Вытравить совок...


В этом году, в самом конце, нас ждёт юбилей - четверть века как рухнул Советский Союз, произошла та самая "крупнейшая геополитическая катастрофа" о которой так скорбел маленький подполковник. Дата, сама по себе, весьма знаменательная, однако, ставящая и много вопросов о том, что же реально изменилось в мире с падением последней империи. В пандан к надвигающемуся юбилею, на днях, в одном из своих выступлений, президент Порошенко сказал, что, чтобы окончательно победить Советский Союз, необходимо изгнать его из душ людей, проще говоря, заставить их перестать быть совками.

И если об этом говорит один из лидеров постсоветских государств, если это беспокоит его, значит, проблема реально существует и её необходимо как-то решать. Порошенко прав - не вытравив из сознания людей Совок, двигаться дальше, на Запад, строить, действительно, цивилизованное общество - невозможно. СССР, как тот камень, на шее, будет постоянно тянуть вниз, на то самое, советское дно. И что ещё более примечательно, сказано это было президентом Украины, страны, подвергшейся агрессии именно тех сил, которые очень хотели бы восстановить Советский Союз, пусть и в несколько видоименённом обличье. Ибо нынешняя Россия - это реликт той, старой, Советской империи, по которой так тоскует нынешнее кремлёвское руководство.

На самом деле, проблема гораздо глубже, глобальнее. Россия вновь пытается поставить вопрос "кто кого" - старый имперский монстр пытающийся вновь объеденить вокруг себя бывшие колонии, или же свободный мир, свободный от каких-либо идеологических догм в том числе. И мне думается, одной из причин нынешнего противостояния Востока и Запада, при котором Восток день ото дня всё больше наглеет, является нынешняя относительная слабость Запада, боязнь принятия смелых решений, нежелание разрушать то равновесие, которе, как им кажется, сложилось после краха СССР, мира, в котором они упорно пытаются разглядеть в России партнёра, а не того, кем она является на самом деле - врага. Причём, что характерно, имменно она сама и посиционирует себя, как враг, именно она развязала новую холодную войну.

За это надо в, первую очередь, благодарить контролирующий Европу левый истеблишмент и его нелепую уверенность, что все проблемы можно решить убеждением и путём переговоров. Россия же, надо отдать им должное, весьма умело давить на наиболее чувствительные точки нынешнего западного, прежде всего, европейского общества. Собственно говоря, они и не скрывают своих целей - заменить ныне правящие там леволиберальные элиты на правых, с которыми, как полагает Кремль, можно будет договориться по всем позициям, среди прочего, обменять Украину на Сирию, получив свободу действий в первой. Т.е., по своему замириться с новыми западными элитами и спокойно заняться восстановлением Советской империи. Известно, что многие правые деятели являются евроскептиками и что подобные настроения после Брекзита только усиливаются.

Но, во-первых, как показывают последние события, приход к власти ультраправых или, просто, русофилов, вовсе не гарантирован. Так, в Австрии, правый Норберт Хофер потерпел поражение на выборах, уступив лево-центристу Ван дер Беллену, который, конечно, тоже, сам по себе, далеко не подарок. А во-вторых, как показывают последние события, столь желанные России правые, придя к власти, вовсе не собираются договариваться именно так, как этого хотели бы в Москве. И я уверен, победи во Франции тот же Национальный Фронт, Марин Ле Пен вовсе не побежит в первый же день на поклон к Путину. В отличие от коммунистов, они остаются, в любом случае, французами, а значит, будут проводить политику в национальных интересах. А в таких случаях выясняется такая интересная вещь - интересы России и национальные интересы оказываются прямо противоположны. Кстати, весьма свежий пример - Игорь Додон, новый президент Молдовы, которого все считали ставленником Москвы, вдруг заговорил о евроинтеграции и пути страны в Европу.

И ещё одно соображение - правых, не ультра, конечно, всегда отличал от левых здоровый прагматизм. И исходя из этого прагматизма, отказ от санкций, усиление России за счёт поглощения Украины - далеко не оптимальное решение. И в этом русские уже смогли убедиться в случае с Трампом. Ведь как они там радовались, какое ликование разливалось из всех российских утюгов, когда он стол неожиданно обошёл Клинтон. Но первые же заявления следующего президента США явно ставят крест на всех этих надеждах. Конгресс уже выделил 350 миллионов долларов в помощь украинской армии и то ли ещё будет. Стоит только поглядеть на первые назначения Трампа, чтобы уяснить - любви с Москвой не будет. Что будет? Будут, по крайней мере, попытки исправить ошибки администрации Обамы, в том числе ошибки вполне себе шизофренические. В частности, в области ближневосточной политики и роли России в ней.

Самое лучшее, что можно было сделать в Сирии, например, и чего Обама не сделал - остаться в стороне от конфликта. Как в том анекдоте - мне, пожалуйста, чашечку кофе. Россия захотела влезть? Прекрасно! Пусть там завязнут, как они в своё время завязли в Афганистане. Справедливости ради, всё же отметим, что, несмотря на все усилия Кремля, их вторжение в Сирию не стало предметом торговли по Украине и отвлекло Запад от украинского вопроса. Но это не снимает главной проблемы - какого чёрта они вообще туда полезли? Трамп более прагматичен - он предоставит Путину самому выбираться из сирийской задницы.

Вообще же, думается мне, Трампу, как бизнесмену, нужно, прежде всего, спокойствие в мире. Условием же такового, вне всякого сомнения, является минимизация дестабилизирующих факторов, один из которых и есть путинская Россия, залогом существования которой и является дестабилизация "партнёров". И ещё - по мере возможности, восстановление СССР в максимально возможных границах. Путь к этому - заставить Запад не мешать, а средство - максимальная дестабилизация, опять же. "Беженцы" - один тому пример. Другой - массированная пропаганда, которой, лучше поздно, чем никогда, всё же, решили начать противодействовать.

Но это, опять же, проблемы внешние. Совок же, как и разруха, начинается в головах людей. И в своём противостоянии с Западом, Россия не забывает и о тех, кто ныне населяет постсоветское пространство, насаждая Советский Союз в головах, не давая старшему поколению забыть о нём, убеждая младшее в правильности и разумности издохшей империи. Особенно это опасно там, куда Москва уже пытается залезть своими лапами - в Украине, в частности.

Такие вот мысли в преддверии юбилея. Прав Порошенко. За 25 лет память об издохшей империи так и не вытравилась, не ушла из умов людей. СССР, как зомби, из могилы, хватает людей, стараясь утянуть их назад, в прошлое. И опять, в который раз, хочу спросить - почему не использовать опыт послевоенной Германии и денацификации? В России, конечно, такое невозможно, но вполне реально в Украине, тем более - в странах Балтии. Победить Совок раз и навсегда, вбив в его могилу осиновый кол.

На смерть упыря


Он прожил долгую жизнь, и, надо думать, довольно бурную. И ещё раз подтвердив, что мир несправедлив, умер своей смертью, в своей постели, в тепле, достатке и почёте. Смерть лидера маленькой нищей страны стала заголовком крупнейших новостных агентств и в этом нет ничего странного. Смерть таких динозавров всегда событие, печальное для задуренных подданных и достаточно радостное для людей думающих. Да, я о нём, о Фиделе Кастро.

Я, кстати, не думаю, что скорбь многих кубинцев будет искренней, во всяком случае, те немногие кубинцы, с которыми мне довелось общаться, будучи на "острове свободы", показались мне людьми вполне здравомыслящими, занятыми проблемой выживания в полуголодной стране.

Надо отдать почившему старцу должное - он, и правда, был личностью незаурядной, и, простите за банальность, но кто знает, чего бы он достиг, обратив свои таланты и энергию на что-то доброе и созидательное.

Куба до революции, во времена Батисты, тоже, конечно, не являла собой образец демократии, но на 1959 год имела самый высокий доход на душу населения в Латинской Америке, а по многим экономическим показателям опережала даже такую страну, как Италия. И так бы оно и дальше было в этом курортном и игорном раю, если бы, победив в гражданской войне, братья Кастро не решили вдруг стать коммунистами и строить "новую счастливую жизнь". Кстати, поначалу, этого ничто и не предвещало. В 1960-м Кастро посетил Вашингтон, где, среди прочего, высказался о коммунистической угрозе свободному миру.

Есть версия, что вскоре после этого остров посетили советские эмиссары и сделали братьям предложение, от которого они просто не смогли отказаться. В обмен на обязательство строить социализм и разместить на острове советские войска, СССР обещал, говоря по-простому, взять Кубу на полное содержание. Тогда же произошёл такой трагикомический случай. На острове уже была на тот момент компартия, члены которой благополучно продолжали сидеть в тюрьме при Кастро, как они сидели и при Батисте. Как только потребовалось освободить место для новой партии, старых коммунистов по-тихому отправили в расход, благо, они были под рукой.

