Базовый инстинкт


В древней Финикии и Карфагене, в дни великих бедствий или великих празднеств, дабы умилостивить, или же отблагодарить богов, им приносились обильные человеческие жертвы. На заклание, как правило отправляли детей из лучших, наиболее знатных и богатых семейств этих купеческих городов-государств. Сам метод принесения в жертву был абсолютно жутким - человека сжигали живьём на решётке, в специально для это предназначенном месте, именуемом "тофет". Кстати, это место известно из Библии, как место где впавшие в идолопоклонство евреи приносили в жертву детей, сжигая их на огне у идолов Ваала. Родители, которым было предписано наблюдать за страшной смертью своих отпрысков, никоим образом не должны были проявлять признаков горя, наоборот - всеми возможными способами выражать радость, иначе, боги могли усомниться в искренности и чистосердечности приношений.

Они вообще, эти древние финикийцы, довольно близкие родственники чадолюбивых иудеев, не были особенно отягощены инстинктом продолжения рода, будучи в то же время, весьма благочестивы в отправлении своих страшноватых культов. В празднества, посвящённые богине Кибеле, в то время, как наиболее истовые ревнители веры радостно оскопляли себя и носились по улицам городов, потрясая своими отсечёнными гениталиями, отцы сбрасывали своих детей с крыши храма на камни у его подножия.

Более цивилизованные и культурные современники с ужасом взирали на подобное благочестие. Так же, как и испанцы, для которых стали настоящим шоком празднества ацтеков, на которых приносились массовые жертвы, причём дети там тоже составляли немалую долю. Опять же, - самым ужасным было то, что родители добровольно, а главное - радостно посылали на смерть собственных чад, почитая это за великую честь.

И я думаю, вовсе не случайно, что обе эти цивилизации сгинули, ибо они посягнули на главный человеческий инстинкт - продолжения своего рода. Не надо, ради Б-га, говорить здесь, что основным является другой инстинкт, вот даже фильм с таким названием имеется. Нет, этот самый, основной - какое бы удовольствие не доставляло его удовлетворение, лишь вторичен инстинкту продолжения рода, а потому, любая культура, любой народ, пренебрегающий им во имя чего угодно - веры, идеологии, богатства, - обречён.

Не обязательно результатом станет физическое вымирание нации, есть и другие варианты - полная деградация и вырождение, растворении среди других народов, обладающих более здоровой национальной психологией. В любом случае, подобной нации остаётся лишь два варианта. Первый - коренным образом измениться, сломав и отбросить веками сложившуюся систему ценностей или же наиболее бесчеловечную их часть. Этому способствует колоссальное общенациональное потрясение, катастрофа, заставляющая полюбить жизнь, гораздо больше чем смерть. Как это случилось с Японией, в 45-м. Зовите меня циником, но если для приведения нации фанатиков в чувство, не было иного выхода, как Хиросима, как говорится - so be it. По крайней мере японцы научились любить своих детей.

Говорят, что в нынешних палестинцах течёт не только кровь арабов, выходцев из аравийских пустынь, но есть и изрядная примесь финикийской. Кто его знает, может быть есть некая генетическая память, накладывающая определённый отпечаток на национальную ментальность даже тысячелетия спустя, но факт на лицо - где ещё матери благословляют сыновей, надев пояс шахида, взрывать самих себя посреди торговых центров, в автобусах, на дискотеках. Где они радуются и устраивают шумные празднества, когда их дети отправляются к гуриям, прихватив с собой десятки женщин, детей, стариков, виновных исключительно в том, что они принадлежат другому народу. Если, в последнюю минуту, под действием слабости и сомнений, обвязанный взрывчаткой сын звонит матери, а кому же ещё? - а та говорит ему: "Молись и делай, что должен".

Это вообще, самые страшные нации и самые жуткие культуры, те, в которых допускается, что может быть нечто выше родительской любви к своим детям, где что угодно, будь то политическая доктрина или же религия могут значить больше, чем этот самый инстинкт продолжения рода и защиты потомства.

Так уж получается, что этот самый инстинкт всеми силами и не без успеха искоренялся наиболее жуткими и людоедскими режимами, такими, как сталинский Советский Союз. Они только одного не брали в расчёт, калеча души людей, или же только консервируя и поощряя эту нравственную неполноценность - рано или поздно наступало полное равнодушие ко всему, а не только к собственно человеческим ценностям. Или же - полное одичание. Доносы на детей на родителей и наоборот, Павлики Морозовы 30-х, неминуемо породили цинизм и равнодушие 70-х и 80-х, а затем и крах режима.

В целом же, такое отношение к своим детям, а говоря шире, к своим близким - братьям, сёстрам, мужьям, родителям - это и есть порождения первобытного, племенного мировосприятия. Нормальные нации, или те, кому повезло и чьи исторические судьбы сложились более удачно, переросли это отношение, когда племенные идолы и поклонение вождям превалировало над родственными связями. Те, у кого не получилось - деградировали или погибли. Восточные царства, управляемые владыками, казнившими направо и налево собственных детей приходили в конце концов в полный упадок. Та же судьба постигла Орду и её наследницу Московию, вся история которой за редкими исключениями и представляет собой перманентный кризис. Знаменитое "раньше думай о Родине, а потом о себе" просто не договаривает - их кровавый Молох, который они и называют Родиной, требует полного подчинения и служения себе, презрев все родственные связи и привязанности, не ожидая взамен никакой благодарности, кроме разве что расставленных там и сям истуканам безымянным героям. Семьям даже не позволено, или же, в лучшем случае, не рекомендуется оплакивать прилюдно своих детей - за молчание Молох даже готов кинуть кость. Страшно, когда люди соглашаются, но это и есть то служение Молоху и равнодушное взирание на собственных, корчащихся в пламени и заживо сгорающих сыновей.

Это и есть та самая полная и окончательная деградация и падение в пропасть. Могилы погибших в Афганистане, где при полном согласии родителей не были указаны причина и место гибели, безымянные могилы под номерами сейчас, при таком же согласии родственников и безобразные драки над ещё свежей землёй матерей и жён. Отказ от живых, попавших в плен, сыновей и мужей, дабы мерзкое государство могло продолжать ломать свою мерзкую комедию. И в то же время, не менее отвратные камлания у многочисленных капищ и истуканов безымянных жертв бесчисленных войн этой проклятой страны, в том числе и самой страшной из них, той, где по вине страны Молоха безвозвратно и бесславно сгинули миллионы её бессловесных рабов. Они такие, идолопоклонники, безразличные к собственным детям.

И как упрёк, который им не дано понять - отношение к собственным павшим в Украине, стране на которую они напали. И не потому ли, одна из причин их животной ненависти к Америке и Израилю, ещё и в коренном отличии - наличии того самого базового инстинкта у последних - защиты и заботы о своих детях, как собственно, родителей, так и государств, пославших своих детей в бой. Стремление выручить их из любой беды и вернуть их домой, пусть даже мёртвых, просто, чтобы с честью их похоронить и дать возможность родным их оплакать по-человечески.

Орде этого не понять. Молох жаждет и матери радостно кидают в огонь своих детей. И будут кидать, пока не сгорит последний. Каждому по делам его. Они это заслужили.

"...не можем спокойно смотреть ..."


Иногда, преодолев естественную брезгливость, слушаю "избранные места" из передачи Соловьёва. Недавно там прозвучала, прямо-таки, сногсшибательная фраза: "Владимир Владимирович Путин не раз говорил, что никакой войны с Украиной не будет. Просто мы в России не можем спокойно смотреть на несчастья людей." Потрясающе. Войны, значит, никакой нет, но чего-то, всё-таки, происходит. Так и представляешь себе, как они там, за поребриком, мечутся, заламывая руки, изнемогая от сострадания к несчастным, умучиваемым хунтой украинцам. И хоть войны "не будет", но она вполне себе есть, иначе, кого везут 200-м грузом из Украины в Россию и чьё оружие бесконечным потоком идёт в Донбасс, прямо в руки колорадской нечисти.

Пропаганда - это часть любой войны, и, извините за констатацию общеизвестного, цель её - максимально мобилизовать население собственной страны, сообразно целям войны, а с другой стороны, сделать всё возможное, дабы деморализовать противника. При этом, все средства хороши, ибо всё работает на победу. Вернее сказать, последнее утверждение, про средства, применимо, скорее, к тоталитарным режимам, типа Советского или нацистского. Тоталитарная пропаганда целиком построена на лжи, сокрытии правды или полуправде. Такой она была в ведомстве доктора Геббельса с его знаменитым: Чем ложь чудовищней, тем охотнее в неё поверят". Такой же по сути была и сталинская, да и последующая советская пропаганда. Даже, когда нет войны, тоталитарные режимы создают её ощущение в обществе - предгрозовая обстановка должна быть постоянно, а население пребывать в состоянии близком к истерике. Мы в кольце врагов, нам угрожают. Предатели действуют также внутри страны, а значит, все, в священной ненависти своей, должны ещё сильней сплотиться вокруг вождя, фюрера, национального лидера, любимого руководителя. Без него, дорогого и любимого, не будет страны. Это точно. Нам в газетах или по телевизору всё подробно разъяснили.

