рамки и бдительно следит, чтобы человек не покидал их пределы. Более того, государство требует от подданного активного участия в многочисленных ритуалах и действах, связанных с этой самой идеологией и постоянных подтверждений верности. Искренность здесь не так важна, как мы помним из того же советского опыта - о желании участвовать в этих ритуалах никто не спрашивал.

Здесь и появляется тот самый запрос власти на тот суррогат, который заменяет культуру при тоталитаризме. И Гитлер, и Сталин, и приставленный к искусству Жданов, и Хрущёв, в более вегетарианские времена, вполне искренне говорили о том, что это самое, принадлежащее народу искусство и должно быть таким - понятным и легко воспринимаемым самыми примитивными и малообразованными людьми. Отсюда и те фильмы и книги с ходульными положительными персонажами и опереточными злодеями, назидательные и морализирующие, приближающиеся в этом плане к соответствующей религиозной литературе. То есть искусством здесь и не пахло. Жалкие остатки реальной культуры и искусства, в лучшем случае терпели, и именно они вызывали неудержимое желание Геббельсов за Ждановыми схватиться за пистолет. Единственная возможность делать что-то реально хорошее, живое, интересное - предварительно отработав положенное количество трудодней на ниве официальной "культуры". Либо создавать что-либо в стол. Маргинализироваться, как в случае с теми же Ахматовой и Зощенко. А самое вероятное - вообще сгинуть в концлагере или расстрельном подвале, как Бабель или Мандельштам.

Ну и закономерный результат - интеллектуальная деградация общества, и как эффект снежного кома - общее одичание во всех сторонах жизни, включая науку и технологии. Возвращение Средневековья с присущим ему одичанием и ожесточением. Немцы, повторюсь, преодолели всё это - слишком короток был период тоталитаризма, слишком жестоким поражение в войне, очень уж глубока была европейская культурная традиция. Плюс, разбуженная у нации совесть и стыд за всё содеянное - за Холокост, за 50 миллионов погибших.

России здесь традиционно не повезло. Патриархальный народ, перманентно находившийся в рабском положении, азиатский по образу мышления, исповедующий одну из наиболее архаичных форм христианства, был просто законсервирован в таком состоянии, ибо уже был полностью морально готов к большевистскому тоталитаризму. И большевики заранее позаботились - вспомните сколько Ленин накропал статеек по поводу отношений и взаимодействия режима и литераторов.

Всё это, конечно, более чем закономерно и причины лежат на поверхности. Подлинное искусство, общая эрудиция, принятие многообразия мира, как должного и естественного, заставляет думать, анализировать, сопоставлять. Что власти абсолютно не нужно. Чем проще, тем лучше. Не случайно же, Жданов, поучая композиторов, говорил, что лучшая музыка, это та, которую можно легко напеть. И здесь же, кстати, в этом стремлении к максимальной простоте - одна из причин обречённости тоталитаризма. Отучившаяся думать и анализировать нация, деградирует во всех отношениях. Что и произошло в Советском Союзе. Более того, в силу ограниченности руководства, начинаются гонения и на науку, лишь усугубляя картину упадка. Как это и произошло с теми же генетикой и кибернетикой.

Тоталитарные вожди не могут не мыслить архаично, не быть людьми "из прошлого". Гитлер, черпающий вдохновение из истории древних германцев, Сталин - кавказский уголовник, нынешняя российская власть, пытающаяся создать новую идеологию на смеси самого чёрного национализма (читай - нацизма) и религии в её весьма средневековых, диких формах. Всё, что несколько замедляет полный и окончательный возврат Средних Веков - это особенности нынешнего времени, необычайно быстрое распространение информации и открытость мира. Но над этим тоже уже работают. Не будем обольщаться. Орда была и есть. И потомкам Чингисхана думающие и образованные не нужны.