Потом на Кубе, как известно, оказались советские ракеты, что чрезвычайно не понравилось американцам и в свою очередь спровоцировало знаменитый Карибский кризис, только, благодаря чуду и твёрдости президента Кеннеди не вылившийся в полномасштабную ядерную войну. Русские убрали ракеты, но в остальном, остров оставался советским протекторатом вплоть до краха СССР.

Кастро удалось создать один из наиболее жестоких и репрессивных режимов среди социалистических стран, со всеми присущими им прелестями, такими как борьба верхушки за власть, противостояние кланов, репрессии против представителей старого режима - буржуазии, интеллигенции, квалифицированных рабочих. Именно в результате борьбы за власть, был вынужден покинуть Кубу Че Гевара - кумир нынешних левых либерал-идиотов. Двоим упырям во власти стало тесно. Что, однако, радует, Че получил своё, будучи расстрелян в Боливии, очередной стране, которую он отправился "спасать".

Практически, ничего не производя, кроме сахара, Куба камнем висела на советской шее, обходясь миллиарды долларов в год. Инакомыслие подавлялось самым жестоким образом. Массовым стало бегство из страны. Люди пытались доплыть до недалёкой Флориды используя все подручные средства. Фидель презрительно называл беглецов "гусанос" - черви. Чем ещё была знаменита Куба при Кастро - военной "помощью" всевозможной нечисти по всему миру, везде, где коммунистическое отребье пыталось захватить власть. Кубинские "добровольцы" воевали в Анголе, Никарагуа, Мозамбике...

Что же касается репрессий, то о многом говорит такой факт - уже в наше, довольно вегетарианское время, на Кубе в тюрьмах находится 150 тыс. человек. В процентном отношении это столько же, сколько сидело в советском ГУЛАГе. В одной только провинции Гуантанамо, той самой, где находятся американская военная база и тюрьма, есть более 90 кубинских тюрем, условия в которых, мягко говоря, несколько отличаются от тех, в которых сидят пленные исламские террористы.

Весь "прогрессивный мир" чрезвычайно озабочен судьбой несчастных узников с американской стороны, но почему-то, абсолютно не интересуется кубинскими политзаключёнными. И, думается мне, я знаю почему. И в ответе на данный вопрос есть объяснение многим, мягко говоря, странностям в мировоззрении нынешних левых либералов и прочих идиотов доброй воли. Что уж говорить о них, если соболезнования в связи со смертью упыря прислали Обама и наш, канадский, воздержусь от эпитетов, Трюдо, а также лидеры многих других западных стран. И это не просто дань протокольной вежливости - многие из них, в частности - Трюдо, и правда, скорбят. Западный мир так и не переболел левизной, а потому и считается хорошим тоном поддерживать и сочувствовать любой нечисти, объявившей себя революционерами и борцами за свободу. И конечно, то что я сам наблюдал у некоторых своих здешних знакомых, абсолютно идиотский романтизм и идеализация всей этой революционной сволочи. Меня с пеной у рта пытались убедить, что, в любом случае, намерения у всей этой нечисти были самые благородные. В частности, у того же, любимого и почитаемого ими бандита и убийцы Че Гевары.

Так почему они скорбят сегодня по Кастро? А почему они жалеют "несчастных" палестинцев, почему требуют открыть настежь двери Западного мира перед миллионами профессиональных "несчастных", всех этих "беженцев", терзающих и без того, стремительно исламизирующуюся Европу? По той же самой причине, по которой они радовались "арабской весне", которая смела умеренные прозападные режимы и принесла хаос в недавно ещё стабильные страны. Революция - слово, как удав кролика гипнотизирующее и завораживающее западного левого интеллектуала, завораживающего так же, как и почти 100 лет назад, во время Октябрьского переворота. Страшное и, одновременно, столь притягательное слово. Бредовая уверенность во всегдашней правоте "восставшего" народа, олицетворением которого и был для них кубинский упырь.

Да, как ни избито это звучит, мир упорно не хочет учиться на собственных ошибках, самая страшная из которых - революции. Хуже того, он восхищается ими и их лидерами. Мало что, увы, не изменилось со времён "руки прочь от Советской России", интербригад и протестов против войны во Вьетнаме. "Люди доброй воли" скорбят по усопшему вурдалаку. Я же пожелал бы ему воздаяния, хотя бы за гробом, если с прижизненным не сложилось. Пусть не будет ему покоя, там, гранью.

...следствие "крайней русофобии"


В Госдуме в очередной раз недовольны, что, само по себе, новость не ахти какая. Поводов для огорчения они сами себе, вот уже лет 15, а последние 3 года в особенности, создают предостаточно. Что характерно, создают сами, непонятно по какой причине, рассчитывая, что грязные, лживые игры, ими же затеянные, вдруг найдут поддержку за пределами России. Они не хотят, да и не могут признать многие исторические факты, ставшие уже давно абсолютно очевидными для всех, кроме них самих, продолжая существовать в некоем виртуале, снова и снова исходя на дерьмо от любых попыток бросить им в лицо слово правды.

На этот раз поводом для возмущения стала совместная Декларация памяти и солидарности, принятая 20 октября Верховной радой Украины и Сеймом Польши. Видно, целый месяц им было, там, в Думе, не до того, но теперь, отдохнув от "выборов", депутаты добрались и до этого документа. Вроде бы, давно пора ко всему привыкнуть, но каюсь, грешен - слишком уж наглая и явная ложь, даже помимо воли, вынуждает хоть что-то сказать в ответ. Может быть, кто прочтёт и задумается.

И ещё один момент. Во всех делах надо быть последовательным. Вот, приняла несколько лет назад ПАСЕ резолюцию, возлагающую ответственность за начало Второй Мировой войны в равной степени на СССР и Германию, что, само по себе, хорошо и правильно, но что дальше? А ничего. Это было чисто декларативное заявление, о котором вскоре все забыли. А надо было сделать так, чтобы правда эта повторялась ежесекундно и постоянно, чтобы в Москве ложились и вставали под аккомпанемент из всех утюгов - вы виноваты, на вас лежит ответственность за начало той, страшной войне. Покайтесь, осудите, тех, кто виноват, так, как это сделали немцы. Не думаю, что они бы, и правда, покаялись, но напоминать о зле надо постоянно. Вот так, как сейчас сделали Украина и Польша.

И как обиженно заявили русские депутаты, принятие этого документа, "было вдохновлено неприязнью не только к бывшему Советскому Союзу, но и к Российской Федерации, стало возможным в обстановке той крайней русофобии, которая, к сожалению, отличает сегодняшнюю политику Польши и Украины". Ну, сначала о русофобии. Как-то, даже неприлично предъявлять подобную претензию Украине после аншлюса Крыма и вторжения на Донбасс. Нет, что вы, надо быть по гроб благодарным старшему брату, "спасшему" Крым. Честно говоря, я одно время думал, что вся эта думская шушера, все эти "политологи" и прочие Марковы с Куликовыми только прикидываются дураками, играя на адресную аудиторию. Увы, был не прав. Они такие и есть и в этом весь ужас. В этом и проблема, которой не было, как ни странно, во времена Советского Союза. А потому, в массе своей, уверены в своей правоте, исходя из принципа, что они правы по одной наиважнейшей причине - они, это они.

Что же касается Польши, то причина этой самой "русофобии" всё та же - нежелание признавать историческую вину и каяться. Да, каяться, как, снова повторю, продолжают каяться немцы. Перестать носиться со своей "Великой Победой" аки с писаной торбой и признать, наконец, правду. Ну да куда там - они же мир спасли. Поэтому, никакой другой реакции в Москве быть не могло, и я не буду очень удивлён, если на таковую и рассчитывали украинские и польские депутаты. Надо постоянно напоминать, особенно, в свете царящего за поребриком победобесия, говорить правду о той войне, а что самое главное - тыкать виновников и поджигателей войны в ими же содеянное.
Что, собственно говоря, русские имеют возразить против текста декларации, призывающей "почтить миллионы жертв, понесенных нашими народами во время Второй мировой войны, и осудить внешних агрессоров, пытавшихся уничтожить нашу независимость"? Лишь одно - то, что таковым агрессором они являются в такой же степени, как и Германия, а потому им остаётся только врать, тасовать известные уже факты, перекручивать, говорить на чёрное белое.