И, разумеется, неотъемлемая часть тоталитарной пропаганды - культ героической смерти за идею, за всё того же вождя. "Но мы ещё дойдём до Ганга, но мы ещё УМРЁМ в боях..." Смерть не страшна - это дело привычное и обыденное, случается постоянно. Смерть героизируется и воспевается. Если нет реальных примеров, то они, просто, придумываются, как это и было во время Второй Мировой войны, когда были сочинены истории про героев-панфиловцев и подвиг Гастелло. Вам надо героев - их есть у меня. Лучше мёртвых - они ничего не ляпнут, не разрушат устоявшийся и привычный миф. Так было и в истории с несчастной психопаткой Зоей Космодемьянской - истерической жертвой этой самой пропаганды. Какие же сумерки сознания необходимы, чтобы, обрекая на смерть своих же сограждан, быть уверенной, что защищаешь свою страну и свой народ. Какой мрак должен быть в душе, чтобы с готовностью, со святой верой в правоту своего дела, быть готовым выполнить самый чудовищный приказ.

Эти герои, подлинные или выдуманные продолжают служить режиму и после войны, воспитывая на своём примере тысячи и тысячи новых зомби. Конечно, на определённом этапе, когда режим доходит до определённой степени разложения, как это случилось в СССР, пропаганда перестаёт действовать, или же её воздействие уменьшается. Но страна всё так же "не может смотреть равнодушно на страдания людей", а потому спешит спасать - Венгрию, Чехословакию, Афганистан. Последние, что их интересует - что обо всём этом думают сами "спасаемые". Да, разумеется, СССР - особый случай даже среди тоталитарных режимов. Конечно, восприимчивость биомассы к пропаганде, доверие к чудовищной и откровенной лжи, рабский фанатизм - всё это было заложено в национальную ментальность задолго до большевиков. Просто, никто до них до такой степени не использовал рабскую психологию, национальную потребность в вожде, как бы он ни назывался и всегдашнюю ксенофобию, неприятие всего незнакомого и непохожего. И всё это как-то сочетается с верой в особый русский характер, вселенскую доброту и отзывчивость. Они ведь не могут "спокойно смотреть".

Все эти свинцовые мерзости традиционной тоталитарной пропаганды оказались востребованы и нынешним, всё более откровенно фашистским режимом. Биомасса интенсивно воспитывается в духе ненависти к окружающему миру, консолидируется вокруг очередного вождя, мечтающего возродить империю. На войне как на войне, и вот уже зомбоящик рассказывает о новых "героях", появляются новые святые мученики. Опять же, лучше мёртвые, сделавшие своё дело и выброшенные, как использованные гандоны. Убранные своими же, всевозможные гиви с моторолами продолжают служить и после своей физической смерти, прочно поселившись в пропагандистских апокрифах.

Но всё это для, так сказать, внутреннего потребления. Беда в том, что советская, а ныне российская пропаганда всегда шла на экспорт. Разница в том, что в те годы этой грязной работой занимались истинные профессионалы своего дела, такие, как Познер. Сейчас же, при всех технических новшествах, уровень сильно отстаёт от того, советского. Пропаганда тупа, прямолинейна и чудовищно лжива. Но это вовсе не значит, что она не оказывает воздействия на массы, а, следовательно, с ней необходимо бороться. Особенно, если это касается Украины, подвергшейся российской агрессии. Это, вообще, противоестественно, когда во время войны враг имеет доступ в национальное информационное пространство. Лучше поздно, чем никогда. Порошенко наконец подписал доктрину информационной безопасности страны. Её цель - прежде всего, "противодействие разрушительному информационному влиянию Российской Федерации в условиях развязанной ею гибридной войны". Там также говорится: ""Именно против Украины Российская Федерация использует новейшие информационные технологии воздействия на сознание граждан, направленные на разжигание национальной и религиозной розни, пропаганду агрессивной войны, изменение конституционного строя насильственным путем или нарушение суверенитета и территориальной целостности". СБУ будет вести мониторинг СМИ и Интернета с целью выявления угроз национальной безопасности в информационной сфере.

В общем, как -то странно всё было до сих пор. Страна, ставшая жертвой агрессии должна была распахнуть двери для вражеской пропаганды, для Киселёва с Соловьёвым, с их распятыми мальчиками, съеденными снегирями и трахнутыми эпилептичками? Для "сдохнем, но поможем Путину!". Скажите, а в блокадном Ленинграде продавали "Фолькише Беобахтер"?

Гелиогабал


В Риме, в начале 3-го века от Р.Х. правил император Гелиогабал, нанесший сильный удар по традиционной римской религии. Будучи, по отцовской линии, потомком жрецов финикийского бога солнца Элагабала, он установил его культ в Риме. В честь этого бога на Палатине был выстроен храм, где были собраны все священные для римлян реликвии, такие, как палладиум и огонь Весты, которым пришлось уступить первенство чёрному камню, олицетворявшему бога Солнца. Здесь, император, в роскошных сирийских одеждах, накрашенный, с подведенными глазами, ежедневно совершал богослужения, на которых были обязаны присутствовать все римские должностные лица. Церемония сопровождалась пением хоров девушек, совершавших при этом оргиастические движения. Но не это было самым страшным в правление Гелиогабала. По всей Италии, по его приказу, проводились человеческие жертвоприношения, ибо Элагабал и карфагенская богиня Танит, которых император торжественно обвенчал, требовали именно человеческой крови. В Рим, в своё время, завоевавший и подчинивший себе Восток, тот же Восток и вернулся, вместе со всеми его кровавыми богами.

На тот момент, тем не менее, римский дух оказался сильнее новых веяний, а потому, юный император, которому было всего 18 лет, был убит преторианцами, а труп его выброшен в Тибр. Самое имя его было предано проклятию. Тогда, в столкновении Запада и Востока, победа, пусть временно, оказалась за первым. Но история любит шутить и шутки эти, порой, бывают весьма грубыми. А потому, гелиогабалы, в том или ином виде, периодически возвращаются. Возвращаются именно тогда, когда Рим теряет ощущение реальности, когда храмы чуждых богов на Капитолии не представляются чем-то неуместным, а потому и опасным. Есть, впрочем, одно существенное отличие - Рим, в отличие от современного Западного мира, никогда не ощущал в себе чувства вины перед востоком - люди древнего мира были менее склонны к рефлексии, а потому, пока были силы бороться, не заморачивали себе голову прекраснодушными рассуждениями и не терзались абсолютно ненужными и излишними в данном случае угрызениями совести.

Да, время немного другое, другими стали Восток и Запад. Вернее сказать, Запад по-прежнему неудержимо притягивает восточных варваров, медленно но верно захватывающих его, расползающихся по нему, подобно омерзительным метастазам. Как известно, путь к излечению от любой болезни, это осознание таковой и желание излечиться, а самое ужасное, что может случиться при подобных обстоятельствах - это самовнушение, что всё-де в порядке, организм здоров, а потому, никакое лечение не требуется. Более того - любые попытки такового с негодованием отвергаются, как и случилось с абсолютно терапевтическими попытками Трампа хоть как-то взять под контроль приток "беженцев" из потенциально опасных стран. Ему, конечно, досталось тяжёлое наследство от его предшественника, вообще запретившего словосочетание "исламский терроризм", будто запрет упоминать проблему, называть её своим именем, означает отсутствие таковой, хотя, именно при нём, в годы его президентства, и состоялось больше всего террористических атак, начиная с Бостонского марафона. Повторю - во всём этом страшен не столько ислам, сам по себе, вернее, его носители, страшна реакция общества, не желающего осознать опасность и попытаться от неё защититься, хуже того, отвергающего любые попытки спасения, даже самые робкие.

Рим, в отличие от современного Запада, хорошо понимал ментальность варваров, а потому там никому бы и в голову не пришло рассуждать об общности тех самых "общечеловеческих" ценностей при различии культур. Римское гражданство в течение столетий оставалось большой ценностью, а покатилось всё под откос именно тогда, когда это самое гражданство получили все жители Империи, вплоть до самого последнего варвара. Кстати, одной из причин возмущения против Гелиогабала, среди многих прочих, было то, что он ввёл в Сенат выходцев с востока, из тех самых Сирии и Финикии, тем самым унизив его. Как интересно всё повторяется. Какие причудливые аналогии мы наблюдаем. В парламенты стран Запада приходят те же самые люди с Востока и вот они уже пытаются привести жизнь здесь в соответствие со своими нормами и представлениями. Но снова скажу - это ещё не самое страшное. Гораздо хуже то, что эти попытки, вообще, становятся предметом обсуждения и дискуссий, хотя, казалось бы, в этом отношении не может быть двух различных мнений.