Именно поэтому государственное образование рухнуло ниже самых плохих советских образцов, при пока ещё существующем доступе к информации, общий уровень развития нового поколения чрезвычайно низок. Идёт борьба с любыми нестандартными поисками в искусстве, под видом оскорбления чувств верующих. Что можно, вообще требовать от культуры, если министром её является Мединский? Если дикость населения поощряется и культивируется, если православные "активисты" с молчаливого одобрения властей преследуют режиссёров, артистов, художников, если снова запылали костры из книг? Если снова процветает религиозный фанатизм, а история цивилизации искажается. Весь мир - русская земля. Гипербореи, русские, именно они, стоят у истоков цивилизации. Только вот цивилизация бежит из России. Бегут учёные. Остаются Петрики, обласканные властью. Средние века - время алхимиков. Не просто Средние века. Средние века азиатские - время Орды. Время Русского Мира - новая инкарнация похода "к последнему морю". Время озверевшей толпы, массовой истерии "Антимайдана" и камланий по поводу годовщины агрессии. И если древние деспоты выбивали историю своих побед на камне, нынешние хвастаются ими с экранов телевизоров. Только вот, вместо луков и сабель, у нынешних дикарей есть атомное оружие.

Нельзя себя успокаивать тем, что мрак там ещё не опустился окончательно. Процесс идёт неумолимо. Четверть населения, верящая, что Солнце вращается вокруг Земли, миллионы в очереди к "дарам волхвов", толпы, жаждущие приложиться к портрету диктатора - ещё примеры? Несть им числа. Почитайте, пока там ещё есть Интернет.

И снова - плевать бы на них, если бы не одно "Но". Они снова собрались "к последнему морю", а значит их надо остановить. Карфаген должен быть разрушен. Carthago Delenda Est.

Помнит "мир спасённый"...


Но помнит мир спасённый...Песня такая была и есть, если помните. И мне конечно очень жаль "Сережку с Малой Бронной и Витьку с Моховой", ка жаль любую душу, сгинувшую в этой бойне. Но мне, тем не менее, очень хочется разобраться, от чего же именно спасли этот мир те самые Серёжка с Витькой, да и вообще подумать, малость порассуждать об их гипотетической жизни и спросить, - зачем? И что мир должен помнить?

Начнём с них самих. Им ещё повезло - они жили в Москве, а не в нищей деревне, где-то в Российской глубинке, и статус их родителей, да и их самих был малость повыше, всё-таки не крепостные, простите - колхозники. А значит, немного лучше ели, и хоть и жили в коммуналке, но, скорей всего, там был туалет, водопровод и прочие нехитрые радости тогдашнего советского быта. Допустим, также, что Серёжку, как и многих его тогдашних сверстников, не очень беспокоясь ни его желанием, ни мнением его родителей, отправили в ФЗУ, а Витьке перед самой войной удалось закончить 10 классов и был он, парень образованный и начитанный. Как многие его сверстники, любил стихи Маяковского и "Как закалялась сталь". А ещё, хоть и исчезали соседи по ночам и сновали чёрные воронки по пустынным улицам, были они, пожалуй, счастливы, - ведь они были молоды, а исчезали люди, конечно, за дело, да и страна, как известно, у них была самая замечательная. Ничего, что коммуналка, на "тридцать восемь комнаток всего одна уборная", у трудящихся в мире капитала и того нет, и вообще, "с каждым днём всё радостнее жить".

А как же не радостней, ежели растёт мощь Родины, а Родина несёт свободу угнетённым трудящимся. Вот уже принесла половине Польши, куску Румынии, балтийским странам. Хотели принести и Финляндии, пели "отворяй поскорее, красавица." Красавица, однако не отворила, и вообще, оказалась кусучей и царапучей, о чём серёжкам и витькам, понятное дело, сообщить забыли. А ещё не знали они, что Родина просто их, как бы это сказать помягче, держит за пушечное мясо, или компост, если хотите, для дела будущей мировой революции. Они многого не знали, тем и были счастливы. Не знали, что их, простите, разводят в тёмную, и страна вместо того, чтобы строить дома, делать мебель, машины, шить одежду, производит танки и самолёты. Лучшие в мире и в огромных количествах. Страна готовится "освобождать" Европу.

Лично к ним, Серёжке с Витькой, не может быть никаких претензий - они, когда пришло время, как и все остальные, были призваны в армию и честно старались выполнить свой долг. А когда началась война с Германией, они свято верили, что защищают страну от агрессора. И знаете, они были правы. И для них уже не важно было, что Советский Союз стал жертвой той самой агрессии неустанными трудами их мерзавцев правителей, всеми силами приближавшими эту войну. Они были большими патриотами, эти пацаны - тоталитарные режимы, надо отдать им должное, умеют выращивать патриотов. И уже было неважно, что протяни немцы ещё пару недель, и сами бы оказались в роли жертвы, а товарищ Сталин отправил своё воинство нести счастье трудящимся порабощённой Европы. После 22-го июня это уже было неважно. Упырю всё-таки повезло. В тот момент его планы и интересы народа совпали - надо было себя спасать, - и ему и народу.