Тогда, в августе 39-го, Гитлер никогда бы не напал на Польшу, не заключи он тот самый, пресловутый, Пакт Молотова-Риббентропа. Именно по этой причине, инициатива договора исходила от Германии, а Сталин мог себе позволить вдоволь протомить Берлин ожиданием, вызвав Риббентропа в Москву для подписания пакта, буквально в последний возможный момент. Именно Сталин обещал Гитлеру ударить полякам в спину, что он и сделал, вступив в войну 17-го сентября. И абсолютно, в данном контексте, неважно, что Польша, ранее, сотрудничала с Германией и отгрызла кусок Чехословакии. Она стала жертвой обоюдной агрессии и с этим фактом могут спорить, исключительно, депутаты Госдумы. А что касается того, кто и что у кого отгрыз, то России есть смысл, вообще, промолчать. Кстати, о претензиях к Польше, по поводу сотрудничества с Германией - а с кем, простите, сотрудничал СССР, с кем делил ту же Польшу? С кем, в сентябре 39-го, на мосту через Буг, возле Бреста, встретились красноармейцы и обнялись, как братья по оружию? С кем прошли торжественным маршем по улицам всё того же Бреста? Да, кстати, героическая оборона Брестской крепости, действительно, имела место, вот только обороняли её поляки от совместно прущих русских и немцев.

То же самое касается и Украины, отчаянно сопротивлявшейся советской оккупации в её западных областях. И как она может относиться к России по сей день считающей бойцов Сопротивления бандитами и преступниками. Кстати, Литва тоже должна была присоединиться к декларации, что, к сожалению, не произошло по техническим причинам, но также имеет к России те же претензии, что и Польша, и Украина.

И самое главное, что за советской оккупацией последовало полвека репрессивного режима, стоившего жизни сотням тысяч ни в чём не повинных людей. Именно память этих, невинно убиенных и предлагает почтить декларация, которая так не понравилась Москве. И хорошо, что не понравилась. Повторю - агрессору надо постоянно напоминать о его преступлениях, особенно, в свете того, что в его политике мало что, вернее сказать, ничего не изменилось. Особенно же феерично выглядят претензии к Украине - это, вроде как, насильник требует от своей жертвы выражения любви и признательности.

И самое, пожалуй, важное - депутаты Рады и Сейма снова указали на причины постигшей их страны беды: "слабости международной реакции на эскалацию перед Второй мировой войной тоталитарных и шовинистических идеологий, отсутствия надлежащей реакции на нарушения агрессорами международного права, а также политики уступок". Мир же снова наступает на старые грабли.

И что особенно важно: "...осуществление Российской Федерацией агрессивной внешней политики, оккупация Крыма, поддержка и осуществление вооруженной интервенции на востоке Украины, нарушение основных норм международного права и договоров, подписанных с Украиной, невыполнение Кремлем договоренностей и ведение гибридной информационной войны представляют угрозу для мира и безопасности всей Европы".

Ну и в который раз, реакция Москвы просто умиляет. "Россия как преемник СССР "не допустит пересмотра ее истории и приговора Нюрнбергского трибунала", так же, как и "ревизии послевоенного мироустройства, одним из гарантов которого она является". Историю не надо пересматривать, она такая как есть, как бы не было больно и обидно в Кремле. И история эта - история преступлений двух агрессоров, одному из которых удалось затесаться в ряды победителей в той страшной войне. А что до мироустройства, то оно и так изменилось с распадом СССР, так что, никаким гарантом он ни там, больше не являются. И не должны являться. Не изгою чтo-то там гарантировать.

Шутки истории


Одна из наиболее ярких страниц европейской истории - завоевание испанцами американского континента. История эта, одновременно и славная и позорная, открывшая миру равно как небывалые высоты человеческого духа и запредельную и низость и жестокость. Конкистадоры, крохотные отряды которых повергли в ничто империи, глубоко и искренне верующие, верные своему долгу перед страной и королём, надёжные товарищи, и в тоже время - вероломные лгуны, мучители, насильники. Пришедшие в ужас от гигантских гекатомб, массовых жертвоприношений и каннибализма индейцев, искренне желая пресечь весь этот ужас, они в то же время, разрушили великие памятники ацтеков, инков, майя, превратив в руины великолепные здания, а главное - практически полностью уничтожив, бросив в огонь книги, навсегда лишив последующие поколения, бесценной информации об исчезнувших царствах.

Незначительное сопротивление аборигенов было быстро и легко подавлено. В битве при Отумбе несколько сот солдат Кортеса, закованных в доспехи и на лошадях нанесли тяжелейшее поражение многотысячному войску ацтеков. После взятия Теночтитлана, нынешнего Мехико, столицы ацтеков, Кортес потребовал у вождей немедленного восстановления того, что сейчас назвали бы инфраструктурой - акведуков и дамб. Надо было наладить нормальную жизнь, но прекрасные дворцы и храмы, как капища языческих демонов, уже не подлежали восстановлению.

Как бы то ни было, как бы мы ни судили сейчас то время, но факт остаётся - именно благодаря тем самым конкистадорам ныне целый континент говорит по-испански, а в тропиках мы можем видеть узкие мощёные улочки средневековых городов и прекрасные соборы, построенные ещё во времена Микеланджело или Эль Греко.

Но в длительной перспективе, завоевание Америки, или Индий, как тогда говорили, оказало Испании дурную услугу. После открытий Колумба, бедная страна, столетиями отстаивавшая свою независимость от мавров, наконец дорвалось до своей вожделенной цели - золота, того, что в сущности и было главным побудительным мотивом заморских экспедиций. Последний оплот мавров на Пиренейском полуострове - Гранада, пал именно в год экспедиции Колумба и Испания наконец могла сосредоточиться на новых-старых задачах - распространения католичества и борьба с ересью везде, куда они только смогут дотянуться, ну и конечно же - обогащение. Восток, как и всегда сыграл злую шутку - будучи побеждённым, он заразил собой победителей, заразил своим утончённым варварством, жестокостью, созерцательной расслабленностью, но самое главное, что отличало испанцев от всей остальной Европы - абсолютной, запредельной нетерпимостью ко всему незнакомому, новому, максимализм во всём - в вере, в войне, в верности верховной власти. Именно Испания и во многом на неё похожая, имеющая аналогичную историю Португалия, специальной папской буллой были удостоены права открывать новые земли и присоединять к владениям короны. Испания, единственная в христианском мире, раз, и как они полагали навсегда (на 4 столетия) изгнали из страны, запретив возвращаться под страхом смерти, евреев. Рассказывают, что когда был принят Альгамбрский эдикт, к королю Фердинанду пришли богатые евреи и предложили большую сумму денег, чтобы указ был отменён. Поняв, что Фердинанд колеблется, великий инквизитор Томaс де Торквемада ворвался в кабинет короля и сорвав с шеи крест с распятием и закричал: "Иуда Искариот предал своего учителя за 30 серебрянников, а Ваши Величества хотят продать его за 300 тысяч! Вот Он, берите и продавайте!"

В общем, после завоевания Индий в страну потекло золото в невероятных количествах. Уверенная в своей особой миссии, особой роли в христианском мире нация, от столь огромного, свалившегося на неё богатства, ещё больше укрепилась в вере в свою исключительность. Испания практически полностью перестала что-либо производить, покупая почти всё что ей было нужно в других странах. Да, и ещё она много воевала, пытаясь утвердить истинную веру огнём и мечом, а также калёным железом выжигая ересь внутри страны. Но странное дело, - они в основном оказывались биты. Была потоплена Непобедимая Армада, отправившаяся "спасать" Англию, испанцев изгнали из Нидерландов.

Да, индейское золото сыграло со страной злую шутку, как впрочем, любое незаслуженное и неправедно полученное богатство. Испанцы обленились и закоснели, при том считая себя избранной нацией. Они всё больше впадали в дикость и невежество на фоне стремительно развивавшейся Европы. Инквизиция властвовала до вторжения Наполеона и была немедленно восстановлена, после его поражения. Последнее аутодафе состоялось в 1836 году, когда сожгли несчастного еврея с полным соблюдением всех средневековых ритуалов. В это время в Европе уже строились железные дороги. И о Наполеоне - почему ему было оказано столь ожесточённое сопротивление именно в России и Испании, - двух наиболее отсталых европейских странах. Вовсе не из-за высочайшего патриотизма, как писали в советских, а ныне и в российских учебниках. Просто, только в этих двух странах в то время можно было убедить народ, что Наполеон антихрист и на голове у него растут рога.

Да, несмотря ни на что, и у Испании были великие взлёты, они создали великое искусство, а в самые мрачные времена инквизиции там творили Сервантес и Лопе де Вега, писали картины Эль Греко, Веласкес, Гойя. Но это не меняло общей картины всеобщего упадка и одичания. Совершенно верно описал Фейхтвангер ситуацию конца 18-го века, когда знать, вернее, её наиболее образованные представители, пытались вырваться из этой средневековой косности, но именно народ, в союзе с всесильной церковью бдительно оберегал вековые традиции.