Депутат канадского парламента от правящей Либеральной партии Икра Халид внесла на рассмотрение законопроект запрещающий любую критику ислама и негативные высказывания в его адрес. Я всё-таки, может быть, ошибочно, но надеюсь, что этот дикий закон не пройдёт, что даже у членов Либеральной партии, составляющей ныне парламентское большинство, хватит здравого смысла, а вернее сказать, не достанет идиотизма, этот закон принять. Хотя, конечно, сам факт такового законопроекта весьма показателен. Я уже много раз говорил, вернее, повторял известную истину, которую в упор не хотят признать идиоты доброй воли - любую уступку, да просто, человеческое к себе отношение, среднестатистический мусульманин воспринимает не иначе, как слабость, а значит, как приглашение к дальнейшим действиям. Вот уж точно, дашь палец, откусят всю руку.

Правительство Трюдо, и он сам, в первую очередь, делают всё, чтобы исламисты наглели всё больше, а их требования росли, что мы, собственно, и наблюдаем в истории с этим законопроектом. В отличие от консерватора Харпера, Трюдо всеми силами демонстрирует расположение к мусульманской общине, а в силу особенностей их ментальности, о которых я уже говорил, они воспринимают это, как поощрение их дальнейших, самых наглых требований. Впрочем, в случае с Трюдо, я уже ничему не удивлюсь, учитывая все его предыдущие действия. Да, всё тот же идиотский комплекс вины, когда, во имя странной интерпретации либеральных идей, именно либеральное правительство готово обсуждать закон, ограничивающий основные права человека, в данном случае, свободу слова. Это будет даже почище российского закона об оскорблении чувств верующих.

Гелиогабал снова пришёл в Рим. Более того - он тоже собирает свои человеческие жертвы, исламский террор пришёл в Западный мир, даже если Обама, а вслед за ним Трюдо, запрещают называть его таковым. Гелиогабал этот многолик, а потому бороться с ним очень трудно. Но, что много хуже, не наблюдается и особого желания. Наоборот, нас стараются убедить, что он безобиден, а потому не опасен, и вот теперь на полном серьёзе обсуждается закон о запрете его критики. А очередные братья Царнаевы, на деньги налогоплательщиков будут собирать свою скороварку, взрывать неверных. Но к исламу это не будет иметь никакого отношения. Он ведь вне критики. Критика запрещена.

Растление малолетних


Помнится, в совсем мои молодые годы, лет эдак в 20, одна моя знакомая упрекала меня в излишнем, не свойственном возрасту цинизме, говоря, что просто необходимо пройти через период взирания на жизнь через розовые очки, максимализма и безоговорочного следования определённым авторитетам и кумирам. Не знаю, в моём ли скептическом мировосприятии дело, или же, потому что этот самый цинизм был повсюду, но такой уж я получился, и, вполне возможно, был чем-то обделён. Не уверен, впрочем. Дело не в этом. В главном эта моя знакомая была права - максимализм, восторг, желание следовать за кумиром, вождём, всё это присуще определённому возрасту, и если не всем поголовно, то очень и очень многим. Хорошо, если эти душевные порывы остаются без особо пристального внимания со стороны "старших товарищей" и уходят в песок, растраченные на почитание музыкальных идолов или кинозвёзд. И беда, если эти самые "старшие товарищи" используют эти качества молодняка в своих целях, подлых и корыстных.

Любой тоталитарный режим обращает внимание прежде всего на молодых, на свою, как они любят говорить, "смену". Только всё дело в том, что, именно те, юные, всё понимающие буквально, - не им быть этой самой сменой. Смена готовится отдельно, из своих, практически сразу допущенных к тайнам, к подлинному смыслу всего происходящего, а все, приходящие со стороны, проходят тщательный отбор. Именно восторженная, или как их ещё не так давно назвали, "ликующая гопота" и представляет собой тот компост, на котором расцветает любой тоталитарный режим. Провозглашая высокие идеалы, семейные ценности, дружбу, взаимовыручку, якобы прививая их, режим опошляет и выхолащивает их суть. Семья уходит на задний план, а то и вовсе отвергается, если там говорят и думают не так, как учит вождь и его окружение. Дружба, взаимопомощь, жертвенность во имя спасения товарищей - да, но только при одном условии, - для своих. А потому, думающих не так, а в конце концов, и просто думающих - в топку. Можно предать семью, навсегда порвать с друзьями, более того - отправить их на муки и даже на смерть, если они не преданы также, как и ты, всецело и восторженно идее, вождю, вере.

С первых дней Советской власти, большевики занялись детьми, молодёжью, коверкая, отравляя умы, воспитывая ненависть, растравляя в молдых душах всё самое чёрное, поднимая со дна их, копившиеся веками в народе-рабе самое отвратительное. Самое же аморальное, что посеяли большевики - культ смерти, своей и врага. Из каких бездонных глубин, из какой тьмы, должен был родиться культ того же Павлика Морозова? Всё из той же. Из той же, которая взращивала поколение за поколением уродов, готовых предать всё, что дорого любому нормальному человеку - отца, мать, своих собственных детей. Не знать большего счастья, чем издохнуть, чтоб "землю в Гренаде крестьянам отдать". Растить детей, подростков, всех, до кого дотянулись лапами пионерия с комсомолом, на житиях всевозможных "пионеров-героев", большей частью вымышленных, как и пресловутые 28 героев-панфиловцев, изобретать изречения этих самых "героев".

Точно так же и в нацистской Германии. Я читал воспоминания бывших членов гитлер-югенд. Та же дешёвая романтика, байки про героев, песни у костра, хождение строем и та же беззаветная преданность вождю. Готовность умереть самому и утащить с собой на тот свет других во имя одного единственного, того кто выше и главнее всех, самый мудрый, тот кто подарил это счастье - вместе шагать в строю. И они ведь действительно оправдали доверие фюрера, до последнего сопротвляясь, сжигая русские танки на берлинских улицах, погибая сами и уводя вместе с собой многих других.

Такими же были тысячи и тысячи молодых иранцев, шедших безоружными и заваливавших своими трупами иракские окопы во время ирано-иракской войны. Нет выше счастья, чем умереть за имама. Так же радостно умирают палестинские "шахиды", взрывая себя в переполненных пассажирских автобусах, и радостно сбивались в стаи хунвейбины, молодые идиоты в синих робах, чтобы громить и убивать тех, на кого укажет великий кормчий. И именно подростки с автоматами Калашникова гнали в концлагеря по приказу Пол Пота миллионы несчастных камбоджийцев.

Одним из наиболее страшных преступлений любого тоталитарного режима, явлаяется именно это - растление молодого поколения, малолетних, если хотите. Любой режим рано или поздно рухнет, если не сметённый своим же народом, то просто, под собственной же тяжестью. И одним из симптомов этого скорого падения является потеря веры во все эти с малолетства вдалбливаемые идеалы, потеря именно молодёжью, хуже того - откровенная насмешка над всем, во что ещё так недавно истово верили.

Так и случилось в Советском Союзе, правда, далеко не со всеми, иначе, не было бы с самого начала 90-х такой поддержки всевозможным левым, левацким и коммунистическим партиям и организациям. И слишком глубоко засело в мозгах людей это самое тоталитарное безумие, если так легко вновь воцарившемуся фашистскому режиму удалось пробудить в людях, в биомассе всё самое тёмное и мерзкое. И снова, как и всегда, на острие атаки оказалась молодёжь. И как всегда, купить, завлечь её оказалось очень легко. Польстить им, призвать подражать заветам великих предков, жития которых опять затопили кино, газеты, книги, телевидение.
Да, они покупаются на всё это - патетику, разговоры о "сакральности", о былых великих деяниях. Именно для них пишется, вернее, переписыватся история, часто и не своя вовсе. Сакрально место, где князь, да ещё и чужой, овладев городом и изнасиловав дочку местного этнарха, походя крестился по византийскому обряду. Свят садист и палач, другой князь, пустивший в небольшой стычке под лёд, несколько десятков рыцарей-монахов. Велик царь, педераст. психопат и алкоголик, уморивший четверть населения сраны, зато, "прорубивший окно в Европу". А ещё более велик "эффективный менеджер", развязавший мировую войну, и угробивший десятки миллионов своих рабов, за что их потомки до сих пор его истово чтут.