Они были такие, Серёжка с Витькой, они пошли воевать с сознанием своего долга перед страной, столько им давшей. Этим они и отличались от деревенских парней, составлявших большинство Красной армии, парней хорошо помнивших, как их родителей загоняли в колхозный рай. Эти парни и побежали при первых выстрелах. Бежали, пока не наткнулись на пули заградотрядов, и только тогда остановились. Они-то, деревенские, надеялись, что может теперь колхозы распустят. Но не тут-то было, к большой радости товарища Сталина. Немцы против колхозов ничего не имели, да и вообще, сами были социалистами.

И народ, среди которого были и наши герои, потянул лямку, как и всегда, как и все предыдущие годы и века - покорно и безропотно. Терпел, когда отступающие войска оставляли за собой выжженную землю, выгоняя своих же сограждан на мороз, терпел, поднимаясь в лобовые, бессмысленные атаки на немецкие пулемёты, ложился десятками тысяч, чтобы взять какой-нибудь город к памятной дате, чтобы их мясник-командующий заработал очередной орденок.

Серёжка с Витькой тоже были там. Тоже воевали. Где, - мы можем только предполагать. Знаем лишь, что они с той войны не вернулись. Погибли. А вот до гибели их, сложиться у них могло по разному. Сперва им нужно было выжить в первые два самых страшных года войны - не сгинуть в котле, где-нибудь под Киевом, не попасть в окружение, а выбравшись оттуда, не попастЬ в лапы СМЕРША и не быть мимоходом расстрелянным с другими "диверсантами" и "паникёрами", не быть сметёнными кинжальным огнём в лобовой атаке под Ельней, куда их кинул мясник Жуков. Они, плохо ли, хорошо ли, но действительно защищали свою страну, вытаскивали её из беды, в которую её загнал их обожаемый вождь и учитель. Они, разумеется, могли оказаться и на финском фронте и драпать от горячих финских парней, на которых их Родина напала, так что, в данном случае они сами уже были агрессорами.

Но всё решительным образом поменялось, когда в войне наступил перелом и они, вслед за отступающим противником дошли до старой советской границы. Здесь они и начали спасать мир, который, как мы знаем из той самой песни - помнит. Помнит сожжённые литовские хутора, помнит карательные акции против местного населения, помнит бои с партизанами в лесах балтии и карпатских горах, когда те самые Серёжка с Витькой загоняли пинками непокорных обратно в советский рай.

Миру также есть что помнить, когда Серёжка с Витькой железным катком прошлись по "освобождаемой" Европе, сменяя коричневую оккупацию красной. Есть что помнить полякам, когда "освободители" пальцем не пошевельнули, чтобы помочь варшавскому восстанию, наблюдая равнодушно с другого берега Вислы, как немцы топят его в крови. Или, как серёжки с витьками травили по лесам солдат Армии Крайовой. Как в "освобождённых" странах свирепствовали чекисты, ничем не хуже тех же гестаповцев, и из пражского Града каждую ночь вывозили грузовики с трупами. О массовых расстрелах тех, кто почему-то был не рад новым коммунистическим порядкам в своих странах, о миллионах изнасилованных женщин, везде где прошли Серёжка и Витька, о зверствах в Восточной Пруссии, о грабежах и мародёрстве. О том, как спешили опередить союзников, "освобождая", чтобы успеть посадить во власть коммунистов, приехавших в советском обозе.

Восточная Европа, не сомневаюсь, помнит о полувековом советском рабстве, куда его ввергли наши герои, о сталинском терроре, о советских вторжениях в Венгрию и Чехословакию. Я уверен, - всё-всё помнит "мир спасённый". Где-то там и погибли Серёжка с Витькой, хорошо ещё если в бою с немцами, а могли бы и от пули бойцов УПА, или армии Крайовой, или финского Шюцкора. Это уж, как карта им выпала.