История любит шутить и богата аналогиями и параллелями, пусть порой такие вот похожие ситуации и разделяют века. Испания тоже, пока была в силах, настойчиво навязывала свою "опеку" и "помощь" другим странам, не имея в реальности ничего предложить. И к началу 20-го века пришла в полном упадке и разорении. И как всегда в подобных случаях ситуацией воспользовались коммунисты и прочие им подобные. Уж этого добра в отсталых странах всегда оказывалось в избытке. Но Испанию спасли два фактора. Генерал Франко и её относительно небольшие размеры. Первый железной рукой расправился с революционной заразой, а вторые, в нынешнем мире не позволили вернуться к старым грёзам об имперском величии. В общем, им повезло, даже несмотря на все нынешние их проблемы.
Я не зря упомянул исторические аналогии и параллели. А ведь они просто поразительны. Россия, её история, если присмотреться, удивительно напоминают испанскую. Просто эта история более растянута в веках и чёрные её страницы не перевёрнуты и поныне, да и будут ли - Б-г весть. Да и другое трагическое отличие - вместо Франко они получили Путина, а гигантская территория и всё ещё немалое население не оставляют шансов избавиться от нелепой веры в свою исключительную имперскую судьбу. Тем и опасны, тем и страшны.

А так, аналогия просто бросается в глаза - воинственная нация, покорённая ещё более воинственными азиатами и впитавшая, вобравшая в себя эти самую Азию. Вековая отсталость, дикость и традиционное рабство и бесправие, вера в сакральность верховной власти и особый путь, агрессивное презрение к всему новому и незнакомому. Постоянные агрессивные войны и овладение колоссальными территориями, громадная колониальная империя при отсталой и патриархальной метрополии. Такой же, как и в Испании тотальный, запредельный антисемитизм и вообще - ксенофобия.

И может быть именно потому, что вместо Франко, а затем Хуана Карлоса, Россия получила Ленина, Сталина и Путина, именно сейчас, в нынешнем государстве параллели с тем средневековым failed state особенно очевидны. Бешенные деньги от внезапно свалившейся на голову нефтяной ренты и постепенное впадение в нищету по мере падения цен и постепенного отказа Запада её покупать у России. Неуклонное одичание и впадение в невежество. Религиозный фанатизм и постоянная, ползучая клерикализация всех сфер жизни. И конечно же - внешняя агрессия, распространение идей "Русского мира", так же как Испания видела своей сверхзадачей насаждение католицизма. Есть даже свои Нидерланды - Украина. Это самое удивительное - при вековых исторических параллелях, столетия испанской истории снова, вторично, нашли свою аналогию в концентрированном виде в 15 годах "вставания с колен".

Но опять же замечу - абсолютных аналогий не бывает и в этом вся трагедия. Относительный испанский Happy End не предвидится, а эпоха всадников и мушкетов, в данном случае к сожалению, миновала. Нынешние конкистадоры имеют атомные бомбы. И даже если, как говорят, они ржавые и старые, то всё равно найдётся из них несколько, которые смогут взорваться. Они опасны, и факт наличия у них, и правда, великой культуры, Пушкина. Толстого и Достоевского, не отменяет простого факта - им нечего предложить миру, кроме навязчивого желания заставить всех жить по их правилам. И ещё одно отличие - при всей своей жестокости и фанатизме испанцы не были лишены определённых принципов, им не были чужды честь, долг, человеческое достоинство - то чего лишены нынешние обитатели вставшей с колен.

Вот так история любит шутить, повторяясь в далёких, и казалась бы, столь не похожих странах. Беда лишь в том, что не у всех шуток, при всём их сходстве, бывает одинаково удачный конец.

Страсти по Зое


Те, кто жил или живёт в Израиле, наверняка слышали имя Иосефа Трумпельдора и его историю, вернее, официальный миф. Якобы, смертельно раненый, с пулей в животе, он сказал "Хорошо умереть за Родину". История, конечно, героическая, но весьма далёкая от реальности, о чём и возникла в стране, лет эдак 15 назад дискуссия. Типа, миф, он, ясное дело, миф, но миф крайне необходимый, ибо н а чём расти подрастающему поколению, как не на подобных героических историях. На это выдвигались возражения, что знать необходимо правду, какой неприглядной, или же не соответствующей мифу она не была. Рано или поздно ко всем этим лубочным историям адресная аудитория начинает относиться с изрядной долей скепсиса, или, что ещё хуже - иронии. Что, собственно говоря, и произошло в данном конкретном случае, и что, во многом, и вызвало эту самую дискуссию.

Да, у каждой страны есть своя национальная мифология, вопрос в том, насколько люди в неё верят и насколько настойчиво государство пытается эти самые мифы навязать обществу. Ну, и конечно же, имеет значение, насколько мифы далеки от реально случившихся событий.

Плохо, очень плохо, когда мифы превращаются в официально изучаемую историю, когда реальная грязь, жестокость, хуже того - преступления, вдруг приобретают героический флёр и становятся частью официального прошлого. Плохо, ибо история - это, всё-таки, наука и факты в ней чего-то, да значат. Значат для ныне живущего поколения, ибо из недавней истории, как правило, они черпают примеры того, как надо и как нельзя, нельзя ни в коем случае. А потому и необходимо называть вещи своими именами - преступления преступлениями, а героизм, благородство - героизмом и благородством. История - это наука о прошлом, уж простите, за банальность, наука, где даётся оценка ФАКТАМ, реально бывшим и многие, из которых не терпят различных вариантов толкования, ибо однозначны, в положительном ли, отрицательном ли ключе.

Я всё о том же, об истории эпизода Второй Мировой, который по сей день упорно именуют "Великой Отечественной". Это, ведь, без всяких оговорок, была величайшая трагедия, испытание для страны, поэтому, вдвойне подло и цинично делать с ней то, что делают ныне кремлёвские пропагандисты. Даже более цинично, чем то, что говорили и писали при Советской власти, где, как и при любом тоталитарном режиме, писалась своя, особая история, весьма далёкая от реально бывшего. Но тогда всё притягивалось за уши к "единственно верному учению", сейчас же, величайшая национальная трагедия превратилась в одну, пожалуй, наиглавнейшую из пресловутых путинских скреп. Да и тоталитарная суть российского государства осталась прежней. Вернее, тоталитаризм вернулся тихой сапой в дезориентированную, замордованную страну, к вящей радости большинства её популяции. Ужас же и цинизм настоящей ситуации в том, что эту самую трагедию власть довольно успешно пытается превратить даже не столько в лубок, сколько в религию, новую веру со своими апокрифами, святыми и их житиями.

На счёт житий, это уже не шутка, не фигура речи, а почти цитата приставленного к культуре Мединского, одной из самых отвратных фигур нынешнего российского истеблишмента. Честно говоря, глядя ан это существо, я постоянно спрашиваю себя, а кто он, собственно - законченный циник, или же не менее законченный идиот. По всей видимости, оба допущения верны, ибо даже цинизм его, глумление над истиной выглядят по-идиотски. Хотя, на фоне всевозможных Марковых, Прохановых и прочих Прилепиных, выделиться в этом плане достаточно тяжело. Можно, кстати, и всё это явление назвать циничным идиотизмом - по-моему, определение достаточно точное.

Но ближе к делу. Те, кто подвергает сомнению подлинность истории "28 героев-панфиловцев", будут гореть в аду, как поведал миру Мединский на церемонии по случаю 75-летия казни Зои Космодемьянской, в деревне Петрищево. Саму же Зою, смотрящий по культуре назвал святой и сказал, что её биографию следует читать, как житие. Она, то бишь, Зоя, "святая, такая же святая, как 28 героев-панфиловцев, как сотни и тысячи наших предков, отдавших свою жизнь и принявших страшную гибель за наши жизни". "Относиться к их жизням можно только как к житиям святых".

Ну, в данном случае, я бы сказал, что и к житиям святых можно и должно относиться по разному ибо жития святых, как и житие Зои, как и жития 28 "героев-панфиловцев" тоже не более чем миф. Особенно, если это касается не матери Терезы, например, а святой равноапостольной княгини Ольги или Александра Невского, чьи жизни, а не жития, вовсе не являли собой примера святости. Но последние два персонажа, в отличие от Зои жили во времена весьма давние, а потому факты её биографии вполне доступны.

Зоя была порождением того строя и того образа жизни, который существовал в сталинском СССР, в наиболее мрачном и тираническом государстве в новой истории. Да и не только в новой. Его можно сравнить разве что, со средневековым Китаем по степени контроля и подавления личности государством. И именно такие государства порождают фанатиков и фанатичек, психопатов, какой, в сущности, и являлась несчастная девушка. И да, в этом плане, её, пожалуй, и можно было бы сравнить со святыми древности, экзальтированными и такими же фанатичными. Я легко представляю Зою в образе одной из первых христианок, бросаемых на съедение хищникам. При всей звериной жестокости расправы, это вовсе не отменяет того очевидного факта, что у такого рода мучеников, уж простите, не всё в порядке с головой.