Нынешние тинейджеры должны расти на этом, на их примерах, и растут. Искренне уверовав в особую миссию огромной территории на европейских задворках, собираясь на полном серьёзе учить тех, кто этой самой миссии не осознал. Да, для этого, их, собственно, и готовят. Об этом их в очередной раз наставлял подполковник на недавнем толковище в Сочи. И какой насмешкой над исконным смыслом этого слова звучала в его исполнении "порядочность". Как снова он приводил всё те же исторические примеры. Пожалуй, если отвлечься от всего бывшего и происходящего ныне, если принять а истину экскурсы в историю, то ничего такого криминального в его речи вроде бы и не было. Как не было в речах Гитлера или Сталина. В этой речи, наверное, нет. Ведь он не говорил, как его солдаты будут прятаться за спинами женщин и детей. Но почему-то,в результате всегда получается одно и тоже - хунвейбины, Гитлерюгенд, пионеры, Комсомол, "Наши". Восторженные идиоты, которые будут делать то, что им скажет вождь, куда пошлёт. И они поедут радостно, хоть куда - хоть в Донбасс, а хоть и в Сирию, хотя их там, как всем сообщат, и не будет вовсе. И вернутся домой в цинковых ящиках, а то и вовсе, дымом улетучатся из мобильных крематориев, так и не поняв и не желая понять, кто и зачем угробил их жизнь. Главное, успели сдать нормы ГТО, как мамы с папами. Время целования в животик прошло, теперь всё по взрослому.

И я вот что подумал. прочитав его речь, - недаром всё-таки, растление малолетних считается одним из наиболее ужасных преступлений в любом уголовнм кодексе и наиболее сурово карается. И за это тоже диктаторы должны несто ответственность. За растление малолетних, за отравление душ. За лишение детей будущего. И лучше, если расплата придёт к ним уже в этом мире и в этой жизни.

Сколько он наберёт лайков....


В русских социальных сетях опять появились призывы лайкать фото ветеранов вместо не совсем одетых девушек. А может и не опять, они никуда не девались, просто, я давно внимания не обращал. Кстати, голых девушек, я что-то особенно не припоминаю. Ну, да ладно. Однако, исходя из удивительного сходства всех этих картинок на разнообразных сайтах, а также, пионерской глупости самого призыва, что-то наводит меня на мысль об организованном характере такого вот "спонтанного" порыва души народной. Конечно, лайки ставят с готовностью, да, вроде бы, и нехорошо как-то, не уважить очень уже немолодых людей, жизнь которых, без всякого сомнения, выдалась чрезвычайно тяжёлой и даже трагичной. Если хотите, это даже обычное людское сострадание. Другой вопрос, - зачем они всё это делают? Разумеется, то же самое можно спросить об очень многих, странных, мягко говоря, действиях, происходящих там, за поребриком. Но именно этот момент, эти самые старики, нищие в массе своей, обманутые неоднократно, использованные вслепую, чудом выжившие в неправедных войнах, не раз, говоря по нынешнему, подставленные, на пороге своего окончательного ухода в небытие, используются в интересах фашистского режима, подло и омерзительно.

На долю этих людей выпало расти, взрослеть, жить в страшной стране, при самом бесчеловечном режиме в человеческой истории, вынести неимоверные лишения в страшной войне, но даже это - не самое ужасное. Преступная власть повязала их кровью и убийствами, заставляя в них соучаствовать, ибо эта самая война, где спасая себя и свои семьи, эти люди спасали и режим, являлась также одним из самых тяжких преступлений Советской власти. В данном случае абсолютно неважно, что советские солдаты были уверены в правоте своего дела и верили режиму, - то же самое можно сказать и о тех, кто был по ту сторону фронта. И люди они были самые разные, хорошие и плохие, всякие, ибо их моральные качества интересовали военкоматы в последнюю очередь. А значит и вели они себя в тех экстремальных обстоятельствах по разному.

Большинство из них, конечно, верило, что их дело - правое во всех эпизодах Второй Мировой войны, а не только в том, который потом лицемерно обозвали Великой Отечественной. Верили, когда оккупировали вместе с немцами Польшу, когда "спасали" Прибалтику, когда замерзали в окопах Зимней войны. Утратили ненадолго эту самую веру, когда в первые, самые страшные месяцы германского вторжения, вопреки обещанным "малой кровью и на чужой территории", оказались биты и драпали, в панике бросая самую на тот момент совершенную и многочисленную военную технику. Крестьянская, в массе своей армия, готова была ходить в "освободительные" походы, могла под наганами политруков, покорным стадом бежать на пулемёты линии Маннергейма, но в те дни всеобщего хаоса, вчерашние колхозники, по сути своей, крепостные, потеряли всякое желание защищать закрепостивший их режим и только пули заградотрядов да запредельная глупость и недальновидность Гитлера, оба этих фактора, вместе взятые, заставили их начать драться по настоящему. Рабы предпочли свою, русскую плеть немецкой.

Да, люди были разные. И война, как и всякое экстремальные явление, раскрыло в людях, как хорошее, так и страшное, низменное. Железным катком прошлась Красная Армия по Европе, завершая уничтожение того, что не успели разрушить немцы. Серой, рабской массе позволили выпустить самые жуткие, первобытные свои инстинкты, прежде чем загнать обратно в советское стойло. И они с удовольствием зверствовали, насиловали, грабили, убивали. Не только в Германии, но и в "освобождаемых" восточноевропейских странах. Да, страшнее всех мучителей именно рабы, которые получили право мучать других. Мучать и также угонять в рабство. Что они и делали, с удовольствием и добросовестно, загоняя в телячьи вагоны новых "счастливых" граждан Страны Советов, зачищая карпатские сёла и литовские хутора. Лучшее, что мог сделать нормальный, порядочный человек в таких условиях - молчать и не участвовать. Кто пытался остановить это варварство, такие, как Лев Копелев, например, отправлялись на долгие годы в лагеря.

И потом, долгие годы, уже после войны, столько сколько им было отмеряно, они заливали жуткие картины, встающие в памяти водкой, а наиболее честные и порядочные из них морщились и матерились, случая сладкую казённую вонь, несущуюся из телевизоров и радио, якобы про себя и таких как они. Морщились, потому что, как никто другой знали правду. Даже, если и верили, (кто и правда верил, а кто поумнее, всё понимал), что германское нападение было и впрямь вероломным и ничем не спровоцированным.

Из них всех, брошенных в топку людоедских планов Советской власти, и выжила-то, в самом лучшем случае, половина. И если и их союзники, и проигравшие немцы, вернувшись с войны, без всякой патетики и громких слов, получили от пославших их государств всю возможную благодарность и достойно встретили старость, пришедшие назад в нищие колхозы и коммуналки советские солдаты, вернулись к повседневному кошмару нищего советского бытия, к идеологической трескотне об их непреходящем подвиге, вместо простой, нормальной человеческой жизни.

Нищие, продолжающие терпеть лишения из-за бездарности, а главное, полного наплевательства по отношению к ним со стороны власти, - им и их детям, вместо достойной жизни предлагали гордиться тем, что они выжили в нечеловеческих условиях, не смея задать вопрос, не то что этой самой проклятой власти, но и самим себя, - а кто, собственно говоря, несёт ответственность за это их животное существование? За благодеяние купить колбасу из туалетной бумаги без очереди.

Всё это давным-давно переговорено много раз и я не сказал ничего нового. Просто, каждый раз, когда я слышу и вижу подобные гнусности, когда продолжаются эти самые ритуальные пляски на костях, а подлый, бесчеловечный режим продолжает спекулировать на поломанных жизнях несчастных стариков, которых день ото дня становится всё меньше, я ничего не могу с собой поделать, с чувством колоссального омерзения и гадливости. Это ваши предшественники сломали жизнь этим людям, тем из них, кого вы не угробили в бойнях, вами же затеянных, а теперь вы выставляете их живыми мощами в ваших камланиях на капищах языческой религии великой победы.

Ну что ж, - ещё одна мерзость, ещё одно преступление этой страны. На этот раз, чисто морального плана, а стало быть, уголовно ненаказуемое. О совести тоже говорить не приходится. Просто жалко этих уже совсем малочисленных и очень старых людей, какими бы они ни были, что бы они не совершили в такой далёкой теперь молодости. Страна, сломавшая им жизнь, искалечившая их души, заставившая многих из них совершить абсолютно жуткие деяния, даже на пороге могилы, после всей этой нищей, убогой жизни, после долгих лет борьбы за существование в скотских условиях, не хочет оставить их в покое. Остановить это безумие, увы, никто не в силах. Всё что мы можем, ещё раз плюнуть в эти слащаво-благостные рожи путинских псов-пропагандистов, ещё раз сказать: "Будьте вы прокляты! Гореть вам в аду, и очень хочу, чтобы гореть вы начали ещё в этой жизни. Ваши грехи вам отмолить не дано". Амен.