Я не обвиняю Серёжку с Витькой, они и правда верили в свою правоту, и если они не запятнали себя мародёрством, грабежами, насилием, то заслужили благодарную память в своей стране. Вот только сама страна эту память никак не заслужила, ибо она виновата в той бойне, где погибли эти пацаны. Это её диктатор привёл в Германии к власти чудовище, которое потом кинулось на своего создателя. Спасая себя, Серёжка с Витькой вытаскивали и задницу Сталина, и жизнь их на его совести, на его и этой страны и трижды проклятой Советской власти. Жизнь, прожитая в нищете и беспросветности, во тьме самой страшной диктатуры в истории, короткая и горькая.

Помнит, помнит "мир спасённый". Помнит то, что было на самом деле. Потому и корчит наследников кремлёвских палачей от правды, потому и поднимают вой по поводу любого акта "неуважения" к их варианту памяти о той войне. Ленточки колорадские, побрякушки - их общий стиль, как и игрища и пляски вокруг идолов. А поломанные, несостоявшиеся жизни серёжек с витьками - лишь удобный повод пустить крокодилью слёзку, ляпнуть с трибуны что-нибудь пафосное, сплясать на их костях. Судьба выживших - тому яркое подтверждение.

Но есть всё же, пусть и мизерный, микроскопический шанс, что всё у наших героев сложилось иначе, что они не погибли, а оказались в плену и были освобождены американцами. Или же сами, а такие действительно были, ушли в западную зону оккупации. И их только считали погибшими, а прожили они жизнь там, в свободном мире, женились, и их дети никогда не знали, что такое жить при Советах. Пусть это практически невозможно, но были, были такие случаи, и далеко не один.

Обидно, что никто так и не ответил за сломанные жизни серёжек и витек, хотя было и им счастье - не знать, не ведать, как им в жизни не повезло, какой горькой сложилась их судьба. А мир, который "спасённый", действительно должен помнить, - ведь тогда есть шанс, что убийцам пацанов всё же воздастся. Хотя бы посмертно. Должна же быть в этом мире хоть какая справедливость.

Безумие


Я когда-то написал, что после 9/11 мир не изменился. Каюсь, был не прав. Он, таки, стал другим, стал ещё хуже и несправедливее. Робкие попытки сопротивляться нарастающему безумию разбиваются о твердокаменные ряды этих самых безумцев, за яйца волокущих этот самый мир к катастрофе. Стоило в этом году, после берлинской трагедии, предпринять хоть какие-то меры, проверять документы, препятствовать проникновению «беженцев» в места массового скопления гуляющей публики, раздался дружный вой идиотов доброй воли - как же, нарушены права человека, вернее сказать, определённой группы двуногих, решивших расширить свой ареал обитания. Кстати, в свете недавнего решения новозеландских властей о том, что все животные обладают разумом, можно усмотреть в этом возмущении и некое рациональное зерно.

Гораздо меньше логики в том, что вся эта прекраснодушная публика утратила самый базовый инстинкт - самосохранения, а ещё страшнее- призывает отказаться от борьбы с террором, вернее - бороться с ним в "белых перчатках". Именно так и выходит, если те, кому по долгу службы положено бороться с террором, должны постоянно оглядываться и думать, не превысили ли они свои полномочия, не обидели ли они больше чем нужно террористов, как-то случилось в Израиле в случае с солдатом Эльором Азарией. Кто не в курсе или забыл о чём речь, напомню.

24 марта этого года два палестинских террориста напали на израильского солдата нанесли ему ранения средней степени тяжести. Это произошло в Тель Румейде, пригороде Хеврона. Подоспевший израильский патруль тяжело ранил обоих нападавших, один из которых скончался. Второй, Абд аль-Фатах аль-Шариф был застрелен выстрелом в голову сержантом Эльором Азарией. Всё случившееся было заснято на плёнку активистами левого "правозащитного" движения "Бецелем" и инцидент получил общенациональную огласку. И без того расколотое израильское общество разделилось на сторонников и противников того, что сделал Азария. Надо отметить, что большинство всё же поддержало действия солдата. Видно не до конца ещё исчезла в израильском обществе здоровая реакция на террор.