Конечно же, вину за это следует возложить на подлое и кровавое государство, растившее подобных зой, людей, для которых имел значение лишь сам по себе кровавый молох тотального государства, где её жизнь, равно, как и жизни ей подобных, не значили ровным счётом ничего, что и доказывает её судьба. Она выполняла задание, поджигая в лютую зиму 41-го года крестьянские дома, выполняя указание Сталина о тактике выжженной земли, обрекая своих же соотечественников на холодную смерть. За что и была ими же выдана немцам. Странные они, эти подмосковные крестьяне, правда, - ну никак не хотели замёрзнуть насмерть. А Зоя бы замёрзла, уж поверьте. И в клетку со львами бы зашла не колеблясь, и в огонь. И захватила бы с собой многих и многих, за компанию, так сказать.

Такая вот Зоя и сотни тысяч ей подобных, как хунвэйбины, как красные кхмеры, как сопляки из гитлерюгенд с фауспатронами - суть порождение жутких в своей бесчеловечности режимов. Да, несчастные, потому что, как только режиму приходится трудно, как только наступает кирдык, их бросают в топку первыми. Как бросил их Сталин, заваривший напару с Гитлером всемирную заваруху.

Им, несчастным, нет покоя и после смерти - их достают мединские, их достаёт вся свора мерзавцев, для которых память о величайшей трагедии, лишь средство религиозного окормления злобно-покорной биомассы. Обманутые при жизни, принявшие мученическую смерть во имя лживой идеи, а не Родины, которую они, якобы, защищали.

Но Зоя, хотя бы, и в самом деле была, чего не скажешь о панфиловцах, о Гастелло, о многих других, чьи "подвиги" были просто выдуманы кремлёвскими борзописцами, в то время, как многие настоящие герои так и канули в безвестность, откуда уже нет возврата. Нет, потому что, как например, в случае с теми же панфиловцами, может быть разрушен официальный миф. И знаете, в отличие от Израиля, от примера, который я привёл в начале статьи, я уверен, дискуссии в России не будет. Вопросы веры не обсуждаются. Помните - верую, ибо абсурдно. Что ж, как писал Вознесенский: "Иная, может быть, святая вера, опять всего святого нас лишит..."

"La Belle France "


Много лет назад, ещё в бытность мою в Советском Союзе, довелось мне посмотреть один французский фильм. Назывался он "Это случилось в праздник". Коротко его содержание можно свести к тому, что один старый похотливый козёл попытался поиметь молодую и красивую дочку своих приятелей, случайно убил её, а потом, обвинил в её смерти двух работавших неподалёку арабских рабочих. Такой вот, вполне понятный пафос фильма - злые расисты-европейцы и скромные труженики-эмигранты. Особенно хорошо, я уверен, фильм бы смотрелся сейчас, в свете последних событий и затопивших Европу волн "беженцев".

Франция в этом океане безумия, заливающем западный мир, занимает своё, особое место. Нигде в Европе, пожалуй, ситуация не приняла настолько тревожный оборот, как там. И нигде больше правительство не проводит более самоубийственную политику, нежели французское, причём, неважно, кто в данный момент находится у власти. Самое смешное, если в данной ситуации, кому-то вообще может быть до смеха, что, теряя контроль над страной, правительство, французская дипломатия продолжают пытаться играть на международной арене, в частности, пытаясь быть посредником в ближневосточном конфликте. Впрочем, "посредник" - не совсем точное определение, они традиционно поддерживают именно арабов.

Вообще же, Франция являет нам пример того, как нельзя, что нужно делать, чтобы планомерно губить прекрасную страну, страну, без которой немыслима ещё недавно, была западная цивилизация.

Тому есть много причин, среди которых, как судьбоносные ошибки политиков, так и их же феноменальная, фантастическая глупость и недальновидность. Франция, имевшая когда-то обширные колонии в арабском мире, весьма своеобразным путём попыталась сохранить там своё влияние. Настолько своеобразным, что страна теперь грозит исчезнуть с политической карты мира.

Началось же всё с Алжира, и можно с уверенностью сказать, что именно тогда, в конце 50-х, страна и начала катиться под откос. В боях с мятежниками, добивавшимися независимости, французская армия не потерпела ни одного поражения. Более того, повстанцы, практически, не решались вступать в открытые столкновения с регулярными частями, предпочитая атаковать мирных жителей. И вот, одержав военную победу, Франция полностью капитулировала на дипломатическом поле. Капитулировала под давлением тех, кого немного позже стали называть "людьми доброй воли". Французская интеллектуальная элита потребовала признать независимость Алжира. Дальше началась настоящая фантасмагория - на переговорах мятежники, добившись выполнения всех своих требований, выговорили среди прочего право беспрепятственной иммиграции алжирцев во Францию. Вот, с тех пор, пожалуй, и началось. Началось безумие, продолжающееся и по сей день, хуже того, день ото дня всё усугубляющегося.
Тогда же, действия де Голля, его капитуляция перед врагом, привели к попытке военного переворота, возглавленной генералом Сустелем, одним из героев Сопротивления, крупным учёным-историком, специалистом по цивилизациям Месоамерики. И именно Сустель был объявлен предателем, да ещё и фашистом, в придачу.

Дальше всё пошло по накатанной. Вал эмигрантов из всех концов арабского, мусульманского мира, Париж, как прибежище всевозможных отморозков со всего мира, типа того же аятоллы Хомейни. Что же мы имеем теперь на месте Франции? Весь ужас в том, что пережив недавнюю волну террора, они так ничего и не поняли и ничему не научились. Они продолжают только реагировать на вызовы, бросаемыми им исламским миром, не усвоив саму суть исламской ментальности, то, что израильтяне пытаются донести до одуревшего от политкорректности мира. Мусульманин воспринимает проявление дружелюбия совершенно иначе, чем европеец. Если я не проявляю враждебности или же, просто, пытаюсь говорить на равных, значит я, по какой-то причине опасаюсь или же признаю себя ниже. Доброе расположение - это признак слабости.

На самом деле, я уверен, что они, французы, прекрасно знали этот принцип, просто заставив себя его забыть. Они не могли его не знать, имея за плечами десятилетия контроля над арабским миром. Контроля, который они пытаются сохранить и по сей день, правда, довольно своеобразным путём.

Террор, исламский беспредел охвативший Францию, есть не что иное, как результат отказа понимать эту самую исламскую ментальность. Нежелание действовать жёстко, более того - действовать проактивно, и приводит к террору.

Что-нибудь изменилось после "Шарли", "Батаклана", после Ниццы? Ах, ну да, главы государств прошли маршем по Парижу. Присутствие среди них Лаврова и Абу Мазена смотрелось не иначе, как насмешкой, глумлением над погибшими. Стало же только хуже, намного хуже. Самое же страшное, что действия французских властей не поддаются никакому логическому объяснению - такое впечатление, что главный принцип ныне, это "пусть нам будет ещё хуже". Так, собственно говоря, и получается. Во всяком случае, иначе не объяснить того, что происходит. Не объяснить, почему есть целые районы городов, куда не решается заходить полиция. А и к чему заходить, если запрещено применять оружие? Мне просто интересно, каковы были последствия недавнего случая, когда в арабском квартале сожгли полицейскую машину, не дав копам из неё выбраться? Кто-то был арестован?

Какова будет реакция властей в этом году, когда арабский молодняк устроит очередное буйство в рождественскую и новогоднюю ночи, когда будет жечь машины и громить магазины? Уверен, что, как и всегда - никакой реакции. Ведь все знают, что мусульманская община - прекрасные французы. Совершенно незачем упоминать, что даже по официальным данным, каждый третий французский мусульманин поддерживает джихад, что ныне во Францию толпой валят повоевавшие на Ближнем Востоке, в рядах ИГИЛ моджахеды, что в мусульманских кварталах накапливается оружие. А также, что большинство мусульман желало бы, чтобы Франция жила по законам Шариата.

Можно было бы напомнить и о том, что с каждым днём во Франции уменьшается число церквей и растут мечети. Что прихожан церквей становится всё меньше, а потому их сносят, строя на их месте супермаркеты и автостоянки. Как горько заметила Марин Ле Пен, попробовал бы кто-нибудь построить стоянку на месте мечети.

Это не Франция сохранила своё влияние на исламский мир, это ислам завоевал Францию, даже если последняя упорно делает вид, что всё по-прежнему. По-прежнему уже никогда не будет. Не будет, потому что на данный момент есть лишь два пути и каждый из них достаточно плох. Первый и худший - оставить всё как есть. Этот путь, увы, наиболее вероятен, ибо слишком уж нужны голоса профессиональных несчастных и обиженных леволиберальному истеблишменту. Это путь скорой и бесповоротной гибели страны, самоубийства бессмысленного и глупого.