"Дружба скреплённая кровью"


Я, по моему, уже упоминал как-то о споре между Иосифом бен Маттитьяу и Иохананом ми-Гущхалав (Иосифом Флавием и Иоанном Гисхальским) о причинах Иудейской Войны. Коротко, речь шла о том, что Иосиф говорил о духе нации, о стремлении к свободе, а Иоанн отвечал, что всё это - восторженная чушь, а реальная причина в том, что римляне демпинговали цены на оливковое масло. История эта, разумеется, вымышлена Леоном Фейхтвангером в его "Иудейской войне", но от этого сам спор не потерял свою актуальность. Что движет странами и народами в их борьбе за независимость? Не только, впрочем, за независимость. Судьба малых стран, выбирающих свой путь, ибо, будем откровенны, более слабые всегда вынуждены искать себе союзников, тоже ставит их перед подобным выбором. Истина же, как всегда, где-то посередине, потому что оба эти фактора чрезвычайно важны. И на пустой желудок и национальное унижение - одинаково плохи. Но вот какой интересный парадокс - наиболее стабильными и успешными являются именно те страны, борьба за независимость которых была обусловлена именно экономическими причинами. Исключением здесь, пожалуй, является Израиль, но для последнего вопрос независимости был напрямую связан с вопросом физического выживания нации.

То же самое касается и империй, с которыми, собственно, и борются за свою независимость малые страны. Не только, кстати, за формальную политическую независимость, но и за освобождение от диктата и навязчивой "опеки." Сами же империи существуют постольку, поскольку они успешны с экономической точки зрения и деградируют, обращаясь в ничто, если созданы на идеологической основе. Не секрет, что многие слабые страны ищут покровительства таких вот, больших, коммерчески успешных империй, и как чёрт ладана боятся других, которые зиждутся на идеологических догмах.

Таким успешным коммерческим проектом была до определённого времени Римская Империя, которая создавалась отнюдь не только огнём и мечом. Такой была Британская Империя, созданная, по сути, частными компаниями. Канада, например, - практически целиком, детище Hudson Bay Company. По большому счёту, Империя, "над которой никогда не садилось Солнце" перестала существовать именно тогда, когда стала экономически невыгодна метрополии. Бывшие же колонии, отпущенные на волю, в массе своей оказались в этом плане полностью несостоятельными и многие в том или ином виде пытаются вернуться под опеку прежних хозяев. То, что совковые идеологи именовали неоколониализмом.

Если мы, между прочим, обратимся к истории США, то увидим, что и эта империя возникла, в результате столкновения прежде всего экономических интересов американских колоний и Британии. Многие отцы-основатели, такие, например, как Бенджамин Франклин, до поры были вполне лояльными англичанами. "Бостонское чаепитие" - это прежде всего экономический протест. Динамично развивающиеся колонии осознали, что им, элементарно выгоднее существовать без британской опеки, в отличии от территорий ставших впоследствии Канадой. Именно эти причины и побудили население этих территорий оказать яростное сопротивление американскому вторжению в годы Второй Войны за Независимость 1812-1814 гг. Да, всё те же цены на масло.

Империи же, возникшие и существующие, как некий идеологический проект, не только обречены сами по себе, они тянут на дно всех, кто так или иначе оказывается в сфере их влияния. И не надо искать каких-то глубинных причин - они, просто, чрезвычайно коммерчески неэффективны. Византийская Империя приказала долго жить, уступив место Западной Европе. Пока последние учились торговать, строили первые мануфактуры, первые всё сторожили костенеющее римское наследие и презирали "франкских варваров". Испания, занятая обращением язычников и почитающая себя единственным истинным оплотом католицизма, обленившаяся и разучившаяся работать, избалованная дармовым индейским золотом, также превратилась в ничто.

Так что, и всё то, что сейчас происходит в мире, прекрасно укладывается в ту же схему. Цены на масло - вот один из главных факторов раскладки сил в мире. Нерациональная, лишённая экономики, в её подлинном смысле Россия, озабоченная "геополитикой", как её понимают в Кремле - элементарно неинтересна и непривлекательна. Потому и Майдан тот же, был не против России, а за Европу, за Запад. За место, где едят, уж простите за такую приземлённость. В этом споре за Украину России просто нечего было предложить, тем более, что Украина, наиболее образованная и деятельная часть нации, сама выбрала западный путь. В том то и дело, что экономически успешным проектам нет необходимости себя навязывать - присоединиться к ним и так стремятся все вменяемые нации. Несостоятельные в коммерческом плане империи, подменяя здравый смысл трескотнёй об общей судьбе, братстве, якобы бескорыстии, и прочей подобной чуши, наоборот - чрезвычайно навязчивы и назойливы, становясь очень агрессивными если их "любовь" отвергают. Как результат, они могут как-то существовать лишь за счёт дестабилизации соседей, инспирирования перманентных военных конфликтов. Это их метод - не может страна избавиться от экономических проблем, если там постоянно идёт война, как на Донбассе.

И союзников такие империи находят среди таких же экономических бездарей, которые свою полную неспособность управлять страной объясняют происками зловредного Запада. Зимбабве, Венесуэла, Армения, которая грозит выпасть из этой обоймы. Да, там тоже всё началось с "цен на масло", вернее на электричество. Всё то же - России просто нечего предложить. В своё время Путин просто купил продажного Саргсяна, не дав ему пойти на ассоциацию с ЕС. Население смолчало, Майдан в Ереване ТОГДА не случился. Зато случился сейчас и цены на электричество - только повод. Чем бы ни закончились ереванские события сейчас, начало и там положено. Я не могу сказать, что настроен оптимистически, ибо если оппозиция там добьётся успеха, не сомневайтесь - будет новая война с Азербайджаном. Уж Москва побеспокоится. Но также неизбежна и окончательная изоляция России. Просто потому, что ей нечего предложить, кроме "дружбы". Но предлагает её она очень назойливо. Вот уж действительно - "дружба скреплённая кровью". Кровью грузин, украинцев, и многих-многих за всю предыдущую историю. Теперь, увы, очередь Армении, как будто мало и так страданий выпало на долю этой страны.

Да, оба были правы, и Иосиф и Иоанн - плохо быть голодным, но также плохо и жить по чьей-то указке, особенно, когда указующий "друг" туп и злобен. Вот уж точно, - избави нас, Господи, от таких друзей, а с врагами, как-нибудь сами разберёмся. Тем более, что и врагов тогда не будет. Избави нас всех от друзей, скрепляющих дружбу нашей кровью, своими ржавыми скрепами.

"Мы вас сотрем в порошок..."


Когда появились социальные сети, некоторые наивные идеалисты полагали, что с их помощью удастся свалить тоталитарные режимы. Люди, наконец, получат возможность свободно высказывать своё мнение, объединяться, распространять информацию. Практика показала всю призрачность этих надежд. Не говоря уже о том, что социальные сети можно блокировать, их, просто, можно поставить под государственный контроль. О том, что русские "Одноклассники", при всей отстойности этого сайта, ещё и находятся под колпаком ФСБ, известно всем. Но это свой сайт. С Фейсбуком тоже не особенно церемонятся - за репост, за простой лайк, по нынешним временам можно оказаться на нарах, что, кстати, и случается сплошь и рядом.

Где, действительно, от соцсетей есть толк, так это в свободном мире, где всё ещё возможен свободный обмен информацией. Да, информационное пространство, ныне, формируется новостными агентствами, а то, что вам не расскажут в новостях, как бы и не происходит вовсе. Для того, чтобы в головах возникла искажённая картина мира, вовсе не обязательно врать так нагло и беспардонно, как это делают русские, не обязательно рассказывать о распятых мальчиках и сексуально ублажённых карателями пенсионерках. Достаточно давать неполную информацию, а кое-что не говорить вообще. Тут-то и вступают в дело социальные сети.

После "новогодней феерии" 2016 года, более известной, как тахарруш, леволиберальные СМИ молчали несколько дней, а известность эти события получили, прежде всего, благодаря соцсетям, где люди делились впечатлениями о случившемся. То же самое случилось и после недавнего берлинского автомобильного теракта, когда именно в соцсетях он и был назван таковым, в то время, как официальные источники информации всё не решались назвать вещи своими именами. Достаточно просто недоговаривать некоторые факты, что-то умалчивать, где-то надавить на жалость. Интересно, в данном случае, ещё и то, что сами участники беспорядков тоже договаривались о совместных действиях в Твиттере, ФБ и прочих сетях.

Но я хочу поговорить о СМИ, о тех, кто, собственно, и создаёт новости. Это особенно актуально сегодня, когда вокруг новоизбранного американского президента развернулась настоящая травля. Травля, исходящая именно от прессы, газет и телевидения. В Вашингтоне, как, впрочем, и во многих других городах прошли демонстрации протеста против Трампа. Характерна форма этого самого протеста - сожжённые автомобили, разбитые витрины, драки с полицией. И почему это так напоминает протесты в Фергюсоне, только масштаб поболе будет.