Азария же был отдан под суд и вот сегодня судья вынес вердикт - виновен в непредумышленном убийстве. В вердикте суда говорится, что Азария "добил" раненного террориста выстрелом в голову не из опасения перед исходящей от него угрозой, а из убеждения, что "террористу положено умереть". Такого же убеждения, однако, придерживается большая часть евреев, граждан страны, а значит, приговор суда является позорным. Позорным, в первую очередь потому, что он связывает руки тем, кто должен защищать страну от волн террора, накатывающих на неё одна за другой. Слава Б-гу, это понимает и большинство израильских политиков.

Да, характерная деталь - семья убитого террориста обещала дойти до Гааги, в случае, если Азарию оправдают или помилуют. И можно не сомневаться, они это сделают. Причём, не сами, куда там им самим, нет - с помощью тех же полезных идиотов из "Бецелем" или же любой другой из многочисленных леволиберальных организаций. Вот в этом весь ужас - западный мир, частью которого является и Израиль, снова, сам, всеми силами роет себе могилу. Может ли у здорового рассудком человека уложиться в голове, что находятся люди, защищающие некие права террористов и убийц, которых можно и должно ликвидировать по законам военного времени.

Пожалуй, израильские левые - это самая грустная история, а заодно, самая нелепая и абсурдная, во всей нелепой и абсурдной истории, прошлом и настоящем западного леволиберального дискурса. Просто, по той причине, что ни одна западная страна, во всяком случае, пока, не находится в таком положении, как Израиль. При всей трагичности ситуации с террором, с теми же "беженцами", ни одна из них не ведёт борьбу за элементарное выживание. Израиль ведёт. Ведёт против совершенно иной, чуждой и немыслимо бесчеловечной, если её можно так назвать, цивилизации. К тому же, лживой, прекрасно изучившей все слабые места западных демократий. Намеренно бьющей по самому чувствительному для любой цивилизованной страны, пытаясь причинить максимальный вред именно гражданскому населению. И именно их, террористов и убийц, с таким рвением защищают израильские же левые.

Как-то, ещё в бытность мою в Израиле, перед очередными выборами, по телевизору рассказывали об активистах партии МЕРЕЦ. Одна из них сказала тогда, что она прекрасно понимает, что их деятельность может привести к ликвидации государства Израиль, буде увенчается успехом. Ну, что ж, быть по сему, если того требуют соображения справедливости и прав человека. Всё, тушите свет. Это всё, что вам надо знать про партию МЕРЕЦ в частности и левых в целом. Единственный вопрос, который продолжает меня мучить, это, почему и кто дал им право решать за меня. Если они хотят сдохнуть - пожалуйста, как говорится, это свободная страна, но я-то на это не подписывался. И меня нисколько, в отличие от них, не мучит совесть, когда, увы, страдают их дети и женщины, когда в очередной раз объявляется блокада территорий и им становится, например, нечего жрать. Как говорится, не мы первые начали. Вопрос предпочтений в таком случае решается предельно просто. Жизнь и безопасность наших женщин и детей дороже.

Можно вспомнить ещё и недавние многочисленные протесты против строительства разделительной стены между Израилем и территориями, якобы нарушающей права несчастных палестинцев. Конечно, стена построена просто по злобе "сионистских захватчиков", другой причины нет. Повторю ещё раз - если вся эта публика хочет умереть со счастливой улыбкой идиота на устах, это их дело. Да и вообще, тяга к суициду - вопрос скорее к психиатрам, чем к политикам.

В целом же, после всех недавних терактов, после всего, что творится на Ближнем Востоке, если Запад хочет себя сохранить (что, увы, вызывает сомнения) давно назрела необходимость менять правила игры. Везде. И в Израиле, и в Европе, и в Америке. На войне как на войне, а это и есть война. Возвращаемся всё к тому же - если мы хотим сохранить целое, необходимо пожертвовать определёнными частностями. Хорошо, конечно, когда что-то начинает проясняться в головах у политиков, но, к сожалению, это происходит после больших трагедий. Так, уже после берлинского теракта, министр внутренних дел Германии Томас де Мезьер предложил пересмотреть миграционное законодательство страны в сторону ужесточения. Но если бы не политика открытых дверей, проводимая Меркель, этой трагедии могло, вообще, не случиться
Иногда я, всё-таки, думаю - может рано хоронить Европу. Просто, критическая масса недовольства и отторжения чужаков еще не накопилась в достаточной степени, но уже- начинается реакция, медленная, но нарастающая. Хорошо бы так. Ибо другой альтернативы нет.