Другой путь - это путь отказа от многих частностей во имя сохранения целого, ибо чтобы сохранить западную демократию придётся кое в чём её урезать. Во всяком случае, в плане того, как относиться и что делать с гражданскими правами и свободой слова целых групп населения. Тех групп, которые на эти свободы покушаются в целом. Я бы не хотел этого, но по всему выходит, что вытащить страну из данного кризиса может только сила, подобная Национальному фронту.

Так или иначе, старой La Belle France больше нет. Или скоро не станет. Так что не тяните - свозите туда детей напоследок, пока не поздно. Пока на месте Нотр Дама тоже не построили мечеть.

Повторение истории


Помните знаменитое геббельсовское: "дайте мне в руки средства массовой информации и я превращу любой народ в стадо свиней". Не надо отмахиваться брезгливо от того, что Путин назвал рейхсминистра пропаганды умнейшим человеком. Тот редкий случай, когда московский фюрер прав - Геббельс был далеко не дурак. Кроме того, следует учитывать особенности старейшей и одной из наиболее культурных европейских наций - в этом плане, задача по расчеловечиванию была более чем сложна и маленький доктор справился с ней с большим блеском. Факт остаётся фактом - нацисты, практически до самого конца пользовались поддержкой большинства немцев. Понадобился шок страшного поражения, расчленение страны, национальное унижение, чтобы нация пришла в чувство.

С русскими дело обстоит, да и всегда обстояло, намного проще, а потому и "работать" российским и советским геббельсам гораздо легче. Увы, российская биомасса податлива и инертна, а потому, подобрать ключик к несложным мозгам охлоса никогда не представляло большого труда. Гораздо сложнее, как показали 90-е годы - говорить людям правду и заставить их её слушать, а главное - слышать.

Я уже говорил не раз, что, когда и если, наконец, кремлёвский режим рухнет, откроется широчайшее поле для исследований учёных всевозможных специальностей - психологов, социологов, и даже психиатров, почему бы и нет, учитывая те сдвиги, которые произошли в человеческих мозгах. Всё-таки, таких успехов в превращении целой нации в имбецилов, причём, в кратчайшие сроки, не достигал никто. Сев. Корея не в счёт. Там и то, это заняло пару десятилетий. Но беда ведь ещё и в том, что они стараются дебилизировать не только свою несчастную, ко всему привычную биомассу, но и активно работают на западную аудиторию и, увы, никак не скажешь, что их усилия пропадают втуне. Отдадим им должное - в этом собирательном Раша Тудей, действительно, работают профессионалы.

Лучше, конечно, позже чем никогда и ЕС, наконец, принял постановление о противодействии российской пропаганде. Не прошло и 3-х лет. В Москве, понятное дело, это вызвало приступ ярости - Машутка Захарова очень ругалась, да и не только она. Они, как всегда, в своём праве, а любое противодействие им - "открыто недружественный шаг". Вот и Крым они заграбастали по праву, и людей похищают и судят всё по тому же праву. Им всё позволено, в том числе и врать, а точнее говоря, вести информационную агрессию против Западного мира.

Меня же в этом постановлении смущает одно - как они собираются противодействовать? Говорить правду? Они и так её говорят - государственная пропаганда свойственна именно тоталитарному обществу, где все СМИ подконтрольны власти. Наверное, речь должна идти в данном случае именно о государственном противодействии информационной войне, широкой разъяснительной кампании, раскрывающей лживость российской пропаганды. Собственно говоря, чего стесняться - должен прозвучать ясный и недвусмысленный призыв к бойкоту российских СМИ. Может, в данной ситуации, следует подумать и о некоторых запретительных мерах - на войне, как на войне. Надо, в конце концов, уяснить простую истину - да, война в самом деле идёт и не мы её начали. Надо, наконец, увидеть в Москве не партнёра, хоть и трудного в общении, а того, кем она является на самом деле - врага, как бы не было обидно это признать через четверть века после краха Советского Союза.

И ещё один момент. Надо учиться на событиях прошлого, тогда, вполне возможно, удастся смягчить некоторые удары в настоящем, а может быть и вообще их избежать. Следует учитывать тот факт, что нынешняя российская биомасса зомбирована совсем не так, как была при Сталине и в советские годы. Параллели нынешней ситуации следует искать именно в межвоенной Германии, ибо процессы происходящие в Германии 30-х и в нынешней России, парадоксальным образом схожи.

Германия после Версаля была унижена и раздавлена, утратила территории и должна была выплатить колоссальные суммы репараций. Голодная и нищая страна, перенесшая к тому же хаос революций и попыток коммунистического мятежа с завистью взирала на эйфорию победителей. Всё, что сделали нацисты - пообещали вернуть им национальное достоинство вкупе с утраченным жизненным пространством. Им поверили, за них проголосовали и они, чего уж там, начали выполнять свои предвыборные обещания. Они дали немцам еду и работу, более того - они "подняли с колен" страну, показав, что им, в сущности, плевать на все договора и международные обязательства, в том числе, ими же подписанные. Геббельс ронял свои зёрна в хорошо подготовленную и унавоженную почву. И самое главное - его пропаганда работала всё на том же противопоставлении, национал-социалистической Германии и "растленных буржуазных демократий".

Разве то что случилось с Советским Союзом, то, что происходит в нынешней России, не напоминает предвоенную Германию? Разве нынешние русские, россияне, не считают себя униженными и обделёнными? А ведь, что характерно, что, как и немцы тогда, почти век тому, русские могут винить в своих бедах, исключительно, сами себя.

Германия была разбита и унижена потому, что пыталась ухватить больше, чем могла переварить. Советский Союз сам по себе, был гигантской исторической флуктуацией, противоестественным и античеловеческим образованием, который, по-справедливости, должен был исчезнуть с лица Земли. То, что, в массе своей, люди жившие в нём, этой ненормальности не замечали, это их беда и вина, такая же, как беда и вина немцев в 30-е годы. Вина, которой они признавать не хотят.

Нынешняя же российская власть делает именно то, что сделали нацисты в Германии, взывая к тем же чувствам. Это даже легче, чем в предыдущем случае, учитывая определённые особенности национальной ментальности россиян, традиционной веры в некую особую духовность, богоносность, мессианство.

В какой-то мере нацистская пропаганда была даже честнее нынешней российской, в своей прямоте, культе грубой силы и избранности арийской расы. Эти же рассуждают о некой особой роли России, её исторической миссии, извечном благородстве и благотворности всего ею совершаемого. И как в свете всего этого относиться к самому факту распада великой империи, бегству "неблагодарных" народов, в особенности, под крыло извечного врага, олицетворяющего собой всё, что так отвратительно среднестатистическому россиянину. Конечно, как и довоенному немцу, россиянину хочется реванша, хочется "поднятия с колен", хочется смыть позор "величайшей геополитической катастрофы".

И, разумеется, аншлюс Крыма, война в Украине, как и недавняя война с Грузией, Сирия - всё это лишь укрепляет "патриотический" дух нации, убеждая в правильности избранного пути под руководством очередного обезумевшего фюрера. На мой взгляд, параллели с Третьим рейхом более чем очевидны. Осталось только взглянуть правде в глаза - нет никакого "партнёра", есть враг, а к вражеской пропаганде надо относиться соответственно.

Национальное примирение


Не может быть войны более жестокой и кровавой чем гражданская. Причина этого вполне очевидна. Когда воюют две страны, у проигравших всегда есть возможность вернуться к себе домой, когда война заканчивается. В гражданскую - всё по-другому. Двум силам тесно в одной стране, а потому идёт война на уничтожение - или\или. Слишком велико различие во взглядах сторон, чтобы они могли разрешить свои противоречия мирным путём. Так было во время Гражданской войны в США в 1861-1865 гг., когда Юг хотел выйти из союза, а Север пытался любой ценой сохранить единство страны.

Войны такого типа стали ещё более ожесточёнными после того, как носители социалистических идей заявили о своих претензиях на власть. Эти идеи тоталитарные по самой своей сути, отметают любой плюрализм мнений, а стало быть, её адепты стремятся быть единственной политической силой в обществе. У страны в таком случае, есть два варианта - либо, смириться, отдавшись на милость новой власти, ревнивой и безжалостной, либо, попытаться отстоять старый порядок вещей, что и означает войну, жестокую и кровавую. Так было, например, в 1918-1920, в странах Балтии и Финляндии, где большевики пытались захватить власть. В последнем случае, страну спасла только железная воля Маннергейма, безжалостной рукой подавившего выступления красных. Другой случай - гражданская война в Испании, закончившаяся, как известно, победой Франко.