О том, что сторонники демократов вели себя агрессивно ещё перед выборами, о том, что они элементарно терроризировали республиканцев, я слышал от многочисленных свидетелей ещё перед выборами. Я могу только предтавить себе, что бы было, проиграй выборы Обама, 4 или 8 лет назад, какие бы были беспорядки, прежде всего в чёрных районах. Всё это мы наблюдаем сейчас и, боюсь, будем наблюдать отныне, при любом успехе правоконсервативных политиков. И здесь снова социальные сети - движение протеста против президентства Трампа формируется во многом, благодаря им. Здесь они выступают союзниками с леволиберальной прессой.

Да, ещё интересная деталь. Сейчас, через два дня после того, как Трамп вступил в должность, нас пытаются убедить в том, что того, на самом деле, никто не выбирал. Вот, Обама был суперпопулярен, а рейтинг Трампа всего-то 40%. Трамп только вступил в должность, а некая организация American Civil Liberties Union пытается организовать его импичмент. Что характерно, контора эта была организована ещё в сталинские времена, и что вполне вероятно, на советские деньги, а возглавлял её человек, практически открыто называвший себя коммунистом. Всё-таки, любопытно, а за что так сразу и импичмент, за какие-такие грехи уже совершённые? А так! За нелюбовь к политкорректности, феминизму, за желание видеть Америку снова Америкой. За намерение хоть как-то, полумерами, но решить проблему "беженцев", хотя бы той их части, которая прибывает нелегально, за намерение бороться с радикальным исламом.

То ли ещё будет, это только первые дни. Да, и ещё одно преступление Трампа, которое в глазах леволиберального дискурса не подлежит прощению. Его, в отличие от Обамы и Клинтон, явная произраильская позиция, намерение перенести посольство из Тель Авива в Иерусалим. Само слово "Израиль" действует на левых активистов, как красная тряпка на быка. То ли дело Хиллари, объяснявшая, почему ракетные установки, из которых обстреливают Израиль, размещают на крышах школ и больниц. Помните? Это потому что Газа, она ведь маленькая, там тесно, вот и не остаётся у палестинцев, бедных, страдающих, иного выбора.

Если же Трампу удастся переломить ситуацию, на что я надеюсь, он станет, при всех своих очевидных недостатках, одним из великих американских президентов, наравне с Рональдом Рейганом, которому также доставалось от левых СМИ. Он должен снова заставить уважать Америку, а значит отказаться от позорной практики подставления другой щеки. Должны быть чётко проведены красные линии, которые никто не может переступать. Прежде всего, в отношениях с исламским миром и Россией, теми двумя глобальными вызовами, которые Трамп унаследовал у незадачливого Обамы. И отношения с Россией, я уверен, зависят прежде всего от неё, ибо путинскому режиму нужен враг, а лучшего кандидата на это, кроме США, пока не придумали. И я, честно говоря, очень надеюсь, что если не первый, то, хотя бы, второй русский самолёт, демонстративно пролетевший в опасной близости от корабля или самолёта будет сбит. Просто, потому, что Трамп не терпила, в отличие от своего предшественника.

Предстоят интересные четыре года. Будет страшная травля левой прессы. Впрочем, она уже идёт вовсю. Демонстрациям женщин против Трампа пресса уделила гораздо больше внимания, чем собственно инаугурации и речи новоизбранного президента. То же самое, что и с известным выступлением Мерил Стрип, когда стрелки переводились с реальной проблемы на второстепенную - не очень хорошие манеры Трампа.

Пресса против Трампа и она этого не скрывает, о чём и заявлено открыто в письме:"Вас, Трамп, избрали против нашего желания. Мы вас сотрем в порошок, и вы к нам не сможете прикопаться..." Это всё, что вы хотели знать о левой прессе. Здравствуй, праздник полезных идиотов.

Ответственность


Я не могу предсказать, разумеется, каким будет президентство Трампа, но думаю, что нынешние протесты в Америке не делают чести их организаторам. В конце концов, против чего протестовать? Из-за того, что Майклу Муру или Мэрил Стрип не нравится избранный президент, конституцию никто менять не будет. По крайней мере, хочется на это надеяться.

Да, Обама воплощал в себе всё то, что дорого леволиберальному дискурсу, за то его ценили и любили, тем больнее для них сейчас столь резкая смена политических эпох. На деле же мы убедились, что вовсе недостаточно относиться к каким-либо меньшинствам, чтобы хорошо исполнять свои обязанности, и чтобы твоё правление удалось. При всей внешней очевидности этого факта, его всё же пришлось подтверждать практикой. Да, проголосовав за афроамериканца, общество показало свою зрелость, но кто сказал, что он будет хорошим президентом уже в силу своей расовой принадлежности. Именно за 8 лет его правления авторитет Америки в мире упал ниже плинтуса, и причина тому - паническая боязнь решительных действий.

Обама обещал, что красной чертой в Сирии станет применение Асадом химического оружия. И что, черта перейдена и где Обама? Зато есть Путин, чувствующий себя в Сирии, как дома. Обама так и не предоставил Украине летального оружия, разругался вдрызг с Нетаниягу, но верхом падения и национального унижения, конечно, является трагедия в Бенгази.

Если, после всего случившегося, Трампу удастся вновь сделать Америку Америкой, останется только снять перед ним шляпу. Вопрос, удастся ли после 8 лет развала и унижений, а главное, есть ли у него самого такие намерения. Хочется верить, что есть, иначе -беда нам всем. Альтернатива - ползучая исламизация западного мира и, cчастье ещё, если медленное, сползание в бездну. Именно так, кстати, выглядит правление Трюдо у нас в Канаде.

Меня всегда интересовал вопрос ответственности лидера перед нацией, способности брать на себя эту самую ответственность, а как следствие, зачастую принимать непопулярные решения. Та черта, которую, увы, никогда не были способны проявить либералы у власти, старавшиеся угодить всем сразу. Пример - всё тот же, приятный во всех отношениях Обама.

А потому, я бы хотел напомнить о некоторых Лидерах, ставивших благо страны выше своих политических амбиций и совершавших шаги, требующие реального мужества. Далеко не все из них пришли к власти демократическим путём, но вот, что интересно - во всех этих странах сейчас установлена демократия. Более того - она была бы невозможна, без этих самых, достаточно авторитарных правителей. Впрочем, и в демократических странах, как я и сказал, ответственному лидеру приходится принимать тяжёлые решения. Собственно говоря, именно такие люди и должны идти во власть.

Уинстон Черчилль мог предотвратить бомбардировку Ковентри, ибо британская разведка имела эту информацию. Однако, это значило, дать немцам знать, что известны их коды шифровки, чего англичане в тот момент не могли себе позволить. Спасая десятки тысяч жизней в будущем, Черчилль жертвовал людьми здесь и сейчас и это было решение Лидера.

Я думаю, не менее тяжелым было решение президента Трумена о нанесении ядерного удара по Хиросиме и Нагасаки, но это был единственный способ спасти жизни миллионов американских солдат и прекратить войну - японцы собирались сопротивляться до последнего. Кстати, американские пилоты сбросившие бомбы, никогда не пожалели о содеянном.

Всё это лишний раз подтверждает то, что я, да и не только я, говорил неоднократно - история редко, вернее, почти никогда не предоставляет возможность выбирать между добром и злом. Выбор, как правило, между большим и меньшим злом. Именно такой выбор и стоял перед Черчиллем и Труменом, и именно способность принять правильное решение и отличает ответственного лидера.

Другим примером, без сомнения, является Маннергейм, жесточайшим образом подавивший попытки красных захватить власть в Финляндии, но, тем не менее, сумевший найти пути примирить расколотую нацию, подготовив её к жесточайшим испытаниям, которые её ожидали. И последнее, что он сделал для своей страны - оставил её, не желая мозолить глаза нации после её поражения в войне, уехал добровольно в изгнание.

Был ещё Франко, вытащивший страну из пропасти, куда её пытались спихнуть коммунисты, железной рукой остановивший красную чуму, победивший в Гражданской войне и выкинувший прочь советских "военных советников" и интербригады "полезных идиотов". Именно благодаря ему Испания стала тем, чем она стала теперь - процветающей, демократической страной. Всего то и надо было - вовремя остановить надвигающуюся красную чуму, но для этого должен был найтись такой человек, как Каудильо.

К этой же категории можно отнести и Салазара в Португалии, и генерала Пак Чжон Хи в Южной Корее. Но, конечно, прежде всего к таковым лидерам я бы отнёс генерала Аугусто Пиночета. Вот уж кто, действительно, спас страну от катастрофы. Что характерно, что, когда примерно за год до переворота ему предложили возглавить заговор - он отказался, не хотел нарушать присягу. Но по мере сползания страны в пропасть, поменял своё решение. Ситуация и в самом деле была аховая. Альенде, не располагая большинством в парламенте, опирался на отряды т.н. "миристов", членов организации МИРА, явочным порядком захватывающих и экспроприирующих частные предприятия, терроризирующих их владельцев и просто всех тех, кому не нравился режим правительства "Народного единства". Вследствие политики национализации и реформ Альенде, экономика Чили агонизировала. Страна скатывалась к анархии. В этих условиях перед армией не оставалось иного выбора, кроме как взять власть в свои руки. Результат известен. Про чилийское экономическое чудо знают все. Что не менее важно, Пиночет добровольно ушёл в отставку после референдума, когда за это проголосовало большинство чилийцев.

Я не знаю, не уверен, сможет ли Трамп исправить всё то, что натворил его предшественник, вернуть Америке её статус и положение в мире, хоть как-то решить проблемы засилья "беженцев", исламской угрозы, удушающей страну политкорректности. Слишком всё запущено. Очень хочу надеяться, что никакого примирения с Россией не будет, а Израиль, при американской поддержке укрепит свою безопасность. Но очень хочу надеяться, что у Америки, наконец, появился Лидер. Так или иначе, но сегодня, 20 января мы проснулись в другом мире. Лучше, или не дай Б-г, хуже - скоро узнаем.

Контракт


Что или кто кому служит, кто и для кого создан - человек для государства или наоборот? Вопрос совершенно непраздный и ни в коей мере не относится к абстрактному философствованию. Я сразу же на него и отвечу - оба друг для друга. Выражаясь цинично, я уж простите, такой - это своего рода контракт, договор. Люди объединяются в государства с тем, чтобы оно заботилось о них, защищало, обеспечивало им минимально приемлемые условия существования. Для этого государство и нужно, оно должно организовать армию для обороны от внешних врагов, а также полицию для соблюдения порядка и законности внутри страны. То есть, задача сугубо утилитарная - защита населения. То самое население, со своей стороны, обязуется помогать государству их самих защищать, а потому платит налоги на содержание государственного аппарата и армии, а также выполняет определённые повинности, в частности, служит в армии. И защита национальной независимости и целостности страны её гражданами - часть всё того же договора.

Это всё, разумеется, всем давно известные, истины. Просто, так получается, что история, её нормальный ход дают сбой именно тогда, когда основной принцип этого контракта об обоюдной выгоде нарушается. Это тоже случается нередко. Главным образом тогда, когда смыслом существования государства становится служение некоей абстрактной идее, идеологии, когда оно само превращается в некий символ, фетиш, а служение ему приобретает черты религиозного поклонения. Когда престиж, или, как любят говорить, - честь государства оттесняет на самый дальний план всё прочее - благосостояние граждан, их безопасность и саму жизнь. Молох идеи подминает и хоронит под своей тушей всё, включая элементарный здравый смысл.

Конечно, максимальное своё воплощение эта идея тотального государства нашла в коммунизме. Даже Гитлер, при всей дикости своих идей, привлекал немцев в первую очередь идеей материального благополучия на отвоёванном жизненном пространстве. Коммунизм призывал к бессеребреничеству и служению некой абстрактной идее. Дармовой труд, который, якобы, облагораживает. Массовая нищета в сочетании с фанатичной верой в идею, как высшая добродетель. Мечта о последней республике, принятой в состав СССР и искренняя вера в то, что это и есть высшее счастье. Всё это, живя в бараках или зловонных коммуналках. Гордость за первый спутник и первого человека в космосе, не просто даже гордость, а злорадство - мы первые, мы, а не американцы. Очень и очень немногих посетила тогда, да и сейчас мысль, - а насколько вообще морально и нравственно гробить миллиарды на космические программы, когда подавляющее большинство населения живёт в нищете, и почему американцы имея все технические возможности запустить спутник ещё в начале 50-х, этого не сделали. Просто потому, что это не было экономически оправдано. Да и с полётом Гагарина, то же самое - шанс на возвращение 50 на 50, показался неоправданно низким для "дельцов мира чистогана", но там, где "раньше думай о родине, а потом о себе" почему-то никаких колебаний не возникло. Как не возникло потом и у Хрущёва, приказавшего запихнуть в одноместный корабль троих - главное, ведь, "честь страны", первыми отправить в космос экипаж из трёх человек. Это, кстати, ещё одна особенность государства-молоха, - показуха, казаться, а не быть на самом деле.

Я повторяю, то, что сказал в самом начале - вопрос главенства, взаимных обязательств, в связке государство-человек, - сугубо утилитарный. Если население с готовностью принимает роль биомассы, стада, основное предназначение которого служба, вернее сказать, обслуживание этого Молоха, более того - гордится этим, это - катастрофа не только для самой биомассы, но и для тех нормальных народов, которым не повезло жить по соседству. Биомасса, почитающая свой образ жизни за эталон, непременно захочет навязать его всем остальным. Среди прочего, и это одна из причин нынешней вполне искренней ненависти к Украине.

Всё это появилось не вчера, а истоки рабства и служения Молоху надо искать в тысячелетней истории, бесславной и жестокой, когда то самое государство не раз и не два вытирало ноги, да что там вытирало, - втаптывало в грязь собственный народ, а народ утирался, и славил, и гордился и проклинал тех, кто пытался вытащить его из этого состояния. Более того, когда нынешние российские "патриотические" идеологи подчёркивают, как сейчас принято говорить с подачи ботоксного подполковника, сакральный для быдла характер власти, они правы. Этим и только этим можно объяснить извечное преклонение перед наиболее лютыми правителями. Так поклоняются язычники кровожадным идолам и так же истово им служат. Так поклонялись ацтеки своим кровавым божествам ацтеки, устраивая кровавые жертвоприношения, сами добровольно и без принуждения поднимавшиеся по ступеням пирамид к алтарям и ложась под нож зловонных жрецов. Они тоже верили, что им дарована особая честь - умереть во славу их безумных богов.

Мы, конечно, можем искать корни этого кошмара в племенном православии, изначально подавлявшей всякие ростки индивидуализма, гнобившем всё непохожее, инициативное, не терпевшее "шибко умных", а стало быть и тех, кто живёт богаче, благодаря своему уму и предприимчивости. Глупость и фанатизм почитались за святость. А потом пришёл большевизм, с его показным нестяжательством и коллективизмом, своим сонмом святых и нетерпимостью, подавлением личности, а теперь снова православие в своём самом пещерном, диком и фанатичном варианте. Личность - ничто. Служба Молоху - всё.

И при этом - полное презрение к собственности, к праву собственности, как таковому. Народ, остававшийся рабами до 2-й половины 19-го века, и вернувшийся к крепостничеству в 20-м, не может быть иным. Поэтому так весело и легко жгли помещичьи усадьбы, так же весело всем миром отправляли раскулаченных в Сибирь, так же грабили и мародёрствовали во всех войнах с давних времён и по сию пору, отметившись героической атакой на грузинские унитазы и не менее геройским штурмом донецкого "Метро". Впрочем, нынешняя агрессия в Украине вписала в славную историю российского гоп-стопа превеликое множество ярких страниц.

Вот именно такое государство, этот всепожирающий, а от того ещё больше обожаемый Молох, навсегда закрыл России дорогу в цивилизованный мир. Не может быть в этом мире места стране, отказывающейся от тех, кого она посылает за себя воевать. Как она отказалась от миллионов советских пленных во вторую мировую, как отказывается сейчас от тысяч 200-х, доставляемых с украинского фронта и от двоих пленных грушников, да и от намедни пойманного на украинском блокпосту русского майора. Но страшнее то, что от них отказываются их же собственные матери и жёны. Впрочем, не впервой. Страшна власть, но такой народ ещё страшнее.

И я думаю, - не потому ли им особенно ненавистны в и без того ненавидимом ими западном мире две страны, большая и маленькая - Штаты и Израиль, ненавистны именно своим отношением к своим гражданам, столь непохожим на российское. Страны, где правительства, выбранные гражданами, никогда не бросят их на произвол судьбы, где даже погибшие будут любой ценой возвращены и похоронены с почестями.

А ведь причина проста. И Америка, и Израиль, и вообще, весь западный мир - государства граждан, индивидуумов. А индивидуумы, личности, регулируют свои отношения через систему договоров, контрактов. В этом вся разница - с племенем, как и с рабами, контрактов не заключают. Всё очень просто.

Чужого нам не надо


В мае 1588 года, из испанского порта Кадис пустилась в путь к берегам Англии Непобедимая Армада, мощнейшая по тем временам эскадра. Целью её было покончить с протестантской ересью, а также отомстить королеве Елизавете, за её поддержку восставшим нидерландским провинциям. Не будем вникать во все перипетии этого похода, закончившегося для испанцев тяжелейшим позорным поражением. Не о том речь. Интересно здесь другое - на кораблях, среди прочего вспомагательного персонала, плыли и испанские кормилицы, благочестивые католички, задачей которых было выкармливать английских младенцев истинно католическим молоком, дабы не вкушали они с младых ногтей англиканской скверны.

За полтора века до описанных событий, имел место другой случай, гораздо меньшего исторического масштаба, но, тем не менее тоже, весьма интересный и много говорящий о стране, где это произошло. Некий тверской купец, Афанасий Никитин, отправляясь в своё знаменитое "Хождение за Три Моря", исповедовался и причастился, как перед смертью. Хотя, вовсе и не как, ибо с его, Афанасия, точки зрение, этот вояж и был подобен путешествию в мир иной, практически загробный мир. Это не была фигура речи, они в той допетровской, ордынской Руси, вполне серьёзно полагали, что выехав за пределы отечества, они непременно осквернятся, и хуже того, временхо перейдут из разряда живых в мёртвые. Истинно живым, живущим, могло считаться только то, что находилось в пределах Московии и было осенено светом истинной, православной веры.

Примерно также желает , чтобы смотрели на мир и их подданные, власть в другой стране, и уже в наше время - в Северной Корее, государстве, пусть и глубоко атеистическом, но также всеми силами стремящейся сохранить в чистоте и незапятнанности, оградив от чуждого тлетворного духа свою веру - Чучхе. Время сейчас немного другое, но успехи там в своё время достигнуты были немалые. Они, конечно, не могут, по ряду причин, внедрять бессмертные идеи за пределами родины, потому как весьма затруднительно бывает выбраться не только за них, за пределы, но даже покинуть родной город или село. А потому, укрепляют своё благочестие исключительно на дому, внимая той пище духовной, которой их потчует любимый вождь. Да, они вообще там знают всё, что необходимо знать о внешнем мире. Ну, например, что бессмертные идеи Ким Ир Сена очень популярны во всём мире, и всё больше и больше стран хотели бы жить по-чучхейски. Что их, чучхейский спутник кружит по орбите и транслирует на весь мир песни о Вожде, а намедни скромный корейский комсомолец, в ночное время, чтобы не было так жарко, сел в космический корабль, слетал на Солнце, погулял там и благополучно возвратился, прямо в обьятия Великого Полководца. И после всего этого, как-то не выглядит удивительной убедительная победа чучхейских спортсменов на последнем Мундиале. Да, они чемпионы мира по футболу, если кто не знал. А как добились всех этих чудес? Легко! Просто вот так, взяли и запретили любую литературу, кроме корейской, да и то, написанной после начала великой эры Чучхе.

Как-то так интересно получается, чем более дикая страна, чем более мрачный и фанатичный режим, который в ней заправляет, тем больше они там стремяться отгородить себя от внешнего мира, тем больше ненавидят и боятся всего нового и непонятного, и по возможности пытаются навязать свой образ жизни тем, до кого дотянутся. Все три примера выше, несмотря на различие эпох, глубоко схожи в главном. Абсолютизации своего, кондового и полном отрицании "чужого", отрицании агрессивном и злобном. Как-то так выходит, что времена меняется, а сущность остаётся. Ордынская Русь, непонятно с какого перепугу решившая, что есть Третий Рим, оплот истинной веры, а потому нетерпевшая ничего непохожего на себя и впрямь унаследовавшая от Рима Второго и Орды зверинную паталогическую жестокость и рабство. Средневековая Испания, закостеневшая в своём католицизме, более фанатичном даже, нежели папский. Хотя нет, папы-то, в массе своей вовсе и не были фанатиками, жизнелюбы и сибариты, а вот королевский двор, мрачный и унылый, живущий по раз и навсегда заведенным ритуалам, и был истинным оплотом фанатизма. Или же Япония, отгороженная, изолированная кланов Токугава от внешнего мира - тоже из той же серии.

И как следствие, везде, где страна уходит в себя, замыкаясь, закукливаясь в своём национальном или религиозном коконе, добровольно возводя своё в абсолют, неминуемо наступает упадок во всех сферах, отсталость и ограниченность культурная неизменно сопровождается отсталостью во всех других областях. О допетровской России можно не говорить. Япония, также, оставшись наедине сама с собой, забыла об огнестрельном оружии, вкусе мяса, и удобряла свои рисовые поля человеческими испражнениями. Что из себя представляет Северная Корея, думаю известно всем.

Да, причина везде одна - культурная самоизоляция, жизнь страны под девизом "Выметем прочь весь чуждый нам мусор". Наступление идёт во всех этих случаях именно на мировую культуру. Разумеется, сообразно времени, и конечно же внешне эти процессы могут выглядеть по разному. Северная Корея, это не средневековая Испания. Но в любом случае, всегда, горят книги. В прямом или в переносном смысле, но всегда. Горит то, что по мнению власти может смутить умы подданных, а хуже того - заставить их думать головой. Как горели книги на площадях немецких городов, как запрещались труды философов античности в Испании, как изымались и запрещались книги в Советском Союзе.

И всегда, во всей этой дикости присутствовал один важный момент - неизменная, фанатичная и истовая поддержка охлоса. Это, впрочем, обычное явление везде, просто, нормальная власть, не больная, не мучимая бредовыми идеями национальной, религиозной, идеологической исключительности, старается по возможности смягчить эту традиционную ксенофобию и консерватизм. В наших же примерах, это, наоборот, всячески поощрялось. Результат - дикость и отсталость. Именно народ в Испании, до конца, до последней возможности цеплялся за старые традиции и осуждал знать, уставшую от них, именно народ так до конца и не принял петровских реформ, не принял, если хотите, и по сию пору. Да, это важно - встречное движение, - топчущая, уничтожающая культуру власть и горячая поддержка снизу.

То, что мы и наблюдаем сейчас в некоей духовной, вставшей с колен стране. Я уже много раз говорил, что надо перестать удивляться всему там творящемуся. Это должно предствалять, если хотите, некий практический интерес. Во-первых, чтобы знать, как нельзя, как не может не должно существовать ни одно здоровое, нормальное общество, - учиться именно на их примере. И во-вторых, они опасны не только для самих себя, но и для всего цивилизованного мира. Иди знай, может быть, если бы римляне лучше понимали готов, их империя просуществовала бы дольше.

Поэтому, просто, зафиксируем ещё один прискорбный для них факт - как и во всех приведенных выше случаях, они делают тоже самое. Возводя собственную отсталость и рабство в некий цивилизационный абсолют, они планомерно, пока медленно, но, тем не менее верно, уничтожают в стране культуру. По той причине, что всё мыслящщее, нестандартное, глубокое, противоречит простой и примитивной идейке РусскАго мира с его пресловутыми "скрепами". Отсюда и запреты на фильмы, книги, отсюда и пресловутое "оскорбление чувств верующих". Сюда же рассуждения о греховности космических исследований. И конечно, как же без неё, широкая народная поддержка, столь любимые ещё со времён Совка "инициативные группы граждан". Как вот совсем свежая идея, что нынешний курс литературы в школах, как бы это так выразиться, чужд "нашей" стране. Учат, понимаешь, всяких там писателей-эмигрантов, а там сплошной депрессняк и чуждые веяния. "...Предпочтение в выборе текстов отдается либо писателям, иммигрировавшим, — в частности, это Набоков и Бродский, — либо тем, кто трагически завершил свой путь." Последние, это, надо понимать, Есенин, а может Надсон. Вот, не надо нам чужого, и всё тут. И беда ведь не в том, что в чьих то воспалённых патриотизмом мозгах родилась эта идея, важно, что эту "идею" вообще принялись обсуждать, что и подтвердил господин Нарышкин. И, будьте уверены, обсудят, и рано или поздно, "правильные выводы" сделают. Всё закономерно. Стране, где выродки типа Энтео, безнаказанно громят выставки и срывают спектакли, а клоуны, вроде "Наших" шерстят по книжным магазинам в поисках "вражескских" книг, всё возможно и всё будет. И, увы, не прав Булгаков, - горят рукописи, ещё как горят, а вслед за ними обращается в пепел и прах всё остальное, и удобряют поля, чтобы выжить, собрав скудный урожай, собственным дерьмом.

И злобно щерят гнилые зубы из-за своего покосившегося забора, а оголодав вконец, норовят вцепиться в глотку сытому, преуспевающему соседу. Посылают, так сказать, благочестивых кормилиц. Вот в Крым и Донбасс уже послали. Но тсс, это Государственная Тайна.