Главная проблема таких войн заключается в том, что будет после того как они заканчиваются. Как поведёт себя победитель по отношению к побеждённым и будет ли последним, вообще, место в стране. Или, если поставить вопрос несколько иначе - возможно ли национальное примирение, как таковое? В нормальном обществе, при вменяемой власти, оно является жизненной необходимостью. Невозможно исключить из жизни страны столь значительные группы населения, тех, кто совсем недавно, с оружием в руках противостоял победителям. И, повторю, так и случается в нормальной стране. Победитель делает всё возможное, чтобы те, кто был по другую линию фронта, вновь почувствовали себя гражданами единого государства и оптимальный путь для этого - амнистия всех тех, кто не запятнал себя военными преступлениями. Так оно и было после гражданских войн в Штатах, Финляндии, Испании. В последних двух случаях были репрессии против руководителей и наиболее активных деятелей проигравшей стороны, но они не носили системного характера. Более того, в той же Финляндии, буквально, через несколько лет после войны вполне легально и активно действовала компартия. Возможно ли было национальное примирение в том случае, если бы победу одержала в случае Финляндии или Испании другая сторона? Не думаю. Что было бы, прекрасно видно на примере Гражданской войны в России.

Большевизм изначально не оставлял места никакой другой политической силе, кроме самого себя. Он не пожелал терпеть даже своих временных союзников - левых эсеров, спровоцировав их на мятеж. Поэтому, ни о каком примирении после победы в Гражданской войне речи быть не могло. Россия - это не Финляндия и не Испания, а потому, в силу особенностей подвластного населения, большевикам досталась достаточно покорная страна. Население, в массе своей инертное, во время войны старалось отсидеться по домам. Белые армии были малочисленны, а Красная, усилиями Троцкого разбухшая до 5-ти миллионов солдат, формировалась путём насильственного призыва. От века покорный любой власти народ, так же, практически безропотно принял большевизм. Более того, в массе своей, заставил себя его полюбить. Здесь тоже произошло нечто вроде национального примирения, только особенного, примирения по-русски, когда мириться оказалось просто, не с кем. Все, кому новый режим не нравился, были, просто-напросто, либо уничтожены, либо выдавлены из страны. Всё время существования Советской власти подчёркивалась абсолютная невозможность примирения с теми, кто был по другую сторону баррикад. Кстати, знаменитая установка Сталина о нарастании классовой борьбы по мере строительства социализма - это именно из этой области - особенностей национального примирения по-русски.

В стране создалась уникальная ситуация, когда, в отсутствие реальных врагов, происходило избиение врагов мнимых, назначенных, когда победители в Гражданской войне пытались доказать, и успешно, подвластному населению, что война на самом деле не закончилась. Народ любил режим, а режим в ответ на это, всячески издевался над народом. Это и был местный вариант национального примирения, когда "примиряться" было, просто, не с кем.

Меня во всём этом занимает один вопрос - реальное примирение, после всего, через что довелось пройти людям, возможно ли оно, и что для этого нужно. И другой - кому оно нужно. Теоретически, и об этом писалось уже не раз, путь к национальному примирению, после падения коммунистических режимов лежит через официальное осуждение таковых, их методов, а также через суд, на котором должно быть дано чёткое персональное определение каждому, на ком лежит ответственность за репрессии против собственного народа, тех, кто разделил страну на вертухаев и зека, тех, кто уже после своей победы в Гражданской войне, связал миллионы своих подданных кровавой круговой порукой. И после всего случившегося, зная, что реальная история страны, под названием Россия, это история небывалых преступлений и не менее небывалых страданий народа, возникает другой, закономерный вопрос - возможно ли национальное примирение в этом случае и примирение между кем и кем?

По этому поводу хочу напомнить об одном недавнем событии. В Питере "по требованию общественности" убрали памятную доску Маннергейма. Вот так, на минутку, даже эта власть не возражала, а "народ" был против. Тот самый народ, который выходит на демонстрации с портретами Сталина, кто пускает "сталинобусы" по улицам городов. Я много раз встречал призывы к примирению потомков тех, кто стрелял и тех, в кого стреляли. Что это и есть подлинное национальное примирение. Ну так ведь, оно и произошло. В массе своей потомки расстрелянных вовсе и не в претензии к палачам. Они, просто, забыли о своих расстрелянных дедах и прадедах. В стране, где Сталин - "имя Россия" быть иначе и не может.

Вот такое национальное примирение. Оно, в какой-то мере уже случилось, ибо прощено то, что прощать никак нельзя. Нет, даже не прощено - забыто, ничего, как бы и не было. Надо, просто, перестать тешить себя иллюзиями насчёт этой страны. Они примирились. Чай не немцы какие...

что русскому хорошо...


Есть, таки, определённый смысл в пословице "Что русскому хорошо, то немцу смерть". Просто, на минуту представьте себе ситуацию, когда в Германии, в телестудии собираются солидные на вид люди и начинают глубокомысленно рассуждать о том, что не так уж плох был Третий Рейх, как его ныне пытаются изобразить некоторые злопыхатели и недоброжелатели. Сами посудите, - в каком виде нацисты приняли страну у предыдущего правительства. Германия была в глубочайшем кризисе, как экономическом, так и моральном, над ней довлела горечь и унижение поражения в Мировой войне. И тут пришли они, люди в коричневом, и кто скажет, кто осмелится заикнуться, что жить не стало лучше, не стало веселей? Да что там - вся страна встала с колен, распрямила плечи, немцы, наконец, вернули себе национальное достоинство.

Посмотрите фильмы той поры, лучше всего, разумеется, знаменитый "Триумф воли", и в самом деле, если абстрагироваться от темы, великое произведение искусства. Но в том-то и дело, что абстрагироваться никак нельзя и никакие умные дяди в берлинской телестудии никогда не будут обсуждать, что же хорошего дал миру нацизм. И никакие абтобаны, по которым ездят и по сей день, не оправдают Освенцим и Треблинку и как-то совсем неприлично говорить, что, мол, не надо мазать всё чёрной краской, было ведь и хорошее. Вопрос, конечно, ещё и в том, что считать таким вот хорошим. Всеобщее помешательство, проявившееся в том, что нация, вдруг, в едином порыве уверовала в бредовые идеи, очарование неврастеником с усами щёточкой - вряд ли это то хорошее, которым можно гордиться. Национальное безумие подобно опьянению, за которым непременно приходит тяжкое похмелье. Что же тогда делать? Можно, конечно, пытаться вышибить клин клином, искать нового способа забыться в пьяном угаре, а можно начать искать способ излечиться от влечения к пагубному дурману. Немцы пошли, как известно, по второму пути. Не сами, конечно, им в этом помогли. Слишком силён был шок нового поражения, но дело не только в этом. Победители, если говорить о западной зоне оккупации, сделали всё возможное, чтобы искоренить нацизм, вытравить его из самых душ людей, излечить от коричневой заразы всю дезориентированную и потрясённую нацию. Шокотерапия оказалась более чем эффективна.

И, конечно же, люстрация, запрет бывшим нацистам занимать государственные должности - то чего не было в Восточной зоне оккупации. А что не менее важно - приход к власти в новой Германии ответственных и честных политиков, таких, как Конрад Аденауэр. Может быть, и это тоже, одна из причин того, почему Россия не Германия, а, возвращаясь к началу, хочется задать вопрос - а хорошо ли то, что русскому хорошо? Хорошо ли то, что снова и снова, день за днём, там, за Кремлёвской стеной, добрым словом вспоминают погибшую Советскую империю и эта тоска, эта ностальгия по былому величию транслируется биомассе, звучит не то что из каждого зомбоящика, а из каждого утюга? Транслируется этими самыми солидными дядями в добротных костюмах - писателями, журналистами, теми, кого в России принято называть "политиками".

Что характерно, Путин был в определённой мере прав, говоря о величайшей геополитической катастрофе. Я бы только, несколько сузил рамки таковой, от всемирной, до национальной, ибо развал Советского Союза явился несомненным благом для цивилизованного мира. Катастрофа же, приключилась с этим нелепым и опасным государством, похоронив надуманную идею противостояния двух миров - капиталистического и социалистического. Второй погиб, вернее, умер сам по себе, доказав свою полную, прежде всего, экономическую несостоятельность.

Беда же в том, что нынешние кремлёвские, ничего не забыв, так ничему и не научились, оказавшись неспособны делать выводы из совершенно очевидных и объяснимых событий. Более того, они не понимают и сегодня, почему эта самая "катастрофа" вообще случилась, причём, многие из них по сей день искренне верят, что развал СССР - это результат некой спецоперации. Они ведь, умеют мыслить, исключительно, категориями спецопераций. Простая мысль о том, что они проиграли ими же развязанную холодную войну по причине собственной несостоятельности, не приходит им в голову, так как они, до сих пор уверены, что Советский Союз был великой державой.

Всё что там происходит, как я уже не раз писал, можно было бы игнорировать если бы не одно "но" - все эти игры в ностальгию по рухнувшей империи очень опасны для окружающих, а то, что это не пустые разговоры, думается мне, прекрасно доказывают события в Украине и Грузии.

Но, даже оставив в стороне глобальные вопросы войны и мира, есть, в конце концов, элементарная мораль, нравственность - категория, которой нынешняя московская власть озабочена менее всего. Я говорил и готов повторить снова - Россия раз за разом даёт нам примеры того, как нельзя, и вот, эта самая ностальгия по СССР - именно из этой области. Как нельзя, как аморально, ибо аморально тосковать по злу, по подлости, по рабству, бесчеловечности, по всему тому, что ассоциируется с советским режимом, и в большой степени относится к нынешнему российскому.

Вот и нынешние соловьёвские посиделки вывалили очередную порцию ностальгического дерьма. Оказывается, и Ленин был величайшим философом, и общество было справедливым, а высшим арбитром таковой справедливости являлась партия. Да и вообще, если выбирать между свободой и справедливостью, то выбор, явно, за последней. "По мнению лучших тогдашних наблюдателей, в 1917 году большевики привели к власти самое профессиональное и квалифицированное правительство в мире. Они разваливающуюся страну собрали воедино. Из маленького красного дерева выросла восстановленная огромная империя". Я бы, конечно, попросил "тогдашних наблюдателей" в студию, а также поинтересовался бы этими профессионалами поимённо, хотя, думается мне, прежде всего, квалификация наблюдалась по части заплечных дел. О методах же собирания страны, разговор отдельный. Но дело не в этом. Факты давно всем известны и нет смысла их повторять, равно, как и бессмысленно оспаривать соловьёвский бред. Речь именно об аморальности, вопиющей и нечеловеческой, таких вот высказываний, вообще. Но в том то и дело, что мораль и нынешний московский режим - понятия сами по себе несовместимые, оттого и вещают на голубом глазу всё эту мерзость соловьёвы с прохановыми. Но также важно и то, что фашизм, вернее, нацизм, был искоренён и отринут самими немцами, признавшими не только своё поражение, но и справедливость такового - то, чего не случилось и нет шансов, что случится с русскими. Это, как если бы, после поражения Гитлера, к власти пришли бы бывшие гауляйтеры и штандартенфюреры. Эти бы тоже, лет через десять начали вздыхать - ах, какую страну просрали. А за ними и все остальные... Да уж, что русскому хорошо...

Агрессор-жертва


Интересная вещь, - сталинские военные уставы, при всём показном "миролюбии" Советской власти, говорили о том, что Красная Армия будет самой атакующей из всех армий. При это, ясное дело, СССР "боролся за мир" и коллективную безопасность. По официальной, не только советской, но и нынешней, российской историографии, в силу того же миролюбия, они всегда становились жертвами агрессии. В большинстве случаев, - это явная и всем давно известная ложь, -собственно говоря, вся история Советского Союза есть не что иное, как цепь агрессивных войн. Особняком стоит эпизод Второй Мировой, который они по сию пору именуют Великой Отечественной. Да, немцы атаковали первыми, и если мы будем формально подходить к этому событию, то, пожалуй, действительно, посчитаем этот эпизод исключением. Если будем рассматривать день 22 июня 1941 года в отрыве от всех предшествующих событий, то да, - Советский Союз стал жертвой агрессии. Им бы очень хотелось добавить - немотивированной, словно не было Пакта Молотова-Риббентропа, раздела Европы, попыток нaтравить немцев на Англию с Францией, втянуть их в затяжную войну, с последующим намерениям ударить фюреру в спину. Абсолютно неважно, в данном случае, нанёс ли Гитлер превентивный удар, или же два вурдалака пытались сыграть на опережение. Вина на обоих совершенно одинакова.

Я подумал об этом, когда наткнулся в Интернете на утверждение одного либерального товарища, утверждавшего, что совершенно неважно, кто вообще, прав или не прав. Кто выстрелил первым, тот и агрессор. Как пример, Израиль в Шестидневную войну, не дождавшийся, когда арабы ударят первыми и нанесший превентивный удар. Они, конечно, справедливо опасались египтян с сирийцами, но вот, по факту первого выстрела агрессорами стали они. Я не буду разбирать по косточкам всю лживость и глупость всего этого, замечу лишь, что блокада морских путей, осуществлённая тогда Египтом, сама по себе, по нормам международного права, считается агрессией и представляет собой самый что ни на есть casus belli. Вопрос, который, думается мне, давно назрел - это, - что вообще можно считать агрессией и каковы критерии страны-агрессора. И также, я думаю, что сами понятия "агрессор" и "жертва" в своём нынешнем виде несколько устарели. Даже в том самом случае с Израилем, особенно учитывая давление леволиберального дискурса, все почему то обращают внимание на то, кто первым выстрелил, здесь - сбросил бомбу на сирийские и егиоетские аэродромы. Факт концентрации громадных арабских армий у границ Израиля, как-то так, застенчиво игнорируется. А между тем, это всё чрезвычайно важно, важно, с юридической точки зрения в том числе, ибо виновные в агрессивных войнах должны, пусть это пока только в теории, понести наказание. Так вот, ударивший первым - не обязательно агрессор. Очень часто всё ровно наоборот - жертва. Или же агрессорами с полным правом можно считать обе стороны, как оно и было в советско-германском эпизоде Второй Мировой войны. Агрессорами, заглянув на 200 лет назад, можно считать обоих, и Александра 1-го и Наполеона. То, что мои личные симпатии больше на стороне Наполеона, это уж, простите, моё личное. Более того, чем больше "жертва" врёт, тем меньше веры в её правоту. Только абсолютно безграмотный челове поверит, что Наполеон собирался завоевать Россию. И вовсе не в силу его великодушия, а элементарного здравого смысла. Но в русском варианте истории, их всегда и непременно хотели именно завоевать. Равно, как и евреи арабов.

На самом же деле весь 20-й и начавшийся 21-й век представляет собой череду именно таких конфликтов, где агрессор и жертва поменялись местами, или же "агрессор" вовсе и не агрессор, хотя жертвой его тоже не назовёшь. Как те же американцы во Вьетнаме, помогавшие Югу (увы, безуспешно) отразить агрессию Севера. Весь мир же, почему то, продолжает считать северный Вьетнам жертвой. Агрессором зачем-то сделали и англичан в Фолклендском кризисе, а об арабо-израильских войнах можно вообще не говорить. То есть, что получается? Давайте возьмём для примера обе Ливанские войны - вторжения Израиля в Ливан в 1982 и 2006 годах. В обоих случаях еврейское государство по сию пору не может отмыться от клейма агрессора. А почему, собственно? Только потому, что израильские регулярные формирования первыми пересекли границу и открыли огонь. И никого не интересует, что первой войне предшествовали непрекращающиеся обстрелы "Катюшами" городов севера страны и вылазки боевиков. А также, тянущиеся на многие километры под землёй склады советского оружия. Или, такие же обстрелы и нападения на солдат перед второй войной, включая и убийство трёх солдат из патруля на границе, что и стало непосредственным поводом к конфликту.

И это, знаете ли, не просто умозрительные рассуждения, а вполне даже практические, особенно в нынешнем политкорректном мире, где либерал-фундаменталистов интересует чисто внешняя, формальная сторона любой международной коллизии. В результате, на подлинную жертву агрессии, или на тех, кто пытается ей помочь, накладывается неприятная, а главное, абсолютно ненужная обязанность оправдываться непонятно в чём. Как в случае с российской агрессией в Грузии, ибо согласно мнению госпожи Тальявини, конфликта можно было бы избежать, если бы Грузия молчала и не реагировала на провокации Москвы и их осетинских шестёрок.

Тем более, в свете всего ныне творящегося в мире, требуется чёткое определение агрессора, принятое на международном уровне, достаточно гибкое, и в тоже время чётко определяющее, какие действия влекут за собой такое определение. Именно нечёткость формулировок во многом позволяет сегодня России принимать позу оскорблённой невинности в украинском кризисе, хуже того, - обвинять именно Киев в агрессивных действиях. Также, как Молдова была "виновата" в приднестровском конфликте, а Грузия в абхазской войне. Пусть им никто и не верит, но именно эта неточность и устарелость критериев агрессии даёт Москве повод ещё больше глумиться над здравым смыслом, оправдывая свои действия.

В конечном счёте, в этом, в пересмотре понятий агрессор-жертва должен быть заинтересован весь цивилизованный мир. Просто потому, что с миром где в жертвах ходят ХАМАС с Хизбаллой, или Луганда с Фиделем Кастро, или сталинская Совдепия, что-то явно не